Глава IX. Кризис 1908—1909 гг.
Отличительные черты кризиса 1908—1909 гг. Кризис и концентрация производства. Образование новых монополистических объединений в России. Монопольные цены и ухудшение положения трудящихся. Подъем рабочего движения.

Происходивший в условиях империализма кризис 1908—1909 гг. характеризовался прежде всего той особенностью, что ему не предшествовал общий подъём производства.

Придавая важное значение изучению экономики России в связи с задачами революционной борьбы рабочего класса, В. И. Ленин в ноябре 1908 г. указывал, что, «...по общему признанию, в нашей промышленности после очень краткого и небольшого оживления опять царит тяжелая депрессия, граничащая с кризисом...»1.

В начале января 1909 г. в проекте резолюции V Общероссийской конференции РСДРП В. И. Ленин писал: «Продолжающийся экономический кризис, безработица и голодовки показывают, что новейшая политика самодержавия не может обеспечить условий капиталистического развития России»2.

Для характеристики проявления кризиса 1908-1909 гг. в отдельных отраслях экономики некоторый интерес представляют свидетельства периодической печати.

Уже с конца 1907 г. торгово-промышленная конъюнктура начала заметно ухудшаться. В «Своде отчётов фабричных инспекторов 1907 г.» положение характеризуется следующим образом: «Общее состояние народного хозяйства представляло довольно пёструю картину. Кризис в железообрабатывающем, механическом и судостроительном производствах продолжался. Обработка металлов пережила в отчётном годе ещё более тяжёлый кризис, чем в 1906 г. Многие крупные заводы едва работали». Окружной инспектор Харьковского округа в отчёте за 1907 г., отмечая оживление в пищевой промышленности, сообщает в то же время о тяжёлом положении вагоностроительных и паровозостроительных заводов, о сокращении рабочих на этих заводах и уменьшении заработков, о закрытии ряда предприятий (машиностроительного завода Пастухова, сталелитейного завода и др.)» Окружной инспектор Поволжского округа указывает на кризисное состояние судостроительных механических заводов. «Горнозаводский листок» сообщал, что наши паровозе- и вагоностроительные заводы переживали значительные затруднения вследствие того, что не обеспечены заказами на подвижной состав в должных размерах3.

Путпловский завод, обслуживавший военные заказы, в 1907 г. уменьшает число рабочих почти на 3,5 тыс. человек. На Тульском патронном заводе из 7 100 рабочих, имевшихся в конце 1905 г., осталось к концу 1907 г. лишь 1 470 человек. Газета «Биржевые ведомости» пишет о наступившем кризисе сахарной промышленности. В течение года поступают сообщения о ликвидации отдельных крупных предприятий и кредитных учреждений. В числе несостоятельных фирм оказались: акционерное общество пивоваренного завода «В. Кноп и Ко» в Варшаве с основным капиталом 650 тыс. руб., лесопромышленное и торговое общество «Г. М. Арафалов и Ко» с основным капиталом 1 млн. руб., акционерное общество для производства искусственных строительных материалов «Звезда», московский банкирский дом «К. В. Осипов и Ко», Коммерческий банк в Костроме.

В докладе правления синдиката «Кровля» отмечается: «Сезон продажи (кровельного железа.— А. Я.) начался ныне при условиях мало благоприятных. Главнейшая тому причина — плохое общеэкономическое положение... Торговцы в предвидении сокращения спроса, с одной стороны, и в ожидании понижения цен — с другой, опасались заготовлять сколько-нибудь крупное количество товаров».

Наряду с этими высказываниями в прессе отмечалась хорошая конъюнктура для текстильной промышленности. «Оживление в текстильной промышленности продолжается»,— читаем в «Своде отчётов фабричных инспекторов».

Таким образом, уже в 1907 г. для металлообрабатывающего производства сложилась несколько пониженная конъюнктура, но для большинства отраслей 1907 год ещё оставался годом оживления и даже подъёма. В 1908 г. картина изменилась. Оживление промышленности прекращается, не успев перейти в общий подъём, и на смену ему является кризис.

В обзоре за 1908 г. журнал «Промышленность и торговля» писал: «К концу 1908 г. пришли в расстройство все отрасли промышленности и торговли». В ноябре 1908 г. тот же журнал констатировал: «Железная промышленность находится в незавидном положении. Запасы металла на складах почти не проявляют тенденции к сокращению. Заводы работают всё ещё не полным ходом». Всё же выплавка чугуна и стали продолжала оставаться на уровне 1907 г. В каменноугольной промышленности после значительного оживления в течение 1906/07 г. рост добычи в 1908 г. приостанавливается.

«В текстильной промышленности наблюдался некоторый застой, заводы работали, почти не имея заказов, несколько крупных фабрик работали пять дней в неделю». «Критическое положение в шерстяном деле достигло своего апогея. Сокращение производства путём перехода на работу в течение четырёх, трёх и даже двух дней в неделю оказалось недостаточным. Многие фабрики стали прекращать производство целыми районами»4.

О резком сокращении производства в текстильной промышленности упоминает в январе 1909 г. газета «Биржевые известия». В деловой переписке одной фирмы за 1908 г. читаем: «....принимая во внимание то абсолютно бездеятельное настроение и сокращение работ Ивановского района, является мысль о возможном дальнейшем понижении цен... Теперь предложение на миткаль исходит от самых крупных фирм (как, например, т-во Гюпнер), которые в обыкновенное время не являются на рынке ни покупателями, ни продавцами»5. Цены на миткаль, по сообщению журнала «Промышленность и торговля», в начале 1909 г. упали на 15%, на пряжу — на 20%.

«Строительная деятельность в городах замерла, несмотря на квартирный голод»,— пишет тот же журнал в начале 1909 г.

Кризис ухудшил положение трудящихся. Тяжёлым бичом явилась возросшая безработица. «Безработица стала у нас хроническим недугом, она постоянно стучится к нам в дверь... Нет ни одного промышленного центра, где с безработицей не пришлось бы считаться, как с крупным социальным бедствием, против которого должны быть приняты какие-либо меры»6.

«Наши деловые перспективы не розовые, — писали «Биржевые ведомости» в конце 1908 г. — Из отраслей промышленности, непосредственно интересующих здешнюю биржу, металлургия и нефтяное дело переживают тяжёлый кризис. Металлургия не может опереться в настоящее время ни на народное потребление, ни на казённый сундук, а нефтяная промышленность, утратив в связи с наблюдавшимся до недавнего времени безостановочным повышением цен на нефтяное сырьё некоторую часть потребителей, страдает теперь от высокой самостоимости нефти, не оставляющей при настоящем уровне цен достаточного простора для предпринимательской прибыли»7. Резкое сокращение заказов на паровозы вызвало коллективное ходатайство всех паровозостроительных заводов о разрешении им постройки паровозов в запас с последующей сдачей казне за счёт казённых заказов на будущий год.

Все приведённые сообщения газет ясно говорят о том, что восходящая фаза цикла, преобладавшая в 1907 г., сменилась в 1908 г. нисходящей. В конце 1908 г. кризис как в тяжёлой, так и в лёгкой промышленности разразился в полной силе. «Горнозаводское дело» констатировало:

«Почти все главные отрасли пашей промышленности с осени пр. года опять вступили в полосу жестокого кризиса: и в угольной, и в железной, и в мануфактурной отраслях промышленности наблюдается падение цен... закрытие отдельных предприятий, в связи с этим растёт безработица»8. В состоянии длительного кризиса находилась металлургическая промышленность. Сормовский завод приостановил производство в некоторых цехах.

Кризис глубоко затронул угольную промышленность. «В настоящее время,— отмечала газета «Русское эхо», — на угольном рынке наблюдается небывалый кризис: цена на каменный уголь падает с каждым днём. Последняя крупная продажа угля сделана по 6,25 коп. с пуда — цены небывалые даже в годы наибольшего застоя»9.

В августе 1909 г. «Горнозаводский листок» сообщал о положении на Урале: «Небывалый кризис Уральской горнозаводской промышленности обращает на себя внимание... Жалованье рабочим задерживается... Одно из самых богатых предприятий «Демидовское» имеет около 10 млн. долгу... Частные заводы ввиду отсутствия постоянных заказов и трудности кредитов... вынуждены закрываться».

«Торговля в марте (1909 г.) была из рук вон плоха. Достигнутые обороты не превышали 50% оборотов предыдущих лет за тот же месяц... Обороты апреля всё-таки не покрыли мартовского недобора. Сказанное касается не только Москвы, но и провинциальных оптовых складов московских фабрикантов». «6 апреля московские фабриканты объявили о снижении цен на ситец, которое выразилось в 12 коп. вместо 13,5 коп. за аршин... Тенденция к повышению, которая длилась в течение полных трёх лет, была ликвидирована в один год»10.

Все приведённые свидетельства печати не оставляют сомнений в том, что 1908 год и отчасти 1909 год для русской промышленности были годами кризиса. Однако этот кризис не получил такого размаха и глубины, как кризис 1900—1903 гг.

Общая динамика российской промышленности и численности занятых рабочих за годы кризиса и предшествующего подъёма была такова11:



За 4 года — с 1903 по 1907 — общая стоимость продукции крупной промышленности возросла на 650 млн. руб., или на 27%, что даёт средний прирост 6% в год12. При этом тяжёлая промышленность абсолютно дала несколько меньший прирост, относительно же её продукция увеличилась больше, чем в лёгкой промышленности (30% против 25%). В 1908—1909 гг. лёгкая промышленность в целом не снижает своей продукции, а лишь замедляет темп, тяжёлая же сокращает производство в 1908 г. на 6%; однако уже в следующем году это снижение перекрывается повышением. Вся промышленность в целом за два года кризиса даёт прирост продукции всего лишь 1,5%.

На тяжёлой промышленности, на отдельных её отраслях, кризис отразился весьма неодинаково. Динамика производства в тяжёлой промышленности за эти годы характеризуется следующими данными:



Добыча угля в период 1909-1910 гг. не только не выросла, но, наоборот, упала; вывоз угля из Донбасса, достигший в 1908 г. максимума — 1 114,9 млн. пудов, в следующие два года снижается почти на 100 млн. пудов.

В 1910 г добыча нефти оставалась на прежнем уровне. Чугунолитейная продукция в течение 1908—1909 гг. почти стабильна. Рост её возобновляется лишь в 1910 г. Реализация в 1910 г. также улучшается: запасы чугуна и готового продукта, составлявшие в 1907 г. 67 млн. пудов, снижаются в 1910 г. до 50 млн. пудов. Однако процент использования производственной мощности домен остаётся на низком уровне предшествующих лет. В 1907 и 1910 гг. этот коэффициент равен 55%, в 1908—1909 гг. — 54%. Но загрузка чугунолитейных заводов повышается: с 54% в 1908 г. до 58% в 1909 г. и 64% в 1910 г.

Одним из показателей кризиса служит падение товарных цен.



Для железа и топлива за отдельными исключениями 1908—1909 гг. характеризовались пониженными ценами. В 1910 г. улучшается положение на рынке для металла, кроме кровельного железа, на которое цены продолжают падать. Снижаются в 1910 г. и цены на топливо, несмотря на сокращение добычи.

Динамика прибылей акционерных обществ в тяжёлой промышленности за 1907—1910 гг. подтверждает кризисное состояние металлургии и металлообрабатывающей промышленности в 1908—1909 гг. и наступление улучшения в 1910 г., но в топливной промышленности депрессивное состояние продолжается и в 1910 г.



Аналогичную картину даёт и динамика производства текстильной промышленности.



Для хлопчатобумажной промышленности кризис не повлёк за собой снижения физического объёма производства, снизилось лишь его стоимостное выражение в связи со снижением цен. В отличие от предшествующего кризиса 1900—1903 гг., когда имело место и сокращение выпуска продукции, в 1908—1909 гг. объём производства продолжает расти при падающих ценах. Суконная и камвольная отрасль промышленности, как видно из приводимой ниже таблицы движения цен, сокращала своё производство при растущих ценах на импортное сырьё. При этих условиях физический объём её продукции сократился ещё больше. Эту отрасль в сравнении с хлопчатобумажной и шёлковой промышленностью кризис затронул значительно сильнее. В 1910 г. она всё ещё снижала своё производство, когда большинство отраслей вступило в фазу оживления.

Шёлковая промышленность не испытала оживления в 1906—1907 гг., для неё оно началось лишь в 1908 г. Но в 1909 г. эта отрасль разделила общую участь и снизила свою продукцию. С 1910 г. она снова вступила в фазу подъёма. В ряде отраслей промышленности, как то: химической, деревообрабатывающей, силикатной, кризис не вызвал сокращения производства, и оно росло бесперебойно.



В общем цены на пряжу показывают колебания в зависимости от цен импортного сырья, которые следуют за колебаниями цен в Лондоне на хлопок и шерсть с некоторым отставанием. Кризис перепроизводства в хлопчатобумажной промышленности в 1909 г. сказался в том, что, несмотря на вздорожание хлопка, цены на пряжу, миткаль, ситец в этом году снизились.

Сахарная промышленность в 1907—1908 гг. искусственно поддерживала повышенный уровень производства, прибегая к снижению цен и к усиленному экспорту излишков за границу по убыточным ценам. В этой отрасли началом кризиса надо считать 1907 г., что и было отмечено печатью. В этом году производство сахара уменьшилось, а экспорт возрос, при неизменном уровне внутреннего потребления.

С 1909 г. рынок для сахара вновь улучшается; в результате снижения производства сахарозаводчикам вновь удаётся поднять цены.



Объём производства и реализации сахара на внутреннем и внешнем рынках характеризуется следующими данными:



Из прочих отраслей лёгкой промышленности остановимся ещё на резиновой, у которой движение цен весьма отчётливо отражает изменение фаз промышленного цикла. Приводимые ниже цены являются прейскурантными ценами завода «Треугольник» на ряд товаров (в коп.)13:



В кризисные 1908—1909 гг. цены пришлось снизить, несмотря на их монопольный характер (резиновый синдикат существовал с 1906 г.).

Кризис 1908—1909 гг. в сравнении с предшествовавшим кризисом, 1900—1903 гг., характеризовался меньшим падением производства.

Его относительно мягкий характер находит своё объяснение в том, что во время предшествовавшего оживления и подъёма, продолжавшегося с перерывом в 1905 г., с конца 1903 но 1907 г., расширение основного производственного капитала если и происходило, то в очень ограниченных размерах, особенно в металлургии и металлообрабатывающей промышленности, которые продолжали страдать от значительной недогрузки производственного аппарата заводов. Отсутствие интенсивного роста отраслей I подразделения и скромные размеры строительства ограничивали расширение рынка для отраслей II подразделения. В свою очередь отрасли I подразделения не расширяли своего производственного капитала в силу его недогрузки, а потому и спрос со стороны предприятий I подразделения на оборудование повышался слабо. Казённые заказы на железнодорожное строительство после огромных расходов, понесённых государством вследствие неудачной войны, свелись к скромным размерам и не могли загрузить промышленность, которая строилась в значительной мере в расчёте на высокий уровень строительства в дальнейшем. Поэтому возможность роста промышленности I подразделения в рассматриваемый период ограничивалась главным образом текущим спросом, определявшимся частичным обновлением основного капитала, расширением лёгкой промышленности и потребностями сельского хозяйства. Всё это могло обеспечить лишь слабый темп развития.

В годы кризиса (1908—1909) рост акционерных капиталов снова снижается, но и в дальнейшем он не достигает уровня 90-х годов вплоть до мировой войны, когда инфляционная конъюнктура вновь вызвала усиление учредительства, акционирования и биржевой спекуляции.

Как уже отмечалось, кризис 1900—1903 гг. привёл к дальнейшему усилению концентрации производства и созданию монополий. Наступает полоса широкого распространения монополий, под влиянием которых оказалось развитие промышленности, банков и торговли России после революции 1905 г.

Монополистические объединения, выступавшие под видом обычных акционерных обществ, по существу не только контролировали цены и сбыт продукции, но оказывали прямое воздействие и на производство. Уже во второй половине первого десятилетия XX в. монополии становятся основой хозяйственной жизни России. Происходит образование финансового капитала и финансовой олигархии, которые оказывают тормозящее влияние на развитие экономики страны.

Создание организаций монополистического типа нас интересует здесь не само по себе, а с точки зрения их влияния на ход промышленных кризисов, а также роли кризисов в усилении монополизации производства. Кризисы сыграли большую роль в переходе промышленности к монополиям. Существенное влияние на возникновение монополий в России оказал западный монополистический капитал, проникновение которого в российскую промышленность, как было указано ранее, резко усилилось в течение 90-х годов. Подчинение русского капитала влиянию иностранного финансового капитала в XX в. ещё более усилилось, а вместе с тем усилились и монополистические организации.

В результате высоких монопольных цен к обложению российского потребителя в пользу промышленности, которое создавало таможенное покровительство, прибавилась дань в пользу синдикатов в виде монопольной надбавки к ценам. Вместо того чтобы стремиться расширить сбыт путём удешевления своей продукции, промышленники всё больше проявляли тенденцию к ограничению производства и получению максимальных прибылей за счёт высоких цен. Таким образом, уже в первом десятилетии XX в. довольно ясно обозначился процесс загнивания российского капитализма. Так, политика «Продугля», как отмечалось ранее, привела к топливному кризису в промышленности, вызвавшему многочисленные нападки на синдикат со стороны промышленных же кругов; был даже возбуждён вопрос о судебном преследовании синдиката, по благодаря покровительству правительственных чиновников и заграничных финансовых кругов дело этим и ограничилось. Политика замедленного роста производства и высоких цен особенно ярко проявилась в практике бакинских нефтяников. В противоположность форсированному развитию в 90-х годах добычи нефти, расширявшейся за счёт снижения цен на нефтепродукты, послевоенная политика нефтяных заправил была направлена на ограничение добычи с целью взвинчивания цен: добыча 1907 г. хотя и повышается несколько против 1905 г., но всё ещё на 20% отстаёт от добычи 1903 г.; добыча 1910 г. остаётся на уровне 1907 г.

Наряду с общим повышением цен в начале XX в. как результат дани, которую уплачивало общество монополистам, налицо также «успехи» монополий в удержании высоких цен в период кризиса 1908—1909 гг. Так, например, цена на каменный уголь составляла в 1904 г. (Ростов-на-Дону) 13,9 коп. за пуд, в 1907 г. — 16,8 коп., в 1908 г. — 20,2 коп., в 1909 г. — 20 коп.; на нефть в 1904 г (Баку) — 13,3 коп. за пуд, в 1908 г. — 22,1 коп., в 1909 г.— 21,5 коп. Индекс цен на москательные и химические продукты (1899 г. = 100) составлял в 1904 г. 103,3, в 1908 г.— 116,5. Общий же индекс цен всех товаров (1899 г. = 100) в 1904 г. был равен 104,5, в 1908 г. — 118,2, в 1909 г. — 120,3.

Особо нужно отметить ухудшение положения трудящихся в связи с установлением монопольных цен и стремлением монополий к получению максимальных прибылей за счёт усиления эксплуатации трудящихся и снижения жизненного уровня рабочего класса.

Кризис 1908—1909 гг., как и предыдущий кризис, оказал пагубное влияние на положение рабочего класса.

Уже в конце 1907 г. в ряде отраслей промышленности начинается сокращение рабочих, растёт безработица.

В Донецком бассейне было уволено 28 тыс. человек. Большое сокращение рабочих наблюдалось в Сормове, Николаеве, Симбирске, Нижнем-Новгороде, Баку и других городах страны. По данным анкеты, проведённой союзом рабочих по металлу, в Петербурге в 1908 г. среди зарегистрированных членов союза было 12% безработных. По данным «Дома трудолюбия» в Москве,, количество обращений за помощью за 9 месяцев 1908 г. составило 26 тыс. против 25,5 тыс. за весь 1907 г.

Общие данные об изменении числа рабочих, занятых в фабрично-заводской промышленности, неполностью отражают действительное положение; это объясняется тем, что буржуазная статистика при помощи средних цифр старалась скрыть факт значительной безработицы. По ряду крупных предприятий, особенно в металлопромышленности, наблюдается резкое уменьшение числа занятых рабочих. Так, по 8 заводам Петербурга с 1 января 1907 г. по 1 января 1908 г. было сокращено около 36% общего числа рабочих. Особенно большие сокращения были на Путиловском заводе, Невском судостроительном и механическом заводе, Вагоностроительном и на других предприятиях.

Продолжалось изменение состава рабочей силы: удельный вес женщин возрос в 1908 г. до 30,3% против 27,6% в 1904 г.

1908 год характеризуется дальнейшим наступлением - буржуазии на рабочий класс. Это был период столыпинской реакции и ослабления революционного движения. Капитализм в этот период всё больше становится монополистическим капитализмом, что означало усиление реакции.

Закрытием профсоюзов, локаутами, применением «чёрных списков» капиталисты хотели подорвать силы рабочего класса. Убытки от неблагоприятной конъюнктуры предприниматели стремились перекрыть усиленной эксплуатацией рабочих. Фабричные инспектора отмечали увеличение количества нарушений предпринимателями существовавшего фабричного законодательства. Капиталисты шли по проторённой дорожке: удлиняли рабочий день, снижали расценки, а где удавалось, и прямо снижали денежную заработную плату.

Хотя общая средняя заработная плата и не показывает в 1908 г. снижения, но по отдельным категориям она снизилась. Так, среднегодовая заработная плата московских печатников в 1908 г. уменьшилась на 6%, а реальная заработная плата стала ещё ниже.

Несмотря на то, что это был период усиленного наступления реакционных сил на рабочий класс после поражения первой русской революции, всё же и в этом году насчитывалось 176 тыс. участников забастовок.

В царской России было особенно легко скрывать ужасные условия эксплуатации рабочего класса, так как даже буржуазной статистики, в известной степени освещающей положение рабочих, не существовало; имелись разрозненные, отрывочные, часто несравнимые, неполные данные по тем или иным вопросам. Вполне понятно, что к использованию этих средних цифр следует подходить критически, на что неоднократно обращал внимание В.И.Ленин в своих классических работах.

Конец XIX и начало XX в. — это период организации российской социал-демократии, период бурного роста самосознания рабочих масс и их революционизирования.

Экономические кризисы, рост безработицы не остановили и не ослабили рабочего движения. Наоборот, борьба рабочих стала принимать всё более революционный характер. От экономических стачек рабочие стали переходить к политическим стачкам и забастовкам.

Рабочее движение оказывало огромное влияние на крестьянство — крестьянское движение ширилось.

Маркс и Энгельс в предисловии к русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» в 1882 г. предвидели особенность развития рабочего движения в России, когда писали, что Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе.

Русское профессиональное движение, которое началось значительно позже, чем в других странах, благодаря партии большевиков пошло не по пути тред-юнионизма, а по революционному пути.. II съезд партии (1903 г.) утвердил предложенную В. И. Лениным резолюцию о профессиональной борьбе: «...съезд признаёт, что задачей РСДРП в области профессионального движения является руководство повседневной борьбой рабочих за улучшение условий труда и агитация за устранение всех тех препятствий, которые ставятся профессиональному движению законодательством русского самодержавия, словом — объединение частных столкновений отдельных групп рабочих в одну организованную борьбу класса»14.

Мы уже указывали при анализе кризисов, в каких формах проявилась эксплуатация рабочего класса и как велики были его страдания: огромный рост полной и частичной безработицы, резко усиливший нищету и голод, снижение заработной платы, рост штрафов, задержка в выдаче заработной платы, вычеты, принудительное пользование лавками фабрикантов для приобретения товаров худшего качества и по более высоким ценам, составление «чёрных списков», увольнение революционно настроенных рабочих, увеличение женского и детского труда—всё это пробуждало и усиливало революционное сознание рабочего класса. В начале XX в. наблюдается рост числа участников политических забастовок, намного превосходивший рост числа участников экономических забастовок.

* * *

Кризис 1908—1909 гг. был последним экономическим кризисом в России. Уже с конца 1909 г. отчасти под влиянием рекордного урожая хлебов наблюдалось оживление в некоторых отраслях промышленности. Нижегородская ярмарка прошла хорошо, особенно успешные результаты дала торговля хлопчатобумажными товарами. В 1910—1911 гг. оживление переходит в подъём, постепенно охватывающий все отрасли. В 1910 г. вся промышленность, кроме топливной, расширяет производство. В 1911 г. подъём переживает каменноугольная промышленность.

Общий рост фабрично-заводской промышленности за предвоенное пятилетие характеризуется следующими данными15:



Характерной чертой этих лет, как и подъёма 90-х годов, является более быстрый рост тяжёлой промышленности в противоположность периоду 1901—1909 гг., когда лёгкая промышленность развивалась более успешно и снова повысила свой удельный вес в общей стоимости фабрично-заводской продукции, упавшей в 90-е годы.



Некоторые отрасли начали расширять производство ещё с 1909 г., а именно: чёрная металлургия, обработка металлов; из отраслей лёгкой промышленности — льняная; продолжали развиваться и те отрасли, на которых кризис 1908—1909 гг. не отразился,— химическая, силикатная, деревообрабатывающая В 1910 г. почти во всех отраслях отмечается подъём, причём особо резкий скачок даёт хлопчатобумажная промышленность.

Одновременно с ростом капиталистической промышленности шёл быстрый рост пролетариата. Особенностью развития промышленности являлась дальнейшая концентрация производства на крупных и крупнейших предприятиях. Если в 1901 году на крупных предприятиях с количеством 500 и выше рабочих было занято 46,7% всего количества рабочих, то в 1910 году на предприятиях такого типа работало уже около 54%, т. е. больше половины всех рабочих. В следующий год расширение производства наблюдается по всем отраслям, за исключением нефтяной. Во все годы подъёма добыча нефти не только не растёт, но ещё и сокращается под влиянием конкуренции местного и привозного угля.

Одним из факторов подъёма на этот раз послужил хороший урожай 1909 г., давший энергичный стимул для лёгкой промышленности. Большое влияние на подъём имело развитие внешней торговли, которая после 1908 г. шла с большим перевесом вывоза над ввозом16:



Крупное положительное сальдо по внешней торговле за 1909 г. и 3 последующих года означало приток в страну значительных денежных средств из-за границы, оседавших в банковских вкладах. Быстрый рост кредитной системы страны во втором десятилетии, в немалой степени обязанный успехам внешней торговли, также является одной из особенностей подъёма 1910—1913 гг. Сводный баланс акционерных коммерческих банков почти удвоился за время с 1 января 1909 г. по 1 января 1912 г., т. е. за 3 года увеличился почти так же, как за предыдущие 40 лет их существования. Сумма вкладных операций за 5 лет — с 1 января 1909 г. по 1 января 1914 г.— выросла в 2,6 раза — с 967,8 млн. руб. до 2 539,0 млн. руб.; учётно-ссудные операции за тот же период дали такой же рост17.

За те же пять лет на внутреннем рынке было реализовано всего ценных бумаг (государственных займов, закладных листов и облигаций и акций частных обществ) на 3 612 млн. руб.

Эти цифры говорят о невиданных ранее размерах денежного накопления в стране, что, несомненно, сыграло большую роль в промышленном подъёме.

Этот рост имел своим источником прежде всего развитие промышленности и повышенный уровень цен на сельскохозяйственные товары, установившийся после 1905 г. и продолжавший расти до самой войны, что можно видеть из следующих данных18:



Наряду с ростом цен на сельскохозяйственные товары, связанным как с повышением сельскохозяйственных цен за границей, так и с ростом потребления сельскохозяйственных продуктов городским населением внутри страны, рост сельскохозяйственного производства в большой мере явился результатом тех мероприятий, которые проводились царским правительством в период 1906—1913 гг. Стремясь порвать с традиционной политикой по отношению к сельскому хозяйству, всецело направленной на охрану интересов поместного дворянства и сохранение в деревне пережитков феодализма, правительство берёт курс на насаждение в стране зажиточного крестьянства, «крепкого мужичка», который бы мог служить опорой правительству, подобно западноевропейским капиталистическим фермерам и гросбауэрам. Разрушение общины, организация массового переселения в Сибирь, расширение деятельности Крестьянского поземельного банка, облегчившее переход дворянских земель в руки деревенской верхушки, широкое развитие сельскохозяйственной и кредитной кооперации — всё это вместе взятое, ускорив процесс дифференциации в деревне и пролетаризации сельской бедноты, в то же время расчищало почву для развития капитализма в сельском хозяйстве, укрепляло положение зажиточных слоев деревни и особенно способствовало росту кулацких хозяйств.

Подъём сельского хозяйства в годы, предшествовавшие мировой войне, можно видеть из следующей таблицы, иллюстрирующей рост земледелия и сельскохозяйственного экспорта как показателя роста товарности земледелия и других отраслей сельского хозяйства19.



Значительно выросли также и технические культуры: хлопок, свёкла, табак.

В этот период рост денежных доходов капиталистической деревни, как результат роста сельскохозяйственной продукции, её товарности, а также цен на внутреннем и внешнем рынке, послужили одним из условий для промышленного подъёма.

Меньшую роль в промышленном подъёме сыграло возобновление интенсивного железнодорожного строительства. Оно стало развёртываться после того, как подъём начался, и значительная часть линий, начатых постройкой в 1910—1913 гг., была окончена уже во время войны. Рост железнодорожной сети шёл следующим образом:



В отличие от подъёма 90-х годов, в значительной доле вызванного железнодорожным строительством, подъём 1910—1913 гг. сам явился стимулом для постройки новых железнодорожных линий.

Война прервала промышленный подъём прежде, чем он достиг своего завершения в кризисе, хотя признаки надвигавшегося нового кризиса перепроизводства были налицо уже в конце 1913 г. Отвлечение в армию большого количества рабочих, разруха транспорта, загруженного военными перевозками, сокращение внешней торговли — всё это повлекло за собой снижение объёма промышленной продукции уже в первый год войны, несмотря на военные заказы. Царское правительство оказалось неспособным мобилизовать промышленность на нужды войны. Вместо напряжения и усиления работы промышленности в течение войны наблюдалось сокращение промышленной продукции. Война сопровождалась значительной инфляцией, что вело к росту цен. Таким образом, страна во время войны вступила в полосу недопроизводства. Промышленный цикл оказался деформированным в России, как и в ряде других капиталистических стран.

Промышленное оживление и подъём в 1910—1913 гг. происходили в условиях дальнейшего роста рабочего движения, являвшегося ответом на политическую реакцию в стране и на усиление абсолютного и относительного обнищания рабочего класса (см. табл. и диагр.).

После расстрела рабочих на Ленских приисках в 1912 г. рабочий класс России резко усилил борьбу с царизмом и капитализмом. Рост движения пролетариата сопровождался крестьянскими волнениями.

«Революционные массовые стачки пролетариата имели общенародное значение. Они были направлены против самодержавия. Стачки встречали сочувствие огромного большинства трудящегося населения...

Революционное стачечное движение и демонстрации, руководимые большевистской партией, показывали, что рабочий класс ведет борьбу не за частичные требования, не за «реформы», а за освобождение народа от царизма. Страна шла навстречу новой революции»20.

Империалистическая война, порождённая борьбой мировых трестов и банкового капитала за господство над мировым рынком, привела к истощению производительных сил России, к резкому усилению нищеты широких народных масс. Война обнажила все язвы, все противоречия капиталистической системы хозяйства.

Российский пролетариат, руководимый Коммунистической партией, в октябре 1917 г. с оружием в руках выступил против господства ^буржуазии и в союзе с крестьянством сбросил иго капитала.



Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в развитии человечества. В СССР создана социалистическая экономика, не знающая кризисов перепроизводства и развивающаяся гигантскими темпами на благо советского человека.



1 В. И. Ленин, Соч., т. 15, стр. 253.
2 Там же, стр. 294.
3 «Горнозаводский листок», 13 декабря 1907 г.
4 «Свод отчётов фабричных инспекторов за 1908 г.».
5 Ивановский Государственный областной архив (ИГОА), д. 533, письма за 1908 г., т. 2, стр. 133.
6 «Современник», кн. 12, 1911 г., стр. 171.
7 «Биржевые ведомости», 2 ноября 1908 г.
8 «Горнозаводское дело» № 11, 22 марта 1910 г.
9 «Русское эхо» № 2, 1909 г.
10 ИГОА, д. 375, Д. Д. Ф., фабричное т-во мануфактуры Циндель в Москве; «Бюллетень ситцевого рынка 1909—1915 гг.».
11 «Проблемы экономики» № 2, 1940 г., стр. 133.
12 Заметим, что соответствующая величина прироста стоимости продукции за годы наибольшего подъёма (1896—1900) была по абсолютной величине меньше — всего 543 млн. руб., относительно же прирост продукции в указанные годы лишь немногим превышал прирост за 1903—1907 гг.— 32% против 27%.
13 ЦГИАЛ, ф. 79, т. 1, дело завода «Треугольник».
14 «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, 1953, стр. 52.
15 «Проблемы экономики» № 2, 1940 г., стр. 133.
16 «Статистический справочник по народному хозяйству» под ред. С. А. Клепикова, вып. IV, стр. 54—59.
17 «Русские акционерные коммерческие банки по отчётам за 1914 г.», стр. 56—57.
18 «Своды товарных цен на главных русских и иностранных рынках» за 1901—1902 гг.; то же за 1903—1912 гг.
19 Без 17 окраинных областей и губерний. В 1908 г. на их долю пришлось 210 млн. пудов хлебов и 18,5 млн. пудов картофеля.
20 «История ВКП(б). Краткий курс», стр. 143.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6764