Бэйтан
7 сентября
   Пробыв в Пекине ровно 5 недель, 4 сентября я выехал верхом обратно, желая поспеть к штурму морской крепости Бэйтан, что значит по-китайски «Северное озеро». Обратный путь был совершенно безопасен. Всюду тянулись отряды союзных войск, и во всех попутных городках от Тунчжоу до Янцуня были устроены международные этапы, посты и оставлены гарнизоны. От Янцуня до Тонку железная дорога была восстановлена Уссурийским железнодорожным батальоном, и на всем этом протяжении исправно ходили поезда, управляемые чинами батальона. Дорога горячо работала. Поезда несколько раз в день ходили в обе стороны, в Янцунь и в Тонку, доставляя одни союзные войска для Пекина, а другие для штурма Бэйтана, расположенного в 12 верстах от Тонку.

   В Янцуне, в 6 часов утра 7 сентября, я сел на поезд, переполненный разнообразными войсками, джентльменами, маркитантами, оружием и лошадьми, проехал мимо памятных мест Бэйцана и Тяньцзиня и в 10 часов утра был в Цзюньлянчэне.

   Бросив поезд, я сел на коня и поскакал на гул отдаленных орудийных выстрелов. На горизонте чернели форты Бэйтана и взлетали белые и серые клубы дыма. Ехал по высохшей пустынной степи, над которой со свистом носились тучи саранчи.

   Поля, еще не выжженные солнцем, были доедены саранчой.

   Я взял направление на крепость Бэйтан, которой командовал генерал Ли, и погнал коня.

   Мне рассказывали, что, когда русские предложили этому храброму генералу Ли отдать Бэйтан без боя и жертв, он ответил:

   – Если я отдам Бэйтан без боя, китайское правительство отрубит мне голову. Если же я вступлю в бой, то русские возьмут у меня Бэйтан с бою, и китайское правительство тоже отрубит мне голову. Поэтому я прошу русских оставить меня в покое. Я же обещаюсь не предпринимать никаких враждебных действий из Бэйтана.

   Наши артиллеристы



   После этого ответа прошло несколько недель. Генерал Ли все укреплялся в своей крепости, минировал фугасами все подступы и пути к ней и преисполнился, наконец, такой храбрости и самоуверенности, что на вторичное предложение русских очистить Бэйтан, ответил:

   – Вместо того, чтобы угрожать понапрасну, русские лучше бы попробовали пойти и взять Бэйтан.

   Русские пошли и взяли.

   Накануне наши железнодорожники и саперы, под начальством подполковника Григоренко, делали разведку местности перед Бэйтаном, для того чтобы выбрать и приготовить позиции для наших полевых и мортирной батарей. Приблизительно в версте от фортов дорога оказалась перекопанной в 8 местах и всюду минированной. Возле станции Бэйтан, разрушенной ихэтуанцами, усмотрена сильная китайская застава и за ней лагерь. Пока не будет выбита эта застава, невозможно строить позиции для артиллерии. Подполковник Григоренко дал знать генералу Церпицкому о заставе и начал исправлять дорогу. Стали закапывать ямы, вырытые в дороге, и вынимались фугасы, которые представляют простые ящики, начиненные порохом, с жестяными терками внутри. Ящики зарываются в землю, слегка прикрываются крышками и присыпаются землей. При нажиме ногою на крышку терки приходят в действие и вызывают взрыв. Китайцы первые изобрели порох и нашли в нем прекрасное применение для фейерверков. Европейцы дали им лучший бездымный порох для пушек и научили начинять порохом мины и фугасы.

   Вечером 6 сентября генерал Церпицкий двинулся со своим отрядом выбивать китайскую заставу, имея под своим начальством роты 6-го и 7-го полка, а в резерве батальон 12-го полка под командой полковника Анисимова. В 10 1/2 часов ночи, в полной темноте, идя по дороге, отряд наткнулся на первые фугасы. 3 взрыва последовали один за другим. Несколько человек взлетело на воздух. Увидя взрывы, китайцы направили на дорогу орудия со всех своих фортов, из батареи перед фортами, заставы и из пулеметов. В несколько минут 25 человек нижних чинов было ранено пулями и обожжено фугасами. Ужас охватил русский отряд. Солдаты кричали «ура», но стояли как вкопанные: идти дальше на пули и фугасы значило идти на самоубийство. Тогда генерал Церпицкий выехал вперед, приободрил солдат и, командуя: «раз, два»… сам повел отряд. Чтобы не идти по фугасам, сошли с дороги вниз, в солончак, и шли по грудь в воде. Быстро добрались до заставы, выбили китайцев и взяли их лагерь. Несколько китайцев были приколоты штыками. Фугасы продолжали взрываться. Одна граната попала в фугас, взорвала ящик, причем был легко контужен в голову генерал Церпицкий. Находившийся в распоряжении генерала капитан Нечволодов наткнулся на фугас, но спасся чудом. Капитан Кашкин и поручик Сомов попали на фугас и взлетели на воздух. У капитана Кашкина оказался перелом ключицы, ушибы и ожоги. Поручик Сомов отделался одними ушибами. Капитан артиллерии в запасе Еголштин получил сильные ожоги лица. Принц Хайме Бурбонский, корнет Гродненского полка, состоявший при генерале Церпицком, попал между трех взорвавшихся фугасов, но остался невредим. Совершив это отчаянное шествие по фугасам, взяв китайскую заставу и оставив на ней русскую, генерал Церпицкий вернулся со своим отрядом на бивак, возле деревушки Сидаоцяо, где был устроен перевязочный пункт.

   Генерал Церпицкий



   Когда стало светать, три русские осадные батареи, состоявшие из 6 русских и 8 плененных китайских орудий, начали дружно и громоносно разбивать Бэйтанские форты. Эти батареи были нашими саперами и артиллеристами незаметно привезены и поставлены в 4 верстах от Бэйтана, на голой песчаной равнине. Орудия были так искусно скрыты насыпью железной дороги, что китайцы, вообще быстро угадывающие дистанцию, никак не могли найти расположение русской артиллерии.

   Начальником всех батарей был подполковник Тохатэлов. При нем состояли офицеры: поручики Смирнов, Люпов и Бабенко.

   Возле русских орудий расположились также 4 германские пушки, стрелявшие пироксилиновыми бомбами.

   Подполковник Тохатэлов и крепостная артиллерия в Порт-Артуре



   Тохатэлов и его офицеры очень удачно определили расстояние до различных бэйтанских фортов. Их орудия стали извергать такой ад огня и стали, так опустошали форты китайской крепости, что китайцы не решились бороться и начали мало-помалу покидать Бэйтан. Одни китайцы бежали на джонках в море, другие толпами уходили по дороге в Лутай. Комендант крепости генерал Ли, упорно отказывавшийся сдать крепость добровольно, также бежал. Гарнизон Бэйтана исчислялся в 2000 человек.

   Полковнику Генерального штаба Флугу было поручено во главе конного отряда преследовать бегущие китайские войска. Но преследование оказалось совершенно невозможным.

   Так же, как и под Бэйцаном, умные китайцы прекрасно воспользовались услугами природы. Всю местность вокруг Бэйтана, на несколько верст, они пересекли сетью каналов. Когда Бэйтан оказался в опасности, китайские саперы соединили каналы с морем, и первый же морской прилив наполнил каналы водой и затопил всю местность, которая необозримо тянется почти в уровень с поверхностью моря. Перебираться через все каналы, топи и низины, под неприятельскими выстрелами, было крайне тяжело. Во время одной переправы потонул 1 казак и двое было ранено. Пришлось от преследования китайцев отказаться.

   К 10 часам утра все грозные орудия Бэйтана замолкли. Крепость была покинута ее защитниками. К полудню на бэйтанских фортах были подняты флаги разных союзных наций, войска которых были посланы на штурм Бэйтана.

   Крепость была взята исключительно артиллерийским огнем русских и германцев, действие которого было настолько значительно, что пехотный бой и новые жертвы оказались излишни. На примере Бэйтана, который китайцы не в состоянии были защищать, подтвердилось благотворное значение артиллерии, решившей исход боя на расстоянии и предотвратившей ненужное кровопролитие.

   Русские войска, направленные для штурма Бэйтана, состояли из следующих частей: нескольких рот 6-го, 7-го, 10-го и 12-го полков, 3-й батареи Восточно-Сибирского стрелкового дивизиона, 3-й батареи 1-й бригады, порт-артурских мортир, русских и китайских осадных орудий (всего 30 орудий), 2 эскадронов Приморского драгунского полка, 6-й сотни верхнеудинцев, германской батареи, 1 батальона германцев и 1 1/2 батальона французов. Остальные союзники каким-то образом не нашли Бэйтана и поэтому не поспели к штурму.

   Начальником всех сил, двинутых против Бэйтана, был генерал-лейтенант барон Штакельберг. Начальником авангардной колонны назначен генерал-майор Церпицкий, а главной колонны – капитан 1-го ранга Доможиров.

   В авангардной колонне, кроме генерала Церпицкого, были обожжены фугасами: капитан Кашкин (тяжело), отставной капитан Еголштин, поручик Андреев, подпоручик Тупицын и подпрапорщик Ягн.

   Обожжено и ранено: в 6-м Восточно-Сибирском стрелковом полку – 72 нижних чина, из них 26 тяжело, убито 2. В 7-м Восточно-Сибирском стрелковом полку обожжено и ранено – 22, из них 12 тяжело, убито 2.

   Еще до штурма Бэйтана, во время разведок, несколько стрелков было ранено и обожжено фугасами. Взрывом фугаса поручик Восточно-Сибирского саперного батальона Попов был подброшен на воздух и сильно обожжен. Вся его кожа обуглилась, и нога была переломлена.

   В Бэйтане захвачено 4 форта и 48 орудий большого калибра, новейших систем и лучших заводов (Круппа и других), кроме мелких орудий. Занят 1 арсенал.

   Поручик Попов



   Наши стрелковые роты, батареи и кавалерия расположились биваком на берегу реки Бэйтанхэ, возле одного из занятых нами фортов.

   Подле форта находился бедный китайский городок. Почти все жители его бежали, испуганные неприятельскими ядрами, громившими Бэйтан и разрывавшимися в городке. Когда союзные солдаты вошли в форты и не нашли в них ни одного китайца, с которым они могли бы подраться, то, чтобы выместить свою досаду, они бросились в городок и начали стрелять в несчастных стариков и старух, которые еще не успели бежать. К счастью, наши офицеры вовремя узнали и остановили эту охоту.

   Жители этого городка были в таком отчаянии, что несколько мужчин и женщин утопилось в реке. Ночью, во время отлива, жутко было идти по берегу и встречать их окоченевшие и завязшие в тине тела. В темноте я наткнулся на какую-то полуживую кучу: несколько женщин, дряхлых и молодых, живых и мертвых, вместе с детьми, которые жались к мертвой матери, сбились в одну страшную груду ужаса и отчаяния и молча, даже без стонов, сидели и лежали в грязи подле самой воды. Что они чувствовали в эти часы? Вода прибывала, и эти женщины и дети должны были захлебнуться. Вода плескала и подбиралась к ним все выше и выше. Вокруг них карабкались и копошились крабы. Тина и водоросли обволакивали им ноги. По-видимому, это было им все равно. Они предпочитали погибнуть в воде, нежели попасть в руки иностранному разбойнику. Некоторые женщины лежали наполовину в воде и грязи и уже не двигались. Другие еще были живы. Неужели всемогущее Небо не видело этих несчастных и не хотело вырвать их из жестокости людей? Даже крабы были счастливее этих застывших в ужасе китаянок, так как они нашли для себя в человеческих телах вкусную пищу. Но жестокость и милосердие давно перепутаны у людей.

   Доктор Зароастров, старший врач 12-го полка, обошел городок и послал санитаров вытащить из воды тех женщин, которые были живы, и перевязать раненых китайцев и китаянок.

   Несколько женщин и детей удалось спасти.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3433