Учебные артиллерийские полигоны

Учебные артиллерийские полигоны существовали во всех военных округах. На начальников полигонов возлагалась ответственная обязанность способствовать правильной и однообразной постановке дела обучения стрельбе всех полевых батарей округа753.

В целях приближения деятельности артиллерийских полигонов к общевойсковым задачам начальники полигонов, согласно новому «Положению об артиллерийских полигонах», объявленному в приказе по военному ведомству 26 июня 1912 г. за № 314, были подчинены начальникам штабов округов; до того времени они подчинялись начальникам артиллерии округов, утратившим с 1910 г. (см. выше ч. 1 о реорганизации армии 1910 г.) отношение к строевым частям артиллерии и сохранившим за собой функции лишь по заведыванию артиллерийским снабжением округа.

«Положение об артиллерийских полигонах», утвержденное в 1912 г., сводилось к следующему:

1. В каждом военном округе содержались артиллерийские полигоны для проведения стрельб полевой артиллерии и тех опытов, которые могли быть поручены полигонам ГАУ. Кроме постоянных артиллерийских полигонов, для проведения стрельб могли избираться и временные полигоны.

2. Каждый артиллерийский полигон имел для своего оборудования мишенное имущество, состоявшее из различного рода предметов и сооружений, непосредственно относящихся к стрельбе.

3. Для заведывания артиллерийскими полигонами в каждом военном округе назначались начальники артиллерийских полигонов, избиравшиеся из штаб-офицеров полевой артиллерии (командиров артиллерийских дивизионов или командиров батарей), окончивших артиллерийскую академию, офицерскую артиллерийскую школу и командовавшие батареями не менее двух лет.

Начальник полигона подчинялся непосредственно начальнику штаба округа. По специальным же вопросам своей деятельности он пользовался правом входить в непосредственное сношение с ГАУ.

На время специального артиллерийского сбора для проведения практической стрельбы начальник полигона находился в распоряжении начальника артиллерии этого сбора.

4. Распределение заведывания полигонами округа предоставлялось усмотрению начальника штаба округа. На те полигоны, которые не имели своего штатного начальника, назначались на лагерное время для выполнения обязанностей начальника полигона в отношении оборудования поля заместители начальника артиллерийского полигона из числа штаб — или обер-офицеров артиллерии.

5. Программы и расписания ежегодных летних специальных артиллерийских занятий составлялись инспекторами артиллерии корпуса при участии начальника артиллерийского полигона и утверждались командующим войсками округа.

6. Начальник артиллерийского полигона был обязан:

а) непосредственно руководить оборудованием того полигона, на котором постоянно пребывал, а также руководить и иметь наблюдение за оборудованием тех полигонов округа, которые не имели своего постоянного начальника полигона;

б) содействовать инспекторам артиллерии в правильной и однообразной постановке дела обучения стрельбе батарей округа, в осмотре и проверке ими содержания в частях материальной части артиллерии;

в) участвовать в ежегодной проверке офицеров батарей в подготовленности их к стрельбе, а также в испытании офицеров Других родов войск, предназначаемых к переводу в артиллерию;

г) делать сообщения в строевых частях по вопросам тактики и техники стрельбы артиллерии;

д) участвовать в обсуждении ежегодных предположений и программ практических стрельб для всех частей полевой артиллерии округа, в составлении расписаний стрельб для частей, сосредоточенных в каждом специальном артиллерийском сборе, в составлении программ и расписаний совместных занятий полевой артиллерии с саперными войсками и присутствовать на этих занятиях, в составлении программ занятий с войсковыми начальниками, командируемыми на полигоны для ознакомления с артиллерийским делом, а также оказывать содействие войсковым начальникам в выполнении этих программ занятий, участвовать в разборе стрельб и маневров, в распределении поля между разными родами войск при совместном их расположении, участвовать в комиссиях по обсуждению годовых отчетов по стрельбе и подготовительных к ней занятий в частях артиллерии округа;

е) способствовать инспекторам артиллерии в организации специальных стрельб (зимних, на незнакомой местности, с маневрированием и т. п.);

ж) лично проводить боевые стрельбы, преимущественно группового характера;

з) быть ответственным за надлежащее оборудование подведомственных ему полигонов;

и) посещать ежегодно, в период специальных артиллерийских сборов, все подведомственные ему полигоны, присутствуя на очередных стрельбах и направляя деятельность своих заместителей;

к) ежегодно к 1 декабря представлять в ГАУ, генерал-инспектору артиллерии и в штаб округа доклады о нуждах полигонов в отношении наилучшего их оборудования для повышения успеха артиллерийской подготовки.

Влияние начальников полигонов на подготовку старшего командного состава полевой артиллерии сказывалось главным образом в периоды артиллерийских сборов для проведения практических стрельб на полигонах; в остальное время года начальники полигонов, вообще говоря, бывали настолько редко в строевых артиллерийских частях, что не могли оказывать сколько-нибудь заметного влияния на их боевую подготовку. На начальников полигонов возлагалось так много обязанностей, что они не успевали с ними справляться. Даже во время артиллерийских сборов они не в состоянии были присутствовать на всех практических стрельбах, в особенности при наличии в округе нескольких полигонов. Согласно настоятельному желанию многих высших артиллерийских начальников, ГАУ неоднократно возбуждало вопрос о необходимости иметь штатных начальников на каждом артиллерийском полигоне, но до самого начала мировой войны некоторые полигоны в округах оставались без штатных начальников. Начальникам окружных полигонов приходилось многие свои обязанности передоверять своим заместителям, которые в большинстве случаев не пользовались достаточным авторитетом, особенно, если они были ниже в чине, а также если не проходили курса офицерской артиллерийской школы и не командовали батареями.

Наконец, многие из артиллерийских учебных полигонов оставались до начала войны совершенно неудовлетворительными по своим размерам, не позволявшим вести стрельбу на предельные дальности из современных полевых орудий, не говоря уже об орудиях полевой тяжелой артиллерии и тем более о тяжелых орудиях осадного типа. Большинство полигонов не давало возможности разнообразить стрельбу и вести ее с разных направлений. Даже считавшийся лучшим Двинский полигон (Виленского военного округа), по своим размерам и рельефу более отвечавший современным требованиям, был крайне стеснен в отношении стрельбы с разных направлений, находясь в углу между железными дорогами, расходящимися от Двинска в двух направлениях: в северном — на Петроград и в северо-западном — на Ригу. Почти на всех полигонах песчаный или болотистый грунт затруднял маневрирование артиллерии. Ружейные стрельбища для пехоты на некоторых полигонах также затрудняли производство артиллерийской стрельбы. Оборудование полигонов оставляло желать много лучшего, за исключением Лужского полигона офицерской артиллерийской школы, довольно хорошо оборудованного; большинство полигонов не имело ни бетонированных блиндажей для наблюдателей, ни подземного кабеля для связи руководителей между собой и с наблюдателями в расположении мишеней, ни механических подъемных и подвижных мишеней, ни подъездных железнодорожных путей узкой колеи с подвижным составом и пр. Несмотря на все это, на многих артиллерийских полигонах, особенно же на Лужском, было хорошо поставлено наблюдение за результатами каждого выстрела полигонными наблюдателями, располагавшимися обычно на флангах района постановки целей (мишеней). Это давало возможность руководителю стрельбы, в случаях сомнений в правильности наблюдений разрывов снарядов, произведенных с наблюдательного пункта стреляющего командира, получать совершенно точные данные (по дальности и высоте разрыва) от полигонного наблюдательного пункта.

ГАУ еще с 1900 г., со времени начала перевооружения полевой артиллерии скорострельными дальнобойными орудиями, признавало, что расширение существовавших полигонов или замена их новыми, более обширными и более удобными, не терпит отлагательства. Но это крайне необходимое мероприятие осуществлялось крайне медленно, встречая препятствия с разных сторон: финансовое ведомство возражало, как всегда, вследствие недостатка ресурсов государственного казначейства; землевладельцы противодействовали отчуждению у них земли или запрашивали за свои земли непомерно высокие цены; канцелярии затягивали разрешение вопросов, придираясь «к букве закона» или просто ради привычной для них «волокиты», и т. д.

В Киевском военном округе был только один более или менее пригодный для стрельбы полигон.

Одесский военный округ вовсе не имел своих артиллерийских полигонов. Артиллерия этого округа стреляла на арендованных у частных владельцев полях. Арендная плата за эти поля ежегодно росла, причем владельцы полей грозили прекратить в недалеком будущем сдачу их в аренду.

Артиллерийские части прилагали все усилия, чтобы проводить стрельбы для большей их поучительности на незнакомой местности вне полигонов, пользуясь для этого паровыми полями крестьян, Но во многих местах крестьяне переходили на отрубное хуторское хозяйство, почему в скором времени артиллерия оказалась бы не в состоянии находить для себя случайные полигоны и была бы обречена проходить курс стрельбы на малопоучительных или даже совершенно непригодных для современной артиллерии полигонах.

Для артиллерии вопрос о полигонах являлся чрезвычайно важным и обострился настолько, что дальнейшее промедление в его решении могло иметь роковые последствия. Уже тогда, приблизительно за пять лет до начала войны, полевые тяжелые артиллерийские дивизионы и части крепостной (осадной) артиллерии, перевооруженные новыми дальнобойными орудиями, не могли практиковаться в стрельбе, отвечающей свойствам этих орудий. О применении своих новых орудий в боевой обстановке они впервые узнали во время войны, встретившись лицом к лицу с врагом.

Многие земельные участки, выбранные артиллеристами под полигоны как у частных владельцев, так даже и в угодьях министерства земледелия, ускользали из рук военного ведомства из-за весьма высокой оценки. Почти все выбранные казенные участки были покрыты ценным лесом, который пришлось бы при переходе в военное ведомство вырубить, причем казна понесла бы убытки. Но эти убытки были бы ничтожными по сравнению с расходами, которые понесла бы казна при покупке частновладельческих участков, а главное — по сравнению с тем вредом, который приносило обороне государства отсутствие удовлетворительных полигонов и учебных полей для стрельбы754.

Несмотря на многие неблагоприятные условия, учебные артиллерийские полигоны в лице их начальников играли значительную роль в надлежащей боевой подготовке командного состава артиллерии и лишь некоторую роль — в процессе обучения строевых частей артиллерии. Особенно велико было значение полигонов в выработке так называемого общего «артиллерийского языка», чем по справедливости могли гордиться русские артиллеристы755


753 Приказ по артиллерии 1905 г. № 109, журнал Арткома ГАУ 1906 г. № 315; Приказ по военному ведомству 1912 г. № 314.

754 ЦГВИА, 338–306.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4386