Неофициальные разговоры
   Осталось только рассказать о людях, с которыми царь советовался лично, причем им не надо было испрашивать на то официального разрешения, а только лишь у своей совести.

   Первое место среди них принадлежит князю Владимиру Мещерскому, издателю еженедельника «Гражданин». Князь был дружен с цесаревичем Николаем Александровичем (старшим сыном Александра II)[11], и ему удалось получить разрешение посещать Александра III в любое время; газета же его получала регулярные субсидии из секретных фондов. Князь был человеком большого ума. Он знал, что его газету читают Александр III и Николай II, и в полной мере использовал те преимущества, которые ему это давало. В его статьях часто содержались сенсационные разоблачения, правительство побаивалось его едких статей, основанных на глубоком знании всего, что происходило в правительственных учреждениях.

   Я не помню, чтобы царь когда-нибудь в чем-нибудь отказал князю. Мещерский писал прямо ему, и у меня сохранилось много посланий, написанных неразборчивым почерком князя, на которых стоят инициалы императора и слово «разрешаю» на полях.

   Некоторые из этих писем касаются политических вопросов. Князь получал также две или три личные аудиенции в год. Однако я не могу сказать, как он влиял на царя, поскольку его величество никогда не рассказывал о беседах с ним Фредериксу. Знаю, что этот реакционный князь всегда высказывался против любых либеральных реформ.

   Надо также отметить бывших министров Победоносцева и Ванновского, которые писали царю, когда хотели с ним встретиться. Государь сразу же посылал им приглашение. Еще одно имя – генерал-адъютант Рихтер – вот и весь список крайне узкого круга лиц, с которыми царь мог советоваться лично.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4196

X