Газета "Социалистическая индустрия" о причинах дефицита в СССР. 1976 г.

Почему Курский трикотажный комбинат, имея запрос от советской торговли на увеличение выпуска спортивных костюмов в два раза, продолжает выпускать рейтузы, хотя имеет все соответствующие мощности для выпуска спортивных костюмов? Ответ на этот вопрос - в статье Ю. Антропова "Большой корабль на мелководье", опубликованной в газете "Социалистическая индустрия" от 11 мая 1976 года.

---
Если мы говорим, что лучше — это значит и больше, то имеем дело с очевидной диалектикой: отличное изделие заменяет собой два-три плохих, сырье и материалы на выпуск которых, мягко говоря, израсходованы не лучшим образом. А вот больше — всегда ли лучше?
...Более трех лет назад «Социалистическая индустрия» называла Курский трикотажный комбинат флагманом на мели. С тех пор многое изменилось: Курский трикотажный вышел из прорыва. Что произошло? Сократился дефицит рабочих рук, уменьшилась их текучесть. Повысилась квалификация трикотажников. Достигнута проектная мощность первоклассного оборудования, которым оснащено предприятие.
Достижением можно было бы назвать и то, что почти четыре десятка изделий удостоены государственного Знака качества. Можно бы, но... На долю продукции высшей категории качества приходится 1,4 процента от общего объема производства.
Как же так! Оборудование комбината, поступившее из- за рубежа, обошлось стране недешево. И вот это оборудование «гонит» рядовую продукцию...
В чем дело?
Как отмечалось, квалификация трикотажников повысилась. Она позволяет уже сейчас овладевать высотами качества. Вот два небольших примера. Именно курские трикотажницы одевают спортсменов наших сборных команд. Изделия комбината вышли на международный рынок. Это о чем-то говорит.
Недоброкачественное сырье? Да, желательно лучшее. Но во время бесед с директором комбината А. Осиповой, секретарем парткома С. Кононовой в присутствии секретаря Курского обкома КПСС А. Ермолаева было ответственно заявлено, что они не ставят в качестве предварительного условия обеспечение лучшим сырьем и лучшими красителями.
Значит, все основные условия для действительно эффективного использования высококлассного оборудования налицо? Нет. Мы пока ничего не говорили об экономических и плановых проблемах. В них-то и суть.
В себестоимости изделия комбината живой труд составляет в среднем четыре процента, а сырье — 85. Этим уже многое сказано: с минимумом трудовых затрат из сырья не получишь радующего глаз изделия.
— По существу, мы торгуем сырьем, только немного преображенным,— подвел итог вашим беседам А. Ермолаев.— А получается так потому, что предприятие буквально задавлено необходимостью выпускать товар в штуках, соответствующих мощности комбината.
— Такая постановка во¬проса меня страшно удивляет,— решительно заявил позднее начальник планово-экономического управления Минтекстильпрома РСФСР Г. Гольд.— Штуки мы не планируем. Это отменено известным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О некоторых мерах по совершенствованию планирования и экономического стимулирования производства товаров легкой промышленности». Пусть куряне выпускают изделия улучшенного ассортимента. Лишь бы не был уменьшен объем производства в розничных ценах!
Другие мои собеседники (начальник отдела трикотажной и текстильно-галантерейной промышленности министерства Е. Смагин и начальник планово-экономического отдела Главмострикотажа Е. Ковалева) тоже дружно убеждали меня, что планирование в штуках — пройденный этап, что хозяйственная инициатива предприятий не связывается и что полтора процента изделий высшей категории качества — это совсем не мало. Мне показали документы, из которых и впрямь явствовало, что министерство в 1975 году трижды принимало предложение курян и вносило по¬правки в расчетный показатель в штуках.
Но, оказывается, во-первых, что можно действительно не планировать штуки и в то же время создать такие экономические условия для предприятия, в силу которых оно ни на шаг не отойдет от устаревшего ассортимента.

Во-вторых, беру на себя смелость утверждать, что планирование производства изделий в штуках живет и здравствует в закамуфлированном виде. В этом я убедился, вторично побывав на комбинате и побеседовав с его директором, секретарем парткома, с главным экономистом В. Чистяковым, начальником планового отдела В. Тарасовой, начальником технического отдела Л. Чернышовой и другими специалистами.
В министерстве тов. Гольд меня убеждал, что заказ торговли — закон для комбината. Так вот, на 1976 год торгующие организации еще в минувшем мае просили увеличить выпуск спортивных костюмов в два раза (до 4,5 млн. рублей). И комбинат отказался сделать это:
— Мы не укладываемся в трудоемкость,— объяснила В. Тарасова,— и несем огромные потери в заданном объеме розничных цен.
Отвлечемся, однако, пока от этого факта. Чтобы завершить разговор о существовании определяющего значения злополучных штук, приведу еще одно неопровержимое доказательство. В положении по премированию руководящих работников (а типовое положение утверждено министерством!) черным по белому написано, что непременным условием премирования является выполнение плана производства в натуральном выражении. Чтобы не было кривотолков, обозначено: пряжа измеряется в тоннах, а верхний трикотаж — и тысячах штук.
А теперь давайте продолжим разговор о рамках, из которых коллектив курских трикотажников не может выбраться, хотя и велико желание. И директор комбината, и главный инженер А. Богданов, и главный художник А. Корешков, и другие товарищи с болью говорят о нравственной неудовлетворенности, когда, желая и умея делать отличные вещи, они вынуждены тиражировать посредственные.

Почему? В анализе обстановки без арифметики не обойтись. Одно из самых массовых изделий предприятия — рейтузы. Их трудоемкость 3,5 минуты, а розничная цена 13 руб. 40 коп. Спортивные же костюмы, для выпуска которых и предназначено предприятие, занимают в объеме производства лишь два процента и имеют вдесятеро большую трудоемкость: 36 минут при розничной цене 36 рублей. Арифметика простая: изготовив один спортивный костюм, предприятие уменьшает объем производства в розничных ценах на 98 рублей, потому что не изготовлено десять рейтуз.
По всем другим видам изделий картина аналогичная. Ассортимент и экономические показатели предприятию спланированы так, что оно жестко привязано к количеству определенных изделий. Отличных женских и детских костюмов и ансамблей, которые куряне могут производить и производят в мизерных объемах, на прилавках не увидишь, их «невыгодность» подтверждается и другими данными. На рубль товарной продукции массовые изделия дают 2,3 копейки прибыли, а изделия улучшенного ассортимента и качества — убыток в 0,3 копейки.

Тут мы подходим к самому деликатному вопросу. Если мы хотим, чтобы дорогостоящее оборудование давало эффективную отдачу и не губило бы сырье, которое к тому же весьма дефицитно, надо на деле, а не на словах дать возможность предприятию определять ассортимент и количество изделий. Но ведь, скажут, торговля не согласится! Бюджет пострадает!
Эти возражения слышишь на каждом шагу. Несостоятельны они. Известно, что товар получает признание только тогда, когда он куплен. Здесь же общественного признания еще не произошло, так как оптовые организации перечисляют предприятию государственные деньги. И нет никаких гарантий, что эти средства будут ему, государству, возвращены покупателем. На прилавках и базах оседают изделия, не нашедшие потребителя, то есть не получившие общественного признания. Нет нужды называть цифры на сей счет — они хорошо известны руководству отрасли и торгующих организаций. Тот бюджет, о котором вроде бы товарищи из Минтекстильпрома так сильно пекутся, терпит огромный ущерб как от замедленного оборота рубля, так и от прямых потерь в форме исправно проводимых уценок.
Вот вам и «выгода» выпуска изделий типа рейтуз: выгода обманчивая — в отчете, а не в совершении процесса производства и потребления. А что касается успеха, которым пользуются простенькие вещи курской марки, то директор комбината А. Осипова с тревогой говорит об этом:
— Пройдет немного времени, и от наших изделий покупатель станет отворачиваться. Об этом надо думать сегодня.
Строго говоря, есть еще немалые резервы улучшения качества изделий и на комбинате. Разумеется, путем дальнейшего повышения квалификации персонала, совершенствования вязальных машинных. операций, лучшей организации производства. Это так. Но еще более верно то, что радикального улучшения изделия можно добиться лишь на стадии швейных операций, связанных с увеличением трудозатрат. Ведь лучше — это всегда больше!

Ю. АНТРОПОВ.
(Наш соб. корр.).
КУРСК.


Просмотров: 8442

Источник: Социалистическая индустрия, 11 мая 1976 года



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X