2. Межуездные, межгубернские и межрайонные торговые связи
Чрезвычайно важное значение для изучения процесса формирования единого всероссийского рынка имеет вопрос о торговых связях (в их географической и количественной характеристиках) и соотношении связен внутренних и внешних применительно к уезду, губернии, региону.

В сведениях о ярмарках второй половины XVIII в. относительно того, куда отвозятся и откуда привозятся товары, указывается, как правило, либо пункт, либо ярмарка. Так, например, в источнике сообщается, что иностранные ткани, поступавшие на третью по значению в стране Коренную ярмарку, имевшую всероссийское значение, «покупщики развозят по своим городам, а некоторые на ярмарки по способности в Рыбное, Ломовскую, Макарьевскую, Ильинскую и Ромен», российские мануфактурные товары — «в ярманки в Курском наместичестве и других наместничествах на средние и малые», колониальные товары — «в великороссийские и малороссийские города Курского и других на- местничеств в ярманки средние и малые»41. Товары, поступавшие на харьковские и сумские ярмарки (они входили в первую десятку российских ярмарок), продавались «в розницу здешним жителям, оптом купцам, которые торгуют по средним и мелким ярмаркам в Малороссии и в Слободской губернии; перекупаются у последних оптом же купцами, торгующими в Азовской и Новороссийской губерниях и в крепости Димитрия, а сверх того теми же нежинскими, калужскими и полтавскими купцами товары возятся в июне месяце и в Курск на Коренную ярмарку»42.

Тесные отношения с помощью ярмарок между торговыми пунктами разных губерний и регионов наблюдались во всех районах России уже в 1780-1790-е гг. Например, в Симбирской губернии каждая из 32 ярмарок находилась в тесной связи и с более крупными, и с менее значительными, а также и с ярмарками одного ранга. Крупнейшая в губернии межрегиональная ярмарка в г. Корсуни, продолжавшаяся 10-12 дней, имела торговые отношения с 32 крупными торговыми центрами страны 13 губерний, в том числе с Москвой, Казанью, Астраханью, Курском, Арзамасом, Симбирском, Пензой, Костромой, Ростовом Великим, Тулой, Боровском, Вязниками, Стародубом, Макарьевом, донскими станицами. С Корсунской ярмарки товары местного производства — хлеб, кожи, сало, рыба, лошади, поступавшие на нее с губернских базаров и ярмарок низших категорий, — отправлялись на крупнейшие всероссийские ярмарки — Макарьевскую и Ростовскую. В свою очередь с этих ярмарок промышленные и импортные товары поступали на Корсунскую ярмарку, а затем с нее они направлялись на малые и средние губернские ярмарки, на базары и в лавки купцов43. Во время Корсунской ярмарки заключались также подряды на поставку товаров к следующей ярмарке. На ярмарку съезжались до 10 тыс. человек, «кои запасаются в год нужными вещъми», — указывал автор описания губернии 1785 г. Масленицкий. Оставшиеся от продажи товары купцы меняли один на другой и развозили в разные города и селения на малые ярмарки. «А между тем некоторые подряжают и обзадачивают деньгами крестьян на будущий год или как условятся о времени к поставке и свозу в назначенное место хлеба, кож, воску, сала, рыбы и прочих сельских продуктов»44. Торговля в Симбирской губернии находилась в руках симбирского, сызраиского и алаторского купечества, которое закупало товары в Москве, Астрахани, на Макарьевской, Ростовской и Урюпинской ярмарках и продавало их в своих городах из лавок, во время базаров и ярмарок, но преимущественно развозило их на Корсунскую, Языковскую, Ключевскую и малые ярмарки губернии45.

Ярмарки Симбирской губернии являлись, таким образом, важнейшими торговыми центрами, в которых сосредоточивалась основная масса товарных излишков губернии, отправляемых затем в другие губернии и районы. Ход торговли на ярмарках оказывал влияние как на сельскохозяйственное, так и на промышленное производство, поскольку промышленные предприятия свою продукцию сбывали тоже главным образом на ярмарках. (Например, крупный в губернии колокольный завод в Симбирске отправлял свои изделия на Корсунскую и прочие ярмарки)46. Через ярмарки симбирцы получали необходимые им товары из других губерний. Симбирские ярмарки находились в тесной взаимосвязи друг с другом и со всероссийскими ярмарками. Вследствие этого сельское хозяйство и промышленность Симбирской губернии постепенно становились органической частью всероссийской экономики, а областной симбирский рынок — частью всероссийского рынка.

Симбирская губерния выбрана для анализа не случайно. Это была губерния нового заселения и в хозяйственном отношении осваивалась начиная с XVIII в. Сельскохозяйственное производство — основа торговли губернии — получило заметное развитие в XVIII в., и лишь к концу его приволжская часть губернии становится земледельческим районом, утратив черты пограничной местности, препятствовавшей развитию хозяйства и торговли. По образному выражению автора капитального описания губернии 1868 г. Лининского, «только к концу XVIII столетия Симбирский край сбросил физиономию военного пограничного пространства и, соединившись в одну административную единицу, вступил в общую семью русских областей»47. И вот только-только освоенный край к началу 1780-х гг. уже имеет хорошо налаженные торговые отношения с важнейшими торговыми центрами страны.

Аналогичные результаты получаем при анализе рыночных связей других российских губерний 1780-1790-х гг. — по каждой губернии имеются столь же полные сведения о торговле, как и по Симбирской. Во всех губерниях встречаем систему ярмарок от малой уездной до крупной межрегиональной или всероссийской. Они находились в тесных отношениях друг с другом, с ярмарками других губерний и регионов, с базарами и стационарной торговлей той губернии, где они проходили. Благодаря деятельности ярмарок губерния участвовала в географическом разделении труда, включаясь в единый народнохозяйственный организм страны.

Невозможность подробного рассмотрения в рамках одной монографии торговых связей каждой губернии, осуществлявшихся в XVIII - первой половине XIX в. в значительной мере посредством ярмарок, обусловила необходимость прибегнуть к более обобщенному анализу и характеристике этих связей.

Таблица 22. Торговые связи между уездами России XVIII-XIX вв. а
<b>Таблица 22.</b> Торговые связи между уездами России XVIII-XIX вв. <sup>а</sup>

Методика анализа межуездных, межгубернских и межрайонных связей следующая. Была составлена таблица (табл. 22) — назовем ее матрицей межуездных торговых связей, — в графах которой и по вертикали, и по горизонтали перечисляются в алфавитном порядке все 550 учтенных уездов.

В матрицу были занесены все выявленные данные о торговых связях в течение одного года между деревнями, селами, посадами, городами и прочими населенными пунктами, которые участвовали в ярмарочной торговле, а также о торговых связях некоторых крупнейших торговых центров, в которых не было ярмарок (таких как Москва, Петербург, Казань, Астрахань и др.). При этом по горизонтали находятся уезды, в пункты которых привозится товар, а по вертикали — уезды, из пунктов которых вывозится товар. К примеру, о ярмарке в с. Четвертаково Алаторского уезда имеются сведения о поступлении на нее товаров из Москвы, Астрахани, с Макарьевской, Ростовской, Корсунской, Урюпинской ярмарок, из 26 сел Алаторского уезда, что интерпретируется так: в Алаторский уезд товары прибыли из уездов Московского, Астраханского, Макарьевского (Нижегородской губернии), Ростовского (Ярославской губернии), Корсунского (Симбирской губернии), Хоперского (Донского Войска земля). В табл. 22 эти связи отмечаются на пересечении графы 1-й по вертикали и граф 1-й, 12-й, 220-й, 262-й, 291-й, 397-й и 496-й по горизонтали. На ярмарку в Аничерскую пустынь Алаторского уезда товары поступали из Москвы, Симбирска, Корсунской ярмарки, т. е. в Алаторский уезд они шли из Московского, Симбирского, Корсунского уездов. Эти связи фиксируются на пересечении графы 1-й по вертикали и граф 220-й, 291 и 419-й по горизонтали. И таким способом последовательно были зафиксированы торговые связи, или контакты, остальных шести ярмарок Алаторского уезда. Затем фиксировались связи следующего Александрийского уезда и далее — вплоть до последнего 550-го Ярославского уезда. Так как иногда в источниках не только указывается, откуда товар прибыл, но и есть сведения о том, куда нераспроданные товары после ярмарки развозились, оказалось возможным учесть и эти данные. Так, например, с Курской Коренной ярмарки оставшиеся товары отвозились в Харьков и Сумы. Эти связи Курского уезда зафиксированы в матрице связей на пересечении 491-й графы по вертикали и 241-й графы по горизонтали и на пересечении 448-й графы по вертикали и 241-й графы по горизонтали, т. е. показано прибытие товаров в Харьковский и Сумский уезды из Курского.

После подобной обработки всех данных были зафиксированы в соответствующих клетках матрицы связен все торговые отношения между уездами в течение одного года. В подсчитанную частоту контактов внесена 35-процентная поправка на возможный повторный учет передвижения товаров.

На пересечениях граф по вертикали и горизонтали в матрице связей находятся данные, которые соответствуют частоте контактов между пунктами данных уездов. Например, на пересечении графы 291-й по вертикали (Московский уезд) и графы 11-й по горизонтали (Архангельский уезд) стоит цифра 5 — это означает, что в Московский уезд 5 раз поступали товары из Архангельского уезда. На пересечении 11-й графы по вертикали (Архангельский уезд) и 291-й графы по горизонтали (Московский уезд) стоит цифра 9 — это означает, что 9 раз в течение года было зафиксировано поступление товаров из Московского уезда в Архангельский.

Заполненная матрица межуездных торговых связей воссоздает, во-первых, картину как односторонних связей (например, везут товары только из 1-го уезда в 12-й), так и двусторонних (например, везут товары из 1-го уезда в 12-й и из 12-го в 1-й); во- вторых, картину впутриуездных связей: цифра на пересечении графы по горизонтали и вертикали одного и того же уезда соответствует внутриуездным контактам (например, в табл. 22 на пересечении 1-й графы по горизонтали и 1-й же графы по вертикали — Алаторский уезд - стоит цифра 26, которая означает частоту контактов между пунктами Алаторского уезда); в-третьих, картину межуездных торговых связей: сумма всех частот но горизонтали за вычетом половины частоты внутриуездных связей покажет частоту внешних контактов уезда по вывозу из него товаров, а сумма всех частот но вертикали за вычетом половины частоты внутриуездных связей48 — частоту внешних контактов уезда по привозу в пего товаров (например, сумма частот Алаторского уезда но горизонтали равна 44, следовательно, частота внешних контактов уезда по вывозу товаров составляет 31 (44-13); сумма частот по вертикали равна 40, значит частота внешних контактов уезда но привозу товаров составляет 33 (46-13)).

От матрицы межуездных торговых связей был затем осуществлен переход к матрице межгубернских торговых связей. Для этого суммировались частоты связей всех 550 уездов соответствующих 62 губерний. Сначала были сложены все частоты по горизонтали — получена матрица торговых связей между губерниями и уездами; затем суммировались все частоты по вертикали — получена матрица торговых связей между губерниями.
На основании матрицы межгубернских торговых связей была подобным же способом построена матрица межрайонных торговых связей: для этого суммировались частоты связей всех 62 губерний соответствующих 16 районов.

По вышеописанной методике подвергались обработке сведения о ярмарочной торговле, присланные в 1780-1781 гг. в Комиссию о коммерции по запросу генерал-прокурора А. А. Вяземского. Полученные результаты были дополнены сведениями о торговых связях, почерпнутыми из Топографических описаний губерний и наместничеств 1780-х гг. и некоторых других источников (см. о них в первой главе монографии). В итоге была получена матрица межрайонных торговых связей (преимущественно по данным ярмарочной торговли) на 1780-е гг. для территории России в границах 1780 г., т. е. без Крыма и территорий, отошедших к России по второму и третьему разделам Польши.

Но на территории России в границах 1780 г. отсутствовали 4 региона из принятого нами для всего исследуемого периода районирования, которые образовались позже из присоединенных территорий и в ходе хозяйственного освоения южных и восточных окраин России в течение последней четверти XVIII в. и первой половины XIX в.: Юго-Западный район, Предкавказье, Южное Приуралье, Новороссийский район. Западный район включал еще только две губернии (Витебскую и Могилевскую), территории которых отошли к России в 1779-1793 гг., а в Прибалтийском районе отсутствовала Курляндская губерния. Вследствие этого в табл. 23 оказалось целесообразным объединить в единые районы Северное и Южное Приуралье; Юго-Восточный район и Предкавказье; Юго-Западный, Малороссийский и Новороссийский районы. В результате вместо 16 районов, фигурировавших в предшествующем изложении, в таблице представлено 12 районов, из которых два (Западный и Прибалтийский) к 1780 г. еще не полностью сформировались. Такое районирование наилучшим образом соответствовало территории России на 1780 г. На основе этого районирования и были составлены матрицы межуездных, затем межгубернских и, наконец, межрайонных торговых связей на 1780-е гг., а точнее внутри- и межрайонных связей, поскольку в них нашли отражение также и внутрирайонные связи.

Табл. 23 наглядно показывает состояние торговых связей в России и уровень географического разделения труда между районами на 1780-е гг., поскольку в ней по каждому району отражены как торговые связи по привозу товаров в район и вывозу их из района (межрайонные контакты), так и частота контактов между пунктами одного района (внутрирайонные контакты) в течение одного года. Приведенные данные свидетельствуют о наличии уже в 1780-е гг. развитых двусторонних торговых отношений почти между всеми региональными рынками России.

Необходимо подчеркнуть, что данные табл. 23 существенно преуменьшают действительную частоту торговых контактов. Это объясняется следующим. Для значительного числа крупных торговых центров со стационарной торговлей, таких как Петербург, Москва, Астрахань, Саратов, Нижний Новгород, Рига и ряд других, торговые связи были постоянными, непрерывными в течение всего года. В матрице же связей (по требованию единообразия методики учета торговых отношений) они фиксировались как одноразовые, что занизило общее число торговых контактов и стране.

Таблица 23. Прямые внутрирайонные и межрайонные торговые связи по прибытию и отправлению товаров в России 1789-х гг. (в течение одного года в границах 1780 г.)а
<b>Таблица 23.</b> Прямые внутрирайонные и межрайонные торговые связи по прибытию и отправлению товаров в России 1789-х гг. (в течение одного года в границах 1780 г.)<sup>а</sup>

Кроме того, следует учесть, что представленные в табл. 23 сведения о торговых связях между местными рынками ограничиваются преимущественно данными ярмарочной торговли. И хотя последняя являлась важнейшей формой торговли в стране в 1750-1850-е гг. (в особенности в отношении внешних связей отдельных уездов, губерний и районов), данные только о ярмарочной торговле отражают частоту торговых связей между местными рынками в неполном виде, поскольку действовали и другие формы торговли: развозно-разносная, базарная, стационарная. Принимая во внимание также, что и сами данные ярмарочной статистики о торговых связях имеют известные пробелы, не остается сомнений, что построенные матрицы связей, в том числе межрайонных, в табл. 23 отражают заниженное число торговых контактов, в действительности существовавших в пределах российского внутреннего рынка 1780-х гг. Но даже на основании проанализированных выше, не вполне отразивших все торговые контакты данных можно сделать вывод, что двусторонние торговые связи существовали уже в 1780-е гг. почти между всеми районами России. Немногочисленные исключения, скрывающиеся за оговоркой «почти», касаются Западного района и Сибири. В результатах, зафиксированных в матрицах связей, не отмечен привоз товаров в Западный район из Северного района (см. в табл. 23 отсутствие данных на пересечении 1 графы по горизонтали и 12-й по вертикали), также и привоз товаров в Северный район из Западного (см. отсутствие данных на пересечении XI графы по горизонтали и 2-й графы по вертикали). Не зафиксирован вывоз товаров из Западного района в Сибирь, Приуралье, на Юго-Восток и Предкавказье (хотя из двух последних районов отмечен привоз товаров в Западный район), а также из Прибалтики в Сибирь и из Сибири в Прибалтику.

Таким образом, к 1780 г. только Западный район не имел еще, видимо, твердых и прямых торговых связей с двумя районами России (Севером и Сибирью), что объясняется недавним включением его в состав России; а Сибирь не имела прямых отношений с Прибалтикой, что обусловливалось, вероятно, в значительной мере громадными между ними расстояниями. Все остальные районы России имели между собой прямые двухсторонние контакты.

Обширность территории России и состояние транспорта во второй половине XVIII в. препятствовали порой установлению прямых торговых связей между районами, что вело к возникновению между ними опосредствованных, косвенных отношений. Известно, например, что в прибалтийских губерниях на рынке обращались сибирские меха, шедшие и на экспорт, но поступали они не прямо из Сибири, а из Москвы, с Ирбитской и Макарьевской ярмарок, которые имели прямые контакты с Сибирью. Кроме того, Прибалтика поддерживала прямые торговые отношения с теми районами — с Севером, Северо-Западом, Центрально-промышленным, которые были связаны с Сибирью прочными торгово-экономическими узами. Западный же район, не имевший к 1780 г. прямых отношений, кроме Сибири, также и с Севером, осуществлял, однако, интенсивные торговые связи с Северо-Западом, который находился в тесных связях с Севером и в прямых контактах с Сибирью. Следовательно, на основании имеющихся данных и с учетом всего комплекса прямых и косвенных торговых связей между отдельными районами страны можно полагать, что к концу XVIII в. в России в основных чертах обозначились контуры единого, охватывавшего все основные районы страны товарного рынка.

До сих пор анализ торговых связей основывался на частоте торговых контактов отдельно по привозу и вывозу товаров. Для полноты картины объединим сведения о привозе и вывозе в единые показатели. Это тем более целесообразно сделать, что в коммерческой действительности не только в XVIII в., но и в первой половине XIX в. односторонние контакты были чрезвычайно редки. Торговцы, приезжавшие на ярмарку продавать, как правило, там же закупали хоть что-нибудь подходящее и уезжали оттуда не с пустыми руками. Поэтому каждый выявленный торговый контакт целесообразно рассматривать как двухсторонний, поскольку в используемых нами для выявления торговых связей источниках отмечался для краткости в основном привоз: закупка товаров на ярмарке как бы разумелась сама собой. Учет двухстороннего характера ярмарочных контактов при суммировании данных о привозе и вывозе товаров происходит автоматически, так как частота контактов удваивается (табл. 24).

Из данных табл. 24 следует, что в 1780-е гг., по имеющимся сведениям, зафиксировано 9568 торговых контактов между пунктами одного района — внутрирайонных контактов (они в табл. 24 отмечены курсивом) и 13 306 контактов между пунктами разных районов - межрайонных контактов, всего 22 874 торговых контакта в среднем в год. В целом по стране на долю внутрирайонных связей приходилось 42%, а на долю межрайонных — 58% всех отмеченных контактов, и только на Украине (XII-XIV районы) внутренние связи районов преобладали над внешними. В значительной доле внутрирайонных связей, как уже упоминалось, давала о себе знать прежняя хозяйственная автономия экономических районов.

Почти такое же положение при рассмотрении внутренних и внешних торговых связей наблюдаем на губернском уровне, внешние торговые связи каждой губернии в совокупности, т. е. со всеми другими губерниями, в большинстве случаев (в 57 губерниях из 62) превосходили внутригубернские связи (на долю первых приходилось 65%, на долю вторых — 35%). При анализе же внутренних и внешних торговых контактов на уездном уровне выявилось, что во всех 550 уездах не только в сумме внешние контакты уезда превосходили его внутренние контакты (75% против 25%), по и частота торговых связей уезда с каким-либо другим уездом в большинстве случаев превосходила частоту контактов между пунктами одного уезда.

Таким образом, уже в 1780-е гг. и уезд, и губерния (по административному делению на середину XIX в.), и экономический район, видимо, уже в значительной степени утратили былую хозяйственную автономию и замкнутость, поскольку их внешние торговые контакты превосходили по частоте внутренние контакты. И лишь в одном районе — Украинском — внутренние связи, судя по результатам нашего анализа, еще преобладали над внешними. Чем это можно объяснить?

Одна из причин преобладания прямых внутренних торговых связей над внешними на Украине и значительного удельного веса внутренних контактов в других отдаленных районах состояла, по-видимому, в том, что в источниках, которые использовались для установления торговых связей, фиксировались только прямые связи: откуда товар непосредственно прибыл и куда будет отправлен с ярмарки. Поэтому, например, скот, закупленный на какой-нибудь малороссийской ярмарке и попадавший в Петербург через Рославль. Смоленск, Порхов и Лугу или через Могилев, Витебск, Порхов. Лугу, в Петербурге будет отмечен, как поступивший из Луги, т. е. из Северо-Западного района. Этот торговый контакт между Петербургом и Украиной в источниках отразился как внутрирайонный, между тем по существу он был межрайонным, поскольку речь шла о малороссийском скоте. Фиксирование в используемых для установления торговых связей источниках лишь прямых контактов и привело к тому, что значение внутрирайонных контактов, по данным наших источников, несколько преувеличивалось во всех районах, а на Украине привело даже к их преобладанию над внутренними. Именно поэтому в составленных пакт матрицах внутренние торговые связи имели значительный удельный вес в пограничных районах и Центрально-земледельческом, где роль косвенных контактов между районами была особенно велика. Оцепить точное соотношение между внешними и внутренними связями районов по совокупности прямых и косвенных контактов на основе сохранившихся источников вряд ли возможно.

Таблица 24. Частота прямых внутрирайонных и межрайонных торговых связей в России 1780-х гг. (в течении одного года)а">
<b>Таблица 24.</b> Частота прямых внутрирайонных и межрайонных торговых связей в России 1780-х гг. (в течении одного  года)<sup>а</sup>

Однако совершенно очевидно, что внешние связи превосходили внутренние в масштабах уездов, губерний и районов в существенно большей степени, чем это следует из матрицы прямых торговых связей, и не исключено, что внешние торговые контакты и на Украине в действительности преобладали по своей частоте над внутренними контактами49.

То же наблюдается, если обратиться к анализу межгубернских и даже межуездных прямых и косвенных торговых отношений. Построенные матрицы связей показывают, что ряд губерний - Архангельская, Астраханская, Казанская, Курская, Московская, Нижегородская, Полтавская, Петербургская, Саратовская, Тверская, Тульская, Харьковская, Черниговская и Ярославская — уже в 1780-е гг. имел прямые отношения почти со всеми другими губерниями; остальные же губернии примерно с одной половиной губерний установили прямые, а с другой половиной губерний косвенные торговые связи. При переходе к матрице межуездных связей доля прямых контактов между уездами, естественно, сокращается, а доля косвенных возрастает примерно до 75%. Однако так или иначе все губернии и все уезды находились друг с другом в торговых отношениях. И на любом уровне (уездном или губернском) внешние связи доминировали над внутренними.

При этом необходимо отметить, что матрицы торговых связей указывают на наличие не только всероссийского рынка хлеба, скота, льна или каких-либо групп и типов товаров, а на существование всероссийского рынка всех вообще товаров. Этот вывод следует уже из того, что типичная российская ярмарка XVIII - первой половины XIX в., как было показано выше, являлась универсальной, на которой одновременно продавались и покупались и продовольственные, и промышленные товары. Для большей убедительности данного вывода была построена матрица торговых связей в районном разрезе отдельно для земледельческих и промышленных товаров. Результаты оказались почти полностью аналогичными тем, которые были получены при построении матрицы общих торговых связей. Прямые торговые отношения существовали между всеми районами, кроме Западного; внешние торговые связи всюду, кроме Украины, доминировали над внутренними. Различие между матрицами торговых связей по двум группам товаров состояло лишь в том, что в матрице связей по промышленным товарам связи оказались, во-первых, более многочисленными, чем в матрице связей по земледельческим продуктам (в среднем на 18%), и, во-вторых, преобладание внешних контактов над внутренними по промышленным товарам оказалось сильнее выраженным, чем по земледельческим (доля внешних контактов по промышленным товарам составила 61%, а по земледельческим — 54%). Таким образом, и результаты анализа частоты и соотношения внутренних и внешних торговых связей в региональном, губернском и уездном масштабах свидетельствуют о наличии в России к концу XVIII в. единого товарного рынка.

В дальнейшем, в первой половине XIX в., развитие всероссийского рынка проходило в нескольких направлениях. Рынок расширялся территориально за счет присоединения новых земель, их хозяйственного освоения и вовлечения в общероссийский экономический и торговый оборот. Рынок углублялся, т. е. развивался интенсивно, за счет увеличения количества контактов между отдельными уездами, губерниями и районами, а также за счет уменьшения доли внутриуездных, внутригубернских и внутрирайонных связей.



41 ЦГАДА, ф. 397, оп. 1, д. 370-6, л. 171-185.
42 Там же, л. 153—170.
43 Там же, л. 82.
44 Масленицкий. Топографическое описание Симбирского паместничества. 1785 г. — ЦГВИА, ВУА, № 1006, л. 100.
45 Там же, л. 86-87. 113.
46 Там же, л. 52.
47 Липинский. Симбирская губерния. Ч. 1. СПб., 1868, с. 28.
48 Контакты по прибытию товаров в уезд и отправлению их из уезда могли фиксироваться только в одной клетке матрицы торговых связей, т. е. автоматически суммировались; вследствие этого для определения частоты контактов только по ввозу товаров в уезд или вывозу их оттуда необходимо общую частоту контактов по прибытию и отправлению товаров разделить пополам; в случаях, когда сумма частот выражалась нечетным числом, большая половина поочередно включалась то в прибытие товаров, то в отправление — это обеспечило сохранение общей суммы контактов.
49 Гуржиi I. Розклад феодально-крiпостницкої системи в сiльскому господарствi Украiни першої половини XIX ст. Київ, 1954, с. 44, 119

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2807