Маневрирование артиллерии

Наиболее целесообразное использование артиллерии в бою основывается не только на искусном управлении её огнём с целью наивыгоднейшего распределения его по целям, но и на ее способности к маневру.

В полевом наступательном бою артиллерия должна оказывать своевременную огневую поддержку своей пехоте, а потому ее маневр имеет первенствующее значение. При заблаговременной подготовке к обороне и в условиях позиционной борьбы, когда подготовительный период для выбора и занятия НП и ОП продолжителен, наилучшее боевое использование артиллерии нельзя основывать на быстроте маневрирования.

На основании опыта действий артиллерии в маневренных сражениях русско-японской войны офицерская артиллерийская школа разработала указания по тактике и стрельбе артиллерии, которые применялись в артиллерии на практических стрельбах в мирное время на учебных артиллерийских полигонах. Указания эти признавались в общем правильными и не расходились с основными положениями изданных позднее — в 1911 г. «Наставления для действия полевой артиллерии в бою» и в 1912 г. «Устава полевой службы».

Согласно указаниям офицерской артиллерийской школы наилучшее использование в бою полевой артиллерии основывается: во-первых, на маневрировании, под которым надо разуметь такую предварительную подготовку артиллерии к боевым действиям, которая даёт ей возможность скрытно и быстро занимать наиболее выгодные огневые позиции (закрытые и маскированные, фланговые и вообще охватывающие); во-вторых, на управлении огнём, имеющим в виду наивыгоднейшее распределение огня по целям.

Маневрирование и управление огнём имеет различное значение и носит различный характер в зависимости от рода боевых столкновений — в полевом бою, в позиционной борьбе, при обороне и осаде крепости.

Подготовительный период для занятия и оборудования позиций и для подготовки данных для стрельбы артиллерии в позиционной борьбе, в крепостной и осадной войне может занимать продолжительный срок. В крепостной артиллерии он измеряется годами.

Ввиду большого подготовительного периода наилучшее использование артиллерии в позиционной и крепостной войне основывается не на быстроте маневрирования, а на заблаговременном тщательном выборе и оборудовании позиций, на хорошо организованной и налаженной связи и на детально разработанном и подготовленном управлении огнём. В этих условиях хорошо налаженная связь и подготовленные планы стрельбы дают возможность единолично руководить огнём большого числа батарей, личная инициатива командиров батарей имеет меньшее значение, чем в полевом бою.

В полевом наступательном бою, в особенности встречного характера, артиллерия должна оказывать своевременную огневую поддержку своей пехоте. Наступление пехоты может быть обеспечено только в том случае, если полевая артиллерия будет способна к своевременной поддержке пехоты, т. е. к быстрому маневрированию и к немедленному открытию огня. В этих условиях единоличное управление огнём большого числа батарей невыполнимо. Личная инициатива командира батарей и других артиллерийсккх начальников, особенно в начале боя, — необходимое условие, обеспечивающее своевременную поддержку пехоты и успех боя. Ждать разрешения на открытие огня по быстро проходящим целям, в особенности во встречном бою, равносильно оказанию помощи не своим войскам, а неприятелю.

Открытие огня батареями не может задерживаться неготовностью или отсутствием телефонной связи с командиром дивизиона. Подготовка дивизиона к действию может потребовать до двух часов времени, если считать, что дивизион может открыть огонь только тогда, когда все батареи будут связаны телефоном между собой и с командиром дивизиона. Во встречном и наступательном бою такая затяжка в открытии огня не может быть допущена. В условиях маневренного полевого боя нельзя также требовать, чтобы командир дивизиона с самого начала вступления в бой имел возможность в любой момент сосредоточить огонь всех батарей в любом участке неприятельского расположения. Подобная подготовка огня может выполняться только в условиях позиционной или осадной и крепостной борьбы, как она могла выполняться во время русско-японской войны в Манчжурии в позиционный период, когда батареи месяцами стояли на одних позициях и пристреливались по лежащим впереди селениям и местным предметам. Такое долгое стояние на одних позициях давало возможность составлять таблицы, пользуясь которыми сосредоточивался огонь по пристрелянным пунктам одновременно до шести батарей.

Японцы хорошо знали расположение русских батарей, знали пункты, по которым они могли сосредоточивать огонь. Перед наступлением японцы занимали исходные рубежи на местах, не пристрелянных русскими, их пехота продвигалась и окапывалась в новых местах, сводя, таким образом, всю пристрелку русских батарей к нулю.

Офицерская артиллерийская школа считала, что в полевом маневренном бою командир артиллерийского дивизиона обязан руководить маневрированием своих батарей при, занятии и перемене позиций и управлять их огнём, т. е. распределять огонь батарей своего дивизиона по целям. При этом предлагалось иметь в виду, что целеуказание, исходящее от командира дивизиона, не может служить основой управления огнём. Для надлежащего управления огнём по целеуказаниям необходимо, чтобы командир дивизиона со своего наблюдательного пункта видел всё, что видят командиры батарей его дивизиона, чтобы телефонная связь не нарушалась, чтобы базы от него до батарей и расстояния до целей были измерены и чтобы сам командир дивизиона был неуязвим. Ясно, что далеко не всё из указанного выполнимо, в особенности в начале встречного боя. Офицерская артиллерийская школа считала, что командир батареи — не только техник стрельбы, который стреляет исключительно по целям, указанным командиром дивизиона. В бою всегда будут цели, которые не видны командиру дивизиона, а могут быть видны командирам батарей; в любой момент может быть разорван телефонный провод; командир дивизиона может быть выведен из строя. Несмотря на всё это, каждый командир батареи должен продолжать безостановочный огонь и должен быть готов заменить командира дивизиона. В случае разрыва связи с командиром дивизиона или выбытия его из строя командиры батарей должны вести огонь по собственной инициативе. Но чтобы при самостоятельном действии батарей огонь не носил бы характер беспорядочной стрельбы, командиры батареи должны понимать тактическую обстановку, знать свойства всех родов войск, понимать значение и выгоды сосредоточенного, флангового и косоприцельного огня.

Школа установила, что при выборе целей и распределения по ним огня батарей командир дивизиона и командиры батарей в тех случаях, когда им приходится действовать по собственной инициативе, должны придерживаться следующих положений:

1. Артиллерия должна вести огонь по неприятельским целям, наиболее сильно вредящим или наиболее мешающим движению и действиям своей пехоты и других войск.

2. Наиболее уязвимые и быстро проходящие цели должны обстреливаться раньше мало уязвимых и неподвижных; поэтому выезжающая на позицию или замеченная в движении артиллерия противника, пехота, вышедшая на открытую местность, — обстреливаются раньше неприятельской артиллерии, стоящей на закрытой позиции, или пехоты, укрывшейся в складках местности; неподвижные ближние цели обстреливаются раньше дальних; неокопавшиеся неприятельские части — раньше окопавшихся.

3. По открытым целям, быстро и легко уничтожаемым огнём отдельных батарей без применения сосредоточенного огня, батареи могут открывать огонь, не ожидая особых указаний. Но если подобная цель уже обстреливается нашим артиллерийским огнем и фронт ее не так широк, то на неё не должны переносить огонь другие батареи, в особенности ведущие огонь по заданным им целям.

4. В современных боях войска стремятся к самому широкому использованию местных и искусственных закрытий. Поэтому необходимо, чтобы между батареями была взаимная огневая связь, т. е. чтобы батареи могли стрелять не только по целям, находящимся перед ними, но и по целям, расположенным в стороне, чтобы косым огнём поражать прикрытие цели, не поражаемые прямым (фронтальным) огнём соседних батарей.

5. Доносить непосредственному начальнику о принятом решении стрельбы по личному почину.

Офицерская артиллерийская школа полагала, что в наступательном и особенно во встречном бою командиру дивизиона часто придётся предоставлять командирам батарей право открытия огня до установления телефонной связи. При обороне, когда связь установлена заранее и когда желательно возможно дольше не обнаружить своего расположения, открытие огня будет производиться с разрешения командиров дивизионов и нередко даже высших начальников.

Подход к полю сражения артиллерии совершался в походном порядке в составе частей пехоты и других родов войск по правилам «Устава полевой службы» 1912 г.

Во время движения начальник артиллерии каждой части походной колонны (авангарда, главных сил) находился при соответствующем общевойсковом начальнике. Командиры дивизионов следовали в голове своих колонн, имея при себе состоящих при них чинов, командиров батарей и высланных в распоряжение командиров дивизионов от каждой батареи одного офицера и большей части разведчиков, лишь крайне необходимое число которых разрешалось оставлять в распоряжении батарейных командиров.

Батареи следовали на походе под командой старших офицеров. Из них старший вёл на походе дивизион, но в случае движения в особо трудных или опасных условиях командир дивизиона мог оставить в качестве своего заместителя непосредственно при батареях дивизиона одного из командиров батарей, вместо которого вызывался в таком случае к командиру дивизиона старший офицер батареи.

Безопасность артиллерии на походе обеспечивалась общевойсковым походным охранением и прикрытием, назначаемым к артиллерии от других родов войск. В случаях необходимости артиллерийские части, сверх того, высылали отдельных конных наблюдателей для освещения местности по сторонам пути следования.

Беспрепятственность походного движения артиллерии обеспечивалась непрерывным осмотром пути особым разъездом пути, высылаемым от артиллерии к головной части походного охранения (в авангарде — к головной походной заставе). Разъезд этот обязан был предупредить о всех препятствиях или затруднениях для движения артиллерии и изыскивать способы их обхода или преодоления (см. выше).

Иногда, при движении (в значительном удалении от противника, производилась заблаговременная разведка пути офицерскими разъездами, высылаемыми от артиллерии с места отдыха с разрешения общевойскового командования. Заблаговременная разведка производилась с целью исследования пути предстоящего движения во всех отношениях, касающихся артиллерии.

Нормальной формой хстроя для движения артиллерии была орудийная колонна, допускающая прохождение узких мест пути. Но при благоприятных условиях глубину походной колонны рекомендовалось сокращать.

Во избежание обнаружения артиллерии при движении вблизи от противника предлагалось продвигать батареи «скачками», т. е. небольшими частями ускоренными аллюрами от одного закрытия до другого.

При непродолжительных остановках артиллерия оставалась на дороге, в походной форме строя. При остановках на больших привалах, на сборных пунктах и т. п. расположение артиллерии обусловливается свойствами и размерами местности. Во всех случаях, в особенности при остановках на более или менее продолжительное время, приходилось маскировать расположение артиллерии теми или иными подручными средствами, прикрываться постройками, располагаясь в сараях, во дворах, под деревьями и т. п. Это оказалось безусловно необходимым, чтобы укрываться от наблюдения с самолетов. В период мировой войны походные движения стали совершать всё чаще и чаще ночью, чтобы под покровом темноты не быть обнаруженным с неприятельских самолётов.

Выбор и занятие наблюдательных пунктов и огневых позиций. Неизменных правил и способов, которыми должна руководствоваться артиллерия при выборе и занятии НП и ОП, дать шаблона для действий батарей в этом отношении — нельзя, так как эти действия крайне изменчивы и разнообразны в зависимости от местности, тактической обстановки и времени, имеющегося в распоряжении артиллерии до открытия ею огня; установление определённых неизменных правил было бы даже вредным, так как связало бы проявление инициативы артиллерийских начальников и командиров, необходимое во всех случаях.

На войне почти никогда нельзя определить, сколько будет дано времени для подготовки артиллерии к началу её боевых действий; она должна всегда стремиться быть готовой возможно скорее и для достижения скорейшей готовности к бою ей следует во всех случаях исполнять сначала наиболее важное, а потом второстепенное. Ввиду этого способ действия артиллерии, необходимый во всяком встречном маневренном бою и основанный на быстроте и решительности, применим в сущности во всех видах боевых столкновений, не исключая и обороны в маневренных условиях, тем более, что и при обороне, когда противник наседает, приходится занимать позицию очень быстро и открывать огонь без промедления. Только при заблаговременном выборе оборонительных позиций и в условиях позиционной борьбы характер, подготовительных работ артиллерии ко вступлению в бой будет другой, так как в этих случаях подготовительный период может длиться несколько дней и даже иногда несколько месяцев.

Район выбора НП и ОП указывается общевойсковым начальником, ставящим артиллерии боевую задачу. В этом районе артиллерия должна так расположиться, чтобы выполнить поставленную боевую задачу, используя наилучшим образом свойства местности.

Сравнительно малочисленная артиллерия, но расположенная на вполне закрытых ОП, может, вследствие её неуязвимости, нанести противнику более сильное поражение, чем много артиллерии, расположенной открыто. Артиллерия на полузакрытых позициях будет сильнее расположенной на открытых, так как по ней неприятелю будет труднее пристреливаться. Артиллерия, расположенная на открытых ОП, будет наиболее уязвима.

Полевая артиллерия должна занимать в бою все типы ОП, так как практика войн русско-японской и мировой 1914–1918 гг.. показала, что, несмотря на всю желательность закрытых и полузакрытых ОП, открытые ОП, в целях успешного решения боевых задач, артиллерией занимались и будут заниматься.

Горным батареям, вооружённым орудиями с более крутой траекторией, занимать закрытые позиции легче, чем полевым батареям, вооружённым орудиями, обладающими большой настильностью траектории.

Гаубицы могут занимать почти исключительно закрытые ОП, если местность это допускает, так как большая крутизна траектории позволяет гаубицам решать почти все боевые задачи с закрытых позиций.

Что же касается штурмовых и противоштурмовых пушек и миномётов, полученных на вооружение русской армии в ограниченном количестве к концу мировой войны, и орудий полковых, батальонных, отдельных дивизионных и противотанковых, которых русская армия не имела в период мировой войны, то всем этим орудиям необходимо действовать почти исключительно с открытых позиций, уничтожая своим огнём прямой наводкой огневые средства и танки противника.

Офицерская артиллерийская школа при подготовке командного состава старой русской артиллерии подчёркивала, что наивыгоднейшие условия действия в бою заключаются в том, чтобы, нанося противнику наибольшие потери, самому нести наименьшие, но тем не менее артиллерия, которая будет занимать только закрытые позиции в целях самосохранения, не сообразуясь при этом с необходимостью вести уничтожающий огонь по противнику, не выполнит своего назначения, как и пехота, которая вместо движения вперёд будет в бою только окапываться.

Выбор НП и ОП не представляет затруднений в том случае, если батарея действует отдельно и ей предоставлен широкий участок, так как командиру батареи приходится согласовать только взаимное положение ОП и своего НП. Но почти всегда батарея действует в составе дивизиона, и тогда её командиру приходится согласовать положение выбираемой ОП и НП с положением ОП и НП соседних батарей, чтобы они не стесняли друг другу обстрел. С этой целью при уступном расположении интервалы между ОП должны быть не меньше того, насколько одна позиция выдвинута вперёд или назад относительно яругой, а при стрельбе через голову необходимо заднюю ОП отнести назад не менее как на 600 м.

Выбор ОП затрудняется, если командиры батарей начинают искать их одновременно, так как до выезда соседних батарей не видно, где их ОП, а потому нельзя быть уверенным, что выбранная позиция не стеснит обстрел соседней батареи, и обратно.

Командир дивизиона, пользуясь данными, добытыми разведчиками, регулирует выбор батарейных ОП и обязав произвести его возможно быстрее. В наступательном маневренном бою командиру дивизиона в большинстве случаев не будет времени лично выбрать и точно указать места ОП и НП для всех батарей, так как он должен возможно меньше отвлекаться от наблюдения за боем. Командиру дивизиона проще всего будет указать точно Места НП и ОП лишь для одной средней батареи (батарея равнения) и предоставить командирам крайних двух своих батарей выбирать ОП и НП самостоятельно, сообразуясь с положением средней батареи. Возможно, однако, в особенности при узком районе, назначенном для расположения дивизиона, что командиру дивизиона придётся указать места двух батарей. При широком же участке, назначенном для дивизиона, командир его может прямо указать командирам батарей по карте районы выбора ими батарейных ОП и НП.

Офицерская артиллерийская школа при подготовке начальствующего состава артиллерии обращала особое внимание на то, что при выборе НП и ОП никогда и ни под каким видом не следует ограничивать районы наблюдения батарей. Наоборот, наблюдать необходимо всегда за всей впереди лежащей местностью: Складки местности, растительность, постройки и т. п., укрывающие противника перед фронтом одной батареи, могут не укрывать от батареи, находящейся несколько в стороне. Ограничение района наблюдения равносильно закрыванию глаз и являлось вредным результатом полигонных практик старой артиллерии, когда каждой батарее размерами полигонов допускалась стрельба в узком секторе только по определённой директриссе.

Ограничивать районы огневого действия батарей возможно только, когда обстановка выяснена, т. е. в большинстве случаев батареям, действующим в условиях маневренной борьбы, можно ставить узкие специальные задачи в конце боя (держать под огнём определённый участок расположения противника, ту или иную его батарею, огневые средства и пр.). В начале же боя, особенно встречного, когда обстановка ещё мало выяснена, подобные узкие задачи возможны лишь как исключение, чтобы не стеснять инициативу не только старших артиллерийских начальников, но и командиров батарей.

В старой русской артиллерии окончательный выбор НП и ОП производился в общем следующим порядком.

Командир батареи, получив указания от командира дивизиона, отправлялся в назначенный ему район, и если командиром, дивизиона НП указан не был, то, оценивая местность, прежде всего выбирал и занимал НП. По большей части НП был уже выбран и занят разведчиками командира дивизиона и командир батареи пользуясь их указаниями, изучал с НП расположение неприятеля и своих войск. Вызвав на НП своих батарейных наблюдателей, командир батареи делил между ними фронт наблюдения и приказывал им, пользуясь указаниями разведчиков, изучить и затем непрерывно наблюдать за своими и неприятельскими войсками.

На местности пересечённой командир батареи замечал по буссоли или по компасу направление на цель, по которой предполагается открыть огонь.

Определив с НП направление стрельбы (буссоль) и наименьший прицел, командир батареи приступал к выбору ОП. Оставшиеся на НП наблюдатели должны были тщательно следить за всеми передвижениями своих войск и неприятеля, за открывшими огонь его батареями и пулемётами, чтобы по возвращении командира батареи на НП доложить ему обо всех изменениях в обстановке.

На ровной местности и если для выбора позиции назначен небольшой район, а также если необходимо немедленное открытие огня, командир батареи, осмотрев с НП указанный для выбора позиции район, прикинув на-глаз величину наименьшего прицела и справившись у разведчиков о скрытых путях для выезда на позицию, сразу отправлялся для окончательного выбора позиции.

Если же местность пересечённая и для выбора позиции указан большой район, то при наличии времени командир батареи изучал местность по карте и наблюдением, а затем объезжал район ОП и намечал ее, сообразуясь с местами соседних ОП и НП. При этом командир батареи должен был всё время помнить направление местности предстоящей стрельбы, имея в виду, что на пересечённой местности можно было легко сбиться, не имея буссоли (компаса), так как спустившись в низину (при выборе закрытой или полузакрытой ОП) инстинктивно выбирают позицию фронтом параллельно впереди лежащему прикрывающему хребту; выбранная же таким образом ОП может иногда оказаться почти флангом к противнику. При выборе ОП в туман или сильный дождь компас необходим.

Для обеспечения правильного занятия ОП командир батареи желонировал направление фронта выбранной ОП местными предметами или поставленными людьми и обозначал место одного или обоих крайних орудий.

Выбрав ОП, командир батареи приказывал установить связь с НП и посылал к старшему офицеру, находящемуся при батарее, разведчиков, которые должны были указать скрытый путь для выезда батареи к ОП, и полевую записку (или словесное приказание) к старшему офицеру с указанием: а) как обозначен фронт ОП; б) порядок выезда к ОП (фронтальный или фланговый, аллюр), величины интервалов между орудиями на позиции; в) места для расположения передков и батарейного резерва; г) буссоли для основного орудия (это указание не было необходимым, так как направление фронта ОП определяет и направление стрельбы); д) порядка питания боеприпасами.

При выезде батареи на открытую ОП командир батареи должен был принять все меры к тому, чтобы весь состав батареи был возможно лучше ориентирован в обстановке. С этой целью он должен был, раньше чем батарея выедет на местность, обстреливаемую противником, ознакомить офицеров и по возможности орудийных фейерверкеров (командиров орудий) и наводчиков с местом, где выбрана ОП, и с целью, по которой предположено открыть огонь.

Выбрав ОП и отправив старшему офицеру приказание выводить батарею на позицию, командир батареи возвращается на НП и определяет данные для открытия огня (буссоль или угломер для основного орудия, угол места цели и дальность до цели, т. е. уровень и прицел), устанавливает связь с командиром дивизиона и со своими войсками, расположенными впереди и по сторонам батареи, высылает передовых и боковых разведчиков-наблюдателей. Передовых разведчиков требовалось высылать всегда ; они обязаны были: следить за передвижением передовых частей своей пехоты и продвигаться с ними вперёд, отнюдь не теряя связи; наблюдать за противником и разыскивать неприятельские батареи, пулемёты и прочие огневые средства; следить за стрельбой своей батареи и в случае, если с НП батареи нельзя было корректировать стрельбу, ввести корректуру.

Опыт ещё русско-японской войны указал на необходимость, чтобы батареи сами поддерживали непосредственную связь с передовыми частями своей пехоты. Во время той же войны связь артиллерии с передовыми частями пехоты устанавливалась через общевойсковых начальников, вследствие чего сведения от передовых частей пехоты доходили до батарей несвоевременно и артиллерийская поддержка нередко опаздывала.

Передовой НП даёт возможность наблюдать складки местности, ненаблюдаемые с командирского НП, замечать всё происходящее на переднем крае атаки или обороны и во-время направлять артиллерийский огонь на важнейшие участки неприятельского расположения. Передовой НП обеспечивает во многих случаях своевременную и непрерывную огневую поддержку пехоты, так как находится в непосредственной близости от пехоты и так как батареи не будут прерывать огня для перемены позиции или командирских наблюдательных пунктов.

На передовой НП требовалось назначать офицера, в особенности в том случае, если предвиделась корректура стрельбы передовым наблюдателем.

Передовой НП соединялся с батареей телефоном, а на случай перерыва телефонной связи должен был иметь при себе флаги и другие средства сигнализации.

Боковые наблюдатели высылались: а) всегда — на открытый фланг; б) в тех случаях, если командир батареи не знал, какие войсковые части находятся по флангам батареи, или если на фланге имелся удобный баковой НП, или местный предмет (лес, деревня) закрывал обзор и т. д. Боковые наблюдатели обязаны были следить за передвижениями своих и неприятельских войск, отыскивать батареи противника, не видные с фронта, доносить о появляющихся неприятельских войсках, наблюдать за стрельбой и пр.

Командир батареи личным наблюдением и на основании донесений передовых и боковых наблюдателей обязан был стремиться наилучшим образом определить положение противника: его фланги, протяжение по фронту и в глубину, места ОП и НП неприятельских батарей и пр., а также характер местности, на которой обнаружены части противника.

Командир батареи определял буссоль до резко заметных точек местности, находящихся в стороне противника.

Требовалось, чтобы и пехота все сведения, полезные для стрельбы артиллерии, сама передавала ближайшему к ней артиллерийскому начальнику независимо от того, какие сведения он соберёт своими средствами.

При обороне район для артиллерийских позиций указывался старшим общевойсковым начальником. Указанный район делился старшим артиллерийским начальником на бригадные и дивизионные районы.

Командир дивизиона разграничивал батарейные участки для детального выбора НП и ОП. При заблаговременной подготовке к обороне командир дивизиона, разграничив батарейные участки, последовательно объезжал их, изучая более детально местность с целью определения наиболее целесообразной группировки батарей, командирам которых давал указания для выбора дополнительных НП и ОП. Командир дивизиона руководствовался при этом следующими соображениями:

а) Артиллерия при обороне должна располагаться таким образом, чтобы батареи давали полный обстрел всей впереди лежащей местности.

б) При обороне артиллерия назначается главным образом для обстрела дальних подступов, пехота и пулемёты — ближних. Считая, что некота будет на 600 и до 1000 м впереди артиллерии, для лёгких пушечных батарей мёртвое пространство при обороне может быть допущено до 2000 м.

в) В том случае, если ОП приходится занимать с полным закрытием и большим мёртвым пространством (более 2 000 м. ), необходимо заблаговременно подготовить скрытый переезд для последующего занятия ОП с малым мёртвым пространством. Если же это нельзя выполнить, то приходится часть артиллерии ставить закрыто для стрельбы на большие дальности, а часть маскированно  — для стрельбы на близкие расстояния, причём для обстрела ближних подступов выгодно назначать горные и гаубичные батареи.

г) При) обороне должны быть приняты все меры, для усиления артиллерийских позиций. Оборудовав одну ОП, командиры батарей должны выбирать ещё дополнительные ОП сообразно различным предположениям о движении противника, а также с целью перемены занятой позиции, если неприятель к ней пристреляется.

Оборудование артиллерийских позиций при обороне производится в зависимости от имеющегося времени. При выборе оборонительных позиций под натиском противника позиции будут в начале боя так же оборудованы, как и при наступлении, т. е. приблизительно в следующем порядке: 1) организация наблюдения; 2) организация связи; 3) высылка разведчиков и наблюдателей на дополнительные НП; 4) измерение расстояний от НП командиров батарей до НП командира дивизиона; 5) подготовка данных для стрельбы; 6) усиление позиций.

При заблаговременном выборе оборонительных позиций для артиллерии требовалось сделать промеры баз, определить расстояния до впереди лежащих резко заметных предметов и подготовить планы для стрельбы.

При заблаговременном выборе оборонительных артиллерийских позиций хорошо выбранная сеть НП является главной данной, обеспечивающей успех обороны. Наблюдательные пункты должны быть так расположены, чтобы, дополняя друг друга, они обеспечивали обзор всей местности — впереди лежащей и по сторонам, не оставляя ненаблюдаемых пространств или сводя их до минимума.

Переход артиллерии в порядок для боя зависит от условий обстановки, местности и от вида занимаемой позиции.

При наступлений батареи в составе своих дивизионов, по выезде их командиров на разведку, продолжают своё движение в походных колоннах, подтягиваются, с началом развертывания головных частей пехоты в боевой порядок, до пунктов последней остановки, избираемых настолько близко к позициям, насколько это допускается требованием скрытности.

По получении приказания о выезде и о порядке его выполнения батареи выезжали на позиции независимо одна от другой. Причём офицеры, ведущие батареи к позициям, обязаны были принять меры, по выяснении проходимости пути, для укрытости, безопасности и ближнего охранения выезда.

Скрытность и быстрота — основные требования при выезде батарей на позиции.

Скрытность выезда обеспечивает внезапность вступления артиллерии в бой и сохраняет её от потерь. Скрытное выполнение выезда является весьма трудной задачей. Ночь бывает наиболее удобным временем для незаметного вывода батарей на позиции. Приходится иногда избирать более длинный и кружный путь, если это может обеспечить скрытность выезда. В случае обнаружения выезда противником полезно ввести его в заблуждение ложным направлением движения:

В тех случаях, если боевая обстановка требует скорейшего выезда артиллерии на позицию, следует избирать кратчайший путь, хотя бы это и было сопряжено с большой опасностью.

Движение артиллерии вблизи тыла батарей, уже ведущих огонь, избегалось; предлагалось избегать длинных фланговых движений в сфере неприятельского огня.

Приближение к позициям совершалось в орудийной колонне, а без дорог — в линии орудийных колонн, как в форме строя, наиболее гибкой и удобоприменимой к местности. Остановки отдельных орудий или зарядных ящиков не должны были служить причиной задержки движения батарей. Открытые и сильно обстреливаемые пространства проходились «скачками» движением отдельных орудий быстрыми аллюрами от одного закрытия к другому, а иногда переездом «врассыпную», т. е. самостоятельным движением отдельных орудий к указанному общему сборному пункту за каким-либо укрытием.

Аллюр при выезде назначался в зависимости от обстановки, имея в виду, что необходимое сохранение личным составом достаточного спокойствия вообще нарушается при быстром движении.

Закрытый выезд производился различными аллюрами, но если по условиям погоды и свойствам грунта можно было опасаться, что поднимаемая пыль обнаружит выезд противнику, то предпочитали выезжать шагом.

Открытый выезд, в особенности под огнем, производился возможно быстрее развёрнутым строем с большими интервалами.

Приходилось иногда выводить батареи на позицию со спешенными ездовыми и выкатывать орудия, после снятия с передков, на руках. Применение флангового выезда и спешивание ездовых сокращают длину выкатывания орудий при сохранении необходимой скрытности.

Перемена позиции связана с нежелательным перерывом в стрельбе артиллерии и с возможностью потерь при переезде.

Продолжительное занятие позиции позволяет артиллерии хорошо изучить впереди лежащую местность и расположение неприятеля, накопить данные для стрельбы, лучше оборудовать НП и организовать связь, надёжнее усилить ОП окопами и наладить службу питания боеприпасами.

Поэтому старая русская артиллерия меняла позицию лишь тогда, когда занимаемая уже не соответствовала изменившейся обстановке, например — не давала возможности решать вновь поставленные боевые задачи, или когда наступление пехоты могло привести к слишком большому удалению от неё артиллерии. Причем иногда, если позволяла обстановка, ограничивались переносом лишь НП, без переезда самих батарей. Но «Наставлением для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г. (§ 70) подчёркивалось, что «артиллерия не должна колебаться переменить позицию, раз это вызывается тактическими требованиями или непосредственными нуждами других войск». Подчёркивалось также, что «всякая перемена позиции должна производиться своевременно, чтобы другие войска никогда не могли остаться без поддержки со стороны артиллерии».

Перемена позиции вперёд производилась по приказанию общевойскового начальника или начальника артиллерии, обязанного об этом донести, а в случаях, требующих быстрого и безотлагательного решения, по инициативе частных артиллерийских начальников, до командиров дивизионов включительно.

Перемена позиции назад производилась не иначе, как по приказанию начальника отряда (старшего общевойскового начальника).

Перемена позиции, связанная с выездом артиллерии из боевого участка войск, которым она была придана, производилась по приказанию или с предварительного разрешения начальника этого участка.

О каждом переезде на другую позицию командование артиллерии обязано было донести непосредственному начальнику и сообщить соседним войскам.

Для уменьшения перерыва в огне, для сокращения времени на перемену позиции и для уменьшения потерь требовалось заблаговременно подготовить переезд разведкой новых мест и путей и выполнить переезд незаметно для противника. Переезжающие части артиллерии предупреждались о предстоящей им перемене позиции возможно ранее. Позиция оставлялась обычно с тыла, чтобы скрыть уход с позиции и направление движения на новую позицию. При оставлении открытых и полузакрытых позиций признавалось целесообразным предварительно откатить орудия назад на руках и затем уже укрыто взять их на передки.

Отступательное движение при оставлении позиции начиналось всегда шагом.

Трудность переезда артиллерии под неприятельским огнём в особенности на открытой местности, часто заставляла менять позицию ночью.

Командир дивизиона, по получении приказания о перемене позиции, передавал управление огнём дивизиона своему заместителю, а сам переезжал с необходимыми ему разведчиками и прочими чинами своего управления (штаба) на новый позиционный участок для разведки и выбора НПи ОП. По выборе новых НП и ОП подготовлялось их оборудование, устанавливалась связь и высылались проводники за батареями. При перемене позиции назад командир дивизиона оставался на прежнем НП до окончательного его снятия, а для разведки нового позиционного участка в тылу высылал своего заместителя.

Переезд на другую позицию, в зависимости от обстановки, производился частями артиллерии в полном составе или эшелонами.

При эшелонном переезде обеспечивалась непрерывность огня и переезжающие части прикрывались огнем тыловых, остающихся на прежней позиции.

Отдельно действующие батареи меняли позиции по большей части в полном составе; дивизионы чаще переезжали поэшелонно.

При эшелонном переезде дивизиона последовательно выезжающие на новую позицию батареи принимались и направлялись на места командиром дивизиона (при наступательном движении) или его заместителем (при движении отступательном). Огонь с новой позиции открывался по переезде всего или части дивизиона.

Прежний НП командира дивизиона снимался лишь по переезде на новую позицию всего дивизиона. При перемене позиции назад телефонная связь снималась по возможности заблаговременно и переводилась на новый НП.

При движении назад на новые тыловые позиции требовалось, чтобы командиры батарей лично вели свои батареи.


611 «Наставление для действия полевой артиллерии в бою», 1912 г. «Общие указания для борьбы за укреплённые полосы», 1916 г. «Наставление для борьбы за укреплённые полосы», 1916 и 1917 гг. «Пособие по стрельбе полевой артиллерии», 1911 г., стр. 129–134, 170–180.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4083