Тонку – Шанхайгуань
13 сентября
   Возвращаясь из Тяньцзиня в Порт-Артур, я снова приехал по железной дороге в Тонку. Здесь, в тылу действующей международной армии, русские и другие союзники трудились не меньше, чем в авангарде – в Тяньцзине и Пекине. В устье Пэйхо ежедневно совершалась весьма важная и трудная работа по доставлению войск, боевых припасов и продовольствия с военных и коммерческих судов на рейде – в Тонку и далее на театр военных действий. Благодаря неизменному волнению на рейде Таку, благодаря бару в устье реки, постоянным отливам, приливам и сильным ветрам, эта переправа с моря на берег требовала очень много трудов, забот и бдительности. Хозяевами положения в Таку все время были русские, благодаря тому что комендантом Таку был назначен по выбору адмиралов союзной эскадры адмирал Веселаго, которому пришлось вынести на себе все это тяжелое и сложное дело организации десантов – в самое горячее боевое время, в течение июня и июля 1900 года, и в таком важном стратегическом пункте, каковым является устье Пэйхо-Таку. Адмирал Веселаго был, кроме того, назначен начальником отряда судов всех союзных держав в реке Пэйхо.

   Вступив в комендантство над Таку, адмирал Веселаго прежде всего озаботился приведением укреплений Таку в боевую готовность, что представляло большие затруднения, вследствие того что большинство орудий на фортах было подбито. Для целей перевозки десантов адмирал Веселаго воспользовался буксирными пароходами, а также найденными в Тонку железными баржами, выброшенными на берег ветром. По приказанию адмирала эти суда были исправлены, что дало возможность перевозить не только русские войска, но и десанты союзников, которые неоднократно обращались к содействию русского адмирала.

   Китайское адмиралтейство в Тонку, захваченное русскими, было спасено от разграбления и приведено в полный порядок. Русские морские власти возобновили в адмиралтействе работы, которые стали производиться нашими командами и бывшими китайскими мастеровыми. Китайцам за работу выдавался рис, захваченный нами в Тонку. Как во время военных действий, так и впоследствии это адмиралтейство служило большим подспорьем для русских и иностранных военных судов, выполняя для них различные работы.

   По распоряжению русского коменданта наши лодки «Бобр» и «Сивуч» и две германские лодки обстреляли китайскую импань, находившуюся в 1 1/2 верстах от Тонку и вооруженную 15 орудиями. Германский десант под командой капитана 2-го ранга Поля взял импань, уничтожил орудия и захватил другую импань, в которой китайцы хранили более 10 000 ящиков пороха и около 1000 ящиков пироксилина и динамита. Так как соседство такого огромного количества взрывчатых материалов было чрезвычайно опасно для фортов и станции Тонку, то командиру «Манджура» капитану 2-го ранга Эбергардту было поручено уничтожить эти запасы. Это трудное дело было выполнено в 10 дней.

   Таким же образом по распоряжению адмирала Веселаго английский контр-миноносец «Fame», имевший наименьшую осадку среди других судов соединенного отряда, уничтожил форт Коку, расположенный в 12 верстах выше по Пэйхо и своими орудиями мешавший беспрепятственному движению по реке между Тонку и Тяньцзинем.

   Местность вокруг Тонку была долгое время неспокойна. В окрестных деревнях бродили вооруженные отряды боксеров и китайских солдат. До начала июля все военные суда, стоявшие в устье Пэйхо, днем и ночью были готовы к бою, а люди по ночам спали у орудий не раздеваясь, ожидая нечаянного нападения.

   27 июля начальник нашей Тихоокеанской эскадры вице-адмирал Гильтебрандт, по случаю своей болезни, уехал в Россию, и заместителем его в командовании эскадрой был назначен адмирал Веселаго. Комендантом Таку был временно назначен капитан 1-го ранга Доможиров, который продолжал поддерживать с иностранцами такие же дружественные отношения, какие были установлены его предшественником. Комендантским штаб-офицером при адмирале Веселаго состоял лейтенант Балкашин.

   Полное прекращение военных действий в устье реки Пэйхо последовало со времени взятия крепости Бэйтан.

* * *
   После занятия Лутая генерал Церпицкий вместе со своим отрядом вернулся обратно в Бэйтан.

   11 сентября генерал Церпицкий снова двинулся в поход, по направлению к Лутаю, с целью занять китайскую железную дорогу Тонку – Шанхайгуань – Инкоу. В южной своей части, около Тонку, дорога была наполовину разрушена боксерами, но дальше на север и путь и подвижной состав были в целости. Кроме того, представлялось чрезвычайно важным заблаговременно захватить расположенные вдоль дороги богатые угольные копи, для того чтобы китайцы не успели их разрушить.

   Отряд вовремя пришел в Сиугочжань, и находящиеся здесь копи каменного угля были спасены. На станции железной дороги оказался поезд, на который были живо посажены три роты 6-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Капитан 6-го полка Коссовский и поручик Васмундт повели поезд. С этими ротами генерал Церпицкий и командир 6-го полка полковник Манаев немедленно двинулись по железной дороге на станцию Таньшань, где находились огромные железнодорожные мастерские. Ночью в пяти верстах от Таньшаня поезд наскочил на пустые платформы и потерпел крушение. Наши стрелки отделались ушибами, высадились из вагонов и пошли дальше походом. В Таньшане была оставлена полурота для охраны поезда и воинских вещей.

   По дороге стрелки имели перестрелку с китайцами. Ночью отряд Церпицкого подошел к Таньшаню и сейчас же овладел станцией, всеми мастерскими и депо с 26 локомотивами и 300 вагонами. Все китайцы, служившие на этой станции, бежали. На следующее утро генерал Церпицкий приказал стрелкам исправить путь, испорченный накануне крушением поезда.

   14 сентября в Таньшань прибыл в поезде весь отряд генерала Церпицкого, состоявший из 4 рот 6-го полка, 3 рот 7-го полка, 7 орудий и казаков – верхнеудинцев и читинцев.

   В тот же день генерал Церпицкий получил от коменданта крепости Шанхайгуань письмо, в котором китайский комендант выражал свою покорность и соглашался на все условия сдачи крепости Шанхайгуань русским.

   Получив такое письмо о сдаче, начальник отряда решил немедленно двинуться в Шанхайгуань.

   15 сентября русский отряд был посажен на два поезда и снова тронулся в путь. На станциях Кайпин и Гуе русские захватили копи с богатейшими залежами угля.

   Всего русские захватили: 30 локомотивов, сотни вагонов и открытых платформ, великолепные мастерские, склады, депо, десятки тысяч шпал и рельс, несколько миллионов пудов каменного угля и всю железную дорогу от Тонку до Шанхайгуаня.

19 сентября
   В то время как генерал Церпицкий быстро и неутомимо подвигался вдоль железной дороги к Шанхайгуаню, на рейде Таку совет адмиралов международной эскадры обсуждал вопрос о занятии Шанхайгуаня морскими силами – со стороны моря.

   Адмиралы постановили отправить 19 сентября к Шанхайгуаню военные суда разных наций и ночью штурмовать Шанхайгуаньские форты, если китайцы отвергнут ультиматум и не сдадут форты добровольно.

   Защищенный со стороны моря минными заграждениями и прекрасными фортами с новейшими орудиями, Шанхайгуань представлялся сильной крепостью, и взять его было бы еще труднее, чем форты Таку, если бы китайцы пожелали оказать сопротивление. Поэтому против Шанхайгуаня была двинута сильная международная эскадра.

   Желая всюду быть первыми, а главное – желая перехитрить русских, англичане завели особые переговоры с комендантом Шанхайгуаня, отдельно от всех союзных адмиралов, предлагая ему сдать Шанхайгуань Англии.

   Хотя комендант еще 14 сентября сдал вверенную ему крепость генералу Церпицкому, однако, получив такое любезное предложение от англичан, он поспешил исполнить также их желание, остроумно сдавая свою крепость во второй раз.

   19 сентября рано утром одно английское военное вестовое судно подошло к Шанхайгуаню. Англичане высадились на берег, подняли свой флаг на одном из фортов и отправились занимать станцию железной дороги – главную цель их тайной высадки, но… неожиданно встретили два поезда, которые быстро катили к станции, битком набитые русскими солдатами, кричавшими «ура».

   Это был отряд генерала Церпицкого, который предупредил англичан.

   Стрелки вылезли из вагонов, живо заняли станцию и все мастерские и водрузили над станцией русский флаг. Вся дорога от Тонку до Шанхайгуаня была в руках русских.

   В тот же день вечером к Шанхайгуаню прибыл из Порт-Артура десантный отряд, предназначенный для занятия фортов и города. Десант состоял из 15-го и 16-го полков 4-й стрелковой Железной бригады, только что прибывшей из Одессы, полуроты квантунских саперов, 4 орудий, полусотни верхнеудинцев и 3 команд морских минеров и сигнальщиков. Отрядом командовал начальник 4-й стрелковой бригады генерал-майор Волков.

   Войска были размещены на крейсерах Добровольного флота «Москва» и «Орел» и на пароходах Китайской Восточной железной дороги «Гирин» и «Проспер». Отряд конвоировался крейсером 1-го ранга «Россия».

   На рейде перед Шанхайгуанем уже стояло около 40 военных судов России и других союзных держав. На фортах были подняты международные флаги. В 1 час ночи на шлюпках нашей эскадры начали свозить русский десант на берег. Через четыре часа 3200 человек нашего десанта, в полной боевой готовности, были уже доставлены на берег. На другой день была перевезена артиллерия, кавалерия и обоз. Всеми операциями высадки, произведенной в блестящем порядке и в кратчайшее время, руководил новый начальник нашей Тихоокеанской эскадры вице-адмирал Скрыдлов.

   Нашими войсками была без замедления занята вся железная дорога от Шанхайгуаня до Цзиньчжоуфу и далее до Инкоу. Чины 1-го Уссурийского железнодорожного батальона сейчас же приступили к исправлению железнодорожного пути на всем протяжении и к устройству правильного движения поездов.

   Подъем Русского Андреевского флага в Шанхайгуане



   К октябрю 1900 года вся китайская железнодорожная линия, охватывающая север Печилийского залива, от Инкоу до Цзиньчжоуфу, Шанхайгуаня, Тонку и далее внутрь страны – до Тяньцзиня и Янцуня, всего на протяжении около 600 верст принадлежала России и находилась в заведовании чинов Уссурийского батальона.

   Линия Янцунь – Тяньцзинь – Шанхайгуань была Россией вскоре безвозмездно передана германцам, которые передали ее англичанам.

   Вице-адмирал Скрыдлов



   Вице-адмирал Алексеев на форту в Шанхайгуане



   Линия Шанхайгуань – Цзиньчжоуфу – Инкоу находилась в ведении и владении России два года. Чины Уссурийского батальона восстановили путь, местами выстроили новое полотно, соорудили большой деревянный мост через реку Далинхэ, завели аккуратное движение поездов и привели дорогу в такой блестящий вид, что вскоре можно было ездить сплошным железнодорожным путем от Порт-Артура до Пекина.

   24 сентября 1902 года, на основании договора 26 марта того же года, Шанхайгуаньская линия была возвращена Россией Китаю.

   Ныне, с окончанием постройки Маньчжурской железной дороги, эта линия вошла в величайшую железнодорожную цепь, связывающую Пекин с Петербургом непрерывными звеньями рельс.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4309