Пять сыновей Михаила
   Мы дошли до сыновей великого князя Михаила Николаевича. Их было шестеро, но один из них умер в юности. Остальные пятеро сильно отличались друг от друга по характеру.

   Старшего звали Николай Михайлович. Довольно красивый и очень умный, он был прожженным интриганом. Он начал военную службу в конной гвардии, но ушел оттуда потому, что военные обязанности мешали ему посвятить все свое время историческим исследованиям, к которым он имел вкус и выдающиеся способности. Он всегда всех критиковал, но сам никогда ничего не делал. Он часто писал царю; по его письмам видно, что он умел доставить государю удовольствие и рассмешить его, но напрасно было бы искать в этих письмах какие-нибудь практические идеи.

   Когда царь уехал на фронт, Николай Михайлович остался в Петрограде. В клубе, где он всегда был в центре внимания, его язвительные высказывания, ниспровергавшие все, что можно, наносили большой вред самодержавию. Критика, исходящая из высших сфер, заражала своим ядом всех и разрушала моральный авторитет государя. Императрица ненавидела его до глубины души. Именно Николай Михайлович стал инициатором написания коллективного послания царю (сразу же после убийства Распутина), которое окончательно рассорило царя и его родственников.

   Второй из братьев, Михаил Михайлович, не играл никакой политической роли. В 1891 году, после неудачной попытки заключить в России морганатический брак, он уехал за границу и женился на графине Меренберг, дочери герцога Нассауского и внучке нашего великого поэта Пушкина. Она получила титул графини Торби и не выказывала ни малейшего желания приехать в Россию.

   Третий сын, Георгий Михайлович, не имел в семье никакого авторитета. Царь доверил ему обязанность посещать войска и вручать награды отличившимся. Мне говорили, что во время революции Георгий занял такую же позицию, как и его старший брат Николай.

   Четвертый сын, Александр Михайлович, был женат на великой княгине Ксении Александровне, сестре Николая II; благодаря этому, как зять царя, он занимал при дворе привилегированное положение. Он был умен и честолюбив, но не столь умен, как его старший брат. Недолгое время он занимал пост министра торгового флота, специально для него созданный. Во время войны он посвятил себя развитию военной авиации и добился больших успехов, о чем не все знают. Он опубликовал книгу, в которой выдвинул весьма смелое предложение – царь России должен был поставить своих ближайших родственников во главе всех важнейших министерств. Один из наших военных министров часто рассказывал мне о том, какие невероятные трудности создавал руководству военной авиации человек, имевший доступ к царю и ни перед кем не отчитывавшийся.

   Александр Михайлович всегда был склонен к мистицизму, к концу жизни он стал приверженцем религиозной теории, внушенной ему «божественной интуицией», которая напоминала идеи графа Толстого. Это, по мнению великого князя, помогло бы чудесным образом избавить Россию от большевиков. У него было много поклонниц. Его лекции, с которыми он разъезжал по Штатам, запомнили многие.

   Пятый сын, Сергей Михайлович, был артиллерийским офицером и возглавлял Управление снабжения артиллерии. Результатом этого стала значительная нехватка орудий и снарядов во время войны. Он провел всю войну на фронте и почти не подвергся вредному влиянию идей своего брата Николая. В критические моменты 1917 года он ничем не мог помочь царю, ибо, насколько мне известно, его величество не стал бы обращаться к нему за советом.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4694

X