Ликвидации уделов и поместная система в 70 - 90-х годах XVI века

Процесс испомещения представителей служилого класса в XVI веке остается до сих пор слабо изученной проблемой. В историографии высказано мнение, что в отличие от вотчинного землевладения, поместье связано с чересполосицей владения землей, это якобы дает основание считать процесс сложения крупного поместного землевладения скрытым принципами учета местонахождения владений в разных станах. Предметом исследования, в данном случае, является наделение уездных дворян населенными землями для выяснения, в какой мере распад уделов и раздача земель помещикам могли влиять на характер размещения и размер их имений, а также на формирование крупного землевладения. Для этой цели был отобран Романовский уезд, где процесс испомещения происходил в 70-90-х гг. XVI в. за счет земель удельных князей.

В историографии справедливо указано, что процессы распада уделов служилых и владетельных князей привели к передаче значительных массивов населенных земель уездным помещикам. В привлеченном к исследованию уезде это испомещение происходило за счет населенных земель нагайских мурз, откочевавших из пределов Московского царства, как вольных слуг, обладавших правом отъезда. В результате этого 29 тыс. четвертей населенных земель перешли в руки помещиков.

В пределах Городского стана до распада уделов сохранялось поместье князей Козловских. Князю А. Г. Козловскому принадлежала часть села Ратмирово1. Кроме него старым помещиком первой половины XVI в. был князь Ф. И. Нерецкий, которому принадлежало очень крупное поместье сельцо Останинское2. Остальные помещики получали земли нагайских мурз после 1573 года. Дьяк Григорий Клобуков получил крупное поместье в том же сельце Останинском по ввозной грамоте за подписью дьяка Ивана Зубова в 1580 г.3

Уездный помещик М. И. Теляковский получил в том же стане пустошь Жарки по отдельной выписи 1580 г., как и мелкий помещик С.Б.Тишинин, владевший с 1594 г. пустошью Крикин починок4. В 1592 г. была испомещена вдова У. Г. Мякишева -село Новое5.

В Васильевском стане имелось одно поместье князя И. И. Нерецкого - пустошь Микитская6 Остальные имения розданы из земель распавшихся уделов. Уездный дворянин И. К. Мячков владел с 1592 г. деревней Сосняги7. Вдова Д. А. Мячкова с 1592 г. владела обширным поместьем в деревне Ушаковой8. Уездный дворянин Н. Г. Лопотов с 1573 г. владел сельцом Очаково9. В. С. Теляковский владел с 1589 г. очень крупным поместьем сельцом Федорково10. Его родственник М. Т. Теляковский владел мелким поместьем - сельцом Ивановское, пожалованным ему в 1589 г.11 Романовский рассыльщик Яков Пасынков в 1585 г. владел деревней Кучерово12. Н. И. Сумароков владел с 1573 г. сельцом Елизарово13. К. Ф. и М. Ф. Стенины были крупными помещиками Васильевского стана, владевшие деревней Местилово, полученной по отделу 1593 г.14 В. П. Суков оставался мелким помещиком и в 1594 г., владея деревней Невково15 С. Д. Севрюков сохранял пустошь Власово16. Губный староста С. П. Суков владел с 1573 г. небольшой деревней Кореневой17. Ф. Г. Есипов с 1585 г. владел лишь пустошью Рожалово, заброшенной в перелог18. Вдова Фетинья Трофимовна Григорьева с 1592 г. оставалась помещицей Васильевского стана, владея деревней Грибово19.

В Воздвиженском стане до распада уделов помещиков не было. Мелкими помещиками Воздвиженского стана с 1576 г. стали В. И., С. Б., С. И. и Т. И. Тишинины, которым принадлежали остатки уделов - деревни Степаново, Пузырево, Копьево20. Уездный дворянин Б. П. Тимофеев с 1592 г. владел деревней Еляново21 Князь В. А. Козловский по ввозным грамотам 1595-1600 гг. владел починком Седлово22 И. Г. и М. Г. Молодые с 1576 г. владели крупным поместьем - деревней Тургачево23 М. И. Теляковский к 1594 г. был мелким землевладельцем Воздвиженского стана и владел селом Пятницкое24. В. М. и Т. М. Пановы с 1573 года были испомещены в деревне Шамордино25

В Здоровецком стане все земли помещиков были из удельных земель. П. В. Верещагин владел деревней Долгой, полученной в 1580 г., И. И. Есипов получил лишь пустошь Дьяконово, кн. Ф. И. Козловский с 1591 г. стал обладателем деревни Павлово - Манякино тож, Ф. Г. Левашов получил крупное поместье в 1583 г., Д. Ф. Миколаев был пожалован деревней Хотеново в 1588 г., С. И. Тишинин стал обладать пустошью Орешник, К. В. Тишинин с 1595 г. владел пустошью Двор Большой26

В Ильинском стане И. И. Есипов с 1594 г. владел пустошью Василево Малое, дьяк Ждан Мерлеев стал владельцем очень крупного поместья, полученного в 1592 г.,- сельцо Коряково-Кокорево, С. С. Метеловский сохранял с 1573 г. сельцо Иванчино, Ф. М. Михалков владел селом Рославслево, поместьем очень крупного размера, В. М. Суков был пожалован в 1592 г. пустошью Шнивцово27

Все поместья Колохотского стана розданы были из удельных земель. Кн. В. И. Козловский получил в 1595 г. пустошь Ченышкина Поляна, Ф. А., Ю. А. и О. А. Кузьмины в 1598 г. получили деревню Аристово, кн. В. Р. Пронский был пожалован очень крупным поместьем - село Савинское, В. С. Теляковский в 1589 г. стал обладателем деревни Черниково Чернышки тож, С. С. Теляковский с 1573 г. сохранял деревню Теляково Задняя, Я. В. Тишинин владел пустошью Дейцово, Т. Т. Муравин с 1589 г. владел пустошью Крестово28. М. И. Теляковский владел деревней Суховская Погорелка, из которой крестьянин «Богдашка Пятово вышел в Ерославский уезд в Рыбную слободу в 1588 году»29.

Все поместья Спасского стана были розданы из фонда удельных земель. Князь А. И. Козловский был пожалован деревней Борзово30 Крупнейшее поместье уезда в 1591 г. было получено князьями В. И. и И. И. Козловскими село Новое Варварьино тож31.

Распад уделов мурз Юсуповых и Кутумовых и князей Шейдяковых имел своим последствием то, что к 1573-1594 гг. они оставались крупными помещиками32. Ильмурзе Юсупову в Городском стане Романовского уезда к 1594 г. принадлежало два крупных поместья - село Никольское и село Богородецкое33. В Кодохоцком стане Ильмурза Юсупов владел половиной села Чириково, в Васильевском стане у него было два поместья с селом Понгил и деревней Высокое, Алей Мурза Кутумов в том же стане сохранил село Зубарево, очень крупного размера, и в Городском стане — крупное село Кузьминское34. Остальные поместья были розданы мелкими и средними жеребьями татарским послужильцам, входившим когда-то в Двор этих наганских мурз: в Васильевском стане - сельцо Пашково у Т. К. Сорохтина, пустошь 3убова у И. Тохтарова, деревня Неронова у Тимирь мурзы, деревня Березняки Большие у И. К. Сорохтина, в Вздвиженском стане у «нововыезжего ногайского татарина» Елбалды Бахтеева — крупное поместье деревня Петровское Родноновское тож, у Т. Б. Ушакова — деревня Самсоновская, у В. С. Ушакова — деревня Куликова, у Д. С. Ушакова — пол деревни Яковлевской, в Городском стане у У. Октаева было сельцо Кузьминское-Фоминское, И. Алтунов сохранял деревню Фомино, А. Ахмадов имел деревню Котово, И. Кунаков был владельцем села Ивановское, С. Кайдгулов сохранял сельцо Жихарево, Б. Тулубаев - деревню Пилатиково35. В Здоровецком стане Ахмады мурза имел пустошь Окатиху, Т. Березов - деревню Петрунино, Н. Березов - сельцо Кашинское, кн. Обреин Юсупов -деревню Двор Большой, Сейдаш Куйдагулов - деревню Погорелко, в Ильинском стане кн. Обреим Юсупов имел пустошь Охгину, Аталы мурза - пустошь Кащееву, в Колохоцком стане у кн. Обреима Юсупова сохранялась пустошь Горчакова, у Охмалы мурзы - пустошь Гущина, Н. Прасолов владел пустошью Ивановской и Я. Еширин — половиной деревни Жарков Малых36. Кроме них в уезде была испомещена небольшая группа греков и сербов, владевших мелкими и средними поместьями37.

Итак, в 1573-1595 гг. правительство ориентировалось на сохранение земель уездных дворян в пределах одного уезда. Высказанные в историографии суждения о том, что земельная мобилизация не разрушала поуездно компактное испомещение землевладельцев, могут быть признаны правильными. Распад и быстрое стягивание наиболее крупных сел в руках одного лица за пределами уезда и внутри его произошло после Указов 1676-1714 гг. Как внешняя, так и внутренняя чересполосица владения поместьем была крайне слабо развита как при Грозном, так и при его приемниках. Это в самой значительной степени зависело от старых удельных традиций сидения дворами, о чем дают полное представление Акты земель князей Старицких, ревниво сохранявших своих пометных слуг от посягательства на их земли со стороны, что при обменах земель в 60-х гг. XVI в. подтверждало и правительство царя Ивана IV, забиравшее эти земли себе38. То же характерно и для удельных князей Тверских, о чем говорят Писцовые книги XVI - начала XVII в.39 Сведения Писцовых книг 1588-1594 гг. по целому ряду Центральных и Южных уездов показали поразительно слабую связь владения поместьями чересполосно в пределах уездов, касавшуюся для этого времени исключительно государственных чинов Боярской думы и наиболее родовитой части Государева двора.

В начале XVII в. город Романов с селами входил во владения московского великого князя и состоял из семи станов, где находились дворцовые земли. Уделы ногайских мурз возникли в 1566 г. Следуя хронологии жалованных грамот, уделы были ликвидированы, а земли розданы помещикам после падения опричнины в 1573-1594 гг. Несмотря на ликвидацию уделов, хозяйственное состояние вновь возникших поместий было хорошим, что видно из нижеприведенной таблицы.

Васильевский стан занимал восточный угол по правой стороне реки Ити. Название сохранилось от погоста Васильевский. В границах стана было пожаловано 29 поместий. Распаханность земель на бывших удельных землях была высокой - 79,3%.

Хозяйственное состояние новопожалованных поместий Романовского уезда в 1573-1595 гг.


Размеры наезда - ничтожны - 1,1%. Всего помещикам было роздано 9034 четверти поместных земель. Этому характеру пахотного клина соответствовало абсолютное преобладание крестьянских жилых дворов - 98,5%.

Городской стан составлял окологородье города Романова-Борисоглебского. Здесь было роздано 29 поместий. Распаханность земель была ниже, чем в Васильевском стане, — 59,2%, чему соответствовало преобладание крестьянских дворов - 96,9%.

Воздвиженский стан находился к западу от Колохоцкого стана, и его западный рубеж совпадал с нынешней границей Рыбинского и Романовского уездов. Название сохранилось от погоста Воздвиженский. Всего было роздано 16 поместий. Распаханность вотчинных дач составляла 37,9%, а наезд - 1,9%. Тем не менее при более низком уровне запашки крестьянские дворы составляли 89,7%. Однако здесь был выше уровень бобыльских дворов, практически не имевших запашки, — 10,3%. При росте числа бобыльских дворов обычно всегда сокращалась пашня тяглая.

Здоровецкий стан находился к северу от Городского стана по реке Урдоме. В результате раздач удельных земель здесь появилось 19 поместий - всего 1437 четв. земли. Пашня паханная в имениях была выше, чем в Воздвиженском стане, - 41,4%.

Ильинский стан располагался по рекам Уломе, Урдоме и Солдобохоте, к востоку от Здоровецкого и к северу от Городского станов. Название сохранилось от Ильинского погоста. Всего в Ильинском стане роздано было 10 поместий. Уровень распаханности достиг 6,3% при полном преобладании крестьянских пашенных тяглоспособных дворов - 97,3%.

Колохоцкий стан находился к востоку от Здоровецкого стана и получил название от реки Колокши. Здесь было роздано 18 поместий с высоким уровнем распаханности дач — 66% при полном преобладании крестьянских жилых дворов.

Спасский стан был крайним западным станом уезда, в пределах нынешнего Рыбинского уезда, и получил название от села Спасского на Волге. В нем было роздано 7 поместий с уровнем запашки 59,2% пахотного клина. Пустых дворов в Спасском стане не было вообще. Очевидно, что уезд был прекрасно распахан и освоен, т.е. смена форм собственности не повлияла на экономическое состояние уезда в целом, как это было при ликвидации уделов князей Старицких.

Важной проблемой изучения экономического состояния поместий является расположение пашенных угодий и соответствующим им типов поселений. Так, в Васильевском стане в поместье И. К. Сорохтина пашня паханная и населенные тяглоспособные дворы крестьян располагались в деревнях Березняки Большие, Рылово, Васильково, Таратуново. Всего 94 четв. пашни, 8 крестьянских дворов и 1 людской. Лес в поместье располагался только в пустоши Березняки Малые. Всего в поместье было 106 четв. земли.

В Воздвиженском стане у Т. П. и М. П. Воейковых видим ту же закономерность. (В деревнях - пашня, а в лес в пустошах.) В деревнях Шамордино, Лыскарево, Аксимово, в междуречье рек Талицы и Волги сосредоточена вся пашня паханная, а значит, и 1 двор людской, 9 дворов крестьянских. Перелог в количестве 2-х четв. и лес - 64 четв. - находился в пустошах Павлушной, Кивалово, Ларинская-Курицына. Всего в поместье было 168 четв. пахотных угодий.

В Городском стане в имении князя И. С. Козловского в сельце Куличи с деревнями Сумороково-Житово, Кутовражское, Протопопове в бассейне руки Локминки .пашня паханная составляла 82 четв., было 3 двора людских, 6 дворов крестьянских, 1 двор бобыльский. Перелог и лес равномерно располагались в пустоши Копаихино, однако часть перелога находилась и в жилом сельце Куличи и деревне Протопопове, откуда в 15891590 гг. крестьяне «сошли безвестно», что и повлияло на изменение соотношения пашни и перелога в указанных населенных пунктах, где было 55 четв. перелога и леса. В Здоровецком стане у помещика У. И. Федорова в сельце Андруково-Демидово, деревнях Дорофейково-Ершово, Лосево было 73 четв. пашни паханной, а в пустошах Нищетина-Микитина, Лукинская, Охотина-Борисова - 104 четв. перелога и леса. При этом в пустоши Охотина-Борисова появляется наезд, «а пашут его своими людьми», переходящими с населенных селец. В деревне Лосево писцами отмечен побег крестьян в 1587-1590 гг., в связи с чем здесь появилось 6 четв. леса. В Ильинском стане у подьячего Ф. И. Белевкова в деревнях Погорелка, Кочево, Рябинино было 4 двора крестьян, 5 дворов бобыльских и 62 четв. пашни паханной. Однако побеги крестьян из деревень Погорелка и Кочево в 1588-1591 гг. не привели к запустению земель. 5 дворов бобыльских находились в населенных деревнях. В Колохоцком стане у помещика В. С. Теляковского в деревне Черниково Чернышки тож было 4 двора тяглоспособных крестьян и 26 четв. пашни паханной. Всего с выпаханным перелогом было 46 четв.

В Спасском стане у князя Н. Д. Козловского все 46 четв. пашни паханной находились в поместных деревнях Студенец и Шушеево. В этих же деревнях находилось 4 двора крестьянских и 12 дворов бобыльских. В пустошах Петрятина, Максимцева, Завражец-Максимовская имелось 95 четв. леса и 2 чета, перелога40. Эта же закономерность размещения пашенных угодий, типов дворов и населенных пунктов характерна в 1588-1593 гг. и поместьям Малоярославецкого и Ржевского уездов.

В 1588-1590 гг. в Ржевском уезде розданных в поместья из дворцовых земель запашка составляла всего лишь 35% -22066 чете, из 62,06%41 В Малоярославецком уезде в 1588-1592 гг. запашка составляла 3570 чета, пашни паханной и 1576 чета. - наезда, т.е. всего от 30630 чета. - 17%. Лишь в Рязанском уезде в Каменском стане на 36345 чета, распахано было 6540 чета, пашни и 25743 чета, наезда. Таким образом, хозяйственная освоенность и населенность поместий была выше, чем по другим новоиспомещенным уездам Замосковного края. Сам процесс раздачи земель падает на послеопричный 1573 год и заканчивается в 1593 году. Распад уделов юго-западных Рюриковичей, как показало специальное исследование, падает на эти же годы42 Но эта последняя группа удельных князей сохранила земли в виде крупных вотчин, находившихся как в пределах Оболенского уезда, так и за его границами. Это указывало на то, что активная мобилизация вотчинных земель в данном случае повлияла на размещение вотчинных земель Рюриковичей за пределами старых родовых гнезд в Оболенском уезде, Черни и Новосили. В Романовском уезде ногайские мурзы после 1573 г. оставались крупными помещиками. За пределами Романовского уезда у них земель не было, вотчин они не имели здесь и в 1627 г. Пожалования их романовских поместий в вотчину в 1610 г. Лжедмитрием II было анулировано правительством царя Михаила Федоровича, а земли сохранились как поместья. Однако, если вотчины бывших владетельных князей Рюрикова дома несли на себе следы сильных запустений и были рассредоточены за пределами их старых родовых гнезд, то новопожалованные помещики владели землями, которые не задел кризис 60-70-х гг. XVII века.



1 РГАДА. Ф. 1209. Кн. 379. Л. 148.
2 Там же. Л. 9.
3 Там же. Л. 32-33.
4 Там же. Л. 20.
5 Там же. Л. 20,21,215,225,287,293,396,468.
6 Там же. Л. 582.
7 Там же. Л. 561.
8 Там же. Л. 568.
9 Там же. Л. 544.
10 Там же. Л. 536.
11 Там же. Л. 548.
12 Там же. Л. 564.
13 Там же. Л. 571.
14 Там же. Л. 530.
15 Там же. Л. 588.
16 Там же. Л. 381.
17 Там же. Л. 533.
18 Там же. Л. 542.
19 Там же. Л. 572.
20 Там же. Л. 215,225,287,293.
21 Там же. Л. 203.
22 Там же. Л. 560.
23 Там же. Л. 289.
24 Там же. Л. 297.
25 Там же. Л. 219.
26 Там же. Л. 463,468,469,479,453, 454, 458.
27 Там же. Л. 391, 397,405,412,419,423.
28 Там же. Л. 38,41,248,259,277,280,282, 333, 393, 396.
29 Там же. Л. 283.
30 Там же. Л. 330.
31 Там же. Л. 323.
32 Там же. Л. 109.
33 Там же. Л. 432,483.
34 Там же. Л. 88, 109, 129 об., 157, 172, 346, 365, 483, 601, 608 об., 638 об., 654. Вместе с селами Никольское, деревней Старостиной Ильинского стана, деревней Новоселово Большое Здоровецкого стана, сельцом Павловское Васильевского стана к 1593 г. ногайские мурзы сохраняли 15 поместий - 13412 четв. земли, 10325 четв. пашни, 59 четв. наезда, всего 77,5% пахотного клина, 2728 четв. перелога и леса - 22,5%, 1438 жилых дворов и 21 - пустой двор.
35 Там же. Л. 102, 135, 136, 137, 138, 140, 200, 214, 294, 301, 554, 557, 654, 679,680.
36 Там же. Л. 102,135, 137, 138,140, 190,191,192, 193,200,294,214, 301.449.450.488.493.494.490.514.554.557.654.679.680.
37 Историческая география России: новые подходы. М., 2004. С. 98.
38 Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 106.
39 Писцовые книги Московского государства. Ч. 1, отд. 2. СПб., 1874. С. 113-140, 178-181, 141-290. (Тверской уезд); РГАДА. Ф. 1209. Кн. 871-876.
40 РГАДА. Ф. 1209. Кн. 379. Л. 29,219,277, 340, 410, 476, 554.
41 Шватченко О.А. К вопросу о состоянии поместной системы в Замосковном и Рязанском краях в конце 80-90-х гг. XVI века // Вестник Московского университета. История. 1974. № 2. С. 66.
42 Он же. Образование единого Российского государства и изменение в статусе вотчины в XVІ-XVІІ веках // Система государственного феодализма в России. Вып. 1. М., 1993. С. 115-144.


Просмотров: 2711

Источник: Шватченко О. А. Ликвидации уделов и поместная система в 70 - 90-х годах XVI века // Российская реальность конца XVI - первой половины XIX в.: Экономика. Общественный строй. Культура. // М.: РАН Институт российской истории, 2007.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X