Великие, но не князья
   Второй удар по императорской фамилии нанес Александр III. Он заметил, что семья становится слишком большой, и стал опасаться за престиж титула великого князя, поэтому предпринял шаг, продиктованный обстоятельствами, который великим князьям пришелся вовсе не по вкусу.

   По закону об императорской семье каждому великому князю ежегодно полагалось пособие в размере 230 тысяч рублей. Эта сумма выплачивалась титулованной особе удельной администрацией, существовавшей исключительно для распределения фондов, не учтенных в общем бюджете империи. Правнуки императора, просто князья по крови, имели право только на единовременное пособие в один миллион рублей.

   Александр III изменил закон таким образом, что только сыновья и внуки императора могли получать финансирование от уделов. Совершенно естественно, что дальние родственники царя были опечалены столь неожиданной реформой, экономическими последствиями которой пренебречь было просто невозможно. Но Александр, упрямый и настойчивый, так запугал членов своей семьи, что вслух ни одного протеста высказано не было. Чувство обиды от этого, конечно, не уменьшилось.

   Когда Александра сменил Николай II, появилась надежда, что, возможно, дышать станет легче, ведь новый царь был молод и дядья вполне могли оказать на него давление в интересах всех его родственников.

   Однако не тут-то было. Семья приписала свою неудачу влиянию императрицы. Я уже упоминал ранее, какую враждебность она ощущала по отношению к собственным дядям и тетям. Ей с детства внушали склонность к жестким мерам. Она выросла в англо-немецкой среде, где проявление энергии ограничивалось условностями, и это распространялось, соответственно, на родственников и других членов каждой семьи. Она выступала за железную дисциплину в отношении всех великих князей без исключения.

   Великие князья жаловались также на отношение царя к решениям семейного совета. Эти решения по закону представлялись царю только через министра двора. Царь не считал необходимым утверждать все решения без исключения, но он не хотел и изменять этот закон, иначе ему пришлось бы лично обсуждать все вопросы со своими родственниками или их представителями. Невозможность прямого обсуждения семейных вопросов без вмешательства графа Фредерикса задевала самолюбие великих князей и лишь увеличивала чувство обиды на царя и его министров.

   И наконец, был еще Распутин, зловещий демон. Неизбежно семья разделилась на два лагеря – круг избранных и всех остальных. После изгнания великого князя Дмитрия за соучастие в убийстве Распутина великие князья направили царю коллективное письмо. Я никогда еще не сталкивался с подобной формой коллективного общения, а для императрицы это письмо было крайне унизительным. Действия великого князя Дмитрия были охарактеризованы как «совершенные по велению совести». Распад семьи после этого завершился.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4846

X