Органы центрального управления удельными крестьянами
Удельное ведомство было создано в тот период, когда в государственном механизме назрела необходимость перехода от коллегиальной системы управления к министерской. Департамент уделов во главе с министром стал одним из трех, созданных Павлом I «министерств» (кроме него — департамент водных коммуникаций и Министерство коммерции). Однако учрежденные Павлом I должности директоров коллегий и первых министров еще мало отличались от прежних президентов коллегий. Их статус, как и порядок работы возглавлявшихся ими органов центрального управления, отличались общими для всей коллегиальной системы недостатками, отмеченными в 1802 г. в докладе министра внутренних дел В. П. Кочубея, написанном М. М. Сперанским, а именно: медлительностью в делах, неразделенностью работы, множественностью излишних форм, осложненным делопроизводством, а, главное — недостатком личной ответственности руководителей и их подчиненных1. Сам разработчик министерской системы — М. М. Сперанский — был далек от ее идеализации и, выдвигая на первое место такие ее положительные свойства, как «скорость исполнения» дел и возможность охвата широкого круга разнообразных частей управления, обусловливал эффективность системы в целом соответствием личности министра требуемым на столь важном посту качествам2. Что касается исполнения этого условия, то оно всецело зависело только от воли императора, назначавшего и увольнявшего министров по своему усмотрению.
Во главе системы управления удельным хозяйством находился министр уделов3. Он назначался императором, был подотчетен только ему, имел право личного доклада императору по всем вопросам удельного управления, включая внесение предложений по организации управления удельным имуществом, и по поручению императора — законопроектов в Сенат, объявление в Сенате императорских указов, назначение чиновников департамента уделов и его региональных подразделений, утверждение должностных инструкций служащим удельного ведомства. В период становления удельного управления министр присутствовал в департаменте, когда считал это необходимым, ему на рассмотрение представлялись ежедневные журналы (протоколы) заседаний департамента, а также все спорные дела. В конце 1797 г. было установлено расписание приема министром его заместителей «для рассуждения и трактования по делам департамента»4.
Центральным органом, непосредственно осуществлявшим управление, являлся департамент уделов. Порядок его работы, структура и компетенция регулировались Учреждением 1797 г.5 которое запрещало департаменту уделов вмешиваться в «разбирательства тяжебных дел» между членами императорской семьи по вопросам наследства6. Основное место в работе департамента уделов занимали вопросы поступления удельных доходов с подведомственных имений и расходования средств по установленным законом нормам на членов царской семьи, выработка положений и инструкций по управлению удельными крестьянами, межевание и покупка земли, разработка хозяйственных реформ, контроль над деятельностью местной удельной администрации, заключение договоров подряда, регистрация имущественных сделок крестьян на покупку им земли и т. д.
Закон обязывал все государственные учреждения оказывать департаменту уделов необходимое содействие. Взаимодействие между государственными органами осуществлялось путем официальной переписки, департамент мог через министра обращаться с донесениями,и запросами в Сенат и Синод, получать от них указы, в которых, как правило, закреплялись нормы, обязывающие губернаторов и других должностных лиц империи исполнять утвержденные предложения департамента7.
Первоначально был установлен коллегиальный принцип работы департамента в составе общего присутствия, куда входили: министр (III класс Табели о рангах) и четыре его помощника (V класс Табели о рангах) — товарищи (заместители) министра; все они назначались и смещались по личному усмотрению императора. Функциональные связи департамента с министром уделов в начальный период существования ведомства были очень слабыми, и фактически руководство департаментом осуществлял старший товарищ министра. Остальные члены общего присутствия, имевшие равное должностное положение, делили между собой обязанности по ведению денежных операций, контролю счетов и других текущих дел по управлению департаментом, то есть фактически возглавляли работу отделений канцелярии.
Канцелярия департамента состояла из двух отделов (по письмоводству и бухгалтерии) во главе с правителями канцелярии. В штате департамента предусматривались должности казначея (в его ведении находилось имущество и денежные средства, выделенные на содержание департамента), бухгалтера, экзекутора, камериров (занимались учетом окладных удельных доходов). В июне 1800 г. была учреждена должность прокурора для исполнения контрольно-ревизионных функций в отношении департамента. Поначалу прокурор находился в двойном подчинении — министру уделов и министру юстиции8. В 1803 г. в штат департамента вводятся9 ведомственных ревизоров для осуществления местного контроля за ведением дел в удельных экспедициях и приказах9. С этого времени начинается процесс постепенного выведения удельного управления из юрисдикции общегосударственных контрольно-ревизионных органов и должностных лиц. Средствами внутриведомственного надзора помимо ревизий становятся проверки крестьянских жалоб, финансовый контроль, а во второй четверти XIX в. — и регулярные инспекционные поездки по губерниям товарища министра уделов.
Департамент уделов начал функционировать в Санкт-Петербурге 22 мая 1797 г. 10 Его делопроизводство разделилось на четыре экспедиции, каждая из которых находилась в непосредственном подчинении того или иного товарища министра. Первая составляла годовые расписания доходов и расходов удельного капитала, отчеты по управлению, вела бухгалтерию и общее делопроизводство; вторая (хозяйственная) вела описные книги имений, контролировала состояние всех промышленных заведений и так называемых «оброчных статей» (отдельных объектов удельной собственности, предназначавшихся для сдачи в арендное пользование); третья представляла собой удельное казначейство, занимавшееся выдачей и приемом удельных денежных средств; четвертая (счетная) проверяла все счета, составляла окладные книги удельных имений и ведомости о недоимках.
К компетенции департамента относились вопросы устройства и расширения земельных удельных владений, выдача в установленном размере денежного содержания членам императорской семьи, защита в суде удельной собственности, в том числе крестьянских надельных земель, руководство работой регионального звена удельного управления, вместе с которым он отвечал перед императором за сбор удельных доходов, хотя общий финансовый надзор за состоянием удельного хозяйства на местах до 1808 г. был передан губернаторам и губернским казенным палатам11. Фискальная функция департамента уделов в конечном итоге определяла всю его прочую деятельность. Учреждение 1797 г. возлагало на него обязанность не только «бездоимочно», т. е. полностью и в срок, собирать через экспедиции «хозяйственные» или удельные доходы (тем самым они отграничивались от казенных сборов), но и принимать своевременные меры для уплаты крестьянами казенных податей. Законодатель особо подчеркнул, что ответственность за уплату удельными крестьянами государственных податей возложена на департамент уделов по аналогии с другими владельцами крестьян (государственными ведомствами и частными лицами).

Таким образом, уже в начальный период своего существования в системе государственного управления Российской империи департамент уделов определился как особый орган управления имуществом, состоящим в удельной, отделенной от государственной (казенной), собственности, а также «водворенными» на этих землях крестьянами, в отношении которых департамент уделов исполнял функции административного «владельца».
Начало царствования Александра I было связано с проведением реформы центрального управления и созданием министерств. В это время одним из ближайших соратников нового императора, графом В. П. Кочубеем, был поставлен вопрос о целесообразности дальнейшего существования департамента уделов и удельных имений вообще, высказано предложение повторить опыт Екатерины II и вновь объединить удельных крестьян с государственными (казенными) под общим управлением. Для принятия окончательного решения Александр I поручил министру уделов князю Н. Б. Юсупову подготовить доклад о состоянии удельных имений12. В результате долгих дебатов в ближайшем окружении императора удельное ведомство было сохранено, но в его развитии начался новый этап.
Создание в 1802 г. министерской системы управления13 внесло новое, «личное» начало в деятельность новых центральных государственных органов. Возглавили министерства «лично-управомоченные и лично-ответственные агенты власти или министры»14. В 1806 г. министром уделов был назначен Д. А. Гурьев, под руководством которого было разработано новое Положение департамента уделов, утвержденное императором 15 мая 1808 г. 15 С этого времени участие министра в управлении стало более активным: все поступавшие в департамент бумаги в первую очередь попадали к министру, и с его резолюциями — в департамент. Вся работа департамента стала строиться на принципе единоначалия, хотя формально коллегиальность в организации департамента была сохранена. Должности товарищей министра, установленные Учреждением 1797 г. были преобразованы в должности членов присутствия департамента уделов. Позднее предшественник Д. А. Гурьева на посту министра уделов Д. П. Трощинский, в полемике с деятелями нового царствования будет защищать коллегиальное управление как «правильное, товарищеское», противопоставляя его министерскому, при котором «обстоятельства зависят от произвольного суждения одного человека»16. Как известно, это было характерно для работы всех министерств вплоть до вступления в силу в 1811 г. «Общего учреждения министерств», подготовленного М. М. Сперанским.
Реорганизация удельного управления на основе Положения департамента уделов 1808 г. привела к более четкому функциональному разграничению общего присутствия и канцелярии департамента. При этом значение канцелярии, работавшей в составе трех отделений (с 1824 г. — четырех) возросло17. Начальники отделений находились в непосредственном подчинении министра и в вопросах определения на должность и прохождения службы были приравнены к членам присутствия (и те и другие назначались на должность императором по представлению министра уделов). Члены общего присутствия, перестав руководить текущей работой отделений канцелярии, составляли совещательную коллегию, которая по докладным запискам начальников отделений обсуждала текущие дела департамента. Принятые общим присутствием решения представлялись министру начальниками отделений.
В штат департамента уделов вместо должности прокурора была введена должность главного удельного стряпчего, который, как начальник судебного (третьего) отделения, департамента вел все судебные дела, производившиеся по месту расположения удельных имений, а также представлял в Санкт-Петербургском присутствии Сената интересы удельного ведомства и удельных крестьян18.
Стиль управления ведомством в результате проведенной административной реформы стал более жестким, что проявилось, в частности, в росте объемов административных распоряжений и инструкций, направляемых в регионы. Министр уделов и департамент, добиваясь единообразия в ведении дел, стали посылать в удельные конторы и отделения циркулярные предписания не только по вопросам общего характера, но и решения, принятые по частным случаям, а также разъяснения по вопросам, поступавшим с мест, о применении или толковании отдельных норм Положения департамента уделов или иных нормативных правовых актов. Подобная казуальность распорядительных актов департамента была обусловлена необходимостью унификации приемов управления разбросанными по огромной территории удельными имениями, а также потребностью утверждения на практике нового статуса региональных органов удельного управления, выведенных с 1808 г. из подчинения губернаторам, губернским прокурорам и казенным палатам. Положение департамента уделов, провозгласившее принцип разграничения предметов ведения органов казенного и удельного управления в сфере административно-хозяйственного управления и суда, регулировало только наиболее важные аспекты административной деятельности ведомства. Дальнейшая более детальная регламентация межведомственных отношений, особенно, по вопросам исполнения удельными крестьянами государственных и земских повинностей, их подсудности, применения к ним административных наказаний, обжалования действий удельной администрации или сельских выборных должностных лиц и проч., производилась путем принятия отдельных нормативных правовых актов (законов, правил, циркуляров и проч.), развивавших нормы Положения 1808 г.
Несмотря на очевидное сходство в организации и принципах деятельности департамента уделов с иными министерствами, его статус обладал существенными особенностями. Так, например, департамент имел печать с вензелем императора вместо государственного герба19. Он был подотчетен только министру уделов, а через него — императору. Всем прочим государственным органам запрещалось требовать от него отчета по предметам его ведения20. Выведение департамента уделов из сферы действия общегосударственного контроля получило закрепление как в Общем учреждении министерств, так и в Своде законов Российской империи21.
Следующее крупное преобразование в организации центрального удельного управления связано с началом царствования Николая I, когда 22 августа 1826 г. императорскими указами было учреждено министерство императорского двора и штат его канцелярии22. Состав учреждений, вошедших в новое министерство, отражал основные функции коронного ведомства: представительскую, придворно-церемониальную, меценатскую, финансово-хозяйственную23. Последняя, в частности, была оставлена за департаментом уделов, включенным в состав нового министерства. При этом должность министра уделов не упразднялась, а объединялась с должностью главы нового министерства (министра императорского двора и уделов).

Исключительная компетенция министра во второй четверти XIX в. была определена более детально и распространялась на решение кадровых вопросов (окончательные заключения о назначении, перемещении и увольнении начальников отделений и ряда других ответственных чиновников департамента, управляющих удельными конторами; предоставление отпусков, назначение пенсий, единовременных пособий всем сотрудникам министерства); утверждение договоров подряда на сумму свыше 7,5 тыс. руб. сер. от имени министерства; подписание окончательных заключений департамента, направляемых в суды общей юрисдикции, по всем уголовным делам удельных чиновников и крестьян; предоставление крестьянам «в случае нужды» материальной помощи (с возмещением и безвозмездно) на сумму до 150 руб. серебром; рассмотрение ходатайств на высочайшее имя, поступавших министру из Комиссии прошений, а также жалоб на действия удельных чиновников со стороны не подведомственных удельному ведомству лиц и учреждений и т. д. 24
Во второй четверти XIX в. в организационно-кадровой структуре удельного ведомства, как, впрочем, и в других министерствах, происходит усиление значения должностей заместителей (товарищей) министра. Эти должности, введенные еще Павлом I, по Общему учреждению министерств не имели административной самостоятельности. Но при вступлении на престол Николая I личный состав министров, по замечанию видного дореволюционного административиста Н. И. Лазаревского, «оказался в самом жалком состоянии, и государь, щадя самолюбие стариков, пожелал, не удаляя их, дать им активных помощников»25. 30 декабря 1826 г. были утверждены общие правила, предоставившие товарищам министра определенную самостоятельность в ведении дел26.
С 1828 г. оперативное руководство департаментом уделов было передано вице-президенту в ранге заместителя (товарища) министра, назначавшемуся императором и состоявшему в непосредственном подчинении министра двора и уделов. Первым на эту должность был назначен Л. А. Перовский, с именем которого (см. параграф 1.3.) связано проведение в удельной деревне значительных социальных и хозяйственных преобразований в русле политики «попечительства».
Вице-президент стал фактическим руководителем департамента, неся ответственность за его работу и состояние денежных средств. В его подчинение перешли члены присутствия и вообще все чиновники удельного управления. Он проводил их аттестацию, представлял министру сведения о вакансиях и данные о кандидатах на должности, наградах, поощрениях и дисциплинарных наказаниях чиновников, подписывал все, исходящие из департамента документы, осуществлял кадровые перемещения внутри отделений. Производство любых дел по департаменту без ведения вице-президента запрещалось. Его полномочия и ответственность определялись инструкцией, утвержденной императором И апреля 1828 г.27 Таким образом, компетенция вице-президента (товарища министра) была весьма широкой, но самостоятельно, «без воли министра» ему запрещалось предпринимать какие-либо изменения в управлении уделами28.
Войдя в 1826 г. в состав министерства императорского двора, департамент уделов сохранил свою подчиненность, структуру, организационную обособленность и финансово-хозяйственную самостоятельность, тогда как заведование финансовыми и хозяйственными делами всех прочих учреждений министерства двора перешло к Кабинету его императорского величества. Со временем тенденция к обособлению удельного ведомства в структуре министерства проявлялась все определеннее29.
В организации работы департамента во второй четверти XIX в. жестко проводился принцип единоначалия и централизации управления. Расширялся штат, увеличивались должностные оклады, возрастали профессиональные требования к поступавшим на службу в удельное ведомство. Общая численность его работников в 1844 г., включая департамент, удельные конторы, отделения и учебные заведения, составляла 998 человек (566 чиновников и 423 канцелярских служащих), а к концу 1850-х гг. в штате только департамента состояло 162 чиновника, 190 канцеляристов и 62 обслуживающих работника (рассыльных, сторожей и т. п.)30. Денежное содержание удельной администрации осуществлялось за счет удельных доходов31.

С момента основания удельного ведомства его чиновники, работавшие как в центральном аппарате, так и в удельных экспедициях (конторах) рассматривались как состоящие на службе его императорского величества, т. е. имели статус государственных служащих. Замещение абсолютного большинства должностей в центральном и региональном аппарате управления требовало наличия у лица определенного чина32. Тот же принцип был подтвержден и Положением департамента уделов 1808 г., а в 1843 г. нормы общероссийского законодательства и ведомственных нормативных актов, регулировавших порядок прохождения службы удельными чиновниками, были систематизированы в отдельном разделе Свода удельных постановлений, озаглавленном в соответствии с общими правилами «Служба по определению от правительства»33.
Оценка юридического статуса удельных чиновников, как, впрочем, и департамента уделов, предполагает учет особенностей монархической формы правления (в данном случае, ее абсолютистской разновидности), в первую очередь, двойственный статус многих государственно-правовых институтов периода монархии. Так, институт государственной службы, с одной стороны, по-прежнему отражал довольно архаичные черты службы как «состояния личного найма» монархом того или иного лица для возложения на него обязанности исполнения каких-либо действий, входящих в круг прав государя. Выдавая мандат, делегируя, частично передоверяя этим лицам собственные полномочия, государь уполномочивал своих служащих осуществлять его личную волю34. Такую концепцию императорской службы развивали дореволюционные административисты. Но, с другой стороны, в первой половине XIX в. нормативно-правовое регулирование государственной службы достигает весьма высокого уровня, что приводит к более четкому выявлению публично-правовых оснований данного института. Служба удельных чиновников определялась теми же принципами, регулировалась теми же правилами, что и государственная «служба по определениям от правительства» в целом, а, значит — выступала составной частью общего института государственной гражданской службы Российской империи.
Таким образом, принципы работы департамента уделов во главе с министром соответствовали главной функции всех министерств, созданных, «чтоб непрерывным действием их и надзором доставить законам и учреждениям скорое и точное исполнение», а также характеру их власти, относящейся «единственно к порядку исполнительному», согласно которому «никакой новый закон, никакое новое учреждение или отмена прежнего не могут быть установляемы властию министра». Издаваемые министром и департаментом уделов распоряжения и «предложения», выступая источниками права, относились к сфере локального административного нормотворчества. Не обладая судебной властью, поскольку «никакое министерство само собою судить и никаких тяжб решить не может»35, министр уделов, тем не менее, осуществлял функцию внутриведомственного административного надзора и, в силу специфической подсудности удельных крестьян (подробнее см. параграф 3 настоящей главы и главу 5), контролировал производство удельными чиновниками судебных и карательных действий по административным проступкам крестьян, являлся одной из высших инстанций в процедурах рассмотрения жалоб удельных крестьян и административного внутриведомственного надзора за действиями удельных чиновников.

Итак, внутренняя организация удельного ведомства соответствовала общим «установлениям» системы органов государственного управления империи: департамент во главе с министром, в составе которого действовали общие присутствие, отделения (столы), канцелярия и другие подразделения, а также территориальные подчиненные органы управления в губерниях. Чиновники департамента уделов состояли на государственной службе (службе его императорского величества), на них распространялись все требования Устава о службе по определению от правительства, а именно: порядок замещения государственных должностей, присвоения чинов и наград, назначения пенсий и получения льгот, должностная ответственность. Главным отличием от прочих гражданских и военных чиновников было то, что содержание штата и финансирование всех расходов по управлению ведомством осуществлялись не из государственной казны, а из обособленного от нее удельного бюджета. Таким образом, организация центрального удельного управления не противоречила общим принципам деятельности других министерств, хотя имела свои особенности36.



1См.: Филиппов А. Н. Исторический очерк образования министерств в России // Журнал Министерства юстиции. — 1902. — № 9. — С. 67.
2См.: Сперанский М. М. О государственных установлениях // Архив исторических и практических сведений, относящихся до России, издаваемый И. Е. Калачевым. Кн. III. - СПб., 1859. - С. 58-59.
3Первым министром уделов был назначен князь А. Б. Куракин, один из самых близких Павлу I сановников. Он совмещал к тому времени несколько государственных должностей, среди которых наиболее важной была должность Генерал-прокурора, канцелярия которого фактически стала центром государственного управления страной. Позднее это вошло в традицию: до крестьянской реформы 1861 г. руководящие посты по удельному ведомству занимали по совместительству с другими высшими государственными должнвстями такие видные политические деятели первой половины XIX в. как Д. А. Гурьев (министр финансов), Л. А. Перовский (министр внутренних дел), М. И. Муравьев (министр государственных имуществ и директор межевого департамента). Таким образом, с момента основания и до крестьянской реформы управление удельным имуществом и крестьянами возглавляли крупнейшие государственные деятели своего времени.
4См.: История уделов за столетие их существования. 1797-1897. — В 3-х т. — Т. 1. - СПб., 1902. - С. 31.
5Отделение VI Учреждения об императорской фамилии 1797 г. было целиком посвящено организации, компетенции и порядку работы департамента, а в заключительной части данного раздела помещен его «Устав».
6ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17906. Ст. 82.
7ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17906. Ст. 82, 85.
8История уделов за столетие их существования... — Т. 1. — С. 42, 45.
9ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17906. Ст. 86, 87. 1 сентября 1798 г. министром была утверждена инструкция казначею департамента уделов, а в 1803 г. — инструкция ревизорам. - См.: РГИА. Ф. 515. Оп. 15. Д. 528.
10В ПСЗ это высочайшее повеление датировано 30 мая 1797 г. — См.: ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17976.
11ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17976. Ст. 82, 98-131.
12Александр I в письме Н. Б. Юсупову от 5 ноября 1801 г. упоминал о поступившем ему из Сената предложении «об упразднении вообще удельного департамента» и просил представить «подробное описание того положения, в каком все заведения удельного департамента находятся, о расходах по оным учиненным, о мерах к возвращению в казну употребленных на то денег и о средствах к полезнейшему употреблению определенных на помянутые заведения капиталов (речь идет о проекте департамента открыть в удельных имениях фабрики по изготовления солдатского сукна. - II. Д.) и к удобнейшему впредь удельного имения управлению сообразно общепринятым правилам государственного хозяйства». - См.: РГИА. Ф. 515. On. 1. Д. 9. Л. 62; Семевский В. И. Крестьяне различных наименований // Энциклопедический словарь ... Гранат. - Т. 25.
13ПСЗ-I. XXVII. № 20406.
14См.: Филиппов А. Н. Указ. соч. — С. 41.
15Новый министр уделов проявил себя как одни из крупных знатоков крестьянского дела и аграрной экономики. С его именем связана работа первого Секретного комитета по крестьянскому вопросу (1818-1819 гг.), в котором он обнародовал свои соображения о необходимости разрушения общины и развитии в России хозяйств фермерского типа. Обширная записка, подготовленная гр. Д. А. Гурьевым, где анализировался опыт западноевропейских стран по ограничению и отмене крепостного права, сохранилась в бумагах Комитета 6 декабря 1826 г. и стала известна последующим поколениям реформаторов. — См.: РГИА. Ф. 1180. Т. XV. Д. 78; Мироненко С. В. Страницы тайной истории самодержавия. - М., 1990. - С. 71.
16Цит. по: Филиппов А. Н. Указ. соч. — С. 67.
17С 1808 г. I отделение ведало всеми делами по выдаче денежного содержания членам императорской фамилии, вопросами прохождения службы удельными чиновниками департамента и удельных контор; II отделение — вопросами хозяйственного управления удельными имениями; III отделение — судебными делами. В 1824 г. было образовано IV (счетное), отделение департамента уделов, которому были переданы дела, связанные с ведением бухгалтерской отчетности и финансовыми ревизиями удельных имений. Кроме того, в штате департамента появилась чертежная во главе с главным землемером. — ПСЗ-I. Т. XLIV. Ч. II. Штаты духовные, гражданские и закон о мундирах.
18Второй удельный стряпчий находился в должностном подчинении управляющего Московской удельной конторой и вел дела по удельным имениям в Московском департаменте Сената. - ПСЗ-I. № Т. XXX. № 23020.
19Свод удельных постановлений. В 4 т. — СПб., 1843 (далее — Свод уд. пост.). Ч. I. Ст. 33.
20См.: ПСЗ-I. Т. XXIV. № 17906. Ст. 81.
21Свод законов Российской империи (далее — СЗРИ). — СПб., 1842. — Т. I. Основные законы и учреждения государственные. Ст. 15.
22ПСЗ-П. Т. I. № 541, 542. Первым министром императорского двора и уделов был назначен князь П. М. Волконский.
23Помимо департамента уделов в ведении министерства императорского двора находились: капитул российских орденов; придворная е.и.в. контора и московская дворцовая контора (ведали дворцами, принадлежавшими лично членам императорской семьи), придворная егермейстерская контора (императорская охота); кабинет е. и. в. (ведал имуществами и средствами, составлявшими «титульную» собственность императора); придворная конюшенная контора; дворцовые правления (Царскосельское, Петергофское, Гатчинское); экспедиция церемониальных дел; дирекция императорских театров; Академия художеств; ботанический сад; археологическая комиссия; придворная певческая капелла; придворная медицинская часть. В 1852-1856 гг. департамент уделов, оставаясь в составе министерства императорского двора и уделов, находился в ведении министра уделов (должность, специально введенная для графа Л.А. Перовского), а в 1892 г. был переименован в Главное управление уделов.
24Свод уд. пост. Ч. 1. Ст. 31.
25Лазаревский Н. И. Лекции по русскому административному праву. — Т. 2. — СПб., 1910. - С. 187.
26ПСЗ-П. Т. I. № 785.
27Свод уд. пост. Ч. I. Ст. 21-24,105, 297, 299, 301, 302, 321.
28Свод уд. пост. Ч. I. Ст. 24.
29См.: Жидков Г. П. Кабинетское землевладение (1747-1917 гг.). - Новосибирск, 1973. — С. 54.
30РГИА. Ф. 515. Оп. 6. Д. 2392. Л. 101; Горланов Л. Р. Удельные крестьяне России. — Смоленск, 1986. — С. 12.
31Такой порядок был установлен еще указом от 3 октября 1797 г. — См.: ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17906. Ст. 122, 128; История уделов за столетие их существования... - Т 1. - С. 25. Например, в 1843 г. только на жалованье и «столовые» служащим департамента было отпущено из удельного бюджета 105 529 руб. сер., а на штат каждой из 19 удельных контор — по 8 тыс. руб. сер. — РГИА. Ф. 515. Оп. 6. Д. 2327. Л. 3-5 об.
32ПСЗ-1. Т. XXIV. № 17906. Ст. 86, 87, 91; СЗРИ. - СПб., 1842. - Т. III. Устав о службе гражданской. Ст. 81, 355.
33IIC3-I. Т. XXX. № 23020. Ст. 174; Свод уд. пост. Ч. I. Ст. 105-156.
34См.: Лазаревский Н. И. Указ. соч. — С. 103.
35ПСЗ-1. XXXI. № 24686; СЗРИ. СПб., 1857. - Т. I. - Ч. 2. Учреждение Министерств. Ст. 3, 190, 191, 214.
36Дореволюционные государствоведы по-разному определяли место департамента уделов в системе государственных учреждений империи. Например, профессор И. Е. Андреевский относил министерство императорского двора и уделов к центральным государственным установлениям. Все государственные органы он разделял на 5 групп по их функционально-целевому назначению. Министерство императорского двора и уделов наряду с Комиссией прошений и Собственной его императорского величества канцелярией, составляли, по его мнению, пятую группу учреждений «для управления делами, принятыми в непосредственное заведование верховной властью». — См.: Андреевский И. Е. Русское государственное право. — Ч. I. — СПб.; М., 1866. — С. 289.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8210