Первая попытка выручки Порт-Артура и выход русской эскадры в море

Неудачи на р. Ялу и у Цзиньчжоу вызвали особое беспокойство главнокомандующего адм. Алексеева, а затем и царского правительства за участь Порт-Артура. Возможное падение крепости расценивалось как тяжелый удар, который подорвет «и политический и военный престиж России не только на Дальнем, но и на Ближнем Востоке, и в Средней Азии, и в Европе» (военный министр Сахаров). В создавшейся на Маньчжурском театре войны обстановке Куропаткин считал невозможным и рискованным проводить какие-либо операции для помощи Порт-Артуру. Но по настоянию адм. Алексеева он получил из Петербурга директиву выдвинуть на выручку крепости корпус в 40 тыс. чел., и на него возлагалась ответственность за участь Порт-Артура. Только тогда Куропаткин направил по направлению к Цзиньчжоу корпус ген. Штакельберга.

Корпус Штакельберга (33 тыс. чел. и 96 орудий) получил задачу притянуть на себя возможно большие силы противника и тем ослабить его армию, действующую на Квантунской полуострове. Этот корпус выдвинулся к ст. Вафангоу, на 200 км от расположения главных сил Маньчжурской армии, и, получив сведения о движении японцев ему навстречу, остановился и стал окапываться на позиции к югу от этой станции, на фронте в 7 км.

2-я японская армия Оку (40 тыс. чел. и 180 орудий) 14 июня атаковала русскую позицию у Вафангоу, стремясь охватить оба ее фланга. Бездействие и преждевременный отход русской конницы, плохое расположение и действия русской артиллерии (открытые позиции, введение в дело 50% орудий) облегчали японцам выполнение их задачи. Медленное движение обходных японских колонн позволило русским своевременно начать отход. Японцы, остановленные разразившимся ливнем, не преследовали. Понеся значительные потери, корпус Штакельберга отошел на север вдоль железной дороги.

Первая попытка выручить Порт-Артур успеха не имела. Маньчжурская армия потерпела еще одно поражение, что прежде всего подрывало моральные силы армии. Но наступление русских к Вафангоу заставило 2-ю японскую армию повернуть на север. Против Порт-Артура была оставлена лишь 1-я японская дивизия, прикрывавшая Дальний. Здесь ярко выступает значение взаимодействия крепости и полевой армии, которая увлекла на север японскую армию, собиравшуюся штурмовать еще не готовую к обороне крепость.

В течение почти двух месяцев силы японцев, выставленные против Порт-Артура, были незначительны, всего 12 батальонов, но гарнизон крепости не использовал слабости японцев. Все это время в крепости велись непрерывные работы по созданию полевых укреплений, что значительно увеличило силу ее сопротивления.

Неудача первой попытки выручить Порт-Артур совпала с окончанием исправления поврежденных русских кораблей, что удалось выполнить благодаря напряженной работе и изобретательности русских инженеров и рабочих, которым пришлось производить сложные работы без дока и оборудованных мастерских. Приближение осады Порт-Артура вызвало беспокойство адм. Алексеева за участь вполне готовой к бою эскадры, и он послал командующему эскадрой адм. Витгефту приказ выйти со всеми кораблями в море, отыскать японский флот и разбить его, пользуясь относительной слабостью японского флота по сравнению с русским. Поражение японцев освободило бы Порт-Артур от блокады и поставило бы японские армии в опасное положение, под угрозу потери морских сообщений с Японией.

23 июня русская эскадра в составе 6 броненосцев, 5 крейсеров и 7 миноносцев с 2 минными крейсерами в 14 час. вышла в море, держа курс на юго-восток.

Быстрое исправление броненосцев «Цесаревич», «Рет-визан» и «Победа» было для японцев большой неожиданностью и после гибели «Хатсусе» и «Яшима» изменяло соотношение сил в пользу русских. Адм. Того был предупрежден о выходе эскадры, и в 20 милях от берега русские увидели японский флот — 4 броненосца, 4 броненосных крейсера, 13 легких крейсеров и 30 миноносцев. Под предлогом, что у японцев по подсчету оказалось большое превосходство в крупной и средней артиллерии, адм. Витгефт решил вернуться в Порт-Артур и пропустил наиболее благоприятный за всю войну случай вступить в бой с надеждой на успех. Японские миноносцы преследовали русских и атаковали их как в пути, так и тогда, когда эскадра стала на внешнем рейде, но все их атаки были безуспешны. Уже на рейде Порт-Артура броненосец «Севастополь» подорвался на мине, но смог уйти в гавань, где вся эскадра опять укрылась.

Адм. Алексеев, получив доставленное миноносцем в Инкоу донесение о неудачном выходе эскадры в море, нашел действия адм. Витгефта неправильными и указал ему оставаться в Порт-Артуре, в полной готовности к выходу, до того времени, пока крепость обеспечена от атаки открытой силой. При начале блокады крепости с суши эскадра должна выйти в море и, не вступая в бой, если это окажется возможным, проложить себе путь во Владивосток. Переход эскадры во Владивосток перенес бы, по мнению адм. Алексеева, центр тяжести на море в пользу русских, а Порт-Артур без эскадры не представлял бы той добычи, о которой так мечтали японцы. Но и адм. Того хорошо понимал, какое преимущество получил бы русский флот, объединившийся во Владивостоке, и поставил себе цель — не допустить этого.

Одновременно с выходом эскадры из Порт-Артура должны были выйти в море и владивостокские крейсеры. Но вследствие отсутствия непосредственной связи крейсеры вышли преждевременно, продержались в море до 19 июня и потопили 3 японских транспорта с войсками и тяжелыми орудиями, в числе которых были 18 гаубиц 275-мм (11-дм.) калибра и торговый пароход.

28 июня крейсеры вновь выходили к Корейскому проливу и, обменявшись несколькими выстрелами с кораблями Камимуры, вернулись во Владивосток. В июле крейсеры через Сангарский пролив прошли в Тихий океан, дошли до параллели Токио, задержали несколько нейтральных пароходов и потопили один японский, что произвело большое беспокойство в Японии.

Выход русской эскадры с 3 исправленными кораблями и потопление японских транспортов русскими крейсерами произвели сильное впечатление в Японии: русский флот получил перевес над блокирующим японским флотом, и, по выражению одного японского источника, «участь войны колебалась до тех пор, пока русский флот по неизвестной причине не повернул обратно в Порт-Артур». Согласно японскому официальному «Описанию военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи», 24 июня из Токио была дана армиям директива, в которой указывалось, что возможность выхода русского флота из Порт-Артура подвергает опасности перевозки морем продовольствия для армий в Маньчжурии, — поэтому 2-й армии не продвигаться севернее Гайпину, — и что Ляоянский бой, который должен был произойти до наступления дождей, откладывается до окончания их.

2-я японская армия 21 июня достигла Сеньючена. Сюда должно было быть доставлено продовольствие морем кружным путем в обход Ляодунского полуострова с юга, но адм. Того не мог дать прикрытия, ожидая выхода русской эскадры, и 2-я армия остановилась до 5 июля, пока подвезли необходимые запасы, перекатывая вручную вагоны по железной дороге от ст. Пуландян. Движение транспортов морем с продовольствием для 2-й армии началось только в половине июля. Выгрузка производилась в устье р. Гайпин, так как армия к этому времени достигла г. Гайпин.

25 июля, после боя и отхода русских от станции Дашицяо, японцы заняли порт Инкоу в устье р. Ляохе. С потерей этого порта крепость Порт-Артур и русская эскадра лишились возможности иметь непосредственную, хотя и случайную, связь с армией. Дальнейшие сношения Порт-Артура с армией шли кружным путем через Чифу (150 км к югу от Порт-Артура) с помощью китайских джонок, прорывавшихся через японскую блокаду.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2873