Органы удельного управления в регионах
Региональный уровень удельного управления представляли удельные экспедиции, которые до 1808 г. существовали в виде особых отделений казенных палат соответствующих губерний. Каждая из них осуществляла руководство 50-70 тыс. р. д.37 С декабря 1797 г. по февраль 1798 г. было организовано 9 удельных экспедиций. По причине разбросанности дворцовых селений в европейской части России, в юрисдикции каждой удельной экспедиции оказались крестьяне, проживавшие в двух и более губерниях38. Структура, компетенция и порядок работы экспедиций регламентировались Учреждением 1797 г., а также специальными актами, утвержденными министром уделов — «Наставлением удельным экспедициям» и «Инструкцией советнику экспедиции»39.
Штат экспедиции состоял из 10 чиновников и 10 канцеляристов. Возглавлял экспедицию назначавшийся министром советник и два его товарища (заместителя), один из которых исполнял обязанности казначея40. Решения по вопросам управления удельным имением (территорией, подведомственной экспедиции) принимались в общем присутствии экспедиции, протоколы ежедневных заседаний заносились в специальный журнал. Работа экспедиций строилась на принципах единоначалия и жесткой административной подчиненности вышестоящему органу и должностному лицу: советники были обязаны неукоснительно выполнять все предписания департамента уделов, а чиновники и служащие экспедиций — советника. Последний нес ответственность перед департаментом за всю работу экспедиции41.
Главной задачей экспедиции являлась организация хозяйственного управления удельным имением, обеспечение порядка в удельных селениях, прежде всего, в вопросах сбора податей и общественной безопасности. В 1800 г. в перечень обязанностей экспедиций было включено оказание помощи удельным крестьянам в их судебных делах, для этого из числа должностных лиц экспедиции определялся удельный поверенный (стряпчий), однако наряду с ним эти функции могли исполнять и заместители советника во время поездок по имению. Должностные обязанности удельного стряпчего были утверждены специальной инструкцией, введенной в действие указом 28 апреля 1800 г.42
Особенностью первого (организационного) периода становления удельного управления, являлось двойное подчинение удельных экспедиций: «по вертикали» — департаменту уделов и «но горизонтали» — губернаторам на местах. Согласно Учреждению 1797 г. экспедиции представляли собой «особенную часть удельную из палатского [т. е. казенных палат] управления», а их компетенция соответствовала кругу обязанностей директоров домоводства, в заведовании которых в тот период находились волости казенных крестьян43. Закон устанавливал исключительный круг органов и лиц, распоряжения которых были обязательны для экспедиции: департамент уделов, который через министра обнародовал «указы» императора; сам министр уделов, «предложения» которого должны были получить высочайшее одобрение; начальник губернии (губернатор), «повеления» которого имели строго ограниченный предмет регулирования. Экспедиции должны были выполнять распоряжения губернских правлений, земской полиции и казенных палат по всем вопросам, связанным с исполнением удельными казенных повинностей (поставка рекрут, уплата подушной подати, исполнение дорожной, подводной и постойной повинностей, меры по охранению «спокойствия и порядка», охране лесов и т. п.). Губернским государственным органам управления и удельным экспедициям строго запрещалось расходовать собранные с удельных крестьян денежные средства без разрешения департамента уделов44.
Законодатель постоянно уточнял компетенцию губернских властей по вопросам совместного управления удельными имениями. Необходимость такого взаимодействия предопределялась разбросанностью имений, организационной слабостью новых органов удельного управления, а главное — задачей, поставленной императорским Учреждением: организовать «одинаковое в рассуждении государственных и удельных крестьян распоряжение»45. В силу этого, губернатор получил право в любое время ревизовать денежную казну экспедиции, члены присутствия губернской казенной палаты были обязаны это делать ежемесячно, проверяя поданные советником вице-губернатору ведомости и докладывая о результатах проверки непосредственно департаменту уделов. При обнаружении недостачи или иных упущений в работе экспедиции губернатор должен был сразу начать должностное расследование по данному факту и отстранить виновного удельного чиновника от исполнения служебных обязанностей, временно предав управление удельными финансами в губернии казенной палате; обо всех предпринятых действиях губернатор обязан был сообщать в департамент46.
Торги на аренду удельных «оброчных статей» (свободных объектов удельной собственности — мельниц, мест для рыбной ловли, небольших ремесленных заведений, земель и проч., не занятых дворцовыми постройками и общинами удельных крестьян) при цене договора до 3 тыс. рублей проводились в губерниях казенными палатами, о результатах сделки губернские власти извещали департамент уделов. Только в случае возможного заключения более дорогих контрактов, требовалось согласовать их условия с департаментом уделов до подписания договора47.
Высочайший указ 29 октября 1797 г. подтвердил принцип двойной подчиненности удельных экспедиций. В результате сложилась практика ежемесячного представления вице-губернаторам региональными органами удельного управления отчетов о ведении дел и ежедневных журналов заседаний присутствий удельных экспедиций, а губернским прокурорам — помимо отчетов о заседаниях экспедиций, журналов исполненных и невыполненных ими делах48.
Подобное административное взаимодействие сопровождалось серьезными трениями между губернскими и удельными властями, поскольку управленческие интересы органов казенного и удельного управления по мере укрепления последних все более обособлялись. Разграничение предметов ведения удельного ведомства и казны в вопросах управления удельным хозяйством и крестьянами стало особенно актуальным в начальный период царствования императора Александра I.
Важнейшим направлением деятельности экспедиций являлось руководство сельскими приказами. Учреждение 1797 г. так определяло их обязанности в сфере организации сельского управления: наблюдение за сохранностью и целевым использованием удельного имущества в селах и деревнях; правильное расположение селений; предотвращение самовольных разделов крестьянских семей и бракосочетания малолетних; контроль за сбором и расходованием «мирских» (общинных) денег и штрафных сумм; развитие крестьянских промыслов, фабрик и «рукоделий»49; устройство «богаделен для престарелых и пропитания неимущих людей, для больных госпиталей и для малолетних школ, равно и заведение запасных хлебных магазинов»50, а также «попечение о делах имений и поселян удельных, кои до судов коснуться могут»51.
Департамент уделов и экспедиции сохраняли в отношении сельских удельных приказов функции вышестоящих административных органов, но не могли напрямую вмешиваться во внутренний порядок сельского удельного управления и отдавать распоряжения непосредственно сельскому обществу. Закон изъял «от управления и распоряжения сих экспедиций ... всякое разбирательство внутреннего сельского дела» (например, проведение выборов сельских должностных лиц, организацию поставки рекрутов, раскладку податей и повинностей между членами общины и проч.), и лишь при неисполнении сельскими обществами своих податных обязанностей или обнаружении явных злоупотреблений со стороны крестьянских выборных удельным чиновникам следовало вмешаться, выяснить причины правонарушений, а виновных подвергнуть наказанию в административном порядке или предать суду52. По закону удельным чиновникам непосредственно подчинялись только избранные крестьянами должностные лица сельской администрации, которые должна была доводить до крестьян «волю» землевладельца и управляющего ведомства, используя для этого разные методы: убеждение, принуждение, личную заинтересованность, поощрение и т. п. 53
Экспедиции следили за правильностью составления расчетов поземельного оклада, исправным поступлением податей и исполнением крестьянами повинностей, сверяли изменение численности крестьянского населения с «ревизскими сказками» (данными переписей), контролировали ход выборов приказных старшин на сходах54. За недоимки советники экспедиций могли налагать взыскания на крестьян, но действуя при этом не напрямую, а через приказных выборных и крестьянские сходы. В силу подсудности удельных крестьян общим судам империи, Учреждение 1797 г. и ведомственные нормативные акты в этот период не устанавливали какие-либо конкретные наказания, которые могли бы применять удельные чиновники к крестьянам. Этот пробел в ведомственном законодательстве был восполнен только после реформы 1808 г.
Положение департамента уделов 1808 г. внесло существенные изменения в организацию регионального уровня удельного управления, что самым непосредственным образом повлияло на правовое положение удельных крестьян. Во-первых, органы управления приблизились к объекту управления: вместо 9 удельных экспедиций стали действовать 22 удельные конторы, возросла численность удельных чиновников. Во-вторых, была уничтожена двойная подчиненность удельных имений и крестьян, поскольку удельные конторы выводились из подчинения губернским властям и оставались в подчинении только департамента уделов. Предметом ведения удельных контор стало «местное управление удельными имениями во всем пространстве оного и по всем частям», а влияние губернских властей на управление удельным имением ограничивалось такими сферами, как: проведение торгов на сдачу в аренду удельного имущества (торги по-прежнему проводились в казенных палатах, там же совершалась регистрация сделок); контроль за исполнением удельными крестьянами государственных и земских повинностей (осуществлялся только через управляющего удельной конторой, а не непосредственно); производство земской полицией следствий по уголовным преступлениям удельных крестьян (при обязательном присутствии при проведении следственных действий удельного чиновника)55. Это означало установление исключительной юрисдикции удельного ведомства в отношении подведомственных крестьян. И, наконец, как

будет показано ниже, развитие Положением 1808 г. смысла статьи 5 Учреждения 1797 г. позволило, опираясь на нормы «права помещичьего», резко расширить объем прав удельной администрации в сфере управления, суда и наказания крестьян при одновременном ограничении прав последних.
Таким образом, уже в начале XIX в. удельное чиновничество, состоявшее на службе по определению от правительства и организационно объединенное в ведомство, являвшееся, несмотря на всю его обособленность, составной частью системы центральных государственных учреждений абсолютной монархии, по отношению к удельным крестьянам определилось как двухуровневая (центральная и региональная) административная власть.



37ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17906. Ст. 89, 158.
38В ведении Московской удельной экспедиции находились удельные крес-тьяне Владимирской, Калужской, Московской, Рязанской, Тверской и Тульской губерний; Санкт-Петербургской — Выборгской, Лифляндской, Новгородской, Псковской, Санкт-Петербургской и Эстляндской; Орловской — Воронежской, Курской, Малороссийской, Орловской и Слободско-Украинской:; Тамбовской — Астраханской, Новороссийской, Саратовской и Тамбовской; Костромской — Костромской и Ярославской; Вятской — Вятской, Оренбургской и Пермской; Архангельской — Архангельской и Вологодской; Смоленской — Белорусской и Смоленской; Казанской — Казанской, Нижегородской:, Пензенской и Симбирской губерний. — РГИА. Ф. 515. Он. 1. Д. 1-15.
39История уделов за столетие их существования. 1797-1897. — В 3-х т. — Т. 1. - СПб., 1902. - С. 33-34.
40Должности советника и его заместителя соответствовали VI и VII массам табели о рангах. - См.: ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 91, 163.
41ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 162.
42ПСЗ-I. Т. XXIV. № 19400.
43ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 160, 161.
44Там же.
45ПСЗ-I. Т. XXIV. Ст. 93, п. 1; ст. 96.
46ПСЗ-I. Т. XXIV. Ст. 93, п. 2, 3, 4, 7; ст. 94.
47ПСЗ-I. Т. XXIV. Ст. 93, п. 5.
48См.: История уделов за столетие их существования... — Т. 1. — С. 33, 36.
49ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 175, 189-194, 202, 204, 205.
50В силу личной заинтересованности императорской четы в развитии в Рос-сии благотворительности эта функция удельных властей заняла в тексте закона 1797 г. особенно место. Законодатель предостерегал, «чтоб излишними ненужными людьми, или приставниками, или иными ненадобными издержками не убавлялась и не тратилась сумма, которая могла бы быть употреблена с лучшей пользой,... чтоб определенное для богаделен, больниц, школ и в них находящихся, доходило сполна». — ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 175.
51ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 167, 168.
52ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 168, 169.
53ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 184.
54ПСЗТ. Т. XXIV. № 17906. Ст. 195. В начальный период существования удельного ведомства крестьяне довольно свободно смещали голов приказов с их постов но их собственному желанию, по причине болезни, за пьянство или притеснения крестьян. Позднее процедура смещения приказных старшин подверглась жесткой регламентации и строго контролировалась удельными чиновниками. - РГИА. Ф. 515. Он. 5. Д. 424.
55Свод уд. пост. Ч. I. Ст. 47, 53.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6175