§ 24. Кораблестроение в России в период развития капитализма. Первые броненосные корабли

В начале XVIII в. в России появились первые мануфактуры, основанные на крепостном труде. Их возникновение поощрялось правительством, однако феодально-крепостнический строй России тормозил процесс развития капитализма, поэтому Россия позже других стран вступила на путь капиталистического развития. Только после неудачной Крымской войны (1853-1856 гг.). показавшей экономическую и политическую отсталость России, и отмены крепостного права развитие капитализма в России пошло довольно быстро по сравнению с темпом развития капитализма в некоторых других странах Западной Европы. Это объяснялось использованием опыта утверждения капитализма в других странах и значительным притоком в Россию иностранного капитала.

Почти все важнейшие отрасли промышленности России находились в руках иностранного капитала. Каменноугольная промышленность, а также многие металлургические и кораблестроительные заводы принадлежали иностранным капиталистам. Это было одной из особенностей развития капитализма в России. Однако развитие капитализма в России замедлялось остатками крепостничества в социально-экономическом, политическом и культурном укладе страны. Россия продолжала значительно отставать в экономическом развитии от других капиталистических стран.

Однако ни экономическая и политическая отсталость страны, ни раболепие и низкопоклонство правящих классов России перед заграницей, ни засилие иностранцев в научно-технических учреждениях не могли остановить русской изобретательской мысли.

Русская наука и техника гордятся именами многих выдающихся изобретателей и конструкторов, которые своими трудами намного опередили иностранных ученых и техников.

Среди многих выдающихся русских изобретателей и кораблестроителей необходимо отметить известного русского механика-изобретателя И. П. Кулибина, который создал в 1782 г. «водоходное судно» с гидравлическим двигателем, которое успешна прошло испытания на Неве, двигаясь против течения. Его применение могло принести большую пользу флоту и народному хозяйству, но никаких конкретных мероприятий по внедрению» этого изобретения проведено не было.

В 1838 г. академик Б. Якоби создал первый в истории техники электроход. Но электродвижение судов, впервые осуществленное в России, в то время также не нашло практического применения.

Замечательные изобретения русских техников оставались в условиях самодержавия часто незамеченными. Равнодушие и пренебрежение к трудам соотечественников, неверие правящих классов в творческие силы русского народа, засилие иностранцев, замалчивающих творческие подвиги русских новаторов, а также слабая производственная база ограничивали распространение русских изобретений.

Несмотря на все эти неблагоприятные условия, задерживающие возможность осуществления и распространения русских изобретений, труды русских новаторов еще в XVIII в. в области строительства паровых машин и металлургии способствовали введению в России парового и железного кораблестроения. Уже в 1815 г. между Петербургом и Кронштадтом совершал рейсы первый русский пароход Елизавета, машина; которого мощностью 16 л. с. была изготовлена в Петербурге на заводе Берда. В 1817 г. на Урале строились первые волжско-камские пароходы и машины к ним. На Ижорском116 адмиралтейском заводе в 1817 г. был построен пароход Скорый длиною 18 м с машиной мощностью 30 л. с. и в 1825 г. пароход Проворный с машиной мощностью 80 л. с. На Черном море первыми пароходами были Везувий (1820 г.) и 14-пушечный пароход Метеор (1825 г.).

На опыте строительства малых пароходов, служивших для портовых нужд и перевозки грузов, в 1832 г. был построен военный пароход Геркулес. На нем была установлена первая в мире усовершенствованная пароходная машина без балансира, построенная русскими техниками-новаторами. Такие машины появились в Англии только в конце тридцатых годов XIX в.

В 1836 г. был построен первый колесный 28-пушечный пароходо-фрегат Богатырь водоизмещением 1340 т, с машиной мощностью 240 л. с., изготовленный на Ижорском заводе.

В 1848 г. корабельным инженером И. А. Амосовым был построен винтовой фрегат Архимед, который разбился в Балтийском море у острова Борнхольм. Взамен погибшего было решено построить два винтовых фрегата и переделать в винтовые три линейных корабля.

Почти за сорок лет до Крымской (Восточной) войны Россия начала строить пароходы, однако к началу войны в составе русского военно-морского флота было весьма малое число пароходов.

Агрессивные правительства Англии и Франции всячески стремились ослабить могущество России и подчинить своему влиянию Турцию. Опасаясь укрепления России на Ближнем Востоке, они не могли допустить, чтобы Россия овладела Босфором и Дарданеллами единственным выходом из Черного моря и не мирились с усилением влияния России в Турции. Турция, поддержанная Англией и Францией, 15 октября 1853 г. объявила войну России, а в начале 1854 г. против России выступили Англия и Франция.

18 ноября 1853 г. эскадра Черноморского флота под командованием вице-адмирала Нахимова в четырехчасовом бою уничтожила береговые батареи и турецкие корабли, сосредоточенные в Синопе117. Это был первый бой, в котором были использованы бомбические орудия, и последнее большое сражение парусных кораблей. Синопская победа показала высокие боевые качества русских кораблей, вооруженных бомбическими пушками.

К началу Крымской войны 1853-1856 гг. состав русского флота был нижеследующий.

Наименование кораблей Балтийский флот Черноморский флот
готовых кораблей строящихся и ремонтирующихся кораблей готовых кораблей строящихся и ремонтирующихся кораблей
Парусные линейные корабли 26 8118 14 4119
Парусные фрегаты 14 6120 6 2
Пароходо-фрегаты 9 1 7  —
Парусные корветы 2  — 4 2121
Парусные бриги 6 1 12  —
Парусные шхуны 6 1 13 4
Малые пароходы 12 2 24  —
Транспорты 10 2 32  —
Разные парусные суда 55  — 41  —
Гребной флот 77  — 28 1
  217 21 181 13

Кроме того, в Белом море было десять разных судов, в том числе два парохода, в Каспийском море — тридцать судов, в том числе девять пароходов, и в Охотском море — восемь разных судов, в том числе одна винтовая шхуна.

В сентябре 1854 г. англо-французский флот, имея в своем составе много боевых винтовых пароходов, высадил в Крыму десант.

При неравенстве русских морских сил с силами союзников, располагавших паровыми винтовыми линейными кораблями, наступательных действий русского парусного флота и не могло быть; приходилось ограничиться обороной побережья, главным образом Севастополя, на который был направлен главный удар союзников. Паровой же флот союзников в силу неспособности их адмиралитета понять и использовать новые тактико-технические свойства парового корабля ограничился блокадой крымского побережья, перевозкой войск и снабжения. Русские моряки потопили свои деревянные парусные корабли, оказавшиеся бесполезными на море, чтобы не допустить неприятеля на рейд Севастополя.

Одновременно англо-французский флот из 67 судов, в том числе и паровых, появился в Балтийском море, угрожая Кронштадту. Для защиты Кронштадта впервые были применены мины, изобретенные известным русским ученым академиком Б. С. Якоби. При попытке английской эскадры прорваться к Кронштадту (8 июля 1855 г.) ее головные корабли подорвались на этих минах.

Действие впервые примененных мин против флота противника было настолько неожиданным и эффективным, что англичане не рискнули повторить попытку атаковать Кронштадт, и эскадра вынуждена была покинуть Финский залив.

Мина того времени представляла собой конический сосуд из толя или цинка, наполненный порохом. Она ставилась на тросе с грузом, лежащим на грунте. Взрыв происходил, когда разбивался стеклянный сосуд с серной кислотой, попадающей на порошок хлористого калия.

Кроме ударных мин, были использованы в большом количестве гальваноударные мины.

Действия флота союзников против России происходили также на Азовском и Белом морях и на Тихом океане, у берегов Камчатки, что соответствовало стратегическому замыслу союзников — уничтожить военно-морское могущество России. В Азовском море действовали мелкосидящие канонерские лодки союзников, разрушавшие в разных местах склады зерна и материалов.

Только во время героической обороны Севастополя в конце 1854 г. для борьбы с флотом противника и защиты побережья русское правительство, ранее равнодушно относившееся к строительству русского парового флота, приняло решение срочно построить более ста паровых военных кораблей.

После оставления русскими войсками южной стороны города Севастополя ослабленная войной Россия была вынуждена заключить мир и по Парижскому трактату 1856 г. согласиться не возобновлять постройку кораблей для Черноморского флота; это условие было поставлено Англией с целью ослабить Россию на Востоке122.

Крымская война показала, что Россия была не подготовлена к войне и потерпела поражение в результате своей экономической и политической отсталости.

Во время Крымской войны выявилась непригодность деревянных незащищенных кораблей, которые сильно страдали or огня даже несовершенных пушек береговых батарей. Было доказано бесспорное преимущество паровых винтовых кораблей: в то время как парусные корабли стояли из-за штиля или противного ветра, винтовые свободно маневрировали и буксировали парусные. Морской бой при Синопе показал необходимость бронирования кораблей для защиты против зажигательных гранат. На вооружение флота поступило новое мощное оружие — мина заграждения.

Опыт Крымской войны требовал от русского правительства перестройки политико-экономического уклада страны, ее вооруженных сил и создания надежной обороны.

Военное поражение подорвало престиж царского правительства не только на международной арене, но и внутри страны. Непосредственная угроза крестьянской революции заставила правительство отменить крепостное право. Это в свою очередь вызвало необходимость проведения ряда других реформ, — были реорганизованы армия и флот.

Эти реформы, проведенные в интересах дворянства, сохраняя остатки прежнего крепостнического строя, все же в той или иной мере создали условия для более быстрого развития производительных сил страны.

Россия к концу войны, кроме парусных кораблей, которые уже не имели никакого боевого значения, имела на Балтийском море один винтовой линейный корабль, один винтовой фрегат, 10 колесных пароходов, 18 небольших пароходов и 40 винтовых канонерских лодок; на Черном море — 12 колесных пароходов; в Белом море — 2 небольших колесных парохода; в Каспийском море — восемь таких же пароходов и на Дальнем Востоке, в устье Амура, — одну винтовую шхуну и три колесных парохода.

Запоздав со строительством паровых судов и с созданием для их строительства необходимой кораблестроительной и механической базы, в России решительно, без колебаний, перешли от строительства деревянных парусных к строительству железных паровых военных кораблей.

В 1857 г. правительством была утверждена судостроительная программа, по которой должно было быть построено для Балтийского флота 18 винтовых линейных кораблей, 12 винтовых фрегатов, 14 винтовых корветов, 100 винтовых канонерских лодок, 9 колесных пароходо-фрегатов и для Тихоокеанского флота 6 винтовых корветов, 6 винтовых клиперов, 8 винтовых пароходов и транспортов.

По условиям Парижского мира состав Черноморского флота ограничивался 6 винтовыми корветами, 9 транспортами, 4 пароходами.

Тяжелое экономическое и финансовое положение страны, ее промышленная и техническая отсталость создавали особенно трудные условия для воссоздания флота. Однако, несмотря на трудности, Россия приступила к строительству флота своими средствами. С целью расширения отечественной кораблестроительной промышленности, чтобы избежать иностранной зависимости в кораблестроении и возможно скорее подготовить собственные кадры инженеров, мастеров и квалифицированных рабочих для железного судостроения, необходимо было расширить кораблестроительную промышленность, создать для нее прочную базу металлургического и металлообрабатывающего производства. Промышленность страны и, в частности, казенные адмиралтейства и заводы не были подготовлены к этой работе, но при содействии предприятий по производству частей механизмов и при энергичной деятельности Морского ведомства задача была разрешена. Морское ведомство приняло ряд мер по капитальному переустройству казенных верфей для приспособления их к железному судостроению, а также для развития существовавших и основания новых механических и судостроительных заводов. Разным заводам были заказаны механизмы для винтовых кораблей. Затруднение было в том, что ни один завод в то время не мог взять на себя изготовление крупных корабельных машин полностью: приходилось заказывать по частям и собирать их на верфи.

В 1858 г. во флоте уже было шесть винтовых деревянных линейных кораблей, пять винтовых фрегатов, семнадцать винтовых корветов, кроме колесных пароходов и канонерских лодок.

На этом постройка винтовых деревянных военных кораблей была прекращена. Россия первая перешла к строительству парового железного и броненосного флота. В 1857 г. была отменена программа строительства винтовых деревянных кораблей и разработан план перестройки адмиралтейств, заводов, верфей и мастерских для нужд броненосного кораблестроения с одновременным расширением металлургической и металлообрабатывающей промышленности.

Из-за тяжелого экономического и финансового положения страны было принято решение прежде всего строить оборонительный броненосный флот, который мог бы обеспечить оборону Кронштадта и берегов Финского залива.

Первым железным броненосным кораблем, построенным в 1861 г. отечественной кораблестроительной промышленностью, была броненосная канонерская лодка Опыт (строитель корабельный инженер Прохоров), положившая начало строительству русского броненосного флота. Она имела броню толщиной 115 мм, изготовленную на кронштадтских заводах. Этот корабль был первым железным броненосным кораблем в мире. Другие государства (Англия и США) только в 1862 г. построили первый железный бронированный корабль.

В 1863 г. был построен броненосец Первенец, названный «пловучей батареей» (в то время еще не была разработана классификация боевых кораблей), водоизмещением около 3300 т. Корпус корабля был обшит 112-мм броневым поясом по всей ватерлинии; его артиллерийское вооружение состояло из двадцати шести 68-фунтовых орудий, расположенных по борту. Первенец был построен в Англии, несмотря на положительный опыт строительства первого броненосного корабля своими средствами, без помощи иностранцев.

Строительство этого корабля за границей объясняется не только технической отсталостью отечественной кораблестроительной промышленности и переоборудованием заводов для нужд броненосного кораблестроения, но и неверием в свои силы и возможности, пренебрежением ко всему русскому и раболепием перед заграницей, широко распространенным среди руководителей Морского ведомства. Следующим броненосным кораблем была пловучая батарея Не тронь меня (строитель корабельный инженер Соболев) по величине и бронированию подобная пловучей батарее Первенец. Для строительства этого корабля своими средствами Морское ведомство построило в Петербурге на Галерном острове специальную верфь с элингом, мастерскими и складами. В 1862 г. была начата постройка этой батареи (рис. 126), а в июне 1864 г. она была спущена на воду. Вооружение батареи состояло из четырнадцати 203-мм нарезных и двух 152-мм орудий.

Так как в то время первоочередной задачей было создание кораблей для обороны Кронштадта и берегов Финского залива, то было решено заменить существующие старые и слабые канонерские лодки более сильными судами нового типа. Было построено 11 железных броненосных кораблей типа мониторов по конструкции русских корабельных инженеров (строители Корешков, Прохоров, Александров и др.). Эти корабли имели водоизмещение 1400-1600 т, одно 381-мм орудие в башне, замененное впоследствии двумя 229-мм нарезными. Кроме того, была построена третья броненосная батарея Кремль (строитель корабельный инженер Потапов), вооружение которой состояло из восьми 203-мм , семи 152-мм и восьми орудий меньшего калибра.

В целях развития частной кораблестроительной промышленности, только два монитора Ураган и Тифон строились на казенных верфях Нового адмиралтейства и Галерного острова, остальные десять кораблей были построены на заводе Kappa и Макферсона (впоследствии Балтийский судостроительный и механический завод), на заводе Семянникова и Полетики (Невский завод) и на Гутуевской верфи. Механизмы изготовлялись на заводе Берда (Франко-русский завод), орудийные башни и броня — на Ижорском заводе.

Идея бронирования кораблей металлическими листами впервые возникла в России, задолго до того как французы построили свои пловучие батареи во время Крымской войны.

Еще в конце XVIII в., когда Россия имела передовую по тому времени металлургическую промышленность, было предложено строить военные корабли из «металлов», обшивая их металлическими листами. В 1824 г. механик Чистяков — участник строительства первых русских пароходов — предложил строить паровые железные суда с броневой обшивкой.

Броня, которой обшивались первые русские броненосные корабли Первенец, Не тронь меня и Кремль, была изготовлена на заводах Браун в Шеффильде, в Англии, по способу, изобретенному в 1859 г. замечательным русским новатором В. С. Пятовым.

Пятов первый разработал способ изготовления броневых плит путем прокатки. До него броневые плиты толщиной 100 мм изготовлялись проковкой болванок или же состояли из нескольких слоев.

Морское ведомство, не доверявшее русским изобретателям, направило проект Пятова на консультацию в Англию, где его способ изготовления броневых плит был осуществлен в 1861 г. на заводе Браун, получившем привилегию на прокатку броневых плит. В результате Морское ведомство вынуждено была приобрести русский способ изготовления брони, но под иностранной маркой.

Такова же была судьба другого выдающегося открытия В. С. Пятова — способа цементирования брони, предложенного им на 25 лет раньше немца Круппа и американца Гарвея.

Эти и многие другие изобретения в области кораблестроения по усилению боевой мощи флота не были осуществлены в России по вине Морского ведомства, во главе которого стояли иностранцы, продажные и бездарные царские сановники, предававшие интересы России и помогавшие иностранцам присваивать открытия и изобретения русских новаторов.

По мере развития артиллерии чугунные орудия заменили стальными, заряжающимися с казенной части, изготовляемыми на Обуховском сталелитейном заводе. Этот завод был основан в 1863 г. по инициативе директора Златоустовского горного завода П. Обухова, выработавшего способ производства наилучшей по тому времени стали. На заводе работал известный металлург Д. Чернов, основатель науки металлографии, разработавший проблему получения высококачественных стальных отливок для орудий, снарядов, машин и крупных частей корабельного корпуса.

С 1867 г. русский флот стал снабжаться стальными нарезными орудиями, стреляющими продолговатыми ядрами. Снаряды до 1872 г. изготовлялись на частных и государственных заводах.

В Кронштадте в 1858 г. был закончен оборудованием завод для постройки машин и котлов и для ремонта их, а также был построен третий сухой док для новых кораблей. Архангельский порт, потерявший свое значение с прекращением строительства деревянных кораблей, был упразднен.

В истории русского военного кораблестроения 1863 год отмечен как год начала перехода к строительству броненосных кораблей, бурного развития кораблестроительной промышленности и строительства новых судостроительных и металлургических заводов.

Не менее важным вопросом являлась подготовка личного состава для кораблей совершенно нового типа. Личный состав флота должен был освоить новые методы управления кораблем, его механизмами и оружием. Был основан Корпус инженер-механиков. Началось обучение младших специалистов для обслуживания боевых механизмов и технических устройств новых кораблей.

Обучением и воспитанием личного состава много занимался основоположник тактики новых паровых кораблей адмирал Г. И. Бутаков, написавший труд «Новые основания пароходной тактики» (1863 г.) и воспитавший личный состав на кораблях боевого ядра русского броненосного флота. Под руководством адмирала Бутакова во флоте велась напряженная работа над совершенствованием механизмов, развитием боевых средств и разработкой методов их использования. Под его же руководством С. О. Макаров начал свои известные работы по непотопляемости и разработал «макаровский» пластырь для борьбы с пробоинами.

Труды адмирала Бутакова по тактике парового флота определили дальнейшее развитие военно-морской тактики как науки и широко были использованы иностранцами, не имевшими у себя ничего законченного в этой области.

По новой кораблестроительной программе 1864 г. было построено восемь броненосных кораблей разного типа, а именно: двухбашенные лодки Чародейка (строитель Самойлов) и Русалка 123 (строитель Михайлов), двухбашенные фрегаты Адмирал Спиридов и Адмирал Чичагов, трехбашенные фрегаты Адмирал Грейг и Адмирал Лазарев и броненосные рангоутные фрегаты Князь Пожарский и Минин.

Первые два корабля низкобортные, водоизмещением около 2000 т каждый, забронированы железной 112-мм броней, вооружены четырьмя 229-мм нарезными орудиями. Они представляли усовершенствованный тип монитора с двойным дном, но более мореходный.

Двухбашенные фрегаты Адмирал Спиридов и Адмирал Чичагов (строитель корабельный инженер Гезехус) водоизмещением первый около 3500 т, второй около 3650 т имели бортовую броню по ватерлинии (102-178 мм), по два 280-мм орудия в башнях, забронированных 152-мм броней. Они строились на Невском заводе. Трехбашенные фрегаты Адмирал Грейг и Адмирал Лазарев водоизмещением около 3800 т (строитель корабельный инженер Коршиков) строились: первый в Новом адмиралтействе, второй на заводе Kappa и Макферсона; они имели по три 280-мм орудия в башнях, забронированных 152-мм броней, и броневой пояс толщиной до 150 мм. Башенные фрегаты с механизмами мощностью 2000 л. с., построенными на тех же заводах, развивали скорость хода 11 узлов.

Указанные выше шесть кораблей представляли собой броненосцы береговой обороны для защиты Кронштадта, с расчетом на плавание в Финском заливе. Они были спущены на воду в 1867-1868 гг.

Фрегат Князь Пожарский (строитель Соболев) водоизмещением 4500 т, со скоростью хода около 12 узлов, спущенный на воду в августе 1867 г., имел 100-мм броневой пояс по ватерлинии и 112-мм каземат для восьми 229-мм орудий (впоследствии его вооружение состояло из восьми 203-мм и двух 152-мм орудий на палубе). Одновременно заложенный в 1865 г. фрегат Минин (строители Самойлов и Гезехус) в процессе постройки был переделан (после гибели в 1870 г. английского корабля Captain) и достроен как броненосный крейсер.

Башенные фрегаты явились следующим шагом в развитии броненосного корабля. Русские кораблестроители имели в этом несомненный приоритет, так как в Англии и США в то время строились только мониторы водоизмещением до 1500 тонн.

Для прикрытия мелководных подступов к Кронштадту было построено девять мелкосидящих канонерских лодок типа Ерш водоизмещением 360-450 т, со скоростью хода 7-9 узлов, вооруженных одним 280-мм орудием. Постройкой этих кораблей создание оборонительного флота на Балтике было завершено, что дало возможность перейти к строительству броненосного и крейсерского флота.

В 1869 г. был выработан проект океанского крейсера, сильнее английских, с броневым поясом по ватерлинии. По этому проекту в 1870 г. было заложено два крейсера Генерал-Адмирал (строитель Субботин) и Герцог Эдинбургский (строитель Кутейников) водоизмещением 4600 т, вооруженных четырьмя 203-мм орудиями в бортовых выступах (спонсонах) на верхней палубе и двумя 152-мм орудиями (по одному в носу и в корме) на поворотных платформах. Скорость хода первого 13,6 узла, а второго 15,3 узла. По этому типу и был перестроен Минин (рис. 127). Башни были сняты и заменены четырьмя 203-мм орудиями в бортовых спонсонах и двенадцатью 152-мм по бортам на верхней палубе; механизмы были заменены более сильными.

Эти переделки увеличили водоизмещение крейсера до 5740 т, а скорость хода до 14 узлов, но задержали готовность его до 1878 г.

Таким образом, Россия первая осуществила строительство броненосных крейсеров; примеру ее последовала Англия.

Кроме того, для океанского крейсерства в период 1873-1880 гг. были выстроены на русских верфях восемь винтовых, с парусным вооружением, небронированных клиперов водоизмещением 1330 т, со скоростью хода 11-13 узлов, вооруженных тремя 152-мм орудиями, размещенными на верхней палубе, с поворотными платформами. Первые четыре — Крейсер, Джигит, Разбойник, и Стрелок (строители корабельные инженеры Кишкин, Торопов, Субботин и Глазырин) — железные, без двойного дна, но с водонепроницаемыми переборками, остальные — Наездник, Пластун, Вестник и Опричник (строители Максимов, Леонтьев и Самойлов) — имели корпус, построенный по смешанной (композитной) системе, т. е. имели железный набор и деревянную обшивку. Для защиты от обрастания подводная часть клиперов была обшита цинковыми листами.

Война с Турцией и напряженное политическое положение в Европе обязывали русское правительство иметь в заграничном плавании значительное количество военных кораблей для защиты интересов России на Дальнем Востоке. Между тем годных для такого плавания кораблей было мало. Ввиду этого за границей было куплено четыре парохода. Превращенные в крейсера Европа, Азия, Африка и Забияка водоизмещением 3100-1200 т, со скоростью хода 13-15 узлов, они были вооружены орудиями до 152-мм калибра.

Обеспечение береговой обороны на Балтийском море дало возможность приступить к осуществлению крупного мореходного броненосца. В 1869 г. по проекту адмирала А. Попова, председателя Морского технического комитета, был заложен на Галерном острове первый броненосец Петр Великий 124 водоизмещением 9665 т, со скоростью хода 14,3 узла; мощность механизмов 8258 л. с. Броневой пояс был толщиной 356-203 мм , верхняя палуба была покрыта 76-мм броневыми плитами. Артиллерия состояла из четырех 305-мм орудий, расположенных в двух башнях, защищенных 356-300-мм броней. Строителем его был корабельный инженер M. M. Окунев, известный своим капитальным трудом «Теория и практика кораблестроения. Руководство для изучения корабельной архитектуры», изданным в 1865 г.

Корабль Петр Великий, созданный русскими кораблестроителями целиком из русских материалов, представлял собой крупный шаг вперед в развитии броненосного кораблестроения. Он был одним из самых сильных кораблей своего времени и содержал в себе все важнейшие тактико-технические элементы появившегося позднее в иностранных флотах эскадренного броненосца и послужил образцом для постройки таких полностью забронированных кораблей, особенно в Англии. Так, главный строитель английского флота Э. Рид заявил, что для него было бы лестно считать себя составителем проекта такого корабля.

По причине не установившихся еще взглядов на лучший тип мореходного броненосца и из-за финансовых и производственных затруднений было решено строить броненосные крейсера по типу уже построенных и оказавшихся удачными. Было предложено создать четыре крейсерских отряда, по три крейсера в каждом, могущих обеспечить интересы России в Тихом океане против возрастающего там влияния Англии и Японии. В первую очередь в 1881 г. были заложены броненосный крейсер Владимир Мономах (строитель Самойлов) водоизмещением 5600 т, со скоростью хода 17,5 узла, вооруженный пятью 152-мм , шестью 120-мм и двадцатью орудиями 37- и 47-мм калибра, и броненосный крейсер Дмитрий Донской (строитель Кутейников) водоизмещением 6200 т, со скоростью хода 17 узлов, вооруженный шестью 152-мм , десятью 120-мм и двадцатью восемью орудиями 37- и 47-мм калибра. Они были построены по типу Минина и имели бронированный пояс толщиной 100-152 мм и 12,7-мм бронированную палубу. Как и предыдущие крейсера, они могли ходить и под парусами. В 1884 г. был заложен крейсер Адмирал Нахимов 125 водоизмещением 8520 т, со скоростью хода 17 узлов, который имел 225-мм броневой пояс и артиллерию, состоящую из восьми 203-мм орудий в четырех башнях и десяти 152-мм по бортам (рис. 128). Этот крейсер был одним из самых мощных и быстроходных кораблей того времени.

В 1888 г. был построен крейсер Память Азова водоизмещением 6730 г, со скоростью хода 17 узлов, с броневым 100-152-мм поясом по ватерлинии в средней части, с траверзами и карапасной палубой в оконечностях; первоначальное его вооружение состояло из двух 203-мм орудий в забронированных бортовых спонсонах и тринадцати 152-мм орудий под верхней палубой (одно носовое и двенадцать по бортам). Эти броненосные крейсера имели над бортовым поясом плоскую броневую палубу толщиной до 76 мм.

Появление броненосных крейсеров в России вызвало ответную постройку броненосных крейсеров в Англии.

Броненосцы в Балтийском море после постройки броненосца Петр Великий не строились до 1887 г.

После франко-прусской войны стеснительные условия Парижского мира 1856 г., допускавшие в Черном море только шесть русских военных корветов водоизмещением не более 800 т, были отменены. Явилась возможность возрождения Черноморского флота.

Ввиду беззащитности черноморского побережья, особенно Днепровско-Бугского лимана и Керченского пролива, решено было создать в дополнение к береговым укреплениям броненосные суда с сильной артиллерией небольшого размера, с малой осадкой; броня и артиллерия их должны были быть сильнее, чем на иностранных броненосцах. Эти требования можно было осуществить лишь на корабле крупных размеров, но этого не допускали условия Парижского договора. Поэтому был принят проект вице-адмирала А. А. Попова, дающий возможность осуществить эти требования на броненосце береговой обороны. Намечена была постройка десяти судов, названных «поповками», но в 1871-1876 гг. было построено только два: Новгород и Вице-адмирал Попов. Этот тип судов не привился во флоте из-за технических недостатков, обнаружившихся на испытаниях, и из-за трудности управления (неустойчивость на курсе, вращение вокруг оси после выстрела), хотя как мощные пловучие форты, которые могли быть установлены там, где это было необходимо, они сыграли свою роль. Поповка Новгород при диаметре 30,8 м, осадке 3,8 м и водоизмещении 2670 т была обшита 275-мм броневым поясом (229-мм плиты на толстой тиковой подкладке и 50-мм рубашка позади), покрыта 60-мм броневой палубой и вооружена двумя 280-мм нарезными орудиями в барбетной башне. Она приводилась в движение шестью винтами и имела скорость хода 6-7 узлов.

Вторая поповка диаметром 36,6 м, с осадкой 4,0 м, имела двухслойную броню общей толщиной 400 мм , была покрыта 75-мм броневой палубой и вооружена двумя 305-мм нарезными орудиями в барбетной башне на снижающихся станках (т. е. орудие после выстрела при помощи гидравлического механизма опускалось под защиту барбета). Диаметр башни 10,3 м, толщина барбета 450 мм (рис. 129). Новгород был первым кораблем в мире, на котором была установлена трюмная водоотливная система с поршневыми помпами.

Через несколько лет после постройки этих кораблей адмирал Попов предложил свой проект царской яхты Ливадия, которую было решено построить. Основываясь на опыте плавания поповок, он полагал, что его судно будет хорошо держаться на качке.

По его проекту яхта (рис. 130) имела длину 71,6 м, ширину 46,6 м, осадку 2, 1 м при водоизмещении 4500 т, корпус с двойным дном и двумя продольными бортовыми переборками, идущими по всей длине яхты. Непременным условием была поставлена скорость хода не менее 14 узлов. Модельные испытания показали что проектная мощность механизмов достаточна для получения заданной скорости хода. На шестичасовом испытании она развила скорость хода 14,8 узла при мощности машины 10 200 л. с., а на мерной миле 15,7 узла — при 12 350 л. с.

На пути в Черное море Ливадия попала в Бискайском заливе на штормовую волну, оказалась устойчивой, размахи качки не превосходили 4°. Вода не заливала палубы, но при ходе против волны носовая часть получала сильные удары, создававшие сотрясение всего корпуса. Получалось впечатление, что яхта ударяется о скалу. Понижение скорости хода до 8 и даже до 2 узлов не уменьшало силы удара. В результате носовая часть яхты получила вмятины. Комиссия признала необходимым конструктивное усиление корпуса для того, чтобы сделать яхту мореходной. Однако переделки не были выполнены, яхта осталась в Черном море без применения по прямому назначению и была переименована в транспорт Опыт.

В 1906 г. корабельный инженер Э. Гуляев, принимавший участие в разработке проекта яхты Ливадия, представил проект «непотопляемого и неопрокидываемого» броненосца водоизмещением 21 500 т, длиною 140 м, шириною 35 м, осадкой 7,6 м, с восемью 305-мм орудиями в четырех башнях и двадцатью 120-мм орудиями в бортовой установке (рис. 131). Большая ширина корабля давала возможность поставить две продольные переборки с каждого борта. Хотя скорость такого броненосца в 22 узла могла быть обеспечена, а непотопляемость его была лучше, чем у современных ему кораблей, проект не был принят из опасения получения неустойчивой артиллерийской платформы и большой ширины его, не допускавшей ввода в существующие в то время доки. Оригинальными в этом проекте являются бортовые скаты, устроенные так, что вкатывающаяся на них вода своим весом умеряла резкость размахов качки.

Как один из примеров работы русской конструкторской мысли того времени над вопросом противоторпедной защиты и непотопляемости корабля, проект этот заслуживает особого внимания. Идея бортовой противоторпедной защиты, предложенная Гуляевым, послужила толчком для дальнейшего ее развития и была использована всеми странами при постройке ими линейных кораблей.

Война с Турцией (1877-1878 гг.) совпала с началом возрождения Черноморского флота. Турецкому флоту, имевшему более десяти броненосных кораблей и шесть мониторов на Дунае, было решено противопоставить минные паровые катера с шестовыми минами.

Эти катера были построены в Петербурге и отправлены по железной дороге в Черное море. Для сторожевой и посыльной службы было приобретено до 20 пароходов, в том числе Великий князь Константин, Веста и другие. Пароход Великий князь Константин служил для перевозки катеров к тем портам, где стояли турецкие корабли. Командование пароходом и руководство боевыми действиями катеров было поручено капитану 2 ранга С. О. Макарову. Им был составлен проект переоборудования парохода в базу минных катеров и разработан план* их боевого использования.

На Дунае был взорван шестовой миной один турецкий монитор. У берегов Батуми торпедами, выпущенными двумя паровыми катерами, был потоплен турецкий сторожевой корабль Интибах.

Успешные действия минных катеров вызвали усиленное строительство их во всех странах. С развитием торпедного оружия они переросли в миноноски, а затем в миноносцы. В новом оформлении, как торпедные катера, они возродились через 40 лет, в период первой мировой империалистической войны.

После войны с Турцией были приняты меры к оборудованию судостроительных верфей в Николаеве и Севастополе. Одновременно для Черноморского флота во Франции был заказан 14-узловой крейсер Ярославль, переименованный в 1883 г. в Память Меркурия (строитель корабельный инженер Торопов) водоизмещением 3000 т, небронированный, с защитой углем в бортовых ямах; вооружение его состояло из шести 152-мм орудий, четырех 47-мм и четырех 37-мм пушек.

В 1883 г. были заложены, а в 1886 г. спущены на воду три однотипных броненосца Екатерина II, Чесма и Синоп (строители Мордвинов, Арцеулов и Торопов), первый в Николаеве, остальные в Севастополе.

В 1889 г. в Севастополе был заложен еще один броненосец, Георгий Победоносец, однотипный с предыдущими кораблями, но имеющий некоторые изменения.

Эти корабли (рис. 132) водоизмещением 10000 и 12000 т , со скоростью хода 15-17 узлов, вооруженные шестью 305-мм орудиями в барбетных установках, семью 152-мм в бортовых установках и восемью 47-мм пушками, представляли сочетание типа казематных броненосцев с барбетными. Верхний каземат имел треугольную форму и служил барбетом для трех пар 305-мм орудий; этим достигалась лучшая защита борта, чем у французских броненосцев с отдельными барбетами. На Георгии Победоносце открытая установка 152-мм орудий была заменена прикрытием их казематной броней за счет снятия поясной брони в оконечностях и постановки там карапасной палубы (65-мм на скосах). Все эти броненосцы имели 57-мм плоскую броневую палубу по верхним кромкам поясной брони. Торпедное вооружение на них состояло из семи надводных аппаратов (одного в корме и шести по бортам) на броневой палубе.

Постройкой этих кораблей было положено начало систематическому строительству флота на Черном море.

В Балтийском море в 1887-1889 гг. была предпринята постройка двух броненосцев — Александр II (строитель Субботин) и Николай I (строители Кутейников и П. Титов), оказавшихся неудачными из-за стремления перейти к строительству башенных броненосцев при сохранении небольшого водоизмещения.

Эти корабли водоизмещением около 9500 т, со скоростью хода 15,5 узла имели броневой пояс 356-152-мм по всей длине ватерлинии, 60-мм броневую палубу над ним и были вооружены двумя 305-мм орудиями в одной носовой башне, четырьмя 229-мм и восемью 152-мм в бортовых установках и восемнадцатью пушками малого калибра. На каждом установлено по шесть подводных торпедных аппаратов.

По типу этих броненосцев, но меньших размеров, был построен Гангут (строитель Леонтьев) водоизмещением 6600 т, с одним 305-мм орудием в носовой башне, четырьмя 229-мм и четырьмя 152-мм орудиями, кроме орудий малого калибра.

В истории дальнейшего развития русского броненосного кораблестроения 1891 год важен тем, что колебания в установлении типа броненосца прекратились. В Петербурге на Галерном острове126 был спущен на воду в 1891 г. броненосец H аварин (строители Максимов, Тучков, Берг и П. Титов), послуживший, за некоторыми исключениями, о которых будет сказано ниже, прототипом для дальнейшего развития русских броненосцев вплоть до русско-японской войны. Тактико-технические элементы броненосца Наварин были следующие:

Наименование элементов Наварин
Водоизмещение, т 10206
Длина, м 107
Ширина, м 20,4
Осадка, м 8,4
Бронирование, мм:  
бортовой пояс по ГВЛ 305-407
нижний каземат 305
верхний каземат 127
броневая палуба 51-76
башни 305
боевая рубка 354
Артиллерия:  
главная 4-305-мм
средняя 8-152-мм
мелкая 30 (47- и 37-мм)
Торпедное вооружение 4 бортовых, 2 в оконечностях (надводных)
Мощность механизмов, л. с. 9140
Скорость хода, узл 15-16
Запас угля для котлов (норм.), т 400

Постройка броненосца Наварин производилась под непосредственным руководством главного инженера Франко-русского завода П. А. Титова. Он применил при постройке кораблей ряд конструктивных и производственных приемов, ускорявших и удешевлявших проведение работ.

Талантливый самоучка П. А. Титов прошел школу судостроения от рабочего до корабельного инженера. В процессе практической работы он глубоко овладел техническими знаниями, был автором оригинальных проектов боевых кораблей, за которые на конкурсе, проведенном Морским министерством, ему были присуждены первые премии. Своими делами в области кораблестроения, своими оригинальными разумными приемами производства работ П. А. Титов как выразитель мощи русского народного творчества оказал большое влияние на отечественное кораблестроение, а также на кораблестроение других стран. Его деятельность в области кораблестроения получила мировую известность.

Изучая приемы и методы строительства кораблей, применяемые Титовым, член Парижской Академии наук де-Бюсси, бывший в то время директором кораблестроения французского флота, заявил руководителю строительства П. А. Титову: «Я сорок восемь лет строил суда французского флота, я бывал на верфях всего мира, но нигде я столь многому не научился, как на этой постройке». Под руководством П. А. Титова изучал постройку кораблей и А. Н. Крылов — основоположник русского кораблестроения.

П. А. Титовым на верфи Галерного острова были построены, кроме броненосцев Александр II, Николай I и Наварин, два крейсера Витязь и Рында, при постройке корпусов которых впервые была применена мягкая сталь.

Дальнейшая постройка броненосцев в Балтийском море шла следующим порядком. В 1894 г. построен Сисой Великий (строитель корабельный инженер Мустафин) водоизмещением около 10 000 т такого же типа, как Наварин, но с изменениями: броневая палуба снижена и положена поверх поясной брони и установлено только шесть 152-мм орудий.

Затем (1898 г.) идет серийная постройка трех однотипных броненосцев: Полтава (строители Леонтьев и Янковский), Севастополь (строители Андрущенко и Афанасьев) и Петропавловск 127 (строители Шведов и Андрущенко) (рис. 133). Изменения по сравнению с предыдущим типом броненосца заключались в том, что вместо верхнего каземата с шестью 152-мм орудиями поставлено четыре бортовые башни с восемью 152-мм орудиями, а четыре 152-мм орудия стояли открыто на средней палубе. Водоизмещение возросло до 11 350 т (Петропавловск).

Броненосцы следующей (1900 г.) серии — Ослябя (рис. 134), Пересвет и Победа (строители Леонтьев, Семенов и Оффенберг) водоизмещением 12 670 т, со скоростью хода 18 узлов имели не стале-железную, а цементированную стальную бортовую броню и броневую палубу со скосами к бортам; у всех предыдущих броненосцев броневая палуба располагалась горизонтально. Вооружение этих броненосцев состояло из четырех 254-мм орудий, одиннадцати 152-мм и двадцати 75-мм орудий, кроме мелких. Они имели четыре подводных и два надводных торпедных аппарата. Броненосцы типа Ослябя были сильнее современных им английских броненосцев типа Renown, что видно из сравнения их тактико-технических элементов.

Наименование элементов Ослябя Renown
Водоизмещение, т 12670 12350
Длина, м 132,4 115,8
Ширина, м 21,8 22,0
Осадка, м 8,3 8,1
Бронирование, мм:    
бортовой пояс по ГВЛ 229 200
нижний каземат 152 152
казематы средней артиллерии 152 100
броневая палуба 70 75
башни 250 250
Артиллерия, мм: главная 4-254-мм 4-254-мм
средняя 11-152-мм 10-152-мм
противоминная 20-75-мм 8-75-мм и 12-47-мм
Мощность механизмов, л. с. 14500 10700
Скорость хода, узл 18 17,9
Запас угля для котлов (норм.), т 1060 800

Броненосцы типа Ослябя, уступая предыдущим по артиллерии и бронированию, превосходили их по скорости хода. Их можно отнести к типу самых сильных броненосных крейсеров того времени. Большой запас топлива для котлов определял их назначение для действия в Тихом океане.

Броненосец Ретвизан (1902 г.) не был типовым кораблем в процессе развития русского кораблестроения. При водоизмещении 12 900 т, скорости хода 18 узлов (при мощности главных механизмов 17000 л. с.) и 1000 т угля для котлов он имел броневой 229-мм пояс по ватерлинии в средней части и карапасную палубу в оконечностях, 152-мм каземат и 76-мм броневую палубу на скосах. Артиллерия состояла из четырех 305-мм орудий в двух концевых башнях, двенадцати 152-мм в бортовых отдельных казематах, расположенных, как на Ослябя, но средний отдельный каземат опущен ниже и в нем четыре 152-мм орудия; двадцать 75-мм пушек со щитами стояли на средней палубе над нижним казематом. Сравнение указанных элементов с таковыми для корабля типа Ослябя говорит о различии их вооружения и защиты.

Броненосец Цесаревич, построенный в 1901 г., послужил для русских инженеров основанием для выработки проекта и постройки серии последующих броненосцев: Бородино, Орел, Александр III, Суворов и Слава (строители Скворцов, Яковлев, Аверин и Оффенберг). Особенность этих броненосцев заключалась в системе расположения бронирования и в устройстве бортовой броневой переборки (рис. 135). Броненосец Цесаревич имел водоизмещение около 13000 т, скорость хода 18 узлов при мощности механизмов 16300 л. с. Остальные указанные выше броненосцы отличались от Цесаревича лишь тем, что у Цесаревича 75-мм пушки стояли открыто со щитами, а у броненосцев Бородино, Орел и других были заключены в броневые казематы. Водоизмещение последних 13516 т при увеличении длины на 2,5 м и ширины на 0,2 м. Вооружение состояло из четырех 305-мм орудий в концевых башнях, двенадцати 152-мм орудий в бортовых башнях и двадцати 75-мм орудий, кроме мелких (47- и 37-мм ); торпедных аппаратов четыре, из них два подводных и два надводных (рис. 136).

Кроме крупных броненосцев, с 1892 по 1896 гг. было построено для Балтийского флота три броненосца береговой обороны: Адмирал Ушаков, Адмирал Сенявин и Адмирал Апраксин (строители корабельные инженеры Скворцов и Михайлов). Это были низкобортные корабли водоизмещением 4126 г, со скоростью хода 16 узлов. Бронирование состояло из 152-254-мм узкого броневого пояса по ватерлинии в средней части корабля, с траверзами, от которых шла по конечностям карапасная палуба; поверх бортового пояса имелась 38-63-мм плоская броневая палуба. Артиллерия состояла из четырех 254-мм орудий в башнях (Адмирал Апраксин - три орудия: два в носовой, одно в кормовой), между ними небронированный спардек (средняя надстройка выше верхней палубы), по углам которого расположены четыре 152-мм орудия.

Этим заканчивается строительство броненосцев в Балтийском море до русско-японской войны. Строительство же крейсеров, канонерских лодок и миноносцев, о которых будет сказано ниже, продолжалось.

Большинство указанных броненосцев входило в состав Порт-артурской и 2-й Тихоокеанской эскадр. После сдачи Порт-Артура находившиеся там корабли были затоплены, другие погибли во время морского боя при Цусиме.

В Черном море постройка линейных кораблей после кораблей типа Чесма продолжалась. В 1890 г. в Николаеве был построен малый (8433 т) броненосец Двенадцать Апостолов (строитель корабельный инженер Ратник), вооруженный четырьмя 305-мм орудиями в двух концевых барбетных установках и четырьмя 152-мм в верхнем каземате, бронирование состояло из 356-мм броневого пояса в средней части, с карапасной палубой в оконечностях и с плоской 51-66-мм палубой в средней части над бортовым поясом и с двумя казематами (305- и 152-мм ). Подобно своему современнику — броненосцу Гангут - в Балтийском море, это броненосцы второго класса, но в ряду предыдущих и последующих броненосцев не являются типовыми, следовательно, не обоснованными128 в тактическом отношении.

В 1898 г. был закончен, также в Николаеве, броненосец Три Святителя по типу Наварина. При водоизмещении 13 318 т и скорости хода 17 узлов это наиболее сильный броненосец русского флота того времени, не уступающий современным ему иностранным броненосцам. Он имел 457-мм броневой бортовой пояс (специальной стали), 406-мм нижний каземат и 125-мм верхний, карапасную палубу толщиной 76 мм (на скосах) и плоскую 50-60 мм над броневым поясом. Артиллерия состояла из четырех 305-мм орудий в двух башнях, восьми 152-мм орудий в верхнем каземате, четырех 120-мм орудий в небронированной надстройке над верхним казематом и десяти 47-мм пушек, расположенных по бортам в той же надстройке; кроме того, около 40-37-мм скорострельных пушек. Торпедное вооружение такое же, как на Наварине.

В то же время снова возобновилась постройка малых броненосцев. По типу броненосца Сисой Великий строится Ростислав водоизмещением 8800 т (строитель Яковлев), но с изменением, которое заключалось в том, что верхний каземат с шестью 152-мм орудиями снят, а вместо него на верхней палубе поставлено четыре бортовых башни с восемью 152-мм орудиями; во избежание перегрузки пришлось в концевых башнях поставить четыре 254-мм орудия вместо 305-мм.

В 1898 г. был заложен, а в 1903 г. закончен постройкой броненосец Князь Потемкин Таврический (рис. 137) (строитель корабельный инженер Шотт). Этот корабль первый поднял красный революционный флаг и открыто перешел на сторону революции, возглавив вооруженное восстание Черноморского флота в 1905 г., оставшись «непобежденной территорией революции», как писал В. И. Ленин.

Броненосец имел водоизмещение 12480 т, скорость хода 16 узлов и был вооружен четырьмя 305-мм орудиями, шестнадцатью 152-мм и четырнадцатью 75-мм орудиями и, кроме того, десятью мелкими (47- и 37-мм), пятью подводными торпедными аппаратами (из них один в носу). Броневых палуб две, нижняя 66-мм , с 76-мм скосами к бортам, верхняя 38-мм , расположенная при верхней кромке броневого пояса. Этот корабль представлял усовершенствованный броненосец типа Три Святителя; выигрыш в весе от постановки цементированной более стойкой брони был использован на увеличение числа 152-мм орудий, на устройство скосов нижней броневой палубы и на покрытие носовой оконечности тонкой броней.

Подобного же типа заложенные в 1903 г. и законченные в 1908-1909 гг. броненосцы Иоанн Златоуст и Евстафий (строители Лихнякевич и Шотт). Разница с предыдущими заключалась в том, что по углам верхнего каземата четыре 152-мм орудия заменены 203-мм ; остальные 152-мм орудия размещены так же. Водоизмещение увеличилось на 400 т. Первый строился в Севастопольском адмиралтействе (бывшая верфь Русского общества пароходства и торговли), а второй в Николаеве, где постройка этих кораблей задерживалась из-за конструктивных изменений, которые вводились в результате изучения опыта русско-японской войны.

В то же время (1906 г.) в Николаеве было приступлено к организации двух частных судостроительных заводов — Судостроительного и механического завода (Наваль) и Русского судостроительного общества (Руссуд), которые в дальнейшем строили корабли нового типа для Черноморского флота.

Несмотря на постройку большого числа кораблей разных классов, положение русского военного флота и проведение кораблестроительных программ не могли считаться до русско-японской войны удовлетворительными. У правительства и руководящих органов управления флотом не было общего плана войны; существовали разные взгляды на будущую войну и на роль флота в ней.

Экономическая зависимость царской России от иностранного капитала, недостаточно мощная судостроительная база, а часто личные выгоды, преследуемые царскими чиновниками при выдаче заказов заграничным фирмам, приводили к строительству части кораблей русского флота за границей. Так, за границей были построены броненосцы Ретвизан и Цесаревич и некоторые крейсера. От кораблей отечественной постройки они отличались худшими тактико-техническими данными.

Недостаточно развитая промышленность царской России весьма ограничивала темпы строительства кораблей, а непрерывное стремление к созданию лучшего корабля заставляло в процессе постройки технически совершенствовать их.

Все это приводило к многообразию типов кораблей в пределах одного и того же класса. Различие же типовых, боевых и ходовых качеств затрудняло использование кораблей в соединениях.

Адмирал С. О. Макаров, изучая вопросы непотопляемости кораблей и исследуя причины аварий, установил основные принципы обеспечения непотопляемости кораблей и устройство трюмных водоотливных систем.

По идее адмирала Макарова был спроектирован и под его наблюдением построен первый в мире крупный (около 7000 т) ледокол Ермак, блестяще выдержавший испытание во льдах Арктики, ставший родоначальником мощного первого в мире ледокольного флота.

Вопрос обоснования непотопляемости корабля был разрешен в русском флоте много раньше, чем во флотах других государств. До этого в кораблестроении главное внимание обращали на разделение поперечными переборками подводной части корабля (от днища до нижней броневой палубы), между палубами ставили всего 3-4 переборки. Таким образом, при пробоине и повреждении борта вода могла свободно разливаться по палубе.

В 1903 г. этот вопрос развил профессор Военно-морской академии А. Н. Крылов, который четко сформулировал основные положения непотопляемости. Он указал, что непотопляемость корабля обеспечивается его запасом пловучести, т. е. объемом надводной части при условии целости надводного борта. Водонепроницаемые поперечные переборки должны быть продолжены до верхней водонепроницаемой палубы, а целость надводного борта — обеспечена сплошным забронированием. Прежняя защита толстой броней только небольшой площади надводного борта, в районе расположения жизненных частей корабля, не удовлетворяла требованиям непотопляемости; оконечности корабля должны покрываться броней для защиты от фугасных снарядов. Этим защищается рулевое управление, и в случае затопления концевых помещений корабль не получает большого диферента.

Предложенная А. Н. Крыловым русская система бронирования была осуществлена на кораблях русского флота, построенных после 1905 г. Она оказала большое влияние на кораблестроение в иностранных флотах. Свои положения А. Н. Крылов обосновал расчетами, указал метод выравнивания крена и диферента корабля при пробоине затоплением специальных отсеков, противоположных поврежденным, и составил Таблицы непотопляемости, облегчающие личному составу корабля борьбу за живучесть.

Эти положения в настоящее время служат основанием при проектировании кораблей и при дальнейшей разработке проблемы непотопляемости. До русско-японской войны, однако, соответствующие мероприятия не были проведены. Результаты сказались вовремя первой мировой войны, когда старые английские и французские корабли тонули от взрыва одной торпеды или мины.


116 На том месте, где находится современный Ижорский завод, в 1710 г. были построены лесопилки для снабжения лесом кораблестроительных верфей. В 1762 г. около лесопилок был построен завод для производства медных листов, затем последовательно прибавляются меднолитейная, кузнечная, чугунолитейная и другие мастерские. С 1803 г. Ижорские заводы перестраиваются и приспосабливаются для изготовления предметов, необходимых для постройки кораблей, а с 1806 г. устанавливается производство медных пушек, существовавшее до 1855 г. С 1817 г. заводы начинают строить первые паровые суда, землечерпалки, небольшие пароходы, а с 1878 г., все развиваясь, строят миноноски, а затем и миноносцы.
117 Самым мощным в составе Черноморского флота был линейный корабль Двенадцать Апостолов, имевший двадцать восемь 68-фунтовых бомбических пушек, четыре 36-фунтовые пушки и 64 каронады, из них тридцать четыре 36-фунтовых, двадцать четыре 24-фунтовых и шесть 18-фунтовых.
118 В том числе один 84-пушечный винтовой (машина 500 л. с.).
119 В том числе два строящихся винтовых.
120 В том числе три винтовых.
121 Оба винтовые, строящиеся.
122 Ограничительные условия этого мира были отменены только в 1871 г. после франко-прусской войны
123 Русалка погибла в 1894 г. во время шторма на пути из Ревеля в Гельсингфорс. Причиной гибели была весьма малая, как и у всех мониторов, остойчивость при невысоком надводном борте.
124 Насколько интенсивно шло развитие артиллерии, можно видеть из следующего сравнения. Один из самых сильных деревянных кораблей 50-х годов 84-пушечный линейный корабль Прохор имел семьдесят восемь 36-фунтовых пушек и шесть 2-пудовых коротких бомбовых пушек, стрелявших разрывными бомбами. Залпом из всех своих пушек с обоих бортов Прохор выбрасывал около 1350 кг металла, а Петр Великий из четырех 305-мм орудий — около 1190 кг, но механическая работа, производимая его залпом, была в три раза больше.
125 Корабли эти в дальнейшем были перевооружены новыми 152-мм орудиями, участвовали в бою при Цусиме и погибли в Японском море.
126 Верфь в 1887 г. была передана на десять лет в аренду Франко-русскому заводу.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5845

X