Русское градоначальство в Инкоу
   Когда по приказу генерала Флейшера над китайской таможней был спущен китайский флаг и поднят русский, английский консул выразил свой протест, заявляя, что таможенное здание есть частная собственность английского подданного сэра Роберта Гарта, вследствие чего он находит, что русский флаг поднят незаконно. Так как прекращение деятельности таможни совершенно не могло входить в наши интересы, которые, напротив, требовали сохранения самых дружественных отношений с иностранцами в Инкоу, то адмирал Алексеев обратился к заведующему таможней комиссару Баура с письмом, в котором просил его по-прежнему управлять таможней, так как русские власти не намерены входить в ее внутреннее устройство и распорядки и желают, чтобы дела в ней велись как и раньше. Ввиду бегства даотая, который имел право контроля над денежной отчетностью таможни, адмирал признал справедливым, чтобы было назначено специальное русское лицо, которое приняло бы на себя эти функции даотая, со званием товарища комиссара – «co-commissioner».

   Таможенный комиссар г. Баура не согласился сразу на русские предложения и ответил, что он желает представлять отчетность непосредственно временному управлению Инкоу и, кроме того, окончательные инструкции он должен получить от своего таможенного начальства в Шанхае.

   Адмирал Алексеев поручил своему дипломатическому чиновнику И. Я. Коростовцу лично переговорить с г. Баура и подробно выяснить, что русские нисколько не покушаются ни на дела таможни, ни на ее внутреннюю организацию, но желают, чтобы она как можно скорее возобновила свою деятельность. Г. Коростовец указал, какие выгоды может иметь таможня, если она не приостановит своих дел при новом русском управлении, и так удачно повел переговоры, что г. Баура принял все наши предложения. Впоследствии главное управление англо-китайских таможен в Пекине вполне одобрило г. Баура за то, что Инкоуская таможня не прекратила своей деятельности, и признало русский образ действий совершенно целесообразным и правильным.

   Вопрос о русском флаге над англо-китайской таможней был улажен также удачно. Адмирал Алексеев поручил разъяснить, что так как русские временно заместили бежавшие китайские власти, то они тем самым имеют полное право спустить китайский флаг с таможни, являющейся китайским казенным учреждением, и поднять русский флаг и что этим нисколько не затронуты частные права собственности английского подданного сэра Р. Гарта.

   Английский консул и таможенный комиссар нашли эти объяснения совершенно правильными – и русский таможенный флаг развевается над таможней поныне.

   Когда в 1895 году в войне с Китаем японцы заняли Инкоу, они первым долгом упразднили англо-китайскую императорскую морскую таможню, назначили своих чиновников японцев и сами собирали пошлины с китайцев и судов, посещающих Инкоуский порт.

   Хотя Россия и не объявляла войны Китаю, но силою обстоятельств она была вынуждена занять Инкоу для охраны жизни и имущества своих и иностранных подданных. Россия, по праву войны, могла поступить с Инкоу так же, как поступили японцы, и ввести русскую таможню с русскими чиновниками.

   Не желая возбуждать конфликта с иностранцами и прерывать деятельность таможни, с одной стороны, а с другой – желая подтвердить принцип временного занятия порта, адмирал Алексеев признал необходимым сохранить китайскую императорскую таможню в полном ее объеме и правах, причем он вошел в соглашение с г. Баура, что следующие требования России будут соблюдены: 1) отчетность таможни будет контролироваться русским чиновником; 2) комиссар и все служащие в таможне подчиняются русской власти; 3) функции бывшего Хайгуаньского банка, имевшего дела с таможней, будут возложены на отделение Русско-Китайского банка в Инкоу, в котором в качестве депозита будут храниться доходы таможни.

   Представителем и для контроля со стороны России – для китайской императорской таможни был назначен г. Шмидт, один из чиновников Русско-Китайского банка.

   В Инкоу существовала туземная таможня, управлявшаяся китайскими чиновниками и взимавшая пошлины с джонок (ластовый сбор) и с товаров. Так как все эти чиновники бежали во главе с даотаем, то адмирал Алексеев возложил на русских чиновников сбор пошлин с китайских судов, каковые сборы были обращены в средства русского инкоуского градоначальства.

   Русская колония в Инкоу на палубе «Бобра»



   Одновременно с устройством таможенных вопросов, имевших международное значение, адмирал Алексеев энергично взялся за утверждение в Инкоу временного русского управления, которое обеспечивало бы мир, порядок и безопасность всем жителям и оберегало бы русские интересы на этой окраине.

   Насколько быстро велись работы по составлению проекта инкоуского управления, можно в достаточной степени судить по тому, что 27 июля, через 4 дня после занятия Россией Инкоу, адмирал Алексеев утвердил «Положение о временном Императорском Российском управлении портом Ньючжуан-Инкоу», выработанное А. Н. Островерховым и И. Я. Коростовцем.

   Новое управление получило наименование градоначальства.

   Во главе управления портом поставлен градоначальник, назначаемый главным начальником Квантунской области и утверждаемый Высочайшей властью.

   При градоначальнике образован совет, в качестве совещательного органа, в состав коего входят: комендант, представитель консульского корпуса, представитель иностранных торговых фирм, представитель китайских торговых палат, таможенный комиссар (от китайской морской таможни) и заведующий санитарной частью.

   Для выяснения нужд городского и торгового населения при градоначальнике образована дума из представителей местного купечества.

   Для заведывания отдельными отраслями управления назначены:

   1) Полицеймейстер. 2) Податной инспектор и казначей. 3) Городской судья. 4) Заведующий санитарной частью. 5) Переводчики.

   Находящиеся в городе войска состоят в ведении коменданта, на которого, кроме того, возлагается охрана города и обезличение правильного торгового движения сухим путем и по реке Лаохэ.

   Градоначальнику предоставлено право издавать обязательные постановления, облагать туземцев налогами и сборами, распоряжаться движимым и недвижимым имуществом, принадлежавшим Китайскому правительству, утверждать расходование сумм, отпущенных или поступающих на содержание управления и благоустройства города, и сноситься с иностранными представителями.

   Для поддержания порядка на реке Лаохэ и среди китайских джонок назначена брандвахта, в составе офицера и нижних чинов, которым вменено в обязанность не допускать в город джонок с оружием, китайскими солдатами и военными припасами. Податной инспектор (он же казначей) занимается сбором с китайского населения как обычных налогов и податей, так и тех, которые могут быть вновь установлены градоначальником.

   Судебная часть вверена русскому городскому судье и иностранным консулам на следующих основаниях: дела между русскими, китайцами и иностранцами, не имеющими здесь своих консульских представителей, а также дела, возникающие по обвинению полицией, разбираются – городским судьей, который руководится кодексом смешанных судов в Китае; дела между иностранцами, имеющими в Инкоу своих консулов, разбираются соответствующими консулами; дела по обвинению иностранцев китайцами разбираются подлежащими консулами; дела по обвинению китайцев иностранцами разбираются – городским судьею; китайцы, обвиняемые в тяжких уголовных преступлениях, грабежах, военной контрабанде и пр., подлежат ведению военного суда; все начальники отдельных отраслей управления назначаются и увольняются главным начальником Квантунской области; иностранцы и китайцы могут быть приглашаемы на службу градоначальником; средствами градоначальства являются доходы от сборов с китайцев и доходы китайского отделения морской таможни, ведающего сборами с китайских джонок и товаров.

   Адмирал Алексеев назначил градоначальником Инкоу русского консула, незадолго перед тем прибывшего в этот город, – A. H. Островерхова. Выбор оказался в высшей степени удачен и оправдал не только надежды и доверие русских, но и иностранного населения, которое было чрезвычайно встревожено необыкновенными событиями, разразившимися над Инкоу. Знание новых языков, знакомство с местными условиями и прекрасные отношения, ранее существовавшие между иностранцами и г. Островерховым, давали ему возможность справляться с трудной задачей – первого русского градоначальника в международном договорном порте, имеющем «открытые двери». А. Островерхов управлял городом 15 месяцев. Его преемником был назначен капитан 2-го ранга Эбергард.

   Приказом адмирала Алексеева командир канонерской лодки «Отважный» капитан 2-го ранга Клапье-де-Колонг был назначен комендантом порта Инкоу. Благодаря его дипломатическому такту, стойкости и энергии в действиях русские интересы в Инкоу нашли в лице кап. Колонга ревностного поборника. Он сумел поддерживать наилучшие отношения не только с иностранцами, но и с китайцами, которые оказали разные почести капитану Клапье при его отъезде из Инкоу.

   На почетном шелковом знамени китайцы вышили следующую надпись в честь отъезжавшего коменданта: «Великого Русского Царя – начальнику сил морских, сухопутных, пушечных и лошадиных: ваше строгое приказание облагодетельствовало много бедного народа».

   Комендант порта Инкоу капитан 2-го ранга Клапье-де-Колонг



   Когда китайцы услышали и увидели, что русские вносят в Инкоу, брошенный китайскими властями, определенное управление и твердый порядок, они стали успокаиваться и снова возвращаться в свои покинутые фанзы. По Лаохэ и с моря стали снова прибывать джонки с товарами. К русской власти китайцы сразу стали относиться с полным доверием и даже начали просить, чтобы к их домам и магазинам ставились русские караулы, за что они хотели платить особое вознаграждение.

   Первым полицеймейстером Инкоу был назначен штабс-капитан Пересвет-Солтан, занявший затем должность правителя канцелярии градоначальника. Затем полицеймейстером этого порта состоял поручик Стравинский.

   Для сохранения порядка и безопасности в городе была образована полиция из 75 стрелков, из которых один старший. Кроме того, назначены четыре околоточных надзирателя. Так как подобная охрана была бы недостаточна для города, занимающего до 4 кв. верст и имеющего многочисленное население (до 100 тысяч жителей летом), то полицеймейстер Стравинский образовал особую китайскую милицию, содержимую на счет местных купцов. Милиция теперь состоит из 200 пеших и 30 конных охранников, вооруженных разным старым китайским оружием, достаточным против китайских воров и грабителей. Кроме того, в интересах безопасности китайцам было воспрещено гулять по улицам с 9 часов вечера и до рассвета.

   Еще в первые дни пребывания адмирала Алексеева в Инкоу к нему явилась депутация из китайских богатых купцов и знатных горожан, которые принесли ему благодарность китайского населения за водворение порядка в брошенном властями городе и просили на будущее время покровительства и охраны.

   В течение года китайцы имели много случаев убедиться, что русская власть умеет не только быстро брать города, но и вносить в них порядок, суд, расправу и давать надлежащую поддержку и защиту интересам трудового населения.

   По приказанию адмирала Алексеева экспедиция подполковника Генке и лейтенанта Козлянинова спустилась вниз по реке Лаохэ, рассеяла гнездо речных разбойников-хунхузов и привела караван, состоявший из нескольких тысяч китайских джонок с товарами. Борьба с речными хунхузами ведется до сих пор. Можно считать, что главные хунхузские конторы, облагавшие своею данью джонки по реке Лаохэ, – ныне уже уничтожены.

   Другим вниманием русской власти к нуждам туземцев было понижение пошлин. Когда при морской таможне было образовано русско-китайское отделение для сбора пошлин с китайских джонок, то пошлины взимались согласно тарифу морской таможни. Оказалось, что этот тариф по некоторым статьям выше тарифа, установленного для джонок китайскими властями, хотя в сумме пошлины, собиравшиеся даотаем, были гораздо выше, так как китайские чиновники вообще собирали налоги хищнически и нередко увеличивали их произвольными поборами. Весною 1900 года китайские купцы обратились с ходатайством к русским властям о понижении пошлин до уровня китайского «даотайского» тарифа.

   По представлению финансового комиссара Квантунской области И. Н. Протасьева адмирал Алексеев приказал, чтобы со всех ввозных и вывозных товаров пошлины взимались по прежнему китайскому тарифу.

   Неудивительно, что китайцы, живущие в Инкоу и получающие большие доходы от пребывания русских, ценят русское управление городом и подносят русским разные почетные зонтики, знамена и пр., – и не слышно, чтобы они мечтали о скором возвращении в Инкоу бежавших китайских мандаринов.

   Говоря о культурной деятельности русских в Инкоу, необходимо отметить плодотворные труды двух лиц, последовательно занимавших должность городского судьи в Инкоу, – капитана А. Н. Разумовского и капитана А. Д. Дабовского, которые с честью носили имя русского судьи и содействовали поддержанию порядка, согласия и добрых отношений между русскими, иностранцами и китайцами в этом порту.

   Городской судья капитан Дабовский



   Следует также упомянуть, что энергией местных русских военных властей при управлении 1-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады была воздвигнута первая православная церковь в Инкоу – в бывшей китайской кумирне.

   Одновременно с военным занятием Южной Маньчжурии шло и научное ознакомление с краем. Ныне в степях, городах и дебрях Маньчжурии работают русские военные топографы и нередко под выстрелами хунхузов составляют карту трех великих провинций Маньчжурии: Мукденской, Гиринской и Хэйлунцзянской. Лейтенант Л. Л. Козлянинов, который, будучи командиром миноносца № 208, уже изучал реку Лаохэ в 1900 году, весною следующего года проехал на джонках эту реку от города Тунцзякоу, у границ Монголии, мимо Телина, до ее устья, и, несмотря на тяжелые условия путешествия, весенние дожди, холода и ветры, не стесняясь присутствием больших отрядов хунхузов, которые постоянно тревожили джоночные караваны, он сделал гидрографическую съемку реки, определил астрономически 38 пунктов и производил попутно речной промер.

   В июне 1901 года приказанием адмирала Алексеева лейтенант Козлянинов был назначен командиром парохода «Самсон» и получил приказание как можно выше подняться по реке Лаохе. 27 июня устье реки Хунхэ, впадающей в Лаохэ, на 130 верст выше Инкоу, впервые увидело русское паровое судно, пришедшее под Андреевским флагом. Подходя к реке Хунхэ, лейт. Козлянинов встретил скопище хунхузов, открыл огонь и быстро рассеял их. 10 хунхузов и их 3 лошади были убиты. Остальные бежали. Таким образом, «Самсон» был первым судном, которое углубилось так далеко внутрь страны, без карт и лоцманов, исключая карты, составленной самим же Козляниновым.

   В течение навигации 1901 года «Самсон» несколько раз подымался по Лаохэ и охранял на реке порядок и свободное движение джонок. Гидрографический труд лейтенанта Козлянинова осветил великую реку Ляо – важнейшую торгово-политическую и стратегическую водную артерию Южной Маньчжурии.

   С 1 января 1901 года русская таможня (русско-китайское отделение морской таможни) подчинена ведению финансового комиссара в Порт-Артуре И. Н. Протасьева. Русская таможня была организована по образцу морских таможен в Китае, устройство которых является наиболее соответствующим требованиям местной весьма своеобразной торговли, благодаря чему за первый отчетный год русская таможня в Инкоу всего собрала 395 049 рублей. Вся эта сумма обращена в доходы градоначальства, благодаря чему расходы по содержанию русской администрации в Инкоу были покрыты вполне.

   Если бы Россия заняла в 1900 году и Китайскую морскую таможню, т. е. сделала то, что сделала Япония в 1895 году, то Инкоу давал бы России ежегодного дохода около 1 400 000 руб. За два года Инкоу так обрусел под русским управлением и русские так много сделали для его благосостояния, что возвращение его Китаю было бы равносильно потере целого русского города и миллионного порта, являющегося торгово-политическим ключом в Маньчжурию.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3716