2. Профиль ярмарок по преобладающим товарам
Формирование и дальнейшее развитие всероссийского внутреннего рынка, направление этого процесса отчетливо выявляются при анализе ассортимента товаров, обращавшихся на ярмарках. Если ассортимент товаров большинства ярмарок окажется бедным и однообразным, это будет свидетельствовать либо о невысоком уровне общественного разделения труда в стране, либо об ограниченном значении ярмарок в торговом обороте страны. Если на ярмарках будут преобладать сельскохозяйственные товары, как полагал, например, Н. Л. Рубинштейн13, это укажет на вилланизацию ярмарок, на их преимущественно сельский характер. Если же, наоборот, состав товаров на ярмарках окажется богатым и универсальным, это будет служить сильным аргументом в пользу, во-первых, достаточно высокого уровня общественного и, в частности, географического разделения труда и, во-вторых, важной роли ярмарок в общем торговом обороте страны, которые не только мобилизовывали сельскохозяйственное сырье, но и удовлетворяли основные потребности населения страны в товарной продукции.

Главные группы товаров на ярмарках. В контентном анализе сведений о ярмарках было выделено 76 групп товаров. Однако вследствие невозможности привести результаты этого анализа полностью ограничимся более общими данными, характеризующими ярмарочную торговлю по 10 типам товаров (I-X), в которые объединены эти 76 групп (см. табл. 12). В целом по России главные типы товаров в рассматриваемое время были представлены на ярмарках таким образом (подсчитано по материалам табл. 12, 13; первая строка — процент ярмарок, на которых зафиксирован данный тип товаров, вторая — место данного типа товаров в товарообороте):



Сумма процентов по отдельным видам товаров превышает 100 ввиду того, что почти на каждой ярмарке фигурировало несколько типов товаров.

Прежде чем переходить к анализу этих данных, необходимо остановиться на характеристике информации, которую они содержат. Данные показывают частоту обращения, фигурирования товара в ярмарочной торговле, т. е. как часто упоминается данный тип товаров в источниках о торговле на отдельных ярмарках. В совокупности эти данные характеризуют стоимостную структуру товарной массы, но не прямо, а косвенно. Частота появления товаров на ярмарках свидетельствует о популярности тех или иных товаров у населения, значении отдельных групп товаров в ярмарочном товарообороте, ассортименте товаров, количестве товаров, обращавшихся на ярмарках, но не со стоимостной точки зрения, а с точки зрения их массы. Отсутствие денежных оценок состава товарооборота при нашем подходе к ярмарочной торговле имеет определенные преимущества по следующей причине. Предметы роскоши, импортные товары и вообще все дорогие товары в своем стоимостном выражении выглядят всегда весомее остальных. Поэтому структура товарной массы по цене товаров не отразит адекватно спрос широких слоев населения на те или иные группы товаров, популярность последних (тем более что стоимостные данные лишь приблизительно верны). А вот данные о частоте упоминания товаров отражают это значительно надежнее.

При выяснении изменений в ассортименте ярмарочных товаров большую ценность представляют относительные данные о частоте присутствия товаров на ярмарках, т. е. данные о проценте (доле) ярмарок, на которых появление товара зафиксировано. Так, абсолютные частоты появления товаров в XIX в. почти всегда будут больше, чем в XVIII в., поскольку численность ярмарок за это время увеличилась. Но данный факт не может служить показателем изменения ни потребительского спроса и предложения, ни значения отдельных товаров в ярмарочной торговле. Для оценки подобных явлений необходимо устранить влияние изменения общего числа ярмарок за исследуемый отрезок времени. Это достигается очень простым способом: нужно сравнивать изменения не абсолютных, а относительных частот присутствия тех или иных товаров на ярмарках, другими словами, сравнивать процент ярмарок, на которых зарегистрирован данный товар в XVIII и XIX вв. Вот поэтому все приводимые ниже данные о частоте появления товаров на ярмарках выражены не только в абсолютный, но и в относительных числах.

Детальный анализ ассортимента ярмарочной торговли показывает, что в XVIII в. первое место на ярмарках занимали мануфактурные изделия и галантерея (V тип), только на 2 ярмарках из 100 не бывало подобных изделий. На втором месте среди товаров находились продукты животноводства, рыболовства и охоты (II тип), которые продавались на 3/4 (75%) всех ярмарок. Несколько меньшую роль играли крестьянские «черные товары» (IX тип), представленные на 72% ярмарок. Земледельческие растительные продукты (I тип) занимали четвертое место, находясь в числе главных товаров на 2/3 (68%) ярмарок. Пятое место в товарной массе принадлежало минеральным и металлическим изделиям (IV тип), продававшимся тоже почти на 2/3 (63%) ярмарок, шестое — лесным материалам и деревянным изделиям (III тип), привозившимся на 57% всех ярмарок. Последующие 7-10-е места занимали бакалейно-москательные товары (VII тип), спирт и напитки (VI тип), импортные товары (Х тип) и предметы роскоши (VIII тип). Последние четыре типа товаров поставлялись соответственно на 41, 19, 11 и 8% всех ярмарок. Из приведенных данных следует, что на ярмарках доминировали продукты сельскохозяйственного производства, крестьянских промыслов и ремесленно-мануфактурные товары широкого потребления. Остальные товары играли в товарообороте второстепенную роль, в особенности предметы роскоши и импортные товары. Различия в значении (доле) отдельных типов товаров в ярмарочной торговле были велики, колеблясь от 8 до 98%.

К 1860-м гг. состав товаров на ярмарках практически не изменился, но зато изменилось относительное значение отдельных товаров. Только два типа товаров — лесной (III) и «черный» (IX) — стали поставляться на относительно меньшее число ярмарок: лесные товары — на 26% ярмарок вместо 57%, «черные» — на 58% вместо 72%. Сокращение относительного значения лесных материалов и деревянных изделий свидетельствует о постепенном вытеснении в течение первой половины XIX в. дерева как топлива, основного материала для всякого рода поделок, о замене его во многих сферах хозяйства металлом и другими материалами. Это было обусловлено прежде всего широким внедрением в производство и быт каменного угля, нефтяных продуктов, камня, металла, стекла, фаянса, фарфора и т. д. Словом, везде дерево в XIX в. оказалось потесненным минеральным и металлическим сырьем, о чем говорит и увеличение значения минеральных продуктов и металлических изделий в ярмарочной торговле: в XVIII в. они встречались на 63% ярмарок, в XIX в. — на 74%. Вторую причину снижения относительной роли лесных и деревянных изделий в составе товаров следует, вероятно, усматривать в изменении лесистости России. Согласно данным М. А. Цветкова за 1763-1861 гг., лесистость Европейской России уменьшилась с 49 до 42%14. Сокращение лесов, особенно в наиболее доступных местах, неизбежно вело к замене дерева другими материалами.

Все остальные типы товаров на ярмарках XIX в. стали появляться чаще, чем прежде. Особенно большое значение приобрели продукты животноводства и рыболовства (II тип): они заняли второе место среди товаров после мануфактурных, поскольку отмечены на 94% ярмарок (практически ни одна ярмарка не могла без них обходиться), в то время как в XVIII в. они отсутствовали на 24% ярмарок. В течение первой половины XIX в. в рыночной торговле еще более возросла роль продуктов земледелия (в особенности хлеба), которые зарегистрированы на 76% всех ярмарок. Благодаря этому I тип товаров по своему значению переместился с четвертого места на третье.

Существенно возросло значение в ярмарочной торговле товаров VI типа: спирта, вина, в особенности водки; в 1860-х гг. они зафиксированы на каждой третьей ярмарке, а в конце XVIII в. всего на каждой пятой, т. е. стали почти вдвое чаще появляться на ярмарках, вследствие чего VI тип товаров поднялся с 8-го на 7-е место. Таким образом, сельскохозяйственные товары, включая сюда и спирто-винный тип товаров, стали значительно чаще фигурировать на ярмарках, что указывает на рост товарности крестьянского и помещичьего хозяйства, на развитие в деревне товарно-денежных отношений.

Вместе с тем и все промышленные товары стали значительно чаще появляться в ярмарочной торговле. Обращает на себя внимание весьма сильное развитие торговли относительно дорогими товарами: москательными, гастрономическими и пр. (VII тип) и особенно импортными и предметами роскоши (X тип). В XVIII в. первые отмечены на 41% ярмарок, в XIX в. — на 69%, вторые — соответственно на 11 и 32%, третьи — на 41 и 69%. Увеличение спроса на эти товары свидетельствует о росте ассортимента ярмарочной торговли, но главное, о появлении и более активном, чем прежде, участии в ярмарках зажиточных слоев населения. Кто здесь имеется в виду? Дворянское и духовное сословие было весьма немногочисленным: в 1858 г. всех категорий дворян обоего пола в России насчитывалось немногим более 1 млн., духовенства — 667 тыс. человек (следует иметь в виду, что среди последнего немало находилось и людей невысокого достатка), соответственно около 1,5 и 1% общей численности населения. Из 4,6 млн. горожан к зажиточным слоям можно отнести лишь почетных граждан (22 тыс.) да купцов (403 тыс.), всего 425 тыс. человек. Следовательно, на дворянство, духовенство и зажиточных горожан приходилось лишь около 3% населения страны15. Отсюда очевидно: главными покупателями дорогих товаров на ярмарках становились в XIX в. зажиточные земледельцы, что свидетельствует о расслоении деревни, о появлении в ней весьма состоятельных крестьян, которые могли позволить себе покупку «панских товаров», хрусталя, картин и т. п. П. И. Мельников (Андрей Печерский) на страницах своего романа «В лесах» ярко показывает быт богатых заволжских крестьян, так называемых тысячников. Один из них, удельный крестьянин Потап Максимович Чапурин, занимавшийся торговлей хлебом и изделиями из дерева, жил не хуже любого богатого купца, устраивая у себя в деревне, в заволжском захолустье, роскошные обеды. Дивились бывавшие у него из города гости на убранство стола, на вина, на кушанья, на камчатое белье, хрусталь и серебряные приборы16.

Понижение относительного значения крестьянских «черных» товаров в ярмарочной торговле XIX в. было связано с ростом фабрично-заводской промышленности и изменением потребностей населения, приведшими в совокупности к относительному снижению роли изделий крестьянской кустарной промышленности в потреблении населения17. В первой половине XIX в. товары мануфактурного производства — платки, шелковые и хлопчатобумажные повязки, кушаки, шляпы, чулки, лепты, шнурки, кумачи, — серебряная, медная и оловянная галантерея и другие изделия стали обычными для зажиточного крестьянства и на купеческом языке уже в конце XVIII в. так и назывались — «принадлежащие до крестьянства щепетильные мелкие товары». Параллельный рост спроса и предложения на мануфактурные изделия привел к повышению их доли в составе товаров (в XVIII в. они зафиксированы на 98% ярмарок, в 1860-е гг. — на всех ярмарках) и к значительному понижению доли «черных» крестьянских товаров (в XVIII в. они отмечены на 72% ярмарках, в XIXв. — на 58%).

Увеличение на ярмарках массы сельскохозяйственных, промышленных и импортных товаров — убедительное доказательство усиления обмена между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством, общего роста товарности народного хозяйства, его капитализации. Существенно определить, доля каких товаров в ярмарочной торговле увеличилась в большей мере. Для решения этого вопроса в нашем распоряжении имеются данные о стоимости отдельных групп товаров, проданных на 20 крупнейших ярмарках, оборот которых составлял 57—73% всей ярмарочной торговли России в 1860-е гг.18 (они отразят преимущественно торговлю на крупных ярмарках), и данные о частоте упоминания тех или иных групп товаров на ярмарках (они охарактеризуют главным образом торговлю на мелких ярмарках). Для этого разделим 10 типов товаров на две группы. В одну войдут товары, связанные своим происхождением с сельским хозяйством, кустарными, лесными промыслами (последним занимались преимущественно крестьяне и дворяне) и винокурением, бывшим привилегией дворянства; все эти товары (I -III, VI и IX типы) производились и привозились на ярмарки из деревни. Другую группу образуют промышленные, ремесленные и импортные товары, поставлявшиеся преимущественно городом (IV, V, VII, VIII и X типы). Затем подсчитаем частоту упоминания тех и других в сведениях о ярмарках и сравним полученные результаты (табл. 14)

Таблица 14. Роль сельскохозяйственных и промышленных товаров в ярмарочной торговле России во второй половине XVIII - первой половине XIX в.а
<b>Таблица 14</b>. Роль сельскохозяйственных и промышленных товаров в ярмарочной торговле России во второй половине XVIII - первой половине XIX в.<sup>а</sup>

Приведенные данные показывают» что относительное значение «деревенских» товаров понизилось сравнительно с товарами «городскими» (и по частоте упоминания, и по сумме мест) главным образом вследствие понижения роли лесных материалов и деревянных изделий (III тип) и «черного» крестьянского товара (IX тип). Отсюда следует вывод, что ассортимент ярмарочных товаров принимал все более «городской» характер. Об этом же свидетельствуют и стоимостная структура товаров в ярмарочной торговле, и тот факт, что купечество на ярмарках обычно продавало больше, чем покупало.

При сравнении относительного значения отдельных типов товаров на ярмарках XIX в. обращает на себя внимание еще одна их особенность: каждая ярмарка (не ярмарочная торговля в целом) стала универсальнее, чем была прежде, на ней стали фигурировать более разнообразные товары, частоты присутствия или упоминания отдельных типов товаров в ярмарочной торговле значительно выровнялись. В 1790-е гг. наиболее часто упоминаемый мануфактурный товар (V тип) зафиксирован на 98% ярмарок, а наименее популярный — предметы роскоши (VIII тип) — только на 8%; различие в частоте упоминания — 90%. В 1860-е гг. подобное же различие составило 74% (100% у V типа, 26% у VI). Среднее различие в частоте присутствия отдельных типов товаров на ярмарках (оно выражается с помощью коэффициента вариации) тоже существенно снизилось — на треть: в 1790-е гг. оно составляло 59%, в 1860-е гг.— 44%. Расширение ассортимента товаров на ярмарках указывает на рост общей товарности народного хозяйства и в особенности земледелия (ведь большинство ярмарок XIX в. являлись сельскими), на изменение материальных потребностей населения, на проникновение городского быта и культуры в деревню19.

Поскольку материальные потребности людей находятся в существенной связи с их общей культурой и духовными потребностями, то данные об изменении ассортимента товаров указывают также и на определенные сдвиги в сфере культуры и сознания. Вот два весьма характерных примера. Среди товаров, фигурировавших на ярмарках в 1790-е гг., лишь изредка упоминаются книги, а в 1860-е гг. на 5% ярмарок книги указываются в числе важных товаров. Конечно, это еще не показатель массового проникновения книги в широкие слои населения, но все же свидетельство появления интереса к книге, к знанию и образованию, что подтверждается и специальными исследованиями20. К 1860-м гг. в ассортименте товаров существенно возросло и значение писчей бумаги (редко фигурировавшей на ярмарках XVIII в.) — в XIX в. она продавалась на 39% ярмарок. Значит, люди стали больше писать и не только, по-видимому, всякого рода официальные бумаги (что, правда, несомненно), а и, наверное, письма, использовали бумагу в учебных занятиях. Действительно только за 1825-1857 гг. письменная внутрироссийская корреспонденция увеличилась более чем в 6,3 раза, а число писем, отправленных по почте, в 1857 г. достигло 33,5 млн., в 1866 г. — 42,6 млн.21 Появление на ярмарках в значительном количестве книг и бумаги свидетельствует также о росте грамотности, числа учащихся, что тоже находит подтверждение в специальных исследованиях. За 23 года (с 1834 по 1856 г.) число учащихся увеличилось с 245 тыс. до 450 тыс. человек, грамотность среди сельского населения в 1860-е гг. достигла 5-6%, среди городского — 33%22.

Нельзя не указать и на то, что в ассортименте товаров сельских ярмарок XIX в. довольно часто стали упоминаться мыло, чай, кофе (зафиксированы соответственно на 47, 26 и 14% ярмарок). Появление этих малоизвестных прежде широким слоям населения товаров свидетельствовало о расширении влияния городского быта на деревенский и городской, буржуазной культуры на сельскую, более традиционную культуру.

Если говорить о наиболее популярных товарах, то, судя по ассортименту ярмарочной торговли, здесь следует назвать среди земледельческих продуктов табак (73 — в скобках здесь и далее указывается процент ярмарок, на которых фигурировали эти товары в 1860-е гг.), хлеб (65); среди продуктов животноводства, охоты и рыболовства — кожи (69), лошади (68), крупный рогатый скот (66), рыба (50), пушнина (45), воск (36), овцы (34), сало (19), мед (18), масло (17), шерсть (10); среди лесных товаров — деревянные изделия (26) и деготь (11); среди минерально-металлических товаров — метизы (64), посуда (61), стекло (23), зеркала (20), соль (18); среди мануфактурных изделий — хлопчатобумажные (82), шерстяные (69), шелковые (61) в полушелковые (47), льняные (34) ткани и изделия из них, а также галантерея (11); среди напитков — горячее вино (34); среди пестрого по составу VII типа товаров — бакалейные и гастрономические (50), москательные (19), сахар (27); среди предметов роскоши — хрусталь и «панские товары» (31); среди «черных» крестьянских товаров — съестные припасы (24), холст льняной (34), пеньковые изделия (30); среди импортных товаров — чай (26) и кофе (14).

Приведенные данные свидетельствуют о том, что российская ярмарка второй половины XVIII — первой половины XIX в. в любом виде представляла собой своего рода универсальный магазин, где, как правило, можно было купить все — от иголки до драгоценностей, от лаптей до роскошной бухарской шали, от калача до дорогого заморского вина. Данный факт имеет исключительно важное значение. Товары повседневного массового потребления стали обычными и наиболее распространенными на ярмарках — важнейшей форме торговли в рассматриваемое время. Это свидетельствует о том, что товарно-денежные отношения глубоко затронули экономический опыт России, и влияние торговли сказывалось на положении всех социальных слоев ее населения. Если бы основной ассортимент товаров состоял из предметов редкого потребления, то торговля могла бы оказывать влияние преимущественно на купечество и «верхи» общества. Вместе с тем важно отметить, что, судя по ассортименту товаров, обращавшихся на ярмарках, в подавляющей массе на рынок поступали товары потребительского назначения. Это позволяет предположить, что рынок даже в дореформенное время не оказывал еще решающего воздействия на процессы воспроизводства и что натуральность хозяйства далеко не была еще изжита.

Товарная специализация ярмарок. По преобладанию определенных групп товаров российские ярмарки конца XVIII—первой половины XIX в. можно разделить на четыре группы: сельскохозяйственные, мануфактурные, промысловые и универсальные. Такое деление ярмарок, несмотря на некоторую его условность, отражало товарную специализацию производившейся на них торговли. Группы ярмарок распределялись в целом по России следующим образом (подсчитано по данным табл. 12, 13):



В XVIII в. преимущественно действовали универсальные ярмарки, на которых в качестве главных товаров обращались разные их группы, затем шли сельскохозяйственные, "Мануфактурные и промысловые ярмарки.

На сельскохозяйственных ярмарках продавцами выступали преимущественно земледельцы, покупателями — торговцы. Эти ярмарки, имея базарный характер» являлись сборными пунктами скота и земледельческих продуктов, способных к длительному сроку хранения (преимущественно хлеб, лен и пенька). Закупленные там товары доставлялись торговцами водным или сухопутным путем в места потребления сельскохозяйственные ярмарки находились преимущественно в земледельческих или скотоводческих губерниях Центрально-земледельческого, Прибалтийского и Малороссийского районов, в XIX в. к ним добавились Северное и Южное Приуралье, Юго-Западный и Новороссийский районы. Проходили они в основном осенью и зимой. Сельскохозяйственная ярмарка имела розничный характер, поскольку ее основным участником являлся крестьянин, не обладавший в большинстве своем значительными запасами земледельческих продуктов.

На мануфактурной ярмарке в противоположность сельскохозяйственной продавцами товаров выступали главным образом купцы и мещане (в XIX в. и торгующие крестьяне), а покупателями — сельские жители. На этих ярмарках земледельцы снабжались необходимыми «городскими» товарами, сами же продавали мало; происходили ярмарки главным образом в весенне-летние месяцы. Порайонное распределение мануфактурных ярмарок не имело четкой связи с хозяйственной специализацией районов. В значительном количестве ярмарки данного профиля встречались и в губерниях с развитой промышленностью (Северо-Западный и Западный районы), и в губерниях сельскохозяйственной специализации (Центрально-земледельческий район), и в губерниях нового заселения (Южное Приуралье). Подавляющее большинство мануфактурных ярмарок являлись сельскими и обслуживали деревню.

Промысловые ярмарки (специализировались на торговле изделиями деревенскими) ремесла, кустарной промышленности, крестьянских промыслов; холст и пряжа, пушнина и рыба, «черный» крестьянский товар — вот что на них преимущественно продавалось? Как и на сельскохозяйственных ярмарках, продавцами здесь выступали главным образом производители, покупателями — торговцами. Промысловые ярмарки были малочисленны, и большинство их отмечено в Северо-Западном, Центрально-земледельческом районах и в Приуралье. Может вызвать удивление отсутствие их на Севере, Юге и в Сибири и малочисленность их в Центрально- промышленном районе. Обусловливалось это тем, что, хотя на рынках перечисленных районов промысловые товары занимали очень видное место, фигурировали они там наряду с другими весьма распространенными типами товаров: земледельческими и мануфактурными. Последнее обстоятельство объясняется просто: главные поставщики промысловых товаров в XVIII в. находились либо на осваиваемых окраинах, где не было еще местной промышленности да и своего продовольствия нередко не хватало, либо в губерниях с довольно четкой промышленной специализацией, нуждавшихся в поставках земледельческих продуктов.

Более половины ярмарок XVIII в. относилось к группе универсальных (56% общего числа). И это не случайно: ярмарка, на которой в равной мере были представлены разнообразные товары, являлась наиболее типичной. 3десь продавались, покупались и обменивались все группы товаров, причем роль покупателя и продавца, потребителя и производителя исполнялась земледельцами, купцами и мещанами последовательно или одновременно все крупные ярмарки являлись универсальными. Во всех великорусских губерниях старого заселения, исключая С.-Петербургскую и Псковскую, они составляли большинство.

В течение первой половины XIX в. в ярмарочной торговле проходили два процесса: с одной стороны, проявилась специализация отдельных ярмарок на торговле одним или двумя-тремя какими- либо товарами (скотом, шерстью и пр.), с другой — увеличивалась универсальность большинства ярмарок. Результатом этих процессов явилось подавляющее преобладание универсальных ярмарок, число которых достигло 90% от общего числа, и выделение небольшого числа ярмарок с ярко выраженной специализацией.

К началу 1860-х гг. определились ярмарки, специализировавшиеся на торговле: шерстью — Троицкая в Харькове, Петропавловская в Екатеринославе и Ильинская в Полтаве; лесом — в Козьмодемьянске (Казанской губернии), Макарьеве (Костромской), Минске и Гомеле (Могилевской); льном — в Грязовце, Лальеке, в селах Шолей и Вохме (Вологодской); пенькой — Покровская Свенская (Орловской); сахаром — Крещенская в Киеве, Харьковская и Ильинская в Полтаве; крупным рогатым скотом — в Криворожской, Раздорской и Урюпинской станицах (Донского Войска земля); хмелем — в Житомире, Дубно и Ровно (Волынской); пушниной—в Якутске; кожей — в с. Крестовском (Пермской), в Ишиме (Тобольской), Мензелинске (Уфимской), Алексеевская в Котельниче (Вятской), ст. Урюпинской, в Ростове-на- Дону, Балте (Подольской), в ст. Георгиевской, в Елисаветграде (Херсонской) и некоторые другие; металлом — в Мензелинске, Шадринске (Пермской), Ишиме (Тобольской губернии) и др. Особенно заметно специализация коснулась торговли лошадьми. На 511 ярмарках страны скот занимал видное место в торговле, из них 15 являлись крупнейшими ярмарками: в Балте (Подольской губернии), Бердичеве, местечке Белой Церкви (Киевской), Ильинская в Полтаве, Царицыне и селах Баленде и Бекове (Саратовской), в Тамбове, Коренная в Курске, в Елисаветграде (Херсонской), в Нижнедевицке и Боброве и селах Тищанке и Орехове (Воронежской), в ст. Карповке (Донского Войска земля). На каждой из них продавалось от 3 до 10 тыс. лошадей23.

Высокоспециализированные ярмарки со временем приобретали общероссийское значение, обслуживая либо несколько районов одновременно, либо экспорт, либо многие районы. Общероссийскую значимость имели и крупные оптовые универсальные ярмарки. Большинство же ярмарок играло роль районных, губернских, областных, местных центров торговли.



13 Рубинштейн Н. Л . Русская ярмарка XVIII века.— Уч. зап. кафедры истории народов СССР Моск. обл. пед. ин-та, 1939, вып. 1, с. 16-20.
14 Цветков М. А. Уменьшение лесистости Европейской России конца XVII столетия по 1914 год. М., 1957, с. 123.
15 Статистические таблицы Российской империи. Вып. 2. СПб., 1803, с. 294-304.
16 Мельников П. П. (Андрей Печерский). В лесах. Кн. 1. М., 1955, с. 174-173.
17 Ковальченко И. Д. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в. М., 1967, с. 342; Федоров В. А. Помещичьи крестьяне Центрально-промышленного района России конца XVIII — первой половины XIX в. М., 1974, с. 222-223; Аксаков Н. С. Исследования о торговле на украинских ярмарках, с. 24.
18 Военно-статистический сборник. Вып. 4. Россия. СПб., 1871. с. 646-647.
19 Возможность оценить количественно, с помощью корреляционного анализа, насколько в целом структура ассортимента товаров XVIII в. отличалась от структуры ассортимента товаров XIX в., открывает путь и для решения вопроса о степени изменения материальных потребностей населения. Коэффициент детерминации (квадрат коэффициента корреляции) между частотой упоминания отдельных типов товаров в 1790-е и 1860-е гг. составил 0,59, т. е. структура ассортимента товаров в течение первой половины XIX в. изменилась на 41% (100-59). Отсюда можно предположить, что столь же существенно изменились и материальные потребности населения, преимущественно сельского.
20 Блюм А. В. Массовое чтение в русской провинции конца XVIII — первой четверти XIX в. — Тр. Ленингр. ин-та культуры, 1973, т. 25, с. 37-57; Мартынов И. Ф. Книга в русской провинции 1760-1790-х гг.— В кн.: Книга в России до середины XIX в. Л., 1978, с. 109-124.
21 Юбилейный сборник Центрального статистического комитета МВД. СПб., 1913, отд. IV, с. 40.
22 Рашин А. Г. Грамотность и народное образование в России в ХIХ к начале XX в. — Ист. зап., 1951, т. 37, с. 28-81.
23 Военно-статистический сборник, ими. 4, с. 615-617. - О ярмарках в 1820-е гг. см.: Коммерческая газета, 1827, № 39.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2933