Русская железная дорога
16 июля
   Я проехал по новой русской военной железной дороге Тяньцзинь – Тонку, восстановленной в две недели 1-м Уссурийским железнодорожным батальоном, прибывшим из Владивостока. Начальник дороги – командир батальона полковник Келлер. Тяньцзиньский вокзал, бывший мишенью китайских батарей в течение месяца, представляет живописную груду развалин, увенчанных русским флагом. Уцелели одни стены, которые покрыты жестокими язвами гранат и огня. Между стенами кучи камней и мусора. Контора станции помещается в уцелевшем «зале 1-го класса», который представляет отдельный домик справа и предназначался только для европейских пассажиров, куда китайцы не имели права входа. Дорога была выстроена англичанами для китайского правительства в 1897 году.

   Комендантом станции назначен поручик 11-го полка Филичкин. Его стараниями вокзал очищен от неимоверного количества мусора и грязи, которыми он был завален. Дебаркадер безукоризнен.

   В распоряжении коменданта находится армия косоглазых оборванных манз, числом около 150 человек, которые набраны для работ в соседнем китайском городе и из которых, наверное, добрая половина была боксерами. За работу они получают кров, рис и по 10 копеек в день. Сперва они выводились на работы с конвоем и часто бегали. Теперь же они работают без конвоя и сами просятся на работы, видя, что их не бьют и даже дают им деньги. Старшина получает 60 копеек в день. При нынешнем положении дел – это очень высокая плата.

   1-й Уссурийский железнодорожный батальон в Тонку



   Поезда отходят исправно в Тонку три раза в день: в 8 часов утра, в 12 часов и в 4 часа дня. В те же часы поезда отходят из Тонку в Тяньцзинь и идут 3 часа.

   Я был радостно удивлен, когда к дебаркадеру разрушенной китайской станции подкатил паровоз, подбитый пулями, с надписью «Молодец». Таких молодцов я увидел еще трех – «Русский», «Воин» и «Пленник». Последнего я увидел в довольно безнадежном состоянии, в нескольких верстах от Тяньцзиня. Его котел был разбит гранатами. Корпус и труба испещрены следами осколков и пуль. «Пленник» лежал в самом печальном виде на насыпи.

   Когда китайцы засыпали снарядами вокзал, солдаты железнодорожного батальона смело вывели из депо 4 паровоза под ожесточенным огнем, направленным на паровозы. Они развели в них пары и преспокойно уехали. Мне рассказывали, что, не обращая никакого внимания на рвавшиеся гранаты, железнодорожники достали белой краски и окрестили эти паровозы русскими именами. Все отличившиеся железнодорожные солдаты представлены к Георгию.

   По быстроте, с которой эта железная дорога была восстановлена русскими, и по тем опасностям и трудностям, которые им пришлось преодолеть, она может считаться гордостью русского военно-железнодорожного дела.

   Высочайшим повелением полурота 1-го Уссурийского железнодорожного батальона, под командой поручика Грузина, имевшая офицеров Лосьева, Горбачевского и Экгарда и нижних чинов – 154 человека, была отправлена из Владивостока в Тонку для восстановления разрушенной китайцами дороги Тонку – Пекин. Общее начальство над этой полуротой, ротой саперов и телеграфной командой должен был принять подполковник Подгорецкий. 18 июня отряд инженерного войска прибыл в Таку. 20-го отправился в Тяньцзинь и вступил в состав отряда Стесселя и отсюда должен был начать работу.

   После рекогносцировки под сильным ружейным и артиллерийским огнем станционных путей и зданий выяснилась возможность воспользоваться паровозами и вагонами лишь при условиях риска, так как китайцы беспрерывно обстреливали станцию Тяньцзинь и пристрелялись очень хорошо.

   Согласно распоряжению генерала Стесселя подполковник Подгорецкий решил в горячий день 22 июня совершить вывод вагонов с путей и паровозов из депо. Первую задачу он принял на себя, выполнение второй задачи поручил поручику Лосьеву. В прикрытие последнему был назначен взвод под командой подпоручика 10-го полка Яблонского. 2 машиниста, 2 помощника и 2 кочегара должны были приготовить паровоз. В депо гранаты пробивали наружную стену и разрывались, портя паровозы. Надо было производить замену испорченных частей. Осколки гранат то и дело выбивали что-нибудь в паровозе. Все думали лишь о том, чтобы как-нибудь сохранить котел. После девятичасовой работы паровоз был готов. К ведущему паровозу прицепили холодный паровоз и 4 вагона. Настало затишье.

   Лишь только вышел паровоз с тендером и вагонами вперед, послышался оглушительный залп из орудий, гранаты посыпались в холодный паровоз и в вагоны с углем. Но так как в переднем паровозе не было паров, то и опасности взрыва не могло быть. Китайцев надули. Выйдя из крепостных ворот, наши отважные машинисты дали свисток с паровоза.

   Русские полки приветствовали поезд радостными криками «ура». Передний паровоз, как попорченный, был выкинут, и работали одним паровозом.

   Железнодорожники и саперы приложили теперь всю энергию, чтобы при помощи завоеванного подвижного состава продвинуться поскорей к Цзюньлянчену.

   Разрушение дороги представляло отчаянную картину: шпалы были уничтожены на всем протяжении от станции Тяньцзинь на 15 верст к Цзюньлянчэну. Достать их было неоткуда, рельсы разболчены, исковерканы, часть уничтожена и разбросана по сторонам полотна. Костылей, болтов и подкладок нет нигде. Деревянное строение многих мостов сожжено, а один мост в 24 сажени длины взорван, причем уцелело 6 каменных устоев не на одинаковой высоте.

   Организация работы состояла в следующем: начать работу с двух концов разрушения. За неимением шпал вытаскивать из уцелевших участков дороги шпалы через одну; дорожить каждым костылем; за неимением подкладок пришивать стыки рельс костылями. Отправить в поиски за шпалами в окрестные деревни казаков; шпалы находили в ямах и канавах покрытых землей на аршин глубины. Отрывали саперы и железнодорожники и нагружали в двуколки, данные Стесселем. При таких условиях, несмотря на 16-часовую работу, в день представлялось возможным укладывать с обоих концов 1 1/2 версты; работающих в день было около 200 человек (саперы и железнодорожники).

   На рассвете 24 июня были выведены из депо 2 паровоза и 4 вагона подпоручиком Экгардом под сильнейшим артиллерийским огнем. С увеличением подвижного состава увеличилась и скорость работ и облегчилась доставка материальной части. Решительный бой 30 июня заставил неприятеля покинуть свои позиции, откуда он поражал убийственным огнем станцию. Станция была в русских руках, и железнодорожники достали наконец весь нужный материал для пути и мостов, что дало возможность на 10-й день работ закончить укладку пути на протяжении 16 верст, и 4 дня было употреблено на восстановление железнодорожного моста в 24 сажени длины; брусья на клетки были сплавлены из арсенала по каналу, прежние фермы подняты и поставлены на них. Мост перекинут через впадину, где скопляется много воды. Безостановочная работа на мосту дала закончить эту работу в 4 дня.

   Таким образом, 6 июля открыто сквозное движение Тяньцзинь – Тонку, которым немедленно стали пользоваться все союзники.

   7 июля прибыл начальник дороги полковник Келлер, и были даны правила эксплуатации готового участка, назначены служащие по всем службам, и представилась возможность в ежедневном обращении 3 пар поездов для перевозки войск союзников.

   Полковник Келлер



   Начальником движения дороги был поручик Гросман; начальником пути – поручик Азмидов; начальником тяги – инженер путей сообщения Корсаков; начальником станции Тяньцзинь – подпоручик Экгард; начальником станции Тонку – поручик Горбачевский; комендантом той же станции – поручик 10-го полка Хелковский. Дорога охранялась батальоном 2-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, посредством застав, выставленных вдоль всего пути.

   Полковник Келлер, впоследствии произведенный в генералы, был сам неутомимый труженик и вдохновлял своих подчиненных к такой же энергичной и быстрой работе. Он благополучно перенес все треволнения и опасности во время военных действий в Печили и трагически погиб спустя полгода, во время пожара в поезде Уссурийской железной дороги, начальником которой он был.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3273