§ 23. Военное кораблестроение в России в период становления и развития абсолютистско-феодальных порядков

Рост производительных сил, развитие экономики и культуры и расширение международно-политических отношений создали в России к концу XVII в. необходимые предпосылки для решительных преобразований, в том числе для создания сильной регулярной армии и военно-морского флота.

Экономические потребности дальнейшего исторического развития русского народа диктовали необходимость во что бы то ни стало пробиться к ранее ему принадлежавшим берегам Балтийского моря. К началу XVIII в. для этого имелись все необходимые силы и средства, а историческим деятелем, сумевшим использовать эти силы и средства для разрешения назревших задач, был Петр I, который в ходе ожесточенной борьбы с сильной в то время Швецией за возвращение исконных русских земель ценой величайшего напряжения всего русского народа, путем еще большего угнетения крепостного крестьянства сумел обеспечить России выход к морю, создать сильный военно-морской флот и превратить Россию в могущественную морскую державу.

Деятельность Петра по созданию регулярного военного флота, его борьба за выход к морю были исторически прогрессивным делом и отражали устремление России к ее естественным морским рубежам, которые в начале XVIII в. находились в руках враждебных иностранных государств.

Опыт мореплавания и строительства судов в России и Европе в течение всего предшествующего периода, а также опыт борьбы русского народа за выход к берегу моря Петр широко использовал при создании могущественного военно-морского и большого торгового флота.

После удачных опытов постройки судов на Переяславском озере в 1689 г. Петр на переяславской верфи построил в 1692 г. два малых фрегата и три яхты, причем сам принимал личное участие в работах рядовым плотником. Летом 1693 г. Петр в Архангельске закладывает верфь и строит два корабля. Во время пребывания Петра в Архангельске на трех судах прибыло голландское торговое посольство во главе с Николаем Витсеном, владельцем судостроительных верфей, которому Петр заказал 44-пушечный фрегат. В следующем году Петр опять был в Архангельске, вооружил выстроенный корабль Св. Павел и принимал пришедший из Голландии 44-пушечный фрегат Св. Пророчество. С эскадрой из трех кораблей он провожал в Белое море иностранные корабли. Впоследствии эти корабли были переоборудованы в торговые.

Покинув Архангельск, Петр предпринял поход против турок. Первый азовский поход Петра (1695 г.) был неудачен; штурмы крепости с суши не были поддержаны действиями на море, так как флота у русских не было. Исход первого азовского похода доказал необходимость флота, и Петр начал строительство кораблей для второго азовского похода.

В селе Преображенском на лесопильном заводе немедленно началось изготовление отдельных частей для 22 галер и 4 брандеров. В Воронеже была основана судостроительная верфь, куда переправлялись части галер для сборки. Несмотря на новизну, сложность работы и ряд неполадок, эти суда были выстроены в три месяца. Наибольшая длина галер 38 м, длина по ватерлинии 29 м, ширина корпуса 6 м, высота от киля до палубы 3,8 м, вооружение — от трех до пяти медных 5- и 2-фунтовых пушек, команды 130-170 человек (рис. 119)102.

Кроме того, в Воронеже были заложены два 36-пушечных корабля — Апостол Петр (длиной 35 м, шириной 7,6 м) и Апостол Павел (длиной 30 м, шириной 9 м). Строил их корабельный мастер Титов. Для перевозки войск в Воронеже, Козлове и других окрестных городах было приказано выстроить 1300 стругов (плоскодонных барж) и 100 плотов.

Весной 1696 г. под Азовом появился русский флот в составе 2 крупных судов, 23 галер, 4 брандеров и 1000 мелких судов и барж для транспортировки войск. На рис. 120 показаны корабль Апостол Петр и галеры перед Азовом. 19 июля 1696 г. Азов был взят. Это было большим военным успехом русской армии и флота. Однако задача выхода России к Черному морю взятием Азова не была решена — необходимо было овладеть Керчью, а для осуществления этой задачи было принято решение построить сильный флот. На совещании по военным делам Петр высказал свое мнение: «Ничто же лучше... мню быть, еже воевать морем, понеже зело близко есть и удобно многократ паче, нежели сухим путем. К сему же потребен есть флот». Было решено «корабли сделать со всею готовностью и с пушками и с мелким ружьем, как им быть к войне»; это требовало средств больших, чем те, которыми располагало правительство.

Всю тяжесть создания флота несло на своих плечах крепостное крестьянство, за счет которого помещики, купцы и духовенство поставляли правительству корабли.

Были образованы «кумпанства», т. е. компании. Все помещики, имевшие больше 100 крестьянских дворов, должны были, соединившись вместе, за каждые 10000 дворов предоставить один вполне оборудованный корабль. Духовенство — за каждые 8000 дворов — один корабль. Купцы и горожане, организовавшись, должны были выстроить 12 кораблей. Владельцы, имевшие менее 100 дворов, облагались денежным сбором по полтине со двора. Срок всем был дан 1 апреля 1698 г. Владельцы имений составили 18 кумпанств, духовенство 17, а купцы 14. Лес для постройки кораблей давался правительством, оно же принимало на себя заботу о найме корабельных мастеров. Для ведения всех дел по постройке кораблей, число которых определялось в 52103, был образован Владимирский судный приказ, прототип адмиралтейства.

Верфь в Воронеже была расширена, построены мастерские и склады для леса, для хранения корабельных частей и вооружения. В некоторых местах, ближе к Дону, были оборудованы и другие верфи.

Для борьбы с Турцией Петр решил заключить союз с рядом западноевропейских государств. Поэтому, а также в целях ознакомления с кораблестроением на Западе в 1697 г. из Москвы выехало за границу посольство, в которое под именем Петра Михайлова входил и Петр I. Он поставил себе целью овладеть наукой кораблестроения настолько, чтобы эта часть сложной техники не была для него тайной. Вместе с Петром для обучения корабельному и морскому делу было послано за границу 69 молодых людей.

Поездка продолжалась полтора года; в течение этого времени Петр сначала работал шесть с половиной месяцев простым плотником по постройке корабля, от закладки до спуска на воду, в Амстердаме на верфи Ост-Индской компании. Из Голландии Петр уехал в Англию, где занимался на королевской верфи в Дептфорде, составляя под руководством опытных кораблестроителей чертежи кораблей. Там Петр приобрел недостававшие ему знания по теории кораблестроения. За границей Петр интересовался не только вопросами кораблестроения, но и морской артиллерией, навигационной наукой, а также постановкой военного дела в целом.

При дальнейшем строительстве своего флота русские использовали все лучшее из опыта кораблестроения других стран, исходя прежде всего из условий и потребности русского государства. Они строили такие корабли, такой флот, которые были нужны России для разрешения стоявших перед ней задач.

Срок постройки кораблей на воронежских верфях был продлен до конца 1698 г., но зато кумпанствам было предложено выстроить еще 19 кораблей, а затем еще 6, но фактически из них было заложено только 12. К назначенному сроку корабли были почти готовы, хотя из-за вводимых усовершенствований в процессе постройки приходилось производить различные переделки. Построенные корабли были длиною до 35 м, шириной 8-10 м, осадкой 2,0-2,5 м и вооружены 26-44 пушками, в числе которых были 12-, 6- и 4-фунтовые и картечницы. Бомбардирские суда длиною 25-28 м, шириною 8,5 м были вооружены двумя мортирами и несколькими 24- и 12-фунтовыми пушками. Галеры были крупнее: длина наименьшей была 41 м, наибольшей 53 м, ширина 7,3 м, вооружение состояло из одной 20-фунтовой пушки и нескольких б — и 3-фунтовых картечниц. Пушки изготовлялись на тульских заводах и частично привозились из-за границы.

На рис. 121 показан общий вид постройки кораблей на воронежской верфи (по старинной гравюре). По возвращении из-за границы Петр вместе с вновь назначенным адмиралом Головиным, поставленным во главе флота, прибыл в Воронеж. Там он занялся приведением в порядок и улучшением построенных кораблей.

К весне 1700 г. корабли кумпанств были готовы и приняты104. Однако постройка их была далека от совершенства; имея деревянное крепление частей, они рассыхались и текли, были недостаточно проконопачены и осмолены. Петр прекратил постройку кораблей посредством компаний и решил в дальнейшем строить корабли средствами правительства. К этому времени кораблестроение в России уже располагало достаточным числом корабельных мастеров, хорошими чертежами и накопило опыт в этом деле. Был заложен 58-пушечный корабль Предестинация (рис. 122) длиною 36 м, шириною 9,4 м. Вначале сам Петр был строителем этого корабля, но по отъезде поручил это дело двум первым русским кораблестроителям Скляеву и Верещагину. Петр применил в конструкции корабля придуманное им важное нововведение: киль был устроен так, что в случае повреждения и даже потери нижней его части судно не получало течи. Киль подобного устройства только в 40-х годах XIX в. был применен в Англии. Одновременно была начата постройка 56-пушечного корабля Черепаха и «великого галеаса» длиною 50 м, шириною 9,4 м, роскошно отделанного корабля, который Петр предназначал для торжественных выходов105.

Всего было построено казною 11 кораблей. Управление кораблестроением и заведывание корабельными лесами было переведено из Владимира в «Московский адмиралтейский приказ» с назначением «адмиралтейцем» стольника Ф. Апраксина, впоследствии генерал-адмирала флота.

Петр отчетливо сознавал всю необходимость борьбы России за выход к морю. Карл Маркс, оценивая морскую политику Петра, особенно подчеркивал ее последовательность и целеустремленность, указывая, что Россия не могла оставить в руках шведов устье Невы, которое являлось естественным выходом для сбыта продукции: овладение побережьем Балтийского моря для России было экономической потребностью дальнейшего развития. Однако начало борьбы России со Швецией за Балтику всецело зависело от успеха мирных переговоров с Турцией.

После успешного исхода второго азовского похода Петр настаивал, чтобы Турция уступила России Керчь. Поэтому с целью заключения наиболее выгодного мира с Турцией русский посол Украинцев был отправлен в Константинополь на 46-пушечном корабле Крепость, а до Керчи его сопровождала русская эскадра из 11 кораблей, нескольких галер и других небольших судов. В эскадру входил адмиральский 62-пушечный корабль Скорпион, вице-адмиральский 34-пушечный корабль Благое Начало, 32-пушечный Цвет Войны шаутбенахта (контр-адмирала), 42-пушечный Отворенные Врата, которым командовал Петр под именем Петра Михайлова; остальные корабли имели от 22 до 46 пушек.

Миссия Украинцева в Константинополе, поддержанная внушительной демонстрацией русского флота, увенчалась полным успехом: был заключен мирный договор на 30 лет, по которому Азовский край и часть побережья Азовского моря отходили к России, но вопрос о свободном плавании русских кораблей в Черном море остался открытым. После заключения мира с Турцией воспользовавшись благоприятной международной обстановкой Петр двинул свою армию к северным границам с целью вытеснить шведов из Прибалтики и открыть для России Балтийское море.

В 1700 г. началась Северная война, которая продолжалась 21 год. С первых же дней войны постройка флота, происходившая в трудных условиях, все время была в центре внимания правительства. Петр прекрасно понимал, что без наличия морской силы Россия не сможет добиться выхода к морю. Были заложены новые верфи на Онежском и Ладожском озерах, на Свири, в Олонце (Лодейном поле). Однако неустойчивые отношения с Турцией, возбуждаемой Швецией против России, заставляли продолжать постройку кораблей и в Воронеже, а также на новых верфях в Таврове (близ Воронежа) и в Таганроге. Готовые суда переводились в Азов, часть, особенно плохие, превращались в провиантские склады. Несколько крупных 80-пушечных кораблей нельзя было спустить на воду из-за обмеления рек Воронеж и Дон, и они были разобраны.

Когда в 1710 г. Турция объявила войну России, то Россия могла выставить только эскадру из 4 линейных кораблей, 3 шняв, 2 бригантин и 2 галер. Турецкий же флот, посланный в Азовское море, состоял из 18 кораблей и 14 галер; однако ни с той, ни с другой стороны никаких действий на море, кроме мелких стычек, не произошло. Дальнейшие мероприятия по усилению Азовского флота были прекращены заключением мира с Турцией (после неудачного Прутского похода), по которому вся Азовская область возвращалась обратно Турции. В 1712 г. Азов и Таганрог были разрушены русскими же, пушки отправлены внутрь страны, часть кораблей продана Турции, остальные сожжены. Строительство кораблей в Воронеже было прекращено, мастера и рабочие отправлены в Петербург. Недостроенные корабли на воронежских верфях до 1727 г. стояли на стапелях, пока пожар не уничтожил их и оборудование верфи.

Все мероприятия Петра были направлены на создание военного флота в Балтийском море и в первую очередь галерного, для совместных действий с сухопутной армией в условиях прибрежного плавания и для действий в шхерах, а затем уже на создание крупных кораблей для борьбы с шведским флотом.

Необходимо было создать новую материальную базу. Для широкого строительства кораблей, кроме дерева, требовалось большое количество других материалов, нужны были металлические кованые и литые изделия для оборудования и вооружения кораблей. Существовавшие тульские и другие металлообрабатывающие заводы не могли полностью удовлетворить возросшую потребность в металлических изделиях; поэтому в период 1700-1704 гг. был основан ряд новых чугуно — и меднолитейных заводов на Урале и расширены существующие.

Начало войны со шведами ознаменовалось появлением шведской эскадры из пяти фрегатов и двух галиотов в Белом море и нападением их на Архангельск, окончившимся неудачей, — один фрегат и оба галиота были захвачены, остальные ушли. Петр, укрепив Архангельск, начал там постройку двух малых фрегатов, которые были закончены в 1702 г. В том же году была взята шведская крепость Нотебург (Петрокрепость) при выходе Невы из Ладожского озера, а в 1703 г. крепость Ниеншанц на Неве, где Петр одержал первую морскую победу, захватив два шведских фрегата. Здесь же был заложен новый город — Петербург; путь русскому флоту из Ладожского озера к морю был открыт. Для защиты Петербурга на о-ве Котлин была заложена крепость Кронштадт.

Завладев выходом к Балтийскому морю, Петр I немедленно принялся за создание мощного военно-морского флота.

На реке Сясь, впадающей в Ладожское озеро, была построена верфь и на ней заложено шесть 18-пушечных фрегатов (с трехфунтовыми пушками) и несколько малых судов. Кроме того, была основана еще верфь в Новгороде (на Волхове) и построены шесть фрегатов длиною 20-30 м, пять яхт и пять других судов. В Олонце были заложены 24-пушечный фрегат Штандарт (длиной 24 м, шириной 7,3 м, осадкой 2,7 м), два шмака, один флейт, один галиот и четыре бота. Малые суда строились на верфях в Старой Ладоге, на реках Луга и Ижора; галеры строились в Выборге. Кроме того, была проведена грандиозная работа по перетаскиванию сушей из Архангельска в Онежское озеро, а оттуда в Ладожское озеро и Неву двух построенных там фрегатов.

Первые корабли, построенные на Олонецкой верфи, имели высокие кормы с расположенными в них пушками и одну или две батарейные палубы. Так как эти корабли были тяжелы на ходу, то при эскадре были более быстроходные суда — шнявы (рис. 123), имевшие две мачты с прямыми парусами и 12-16 пушек, расположенных на открытой палубе. Отношение длины к ширине у них равнялось четырем, тогда как у кораблей — около трех. В состав флота входили также баркалоны , типа галеасов, длиною 36 м, вооруженные 25-42 пушками, гукеpы  — двухмачтовые суда средней величины, служившие транспортами, но иногда и вооруженные (в Каспийской флотилии), пpамы  — плоскодонные мелкосидящие суда с 16-20 пушками, ушколы  — небольшие вооруженные суда для плавания в Азовском море и струги  — речные гребные или парусные суда типа баржи. Для ремонта судов применялись камели  — подъемные суда, состоящие из двух плоскодонных понтонов, подводимых под судно.

Малые суда носили название шмаков , флейтов , буеров , галиотов и ботов. Шмаки и флейты — двухмачтовые с косыми парусами, остальные — одномачтовые. Вооружение их состояло из нескольких мелких пушек.

В 1704 г. Балтийский флот состоял из десяти фрегатов, вооруженных 22-43 шестифунтовыми пушками, и из девятнадцати других судов. Подступившая к построенной крепости Кронштадт шведская эскадра была отбита. Петербург был защищен с моря и мог принимать торговые корабли, приходившие из-за границы. На всех верфях усиленно строились корабли и направлялись в Петербург, а 5 ноября 1704 г. в нем была заложена адмиралтейская верфь и строителем назначен лучший кораблестроитель того времени — Федосей Скляев.

Кроме Скляева, строили корабли Верещагин, Михайлов, Пальчиков, Тучков, Козенц, Бродин и другие.

После поражения шведов под Полтавой и взятия Выборга, Ревеля, Риги и других городов строительство кораблей с целью усиления Балтийского флота продвинулось вперед еще быстрее. Крупные корабли преимущественно строились в Петербургском адмиралтействе.

Адмиралтейство, по описанию современников, представляло собою большое, почти четырехугольное место, застроенное с трех сторон, а с четвертой открытое на Неву, где корабли строились, а потом спускались на воду.

В одном из флигелей здания была устроена обширная зала, где «рисуют и, если нужно, переписывают мелом вид и устройство кораблей»106. Все адмиралтейство было обведено снаружи валом, с бастионами со стороны реки, а также довольно широким и глубоким каналом.

На рис. 124 показан общий вид постройки кораблей с расположенными по концам адмиралтейства складами корабельных частей и лекал, магазинами и кузницами. В устье Невы на Галерном острове (ныне завод им. Марти) строились галеры, а на взморье для ремонта и стоянки их была устроена Галерная гавань, сохранившая и поныне свое название.

В 1712 г, был спущен на воду первый построенный в Петербурге под наблюдением самого Петра 54-пушечный корабль Полтава (рис. 125). Все управление флотом и кораблестроением было переведено из Московского приказа в Петербург, объявленный в 1713 г. столицей государства.

До 1711 г. в Балтийском флоте было мало линейных кораблей. Ядро флота составляли 20-26-пушечные фрегаты и шнявы; в дополнение к ним — шмаки, прамы, галиоты, брандеры, транспорты и другие. Кроме того, была еще отдельная эскадра — галерная. Каждая галера имела одну 24-фунтовую пушку и 14-16 пушек малого калибра. К галерной эскадре присоединялись бригантины (вооруженные трехфунтовыми пушками) и провиантские суда; последние ходили на буксире у галер и бригантин. С 1703 по 1711 год с верфей было спущено 20 кораблей и фрегатов, из них 11 на олонецкой верфи (в том числе один 50-пушечный корабль Пернов), 15 шняв, 2 бомбардирских корабля, 4 прама и 170 малых судов. Однако в кампании 1712 г. из 20 кораблей и фрегатов участвовало только 9, остальные находились в тимберовке, а часть фрегатов и шняв были обращены в бандеры, так как были признаны неспособными носить артиллерию.

В Петербурге под личным наблюдением Петра с 1712 г. строились крупные линейные корабли. Кроме Полтавы, построены 60-пушечные корабли Екатерина, Нарва, Ревель, Шлиссельбург, Ингерманланд и Москва.

Кроме постройки кораблей на отечественных верфях, Петр решил увеличить флот покупкой кораблей за границей. Для этого в Данию и Голландию был командирован корабельный мастер Салтыков.

Все верфи были загружены постройкой судов. К 1712 г. пришли и корабли, купленные за границей, а также корабли, совершившие переход морем из Архангельска.

Война со Швецией продолжалась и на суше и на море. У шведов в Финском заливе был сильный флот, препятствовавший русской морской торговле. Весной 1713 г. было решено вытеснить шведов из Финского залива, овладев Финляндией. Был собран флот из 93 галер, 60 бригантин и 50 разных малых судов с десантом в 16 000 человек. Под общим командованием адмирала Апраксина флот вышел шхерами к Гельсингфорсу; корабельный флот из 7 кораблей, 4 фрегатов и 2 шняв пошел морем. Русскими при взаимодействии армии и флота были заняты города Гельсингфорс, Або и другие.

Для нанесения решительного удара Швеции нападением на ее берега флот в составе шестнадцати 42-72-пушечных кораблей, 8 фрегатов и шняв (18-32-пушечных) под командованием Петра был сосредоточен в Ревеле, а галерный флот из 99 галер и скампавей107, а также транспортных судов с войсками под начальством Апраксина — у полуострова Гангут. Выход в Ботнический залив был прегражден шведским флотом в составе 26 кораблей.

27 июля 1714 г. при Гангуте произошел первый крупный бой между русским и шведским флотами. Петр решил произвести диверсию, перетащив часть галер волоком через узкий перешеек полуострова. Шведы, узнав о начатых работах по устройству помоста для переволоки судов, разделили свой флот; один фрегат, шесть галер и три шхербота пошли к месту предполагаемого спуска галер на воду, а остальные приблизились к русским кораблям.

Переправа части галер была прекращена, так как этому мешали шведы, и Петр приказал 35 галерам, пользуясь штилем, обойти шведский флот мористее, а остальным на следующий день в тумане пройти берегом, пользуясь тем, что шведский флот оттянулся дальше от берега, чтобы преградить путь русским галерам. Все галеры, обогнув полуостров, заблокировали отделившиеся шведские корабли и, несмотря на преимущество последних в артиллерии, взяли их на абордаж. Победителям достались десять шведских кораблей вместе с командующим шаутбенахтом Эреншильдом.

Гангутская победа имела большое значение для дальнейшего хода войны со шведами. Она дала возможность русским закрепиться в Финляндии и перенести военные действия на территорию Швеции, на берега которой впоследствии русский флот высаживал десанты.

Корабельный флот в период 1714-1720 гг. также имел ряд удачных сражений и захватил много шведских кораблей. Так, в сражении у острова Эзель 24 мая 1719 г. корабельный флот под командованием Н. Сенявина одержал первую морскую победу, не прибегая к абордажной схватке; в результате морского боя русские захватили три боевых корабля шведов.

Победа русского флота у острова Гренгам 27 июля 1720 г, в морском бою, закончившемся захватом четырех шведских фрегатов, и десантные операции в 1721 г. на берегах Швеции окончательно закрепили за Россией берега Балтики.

Англия, проводя свою традиционную захватническую политику, сделала попытку одновременно ослабить Россию и Швецию, после чего обоим государствам навязать свои условия.

С этой целью Англия вначале поддерживала Россию в ее борьбе против Швеции, так как считала Швецию более опасным конкурентом, а затем, боясь усиления России на море, открыта перешла на сторону Швеции, предприняв ряд враждебных выступлений. Английский флот дважды, в 1720 и 1721 гг. появлялся в Балтийском море, чтобы заставить Россию через посредничество Англии заключить со Швецией мир на выгодных для них условиях.

Однако демонстративные действия английского флота были безрезультатными. При посредничестве Франции между Россией и Швецией в 1721 г. был заключен Ништадтский мир, который закрепил за Россией Ингерманландию, Эстляндию, Лифляндию, часть Финляндии, все острова Финского залива и Моонзунда.

Состав Балтийского флота был весьма разнообразен; в него входили линейные корабли до 100-пушечного включительно, фрегаты, галеры и много небольших судов.

В результате Северной войны Россия превратилась в мощную морскую державу на Балтике. В борьбе за выход к берегам Балтийского моря она не только вернула старые русские земли, но и расширила за счет Ливонии. «Петр, по крайней мере, — писал Карл Маркс, — в этой части захватил лишь то, что было абсолютно необходимо для нормального развития его страны».

После заключения Ништадтского мира борьба за выход к морю и дальнейшее укрепление морских границ государства продолжались на Каспийском море. Еще в 1714 г. Петр приступил к созданию военной флотилии на Каспийском море. Для персидского похода 1722-1723 гг. в Нижнем-Новгороде были построены десантные лодки и транспортные суда, на которых войска дошли до Астрахани. После потери части этих судов во время шторма, затруднившей дальнейший поход, в Астрахани был основан военный порт для постройки более крупных кораблей, составивших с прежде построенными флотилию из 73 кораблей. Поход окончился занятием Дербента и Баку. После персидского похода 1722-1723 гг. Россия укрепила свое влияние на побережье Каспийского моря и на всем Ближнем Востоке.

К 1725 г. военный флот России состоял из 48 линейных кораблей и фрегатов, 787 галер и других судов; число команды на всех кораблях доходило до 28 000 человек. Русские кораблестроители двигали вперед теорию кораблестроения. В 1722 г. в России была выпущена первая книга по кораблестроительной; механике, написанная русским кораблестроителем Скорняковым-Писаревым.

Своеобразие создания русского военного флота состояло в том, что его строительство было вызвано необходимостью обеспечить России выходы к морю, без которых невозможно было ее дальнейшее развитие.

Одновременно с напряженной борьбой России за выход к берегам морей русские моряки на судах, построенных на русских верфях, проводили большую работу по освоению и открытию ими новых земель. Летом 1648 г. русские люди во главе с С. Дежневым совершили выдающийся подвиг: первые в мире, обогнув Чукотский полуостров, открыли пролив между Азией и Америкой, позднее названный Беринговым. 1697-1699 гг. В. Атласов первый дал подробное описание Камчатки. В 1702 г. М. Наседкин дал первые сведения об островах, которые позднее были названы Командорскими. В 1711-1712 гг. М. Козыревский ходил на Курильские острова, а казаки И. Быков, С. Акабара и другие открыли Шантарские острова.

В 1725 г. русское правительство организовало экспедицию А. Чирикова и В. Беринга. Суда этой экспедиции в 1728 г. прошли по тому же пути, что и Дежнев, вышли в Чукотское море, а позднее, в 1741 г., достигли северо-западных берегов Америки, Шумагинских и Алеутских островов. Моряки экспедиции описали Курильские острова и северную часть Японии. В этот же период русскими моряками были открыты Аляска, острова Прибылова и проведен ряд других исследований северной части Тихого океана.

Все проведенные Петром I преобразования внутри страны, в армии и во флоте, его политико-экономические мероприятия выдвинули Россию как мировую морскую державу. Значение всех этих мероприятий было велико для дальнейшего развития нашей страны, особенно потому, что Россия отставала в своем развитии от государств Западной Европы.

Товарищ Сталин так охарактеризовал направление деятельности Петра I: «Когда Петр Великий, имея дело с более развитыми странами на Западе, лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны, то это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости»108.

Петр I очень много сделал для развития своей страны, и деятельность его, несомненно, имела прогрессивное значение, но он не мог полностью ликвидировать отсталости страны, так как это было не под силу господствующим в России эксплоататорским классам.

Классовую сущность осуществленных Петром I мероприятий ярко охарактеризовал товарищ Сталин: «...Петр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Петр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры»109.

В итоге всех проведенных Петром I мероприятий укрепилась власть царя, установлены были и продолжали развиваться абсолютистско-феодальные порядки, опирающиеся на быстро растущие классы дворянства и купечества, укреплена русская регулярная армия и создан постоянный военно-морской флот, а военное искусство русских оставило далеко позади себя военное искусство Западной Европы. Далеко шагнуло вперед и отечественное кораблестроение, развивающееся на собственной национальной основе, своими собственными путями, дав флоту целый ряд замечательных оригинальных конструкций кораблей.

Петр I создал русский регулярный флот и сделал Россию морской державой. Перед преемниками же Петра стояли задачи сохранить границы России на Балтийском море, обеспечивавшие экономические и культурные связи с европейскими странами, освободить выходы на Черное море и создать благоприятные условия для развития южных окраин государства, для вывоза хлеба и других товаров через южные незамерзающие гавани.

Но после смерти Петра I при его ближайших преемниках была сделана попытка опруссачить военное дело и свести на нет морское могущество страны. Ближайшие преемники Петра и приближенные русского двора, поддерживая иностранцев, различного рода авантюристов и прямых агентов других держав, деятельность которых была направлена на ослабление русского военно-морского могущества, считали, что Россия не может и не должна быть морской державой, активный военно-морской флот является для нее ненужной роскошью.

Поэтому они всячески тормозили развитие флота и не уделяли ему должного внимания.

Строительство русского флота почти прекратилось; были закончены постройкой лишь пять кораблей и фрегат, заложенные еще при Петре I. Существующие корабли в море не выходили «во избежание убытков»; на ходу было оставлено только пять малых кораблей для обучения команд. Стоявшие в резерве корабли портились, корпуса их загнивали и все оборудование приходило в расстройство.

В 1730 г. после выяснения плохого состояния кораблей и споров о том, не лучше ли уничтожить большие корабли и строить галеры, вопреки политике, проводимой иностранцами при русском дворе, было решено строить и те и другие, так как галеры без поддержки кораблей могли быть уничтожены флотом противника, а в свежую погоду совсем не могли действовать. Для приведения флота в порядок была создана комиссия, которой было дано предписание привести флот к положенному составу — 27 линейных кораблей, 6 фрегатов, 3 бомбардирских судна, 2 прама и 8 пакетботов (посыльных судов). Адмиралтейству в 1734 г. было отпущено 1 200 000 рублей; однако флот бездействовал. Сухопутные походы Миниха и Ласси против Турции сопровождались со стороны флота лишь действиями канонерских лодок — небольших шлюпок с одним орудием в носу — и вооруженных плоскодонных плотов. Эти небольшие суда строились в Брянске и проводились в устье Днепра к Очакову, который был осажден русскими войсками.

В 1743 г. во время войны со Швецией (1741-1743 гг.) в Кронштадте был собран флот из 17 линейных кораблей, 5 фрегатов и 48 галер.

Расстройство финансов страны и недостаточная подготовленность к этой войне ограничили роль русского флота.

В семилетней войне (1756-1762 гг.) русский флот оказывал большое содействие сухопутной армии, участвуя в бомбардировках прусских крепостей Кольберг и Мемель, очищая Балтийское море от прусских каперов и транспортов, блокировал прусские порты и, наконец, был такой силой, которая не позволила английскому флоту притти на помощь союзной Пруссии.

Задержки в отпуске средств на содержание флота отражались и на состоянии русских портов. Гавани в Кронштадте обмелели и были засорены старыми корабельными остовами. Адмиралтейство не имело запасных магазинов, строевой лес не подвозился; постройка и ремонт кораблей задерживались. С 1740 по 1747 г. Адмиралтейству против сметы было недодано около миллиона рублей, и лишь в 1749 г. по докладу Адмиралтейств-коллегий было отпущено на флот 71 000 рублей, а затем еще 50000 рублей. По штату 1757 г. было определено содержать один 100-пушечный, восемь 80-пушечных кораблей (1-го ранга), пятнадцать 66-пушечных (2-го ранга), три 54-пушечных (3-го ранга), шесть 32-пушечных фрегатов, две шнявы (16- и 14-пушечные), два пакетбота с тем же числом пушек, два 36-пушечных прама, три 10-пушечных бомбардирских судна, восемнадцать 22-пушечных пинок и 130 галер.

Этим же штатом подтверждено установленное в 1722 г. Петровским регламентом следующее распределение пушек по палубам:

  100-пушечный корабль 66-пушечный корабль
Нижний дек 28 пушек 30-фунт. 26 пушек 24-фунт.
Средний дек 28 пушек 18-фунт.  —
Верхний дек 30 пушек 12-фунт. 24 пушки 12-фунт.
Гольфдек (полуют) 14 пушек 6-фунт. 16 пушек 6-фунт.

Для кораблей с промежуточным числом пушек калибр уменьшался. Так, 80-74-пушечные корабли имели высший калибр 24 фунта, 54-пушечные — 18 фунтов, 32-пушечные — 12 фунтов. Шнявы имели до шестнадцати 6-фунтовых пушек на верхней палубе, бомбардирские суда две 5-пудовых мортиры, две 3-пудовых гаубицы и десять 6-фунтовых пушек. Крупные 20-22-баночные галеры вооружались одной 18-фунтовой пушкой на куршее, а по бортам двумя 12-фунтовыми и двенадцатью 3-фунтовыми пушками.

После Семилетней войны России временно не угрожала опасность ни со стороны Швеции, ни со стороны Пруссии, Австрии и Франции, истощенных войнами. Поэтому Россия могла сосредоточить все свои силы в одном направлении — в борьбе за выход на Черное море, и этим обеспечить экономические и политические интересы дворянства и купечества и обезопасить южные границы государства от турецко-татарских набегов. Правительство понимало, что борьбу придется вести на суше и на море и что России необходим сильный военный флот.

К 1762 г. военный флот в своем составе имел 31 линейный корабль, 11 других кораблей и 99 галер. Правительство обратило внимание на подготовку флота к той важной роли, которую ему предстояло играть в последующих событиях. Был составлен «Регламент об управлении адмиралтействами и флотами». Во главе Адмиралтейств-коллегий и морских управлений были поставлены боевые, преданные делу моряки петровской школы.

Были приняты меры по линии подготовки личного состава путем практических плаваний. С объявлением в 1768 г. Турцией войны Россия готовит три эскадры для борьбы с турецким флотом в Архипелаге и для блокады Константинополя со стороны Эгейского моря.

В 1769 г. была отправлена в Средиземное море из Кронштадта эскадра адмирала Спиридова, которая имела в своем составе линейные корабли и шесть других судов. Этот большой поход русских кораблей был очень тяжелым: корабли страдали от бурь, команда — от болезней. Только через пять месяцев (с остановкой в пути для ремонта кораблей) у острова Минорки (Балеарские острова) собралась эскадра Спиридова. Флагманским был 66-пушечный корабль Евстафий.

Командующий операциями в Архипелаге докладывал правительству о всех затруднениях и просил подкрепления; была вы* слана вторая эскадра — три линейных корабля, два фрегата и самостоятельно пришедший из Балтики корабль Ростислав.

Соединенная эскадра встретилась у острова Хиос, вблизи Чесменской бухты, с турецким флотом, состоявшим из 16 линейных кораблей (60-90-пушечных) и из 6 фрегатов. После боя турецкий флот отступил в Чесменскую бухту, где был блокирован и уничтожен русскими кораблями.

Кроме этих двух эскадр, в Средиземное море для действий в Архипелаге в период 1770-1773 гг. было отправлено еще три эскадры (10 линейных кораблей, 2 фрегата и 19 других судов). Хиосское и Чесменское сражения свидетельствовали, что в России возродился сильный боеспособный флот с мужественным, стойким, инициативным личным составом, обладающим высокой боевой выучкой.

Одновременно с боевой подготовкой личного состава приступили к строительству кораблей для Азовской флотилии на прежних петровских верфях на Дону. Здесь был разработан проект особого плоскодонного трехмачтового боевого корабля, вооруженного 12-16 пушками, предназначенного для действий в условиях мелководья. Там же строились прамы, игравшие роль пловучих батарей, и двухмачтовые канонерские лодки, вооруженные мелкой артиллерией. К 1771 г. было построено 12 больших кораблей, 5 прамов и 58 канонерских лодок. Летом 1771 г. Азовская флотилия прочно заперла Керченский пролив. Для борьбы с турецким флотом в Черном море приступили к постройке 32-пушечных фрегатов. К весне 1773 г. была создана первая черноморская эскадра из 6 фрегатов, 9 других кораблей и 15 малых судов.

Недостатком кораблей того времени была слабость их корпуса, построенного большей частью, ввиду спешности, из сырого леса; корпуса вместо железных сквозных болтов, которые доставлялись не в срок, крепились гвоздями и деревянными нагелями. Поэтому были нередки случаи, когда на качке доски обшивки расходились и появлялась течь, кницы лопались и бимсы выходили из мест крепления к шпангоутам. Это создавало большие затруднения во время дальних плаваний. Кроме того, корабли при подобных условиях не могли быть долговечными, требовали частого ремонта, и, несмотря на большое число кораблей по спискам флота, количество способных к плаванию было невелико.

Недостаточная вентиляция помещений, плохие условия хранения провизии и питьевой воды на всех деревянных кораблях того времени, а также отсутствие лазаретов способствовали массовым заболеваниям команды.

С 1772 по 1782 гг. было выстроено в Петербурге семь линейных кораблей (один 78-пушечный, четыре 74- и два 66-пушечных), три фрегата (два 20-пушечных и один 26-пушечный), две яхты и три бригантины; в Кронштадте — один линейный 60-пушечный корабль, два бомбардирских судна, одна яхта, один прам и одна пинка; в Архангельске — восемнадцать 66-пушечных линейных кораблей, четырнадцать фрегатов (пять 38-пушечных и девять 32-пушечных), две яхты и пять пинок. Кроме того, в Петербурге было построено 70 галер; мелкие суда — пакетботы, полупрамы, бригантины и другие — строились в Олонце (Лодейное поле) и Сердоболе.

Корабли строились по утвержденным образцам. Кораблестроителям предоставлялась возможность составлять чертежи кораблей с теми или иными изменениями против образцов, но с тем, чтобы строители дали ясные и твердые доказательства пользы этих изменений. По проекту одного из лучших кораблестроителей Катасанова был построен лучший русский боевой корабль того времени — 100-пушечный линейный корабль Ростислав, а также корабль Победоносец, весьма прочный, прослуживший 27 лет (вместо обычных 10-12 лет). С 1781 г. была введена во флоте медная обшивка корпуса корабля для предохранения подводной части от обрастания морскими водорослями и ракушками. До этого времени подводная часть обжигалась или обмазывалась разными химическими составами.

В состав флота того времени входили линейные корабли 54-100-пушечные (в нижней палубе 36-фунтовые пушки, в верхних 18-24-фунтовые), фрегаты 32-44-пушечные (18-фунтовые пушки), бомбардирские суда (5-пудовые мортиры, 3-пудовые гаубицы или 2-пудовые единороги, а также пушки разных калибров), пинки — род корветов длиною до 40 м с 22 орудиями, затем бриги, шхуны, люгеры и тендеры. В гребном флоте для действий в прибрежных районах и для промера фарватеров вместо слабых по конструкции и отживающих свой век галер110 и неповоротливых прамов вводятся гребные фрегаты , шебеки , полушебеки , пловучие батареи , канонерские лодки , шлюпы и дубель-шлюпки.

Гребные фрегаты представляли собой мелкосидящие и низкобортные суда (род небольших корветов) длиною до 40 м , имевшие небольшое число весел и три мачты с прямыми парусами; вооружение состояло из 38 орудий небольшого калибра, установленных на открытой палубе. Шебеки также трехмачтовые, длиною до 35 м, имели до 40 весел и были вооружены 32-50 пушками малого калибра. Канонерские лодки , строившиеся в большом количестве для действий в финских шхерах, представляли собою малые беспалубные 10-14-весельные суда (род баркасов) длиною 12-14 м, шириною 3,0-3,5 м , осадкой 0,8-1,0 м , вооруженные одним 24-фунтовым орудием в носу; мачт они не имели, но иногда ставилась одна съемная. Более крупные из этих судов — шлюпы , длиною до 20 м с 28 веслами — имели две мачты с прямыми парусами и вооружались одной 18-фунтовой, одной 12-фунтовой и четырьмя 3-фунтовыми пушками111. Дубель-шлюпки - это увеличенные канонерские лодки длиною до 20 м, с несколькими орудиями, в том числе 3-пудовые гаубицы или 1-пудовые единороги. Для гребного флота были учреждены специальные порты: на Балтийском море — в финляндском городе Роченсальме, а на Черном — в Одессе, основанной в 1794 г.

На кораблях ставились пушки десяти различных калибров — от одного до 36 фунтов, что являлось большим неудобством в отношении быстроты подачи снарядов и картузов. Пушки изготовлялись на петрозаводских, уральских, тульских и других заводах, на которых работали опытные русские мастера. Чугунные пушки, употреблявшиеся ранее, были заменены медными. С 1787 г. на флоте были введены каронады.

В июне 1774 г. с Турцией был заключен Кучук-Кайнарджийский мирный договор, по которому к России переходила огромная территория от устья Днепра до Азова, часть прикубанских и приазовских земель. Кроме того, Россия овладела Керчью и получила право свободного прохода кораблей через Босфор и Дарданеллы. В войне с Турцией Россия добилась больших успехов в борьбе за берега Черного моря; это имело огромное значение для развития торговых связей через южные порты с западной и южной Европой.

После заключения мира с Турцией постройка новых кораблей на Балтийском море возобновилась в 1779 г., в предвидении войны со Швецией. Старые корабли были заменены новыми. Личный состав обучался на эскадре внутреннего плавания, ходившей в Балтийском море, а также на кораблях, строившихся в Архангельске и приходивших со своей командой морем в Кронштадт.

В 1787 г. Турция, не выполнившая условий Кучук-Кайнарджийского мира, сама объявила войну России. Воспользовавшись тем, что внимание России было отвлечено на борьбу с Турцией, Швеция пыталась возвратить себе земли Прибалтики и в 1788 г. начала войну осадой финской крепости Нейшлот. Она предъявила России требования разоружения Балтийского флота, возвращения Турции Крыма и возвращения части территории Финляндии Швеции.

Неожиданное нападение Швеции заставило Россию вести борьбу на два фронта, одновременно против Турции и Швеции.

К войне со Швецией русский флот был достаточно подготовлен. В морском бою при острове Гогланд со шведской эскадрой из 15 линейных кораблей и семи фрегатов, направлявшейся к Кронштадту, русская эскадра в составе 17 линейных кораблей (одного 108-пушечного, восьми 74-пушечных и восьми 66-пушечных) и восьми фрегатов (28-32-пушечных) заставила шведов отступить. Ряд последующих морских сражений также был неудачен для шведов, предложивших мир, заключенный в 1790 г. С того времени была сокращена и постройка галер, а лет через двенадцать-пятнадцать их заменили гребные канонерские лодки.

Для защиты южных морских границ и торговых путей в Черном море Россия нуждалась в сильном флоте, к созданию которого приступили по окончании войны с Турцией (1768-1774 гг.). В 1778 г. в устье Днепра был заложен новый порт Херсон со стапелями для постройки линейных кораблей и фрегатов. Строительство кораблей производилось под руководством талантливого русского кораблестроителя Афанасьева. Для управления Азовской и Черноморской флотилиями и портами было создано особое «Черноморское адмиралтейское правление».

В 1783 г. в Херсоне был спущен на воду первый 66-пушечный корабль Черноморского флота Слава Екатерины. С 1779 по 1787 гг. в Херсонском адмиралтействе было построено четыре 66-пушечных линейных корабля и в дальнейшем продолжалась постройка линейных кораблей, фрегатов и различных небольших судов. В 1783 г. был основан город Севастополь, сделавшийся главным портом Черноморского флота, и сооружено адмиралтейство. По штату 1785 г. Черноморский флот состоял из двух 80-пушечных, десяти 66-пушечных линейных кораблей, двадцати фрегатов и ряда вспомогательных судов и транспортов. В 1789 г. был основан город Николаев, а при слиянии рек Буг и Ингул была устроена корабельная верфь. К началу войны с Турцией 1787-1791 гг. Черноморский флот состоял уже из 90 единиц, в том числе было шестнадцать линейных кораблей, шесть фрегатов и большое число вспомогательных и гребных судов.

В войне 1787-1791 гг. эскадры Черноморского флота под командованием адмирала Ф. Ф. Ушакова одержали ряд блестящих побед над турецким флотом в сражениях у о. Фидониси (июль 1788 г.), в Керченском проливе (июль 1790 г.), у Тендры (август 1790 г.), у мыса Калиакрия (июль 1791 г.) и др.

Федор Федорович Ушаков был выдающимся новатором в развитии русского военно-морского искусства. Как флотоводец он впервые ввел новые тактические приемы боя, идущие вразрез с общепринятой в то время линейной тактикой. Тактика Ушакова была проникнута наступательным духом, стремлением к решительным действиям и полному разгрому противника. Он разработал свою, русскую, маневренную тактику и указал новые пути дальнейшего развития военно-морского искусства значительно раньше, чем были введены некоторые новшества английским адмиралом Нельсоном, который сам использовал тактику Ушакова в своих сражениях у Абукира и Трафальгара.

Выдающиеся успехи русской армии под водительством А. В. Суворова, взявшей Очаков, разбившей турок при Фокшанах и овладевшей неприступной крепостью Измаил, и победы флота под командованием Ф. Ф. Ушакова заставили Турцию подписать в Яссах мирный договор, по которому Турция признала присоединение к России Крыма и новую границу по Днестру.

С прекращением войны со Швецией и Турцией деятельность Балтийского флота ограничивалась учебными плаваниями. В Архангельске, спешно строившем корабли во время войны, но не могущем отправлять их на Балтику, скопилось одиннадцать линейных кораблей и двенадцать фрегатов, которые затем по отрядам были переведены в Кронштадт. Порты и адмиралтейства на Черном море расширялись, и улучшалось их оборудование.

После окончания войны было обращено внимание на улучшение кораблестроения. Все морское управление как в Балтийском, так и Черноморском флотах112 было сосредоточено в Адмиралтейств-коллегий, а для общего надзора за кораблестроением восстановлена учрежденная еще при Петре I должность оберсервайера (главного инспектора), на которую был назначен лучший русский кораблестроитель того времени А. Катасанов.

В конструкцию кораблей было введено обязательное железное болтовое крепление частей корпуса, покрытие подводной части корабля медными листами, хотя и введенное ранее, но применявшееся редко. Прежние возвышенные бак и ют корабля соединены сплошной палубой, вследствие чего получилась лишняя батарейная палуба с установленными на ней добавочными пушками, а также было улучшено управление парусами.

В течение пяти лет до 1800 г. было спущено на воду 25 кораблей (17 линейных и 8 фрегатов) и заложено, но не окончено 9 кораблей (пять линейных и четыре фрегата). Так как корпуса многих старых кораблей были расшатаны и устарели, то было ассигновано 3 000 000 рублей на постройку еще восьми кораблей в течение четырех лет и упорядочено дело снабжения верфей лесом: казенные леса (кроме заводских) переданы в ведение Адмиралтейств-коллегий; приняты меры для сохранения дубовых лесов, которые вследствие бессистемной вырубки стали редкостью. Расширен Петербургский порт и в 1800 г. построено Новое адмиралтейство. Сюда стали переводить постройку судов из Главного адмиралтейства.

Необходимость сокращения морского бюджета, возросшего до 15000000 рублей, вызвала назначение комитета для выяснения необходимого состава флота и ограничения расходов. Комитет сократил бюджет до 6 700 000 рублей, постановил уменьшить число 66-пушечных кораблей (наиболее употребительных в то время), отдав предпочтение 74- и 100-пушечным как кораблям с большей концентрацией артиллерии, а также сократить число малых канонерских лодок, заменив их более крупными гребными судами — иолами (ялбот) с пушками крупного калибра.

Определен следующий состав флота. Линейный флот в Балтийском море состоял из 45 линейных кораблей (девяти 100-пушечных, двадцати семи 74-пушечных и девяти 66-пушечных) и 19 фрегатов; в Черном море — из 15 линейных кораблей (трех 100-пушечных, девяти 74-пушечных и трех 66-пушечных) и 10 фрегатов. Гребной флот в Балтийском море состоял из 12 гребных фрегатов, 30 пловучих батарей, 12 бомбардирских судов, 200 канонерских лодок, 100 иолов, 30 галер, 4 бригов, 9 галиотов; в Черном море — из 4 гребных фрегатов, 10 пловучих батарей, 100 канонерских лодок. В действительности годных для дальнего плавания кораблей было меньше: в 1798 г. было всего 39 кораблей и 17 фрегатов, кроме малых судов.

Французская буржуазная революция резко изменила международное положение государств Западной Европы в конце XVIII века.

Политическая обстановка той эпохи, вызванная, с одной стороны, военными действиями Французской республики, а с другой — стремлением Англии к исключительному господству на море, заставила Россию вступать в ряд коалиций то против Французской республики, то против Англии.

Корабли русского флота совместно с английскими блокировали берега Франции и Голландии, а русское правительство готовилось выступать в роли укротителя Французской революции, однако выступление не состоялось в силу изменения международной обстановки. После захвата Францией Ионических островов, Египта и острова Мальта Россия заключила с Турцией договор о совместной борьбе против общего врага.

Справедливые национальные войны революционной Франции переросли в захватнические войны Директории и Наполеона. В 1798 г. русская черноморская эскадра вице-адмирала Ушакова (из шести линейных кораблей и семи фрегатов) прошла через Босфор в Архипелаг для освобождения Ионических островов от власти французов. Успехи ее вызвали недоброжелательство англичан, опасавшихся усиления влияния России на Востоке, и эскадра в 1800 г. была отозвана русским правительством обратно в Севастополь.

Захват англичанами острова Мальта, а также бесконтрольный осмотр ими торговых судов всех стран заставили Россию присоединиться к «Северному вооруженному нейтралитету» (Швеция, Пруссия и Дания) против Англии. Однако смена правительства в России устранила возможность войны с Англией. В 1802 г. коллегиальное управление отдельными ведомствами было заменено единоличным; было учреждено в числе других Морское министерство. Первым морским министром был назначен вице-президент Адмиралтейств-коллегий адмирал Мордвинов, а затем адмирал Чичагов. Так как вначале новая организация встретила ряд затруднений, то для выработки нового положения о флоте был учрежден Комитет образования флота. Адмиралтейств-коллегия с пятью ее «экспедициями» была оставлена только как исполнительный и хозяйственный орган при морском министре. Адмиралтейский департамент снабжал флот картами, приборами, а также издавал книги и ведал учебными заведениями, библиотеками, музеями и типографией.

В своем докладе комитет указал на большое число ветхих кораблей, построенных ввиду спешности из непросушенного леса и, кроме того, поврежденных во время длительных дальних плаваний, часто в штормовую погоду. Он высказал мнение, что при наличии сильной армии назначение флота должно заключаться лишь в обороне берегов и в поддержании престижа России на Балтийском и Черном морях. Лучше иметь небольшое число кораблей, но обеспеченных всем необходимым. Этот взгляд предопределил дальнейшее развитие флота. Комиссии для обследования состояния кораблей установили, что в Кронштадте стоят 13 линейных кораблей и 7 фрегатов, не годных для службы, поэтому они были разобраны. По утвержденному штату 1803 г. был определен следующий состав судов флота, кроме мелких: на Балтийском море — 27 линейных кораблей (100-, 74- и 64-пушечных), 26 фрегатов (восемь 44-пушечных, восемь Зб-пушечных и десять 24-пушечных), гребной флот — 189 судов; на Черном море — 21 линейный корабль, 8 фрегатов, гребной флот — 140 судов.

До 1805 г. в обоих флотах было построено десять линейных кораблей и три фрегата. Срок постройки корабля определен в три года: первый год — заготовка и сушка леса, остальные два года — постройка. Комитетом был предпринят ряд организационных мер для создания кадров рабочих, обеспечения их инструментом; при верфях созданы чертежные для разработки чертежей кораблей, а сами верфи снабжены подъемными кранами и шпилями. Из кораблестроителей были назначены директора для заведования кораблестроительными материалами и руководства работами. Русское военное кораблестроение успешно развивалось и давало флоту лучшие в мире боевые корабли. Корабли, построенные А. М. Курочкиным, 74-пушечные линейные корабли типа Сильный (1804 г.) и типа Орел, изучались и копировались англичанами.

В этот период (1805 г.) следует отметить посылку эскадры адмирала Сенявина (пять линейных кораблей, один фрегат, пять корветов и несколько шлюпов) в Средиземное море для действий против Франции и Турции. Русский флот в Средиземном море вместе с этой эскадрой представлял значительную силу (14 линейных кораблей, 5 фрегатов, 3 корвета, 7 бригов, 12 канонерских лодок и транспортные суда). Он успешно действовал в Адриатическом море против французов, а в последовавшей затем войне с Турцией (1806-1812 гг.) овладел островом Тенедос, блокировал Дарданеллы и нанес поражение туркам в Афонском сражении.

С 1809 по 1821 гг. во главе Морского министерства стоял маркиз де-Траверсе. Чуждый интересам России, он тормозил развитие флота и проведение тех мероприятий по улучшению его состояния, которые были намечены Комитетом образования флота. Черноморский флот в этот период находился в жалком состоянии: корабли были ветхие и плохо вооружены, а корабли Балтийского флота в море почти не выходили. Попытки знающих и энергичных людей восстановить флот и улучшить его состояние наталкивались на непреодолимые трудности. Все же, несмотря ни на какие препоны, русские моряки вели большую научную деятельность.

Боевые действия, дальние плавания и многочисленные гидрографические экспедиции на русских кораблях направляли конструкторскую мысль на улучшение качества постройки судов и совершенствовали личный состав флота. В 1803-1806 гг. корабли русского флота Надежда и Нева совершили кругосветное плавание. Командиры кораблей Ю. Ф. Лисянский и Н. Ф. Крузенштерн по возвращении из плавания обобщили материал экспедиции, который явился ценнейшим вкладом в географическую науку. С 1815 по 1849 гг. русские военные моряки вели исследования Тихого океана и его побережья от Аляски до Австралии. В самых различных частях Тихого океана были открыты до того никому не известные острова и целые архипелаги.

Русские военные моряки Лазарев и Беллинсгаузен в январе 1820 г. сделали величайшее открытие. Они открыли Антарктиду, чем доказали ошибочность взглядов западноевропейских географов, отрицавших существование антарктического континента.

Все эти открытия были возможны только потому, что русские кораблестроители создавали такие прочные корабли, которые с успехом выдерживали борьбу со стихией.

Большая роль в развитии русского военного кораблестроения принадлежит соратнику адмирала Сенявина вице-адмиралу А. С. Грейгу. Им была улучшена техника кораблестроения, расширена кораблестроительная база на Черном море, введены металлические крепления, улучшена конопатка судов, введена обязательная обшивка подводной части корпуса медью, что значительно увеличило срок службы судов и скорость их хода. Он сам разрабатывал проекты кораблей и положил новые основания для их расчета. Улучшая качество кораблей, Грейг повышал также и их боевую силу, вводя установку пушек одного калибра на всех палубах.

После войны с Францией, с восстановлением производственно-экономической базы страны, в постройку кораблей вводится ряд усовершенствований. Применяются лучшие и более крепкие сорта дерева. Для усиления продольной крепости корабля набор корпуса дополняется наложением на него деревянных диагональных связей (ридерсы и раскосины), деревянные кницы, соединяющие палубные бимсы со шпангоутами, заменяются железными113, нижние орудийные порты подняты выше над ватерлинией, каменный балласт заменен чугунным, с этого времени стали применяться якорные цепи вместо пеньковых тросов. Все это улучшило мореходные качества кораблей и удлинило срок их службы с 6 до 12 лет, а с тимберовкой и до 17 лет. Результаты всех этих мероприятий сказались, когда флоту пришлось действовать в боях.

В период 1804-1819 гг. по проекту архитектора Захарова в Петербурге было построено ныне существующее здание Главного адмиралтейства, в котором были размещены центральные учреждения Морского ведомства. При устье реки Охта (на месте бывшей шведской крепости Ниеншанц) в 1806 г. была основана верфь для постройки фрегатов. В течение 25 лет до 1825 г. было построено для Балтийского моря 53 линейных корабля и 38 фрегатов, из них в Петербурге 26 линейных кораблей и 23 фрегата, один линейный корабль в Кронштадте, 26 линейных кораблей и 15 фрегатов в архангельском Соломбальском адмиралтействе; в черноморских портах Николаеве и Херсоне — 23 линейных корабля и 12 фрегатов. Для Каспийского моря в Казани было выстроено три бомбардирских судна, четыре корвета и пять бригов. В Астрахани был основан порт для ремонта судов, но, несмотря на неудобство постройки судов в Казани, кораблестроение в Астрахани началось только с 1824 г., с перестройкой порта.

В то же время непрерывное развитие производительных сил страны и внешней торговли настоятельно выдвигало задачу укрепления России на Черном море и усиления флота. Это было вполне естественно, тем более что по спискам числилось значительное количество кораблей, но годных и готовых к дальнему плаванию было пять в Балтийском море114 и десять на Черном.

Были приняты меры к постройке новых судов. За период 1828-1833 гг. в Петербурге и Архангельске было построено 24 линейных корабля, 20 фрегатов, 12 бригов и ряд других мелких судов. Работы по усилению и совершенствованию флота были прерваны войной с Турцией в 1828-1829 гг.

Согласно договору с Англией и Францией в 1827 г. была отправлена из Кронштадта в Средиземное море эскадра в составе четырех линейных кораблей, четырех фрегатов, одного корвета и четырех бригов для соединения с англо-французской эскадрой. После неудачных переговоров с Турцией последовал морской бой при Наваринской бухте, окончившийся уничтожением турецкого флота. В этом бою особенно отличился экипаж русского 74-пушечного линейного корабля Азов под командой капитана 1 ранга М. П. Лазарева, уничтоживший пять кораблей противника. Русская эскадра, находившаяся в Средиземном море, пополнилась еще четырьмя линейными кораблями, тремя фрегатами и двумя бригами; она вела блокаду Дарданелл вплоть до заключения в 1829 г. Адрианопольского мира. Черноморскому флоту115 было поручено взять Анапу и содействовать сухопутным войскам при взятии приморских крепостей западного побережья Черного моря. Эти операции были успешно выполнены.

В 1827-1831 гг. Адмиралтейский департамент был разделен на ряд отдельных управлений и департаментов (кораблестроительный, артиллерийский и хозяйственный), а Адмиралтейств-коллегия обращена в Адмиралтейств-совет, ведавший тремя указанными выше департаментами. Основаны Главный морской штаб и Морской ученый комитет; последний издавал свои записки по разным вопросам строительства флота, а с 1848 г. — журнал «Морской Сборник». Что касается научных и технических вопросов, то ввиду занятости учреждений повседневной работой образовывались «временные» комиссии. В них принимали участие адмиралы Крузенштерн, Сенявин, Лазарев, а также опытные кораблестроители Попов, Амосов и другие выдающиеся деятели русского флота.

Был принят ряд нововведений по улучшению технической части кораблей. Было улучшено оборудование Нового адмиралтейства: устроен ряд обширных мастерских, построено два крытых элинга, один деревянный (разобран в 1906 г.), другой каменный, существующий и ныне. Срок постройки корабля был определен в два года с перерывом на одно лето для того, чтобы набор на стапеле успел просохнуть. В 1832 г. стали изготовлять части корабля по лекалам на месте заготовки леса и доставлять их на судах к месту постройки. Деревянные диагональные связи бортов с 1837 г. были заменены железными ридерсами и раскосинами; введены медные шпигаты для стока воды за борт, а не в трюм, как ранее; на кораблях установлены печи для обогревания и вентилирования помещений, этим деревянные части корпуса предохранялись от гниения. Крюйт-камеры были обшиты свинцовыми листами, провизионные камеры — луженым железом. В Севастополе с 1832 г. было приступлено к постройке Нового адмиралтейства и сухих доков; в Кронштадте, кроме старого канала и дока Петра I, был построен новый док.

В 1826 г. был учрежден Корпус корабельных инженеров Балтийского флота, а в следующем году и Черноморского. В 1831 г. оба корпуса соединены в один с подчинением его инспектору, находящемуся в Петербурге.

Русские кораблестроители стали учитывать необходимость улучшения обводов корпуса кораблей для повышения скорости их хода. Корабельный инженер А. Попов применил «прогрессивный» способ для вычерчивания теоретического чертежа корабля (использование кривых типа «прогрессики»), а другой кораблестроитель, Бурачек, использовал для этой цели параболические кривые.

Особенно много новшеств в кораблестроение было введено адмиралом М. П. Лазаревым. Им были усовершенствованы рангоут и паруса, при строительстве корпуса корабля введена закругленная, более обтекаемая форма кормы, изменен угол наклона форштевня и проведен ряд других конструктивных изменений. Построенные по проекту Лазарева в период 1834-1851 гг. суда Черноморского флота обладали хорошими мореходными качествами: были остойчивы, поворотливы, имели большую скорость хода, хорошее вооружение, на них были улучшены условия обитаемости.

К середине XIX в. парусные линейные корабли в своем развитии достигли предела по размерам, скорости хода, артиллерийскому и парусному вооружению.

Россия располагала всеми материальными ресурсами для строительства и вооружения парусных кораблей. Она имела в изобилии строевой лес, парусину, пеньку для такелажа, металл для пушек и могла держать свой флот на высоком техническом уровне.

Военные корабли русского флота по техническому оснащению, боевым качествам и выучке личного состава превосходили корабли военных флотов других стран. Этому значительно способствовали творческие подвиги русских кораблестроителей, изобретателей и техников, а также деятельность флотоводцев Ушакова, Лазарева, Нахимова и других.


102 Первое время у русских галеры назывались каторгами и фуркатами , а корабли галеасами , но затем они получили обычные названия.
103 Стоимость корабля по расценке того времени была около 10000 рублей.
104 Вся работа постройки кумпанствами кораблей обошлась им в сумму около 1300000 рублей, по тому времени весьма значительную.
105 Вследствие изменившихся планов Петра этот корабль простоял на стапеле 14 лет, после спуска на воду простоял столько же лет у берега и затем был разломан.
106 В настоящее время этот процесс в постройке корабля называется «разбивкой на плазе».
107 Небольшие (длиной до 30 м) быстроходные галеры.
108 Ленин и Сталин, Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, стр. 315.
109 Ленин и Сталин, Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, стр. 523.
110 Галеры того времени в зависимости от величины вооружения носили в Швеция и России различные названия. Более крупные, длиною до 45 м, вооруженные двадцатью четырьмя 36-фунтовыми и двумя 12-фунтовыми пушками, назывались гемамами , меньшие с 18- и 12-фунтовыми пушками — туpумами и удемами.
111 В начале XIX в. шлюпами назывались трехмачтовые, с прямыми парусами, корабли водоизмещением 300-600 т, вооруженные 14-16 шестифунтовыми пушками в одной закрытой палубе и несколькими на открытой палубе. На этих кораблях русские моряки совершали кругосветные плавания.
112 Последний раньше был в ведении новороссийского губернатора.
113 Русский кораблестроитель Рамбург предлагал ввести железные кницы еще в 1739 г., но в то время на это не было обращено должного внимания.
114 Во время сильного наводнения 7 ноября 1824 г. в Петербурге и Кронштадте было выброшено на берег четыре линейных корабля, один фрегат и три малых судна. Корабли эти сильно пострадали, из них два корабля и фрегат пришли в негодность. Несоответствие штатного числа кораблей действительному объясняется тем. что при обычной продолжительности службы (9 лет) ежегодно приходило в негодность 3 корабля. Чтобы выдержать штатное число, ежегодно нужно было строить 3 корабля. Однако финансовые и климатические возможности допускали выполнение такой постройки только в 2 года, поэтому наспех ремонтировали старые корабли и выпускали их как годные. Они числились в штате, но для дальнего плавания были непригодны.
115 Черноморский флот состоял в то время из девяти 100-74-пушечных линейных кораблей, пяти 40-32-пушечных фрегатов, семнадцати малых 24-10-пушечных судов, трех яхт, трех колесных пароходов и семнадцати транспортов. Кроме того, Дунайская гребная флотилия насчитывала 25 канонерских лодок и 17 иолов.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5450

X