Заграничные заказы

В самом начале войны потребность в винтовках оказалась на» столько огромной, что для ГАУ не было сомнений в невозможности ее удовлетворить в краткий срок производством русских оружейных заводов. Поэтому ГАУ уже с сентября 1914 г. принимало меры к приобретению винтовок, где возможно, не считаясь даже с необходимостью единства калибра ружей на одном театре военных действий.

В сентябре 1914 г. приобретены были в Японии 20350 винтовок и 15050 карабинов мексиканского типа с 11300000 патронов. В ноябре того же года заказано было заводу Винчестера в Америке 100000 винтовок его системы, переделанных под русский патрон; затем в 1915 г. заказ заводу Винчестера был увеличен еще на 200000 винтовок.

В том же 1915 г. в Америке были заказаны 3-лин. винтовки нашей системы: заводу Ремингтона 1500000 винтовок и заводу Вестингауза 1800000 винтовок — с обязательством: для обоих заводов начать поставку в ноябре 1915 г. и закончить к апрелю 1917 г.

Бывшими союзниками России уступлено было в разное время. 1803000 винтовок разных систем.

Кроме того, в 1914–1916 гг. нами взято около 700000 австрийских и германских винтовок.

В общем, во время войны на вооружении русской армии оказались винтовки 10 разных образцов.

Поступления винтовок в русскую армию в 1914–1916 гг. и до апреля 1917 г. от союзников и по заказам в Америке сведены в табл. 53.

Таблица 53

Откуда и какие винтовки Количество поступивших винтовок Когда поступили винтовки
От союзников    
Из Японии — системы Арисака мексиканского типа 35400 1914 г.
Из Японии — системы Арисака 600000 1914–1915 гг.
Из Франции — системы Гра 450000 1915–1916 гг.
Из Франции — системы Гра-Кропачек 105000
Из Франции — системы Лебеля 86000
Из Италии — системы Ветерли 400000
Из Англии — системы Арисака 128000
Из Америки    
От завода Винчестера его системы 299000 1915–1916 гг.
От завода Ремингтона 3-лин. русские 840307573 1916–1917 гг.
От завода Вестингауза 3-лин. русские 769520
Всего округленно, около 3713200574

Заводы Ремингтона и Вестингауза должны были выполнить заказы к апрелю 1917 г., т. е. поставить полностью все 3300000 заказанных им 3-лин. винтовок; между тем они сдали к этому сроку приблизительно 358000 винтовок, т. е. исполнили лишь около 10% заказа.

Завод Вестингауза продолжал изготовление 3-лин. винтовок по русскому заказу до декабря 1917 г., когда было приступлено к ликвидации контракта. С мая 1917 г. он стал готовить по 75000 винтовок в месяц, с июля по 100000 и с октября по 120000. Всего по 1 января 1918 г. от завода Вестингауза принято было 1073560 винтовок, из которых в Россию было отправлено 769520, а остальные 304040 русских 3-лин. винтовок были взяты Англией. По заказу заводу было уплачено 40907873 доллара.

Контракт с заводом Ремингтона был ликвидирован в январе 1918 г. Только через полтора года по заключении контракта завод этот наладил производство 3-лин. винтовок, но к декабрю 1916 г. сдал лишь 70000 винтовок вместо обусловленного 1000000; с марта 1917 г. он выпускал около 35000 винтовок в месяц, с мая около 30000, в сентябре 52000, в ноябре 108000.

Русская армия получила из-за границы за время войны около 2500000 винтовок разного образца, в том числе около 360000 3-лин. винтовок575. В то же время от русских оружейных заводов армия получила более 3 миллионов 3-лин. винтовок, т. е. снабжение действующей армии винтовками основного своего образца базировалось почти исключительно на своих же русских оружейных заводах.

Диаграмма, представленная на рис. 23, показывает постепенность поступления ружей в русскую армию из-за границы и от своих оружейных заводов от начала войны до января 1918 г. В диаграмме показаны ружья всех систем, кроме винтовок Бердана и взятых в плен австрийских.

Неравномерность поступления иностранных винтовок объясняется непланомерностью высылки их «союзниками» и затруднениями как по доставке винтовок из-за границы в порты Белого моря, так и по вывозу их оттуда внутрь России.

Тульский оружейный завод, единственный изготовляющий пулеметы в России, несмотря на весьма успешное развитие его пулеметного производства, все же далеко не мог удовлетворить огромную потребность в пулеметах, чрезвычайно быстро нарастающую с самого начала войны. Пулеметы требовались не только на замену пришедших в негодность и утраченных, но и для новых формирований и вообще для увеличения количества пулеметов в войсках: через год после начала войны (6.IX 1915 г.) состоялось повеление царя считать нормой снабжения по 2 пулемета на роту, или 32 на полк, т. е. вчетверо более задания при организации армии 1910 г.

С началом мобилизации армии в 1914 г. ГАУ, предвидя большую потребность в пулеметах, изыскивало способы заказа их за границей, хотя бы менее совершенной конструкции по сравнению с пулеметами Максима, но лишь бы пригодной для стрельбы русским 3-лин. патроном.

В то время в Англии на заводе Виккерса было установлено производство пулеметов Максима под русский патрон. Поэтому начальник ГАУ генерал Кузьмин-Караваев настаивал через представителя фирмы Виккерса в Петрограде инженера Балинского на изготовлении большой партии пулеметов для русской армии и вел переговоры с ним же о покупке готовых пулеметов в Индии. Но Балинский неизменно в 1914–1915 гг. ему сообщал, что фирма Виккерса не получает разрешения английского правительства на поставку пулеметов для России. Английское правительство не разрешило также первоначально предположенный ГАУ заказ в Англии на 1000 пулеметов Льюиса576.

Заказы пулеметов за границей сопряжены были с большими затруднениями, в особенности в первый период войны, так как иностранные заводы были перегружены изготовлением пулеметов для своих государств, принимавших участие в войне. В результате, при содействии бывших союзников, России удалось разместить заказы за границей, главным образом в Америке, на следующее количество пулеметов и ружей-пулеметов, указанное в табл. 54.

Таблица 54

Системы пулеметов и где заказаны Заказано Получено
до 1917 г. в 1917 г. до 1.Х
В Англии и Америке      
Пулеметов Виккерса под русский 3-лин. патрон 10000 128 900
В Англии      
Ружей-пулеметов Гочкиса 500 540  —
Во Франции      
Ружей-пулеметов Шоша 6100 500 5600
В Америке      
Пулеметов Кольта 14850 9437 13871
Пулеметов Льюиса 11000 11462
Итого 42450 10605 31833
Всего получено  —  — 42438

Из табл. 54 видно, что русская армия получила пулеметов из-за границы в общем почти вдвое больше, чем от своего Тульского оружейного завода, но 3-лин. пулеметов Виккерса-Максима армия получила от иностранных заводов лишь около 1000 (по другим сведениям — около 5000) или значительно меньше, чем от Тульского завода, т. е. снабжение русской армии пулеметами своего основного образца базировалось, как и в отношении снабжения 3-лин. винтовками, почти исключительно на своем же Тульском оружейном заводе.

Ввиду огромной потребности в пулеметах во время войны, России приходилось заказывать пулеметы, какие только возможно было скорее получить, не считаясь с недостатками системы. В большом количестве пришлось заказать пулеметы Кольта, хотя Артиллерийский комитет ГАУ отмечал непрочность этой системы, необходимость замены ствола после каждых двух лент вследствие сильного нагрева и пр.

Кроме своих пулеметов и полученных из Англии, Франции и Америки, на вооружении русской армии состояло во время войны еще около 2000 трофейных австрийских и германских пулеметов.

Диаграмма поступления пулеметов из-за границы и от Тульского завода с начала войны до января 1918 г. показана на рис. 24. Из этого рисунка можно видеть, что наибольшее количество пулеметов поступило в период войны с конца 1916 г. до осени 1917 г., так как к этому времени производительность Тульского оружейного завода по изготовлению пулеметов достигла максимального напряжения и чрезвычайно усилилась массовая подача пулеметов из-за границы (в этот период времени поступило из-за границы, главным образом из Америки, около 40000 пулеметов Кольта, Льюиса, Шоша, т. е. не основного образца).

Закупка винтовок, пулеметов и ружей-пулеметов. ГАУ, как только обнаружился недостаток винтовок, приняв все зависевшие от него меры к развитию производства своих оружейных заводов, приступило еще в сентябре 1914 г. к розыску в союзных: и в не участвовавших в войне государствах каких-либо винтовок, хотя бы и не новейших систем и даже не под наш патрон (в последнем случае, конечно, обеспеченных патронами). Но начавшиеся; переговоры по приобретению за границей готовых ружей были приостановлены в октябре того же года по приказанию военного министра. Он решил, что невозможно допустить на одном театре военных действий смешение различных калибров, которое приведет к путанице при питании войск патронами и грозит катастрофой. 15 (2) декабря того же года начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Янушкевич телеграфировал военному министру, что приказано, не считаясь с различием патронов, имеющим теперь второстепенное значение, покупать предлагаемые за границей винтовки, имея в виду при больших партиях использовать их в отдельных районах, например, на Кавказе, а также в некоторых отдельных армиях и даже корпусах, поименованных в телеграмме577.

Из-за этого три месяца было потеряно... Правда, из сношений с нашими военными агентами было видно, что готовые ружья достать очень трудно; как частного имущества — их не существовало, а правительства нейтральных государств официально не проявляли уступчивости по части продажи даже снятых с вооружения ружей. Очевидно, тут надо было искать каких-то иных неофициальных путей, для которых наши военные агенты были мало пригодны.

Как бы то ни было, в сентябре 1914 г. удалось приобрести в Японии, при содействии командированного туда генерала Гермониуса, 20350 винтовок и 15050 карабинов мексиканского типа, изготовленных по заказу Мексики. Затем от японского правительства разновременно было получено до 400000 винтовок и к ним около 80 миллионов патронов. Японские и мексиканские винтовки пошли большей частью в тыловые части, в пограничную стражу, во флот и в полицию на замену 3-лин. винтовок, которые были переданы в действующую армию.

Затем в Америке оказалось возможным дать заводу Винчестера два заказа на 300000 винтовок его системы, но под наш патрон; от третьего заказа этот завод отказался, причем в этом отказе было заподозрено германское влияние.

В 1915 г. были заключены два договора с заводами в Америке — Ремингтона и Вестингауза.

Этими двумя американскими заказами и исчерпалась, в сущности, вся возможность использовать заграничный рынок для нужд русской армии по части винтовок. Союзники России сами испытывали острую нужду в винтовках, а потому не могли уделить сколько-нибудь значительного количества своих наличных ружей и воспользоваться производительностью своих оружейных, заводов.

Главнейшим затруднением в приобретении готовых винтовок являлось то обстоятельство, что, как несомненная военная контрабанда, они не могли быть проданы ни одной из воюющих сторон непосредственно тем правительством, которому принадлежали. Попытки приобрести их через посредство какого-либо другого нейтрального государства не увенчались успехом. Приходилось поневоле пытаться приобрести их нелегальным путем, через посредство каких-либо комиссионеров.

Последнее обстоятельство создало вокруг покупки винтовок отвратительную атмосферу. Появился ряд темных дельцов, желавших нажиться на выгодной продаже. Цены на винтовки стали расти. Несмотря на имевшиеся от наших представителей за границей (посольств и военных агентов) категорические сообщения о том, что иностранные государства никому своих винтовок продавать не предполагают, всевозможные комиссионеры продолжали настойчиво уверять, что дело это находится у них в руках, что винтовки будут раздобыты при помощи подкупа различных правительственных лиц тех государств, во владениях которых они находятся, и т. п.

Поступавшие со всех сторон предложения на продажу существующих, а также и вовсе несуществующих винтовок, в большинстве случаев протекали обыкновенно по одной и той же схеме: сначала подавалось весьма конкретное (по внешнему виду) заявление с предложением о продаже винтовок, на которое комиссионер обычно требовал немедленный ответ. ГАУ принимало предложение, тем более, что по содержанию оно было часто весьма соблазнительным. Далее требовался немедленный перевод большей части или даже всей суммы, необходимой для уплаты, что также обыкновенно исполнялось (в результате — в течение нескольких месяцев в Америке, например, в одном из банков лежало русских денег около 40000000 рублей). Затем обыкновенно начинался целый ряд недоразумений: то предложат такие условия приема винтовок, высылаемых в нейтральную страну, что ничем не гарантируется получение вместо них ящиков с камнями; то, как это оказывалось в значительном числе случаев, у гг. комиссионеров было явное или скрытое желание получить в счет платы весьма солидный аванс (в несколько миллионов) под видом необходимых расходов на подготовку дела (взятки), без малейшей возможности гарантировать возвращение этого аванса в случае неудачи и даже хлопотать о его взыскании судебным порядком (во избежание огласки нелегальной покупки военной контрабанды).

Помимо ГАУ, комиссионеры по продаже винтовок обращались с настойчивыми предложениями к различным высокопоставленным лицам, а также к нашим военным агентам и чинам наших посольств за границей; однако эти предложения имели одинаковый результат с указанным выше. Лица, предлагавшие купить винтовки, принадлежали к самым различным слоям общества, были большей частью совершенно безграмотны в техническом отношении, а иногда и в коммерческом; иногда между ними попадались лица серьезные, повидимому, соблазняемые желанием наживы через каких-то других посредников, но это, в сущности, дела не меняло.

Оценивая совершенно объективно возможность продажи нам готовых винтовок каким-либо государством, совершенно независимо от свидетельства наших официальных представителей за границей о невозможности такой покупки, нельзя было не притти к убеждению, что такая покупка никогда состояться не может: происходившая война с полной очевидностью доказала, что запасы винтовок, содержавшиеся в мирное время, оказались недостаточными даже в таких насквозь милитаризованных государствах, каким была Германия; но кроме того, для современной войны оказались едва ли не одинаково пригодны какие угодно образцы ручного оружия, хотя бы и прошлого столетия. Это осознали все, и потому нельзя было допустить, чтобы какое бы то ни было государство, хотя бы и не принимавшее участия в войне, решилось продать или уничтожить запасы своего даже старого оружия (подобно тому как это было сделано у нас с винтовками Бердана). Одна только Япония решилась (и то после продолжительных и настойчивых убеждений) на такую уступку при исключительно благоприятной внешней политической обстановке, но и то в очень незначительном количестве и, конечно, с тем, чтобы немедленно пополнить проданное усиленной производительностью своих заводов.

Вот почему и все сделанные ГАУ предложения на покупку готовых винтовок или на изготовление их в кратчайший срок привели только к бесполезной переписке, дерганью наших агентов, трате времени и нервной энергии ответственными работниками, и без того перегруженными непосильной работой.

Говорилось уже о том, как исполнили свои обязательства по поставке 3-лин. винтовок американские заводы — Ремингтона (1500000) и Вестингауза (1800000).

Завод Ремингтона должен был закончить поставку в марте 1917 г. Фактически же завод Ремингтона к апрелю 1917 г. сдал нашим приемщикам в Америке 131443 винтовки, или всего около 9%.

Завод Вестингауза также должен был, подобно заводу Ремингтона, окончить весь заказ в марте 1917 г., а фактически к апрелю 1917 г. сдал нашим приемщикам в Америке всего 226255 винтовок, или 12,5%.

Вот конечный результат заказов 3-лин. винтовок могущественным и всемирно известным американским заводам: через 26 месяцев после подписания контракта они оказались в состоянии выполнить всего лишь одну десятую часть принятого на этот срок заказа.

Такой неудачный результат на двух первоклассных заводах Америки ГАУ предвидело значительно ранее конечного срока заказов — почти с первых же месяцев после подписания контрактов, на основании донесений наших приемщиков. Но ГАУ выжидало, рассчитывая, что бесспорная солидность этих заводов (как техническая, так и финансовая), их привычка к массовому, тоже довольно точному производству (пишущие машины, автоматические тормоза), затем прославленная «американская хватка» и, наконец, угроза неустойками, немаловажная в «стране долларов», — что все это вместе взятое окажет влияние на преодоление всех препятствий и что дело скоро пойдет на лад. Однако вышло совсем не так: дело все не налаживалось; оказалось, что для действительного ускорения надо командировать на эти заводы, хотя бы под видом приемщиков, своих «инструкторов», т. е. русских военных техников, специалистов оружейного производства, и учредить там особый технический оружейный отдел во главе с выдающимся специалистом-конструктором — генерал-майором Залюбовским (начальником Сестрорецкого оружейного завода), который был назначен и председателем всего русского заготовительного комитета в Америке на место бывшего там профессора артиллерийской академии генерал-майора Сапожникова.

Прибыв в Петроград, Сапожников, близко ознакомившийся во время двух своих командировок в Америку с ее промышленностью, дал несколько штрихов, характеризующих американскую промышленность в связи с неудачей наших заказов на винтовки заводам Ремингтона и Вестингауза.

Американская промышленность, хотя и очень мощная и, несомненно, богатая предприимчивостью и энергией, до войны была совершенно не приспособлена к производству предметов военного снабжения. Это приспособление ей пришлось совершить наспех и притом без какой-либо постепенности, а сразу и в огромном масштабе. Между тем характерной особенностью американской промышленности являются массовое производство по установленным образцам и слабая приспособляемость к изготовлению каких-либо новых предметов. Поэтому, когда от заводов потребовался самый срочный переход к новому производству, да еще с такими высокими требованиями по части точности и взаимозаменяемости, как у изделий боевого снабжения, то заводы оказались совершенно выбитыми из своей нормальной колеи, должны были переоборудоваться на совершенно новый лад и при самом переходе пережили те исключительные затруднения, результатом которых и явились чрезвычайные запоздания. И такую резкую перемену фронта пришлось сделать всей американской промышленности, притом сразу, так как на нее обрушились почти одновременно предложения и заказы всех государств, воевавших против германского союза. Понятно, что даже такая мощная промышленность, как американская, оказалась загруженной сверх всякой меры и сверх ее сил, и развившийся, естественный при таких обстоятельствах, ажиотаж не способствовал скорому установлению нормальных условий нового производства.

Далее профессор Сапожников указал, что одной из причин запоздания было долгое упорство американских заводчиков в нежелании следовать указаниям наших опытных приемщиков в деле установления нового для завода производства. При этом сыграли немалую роль как ложно понимаемая коммерческая сторона дела (стремление к нецелесообразной экономии), так и уязвленное самолюбие, а также несомненная доля германского влияния, искусно организованного и щедро оплачиваемого. Русские же приемщики не могли действовать достаточно решительно потому, что большая часть контрактов была заключена для России английским правительством, причем интересы ее не были достаточно ограждены и лишь с июня 1916 г., когда удалось перенести из Лондона в Нью-Йорк деятельность англо-русской согласительной комиссии по русско-американским заказам, представилась возможность действовать более решительно и проводить на заводах меры к ускорению исполнения русских заказов, тем более, что и сами заводчики, на горьком опыте понявшие всю правоту русских техников, отбросили ложное самолюбие и стали следовать их указаниям.

ГАУ еще в конце 1914 г. предприняло ряд мер по отысканию пулеметов в Англии и Америке. Английские заводы, вследствие запрещения своего правительства, сильно нуждавшегося в пулеметах, наотрез отказались притти на помощь. Удалось в январе 1915 г. заказать только 1000 пулеметов Кольта в Америке. Там же в феврале было заказано еще 1000 ружей-пулеметов системы Льюиса. Конечно, эти 2000 заказанных пулеметов лишь в ничтожной мере могли удовлетворить возникшую в них потребность.

В виде иллюстрации и для характеристики кругов и лиц, проявивших аппетиты к наживе на поставке пулеметов для русской армии, приводим одно из предложений, исходившее от очень солидных, повидимому, кругов Англии578.

9(22) апреля 1915 г. генерал-майор Рубан донес из Лондона, что к нему поступило предложение, подписанное бывшим военным министром Англии Эдуардом Уордом, на поставку 20000 пулеметов Кольта по 7000 франков за пулемет, со сроком исполнения всего заказа к сентябрю 1915 г. Генерал-майору Рубану было отвечено на это, что хотя предложение само по себе и интересно, тем не менее возникают сомнения в его исполнимости, так как Кольт заключил уже с русским правительством контракт, но только на 1000 пулеметов, по цене 650 долларов, и притом со сроком поставки в 11 месяцев. Другие же фирмы, могущие изготовлять пулеметы Кольта, опасаются нарушить его патентные права.

В ответ на это генерал-майор Рубан сообщил, что запрошенный им Эдуард Уорд объяснил, что предложение исходит от синдиката, образовавшегося для приготовления пулеметов и законтрактовавшего 18 наиболее сильных фабрик, что синдикат уже имеет заказы Сербии и Румынии, но если правительство не торопится, то с сентября одна из фабрик сможет изготовлять по нескольку сот пулеметов в месяц, примерно по цене 4000 франков за пулемет.

Однако вскоре выяснилось, что сомнения относительно солидности этого предложения оказались вполне обоснованными, так как поставщики старались выговорить себе удлиненные сроки, а главное, скрывали сведения об организации синдиката и наименования своих заводов.

12 (25) мая Рубан телеграфировал, что «при переговорах англорусского комитета с лицами, предлагающими 20000 пулеметов, да сих пор не установлено, какие именно заводы будут изготовлять таковые и какие банкирские дома финансируют синдикат. Налицо признаки стремления получить контракт, а уж потом внести залог, что колеблет солидность дела; исследования продолжаются, на полной уверенности в благополучии заказа нет».

16(29) мая генерал-майор Рубан признается, что в этом деле оин сделался жертвой обмана. Впоследствии выяснилось, что все это дело было мошенническим предприятием, так как в действительности никакого синдиката не существовало.

Неплохо — бывший военный министр Англии не брезгал темными делишками, когда дело касалось хорошей наживы. Что же было требовать от всякого рода «международных» спекулянтов, которые, как воронье, целыми стаями кружились над русскими военными агентами и посольствами за границей и обивали пороги во всех учреждениях и у всех лиц, мало-мальски имеющих вес в Петрограде.

Узнав с самого начала войны цену всех таких предложений, ГАУ имело перед собой только два выхода: добиваться за границей помещения заказов на работающих уже пулеметных заводах и сколько возможно усиливать производительность своего завода. Этими путями оно и пошло.

Ружья-пулеметы в России не изготовлялись совсем. Своей системы таких ружей не было, и только в самое последнее перед войной время было приступлено к изготовлению первой пробной партии (в 100 штук) автоматических винтовок системы полковника Федорова, но с объявлением войны эту работу было приказано приостановить, так как она, якобы, не могла дать результатов в эту войну.

Между тем, у противников России, наряду с обычными пулеметами, стали появляться и ружья-пулеметы, которые в значительной степени усиливали огонь пехоты и особенно кавалерии. Поэтому необходимо было и русскую армию снабжать таким же оружием, ввиду чего ГАУ были сделаны заказы за границей. Но так как, с одной стороны, этих заказов сперва было недостаточно, а с другой — ненадежность, долгосрочность и невыгодность их были совершенно очевидны, то возникла необходимость серьезно поставить на очередь вопрос постройки в России своего завода, изготовляющего ружья-пулеметы, или выполнения этой работы одним из существующих оружейных заводов.

Однако заводы эти никак нельзя было лишать работы, на которой они приобрели уже мощную инерцию и расстраивать которую было совершенно недопустимо.

Поэтому было решено подвергнуть всестороннему обсуждению заявление датского оружейного синдиката, который имел уже за границей несколько действующих заводов, изготовляющих ружья-пулеметы, и предлагал перевести в Россию целиком один из них (вместе с оборудованием, мерительным и рабочим инструментом, а также необходимым персоналом опытных техников и мастеров в качестве инструкторов) для установления этого производства русскими рабочими.

Ввиду такого предложения, имевшего характер лишь переноса на новое место уже функционирующего, т. е. вполне налаженного производства и при возможности перехода по окончании заказа завода в казну, ГАУ признавало это предложение заслуживающим внимания и подвергло испытанию новый образец ружья-пулемета Мадсена. Испытание, произведенное в офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме при участии полковника Федорова, дало вполне удовлетворительные результаты. По заявлению последнего, ружье-пулемет Мадсена заслуживало предпочтения перед ружьем его изобретения. Эти результаты были сообщены в ставку и оттуда был получен ответ о возможности дать заказ синдикату в первую очередь на 15000 ружей-пулеметов.


573 Всего Ремингтоном было сдано 840307 винтовок (около 55% заподряженного количества с опозданием на 20 месяцев против контрактного срока); не удалось установить, сколько из них доставлено в Россию и сколько пришлось всего заплатить по заказу.

574 Всего Ремингтоном было сдано 840307 винтовок (около 55% заподряженного количества с опозданием на 20 месяцев против контрактного срока); не удалось установить, сколько из них доставлено в Россию и сколько пришлось всего заплатить по заказу.

575 Принято было от заводов Вестингауза и Ремингтона в 1916–1917 гг. 3-лин. винтовок всего около 1610000, но сколько из них было получено в России, установить не удалось; действующая армия получила из них до апреля 1917 г. не более 360000.

576 ЦГВИА, личный архив Барсукова. Объяснительная записка генерала Кузьмина-Караваева.

577 ЦГВИА, личный архив Барсукова. Свод сведений верховной следственной комиссии о численном составе войск, ружьях, пулеметах и патронах к ним.

578 ЦГВИА, личный архив Барсукова. Отчет особой распорядительной ко миссии по артиллерийской части, стр. 54, 55.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4596