Державная воля и русская доля. Передача 2-я.

О времени правления Ивана Грозного; о времени, когда на печатях изображение двуглавого орла соединяется с древним княжеским символом Москвы — всадником, поражающим змия.

Видео располагается на стороннем видеохостинге, оно может быть удалено без нашего ведома.
Если видео отсутствует, напишите об этом в комментариях.


Краткая историческая справка


Обычай помещать на печатях и монетах портрет князя, а также изображение святого, которого князь считал своим покровителем, пришел на Русь из Византии в конце Х столетия. В начале XI века на монетах и печатях князя Ярослава Мудрого, принявшего имя Юрий (Георгий), появляется изображение святого Георгия. Основатель Москвы Юрий Долгорукий продолжил эту традицию. На его печати тоже святой, стоящий во весь рост и вынимающий меч из ножен. Изображение святого Георгия было на печатях и брата Юрия Долгорукова Мстислава, воин-змееборец присутствовал на многочисленных печатях Александра Невского, встречается он на монетах Ивана II Красного и сына Дмитрия Донского Василия. А на монетах Василия II Темного эмблема святого Георгия приобретает вид, близкий к тому, что позднее утвердился на московском гербе.

В конце XV века всадник, поражающий копьем дракона, утверждается в российской государственной символике. Об этом свидетельствует общегосударственная печать Ивана III Васильевича, сохранившаяся до наших дней при некоторых его грамотах. Одна из них датирована 1497 годом. На лицевой стороне печати изображен воин в княжеской шапке и плаще, поражающий копьем змея. Знаменитый русский историк Н.М.Карамзин одним из первых обратил внимание на печать 1497 года, отметив, что от нее ведет начало символика русского государственного герба.

Первое письменное сообщений о всаднике, поражающем дракона, приносит Ермолинская летопись. В ней говорится, что в 1464 году скульптурный образ святого Георгия был помещен над въездными воротами Фроловской башни — главной башни Кремля. Ставил сей образ Василий Ермолин. Ряд историков XIX века принимали это изваяние знаменитого русского зодчего за московский герб, ведь Фроловские ворота считались главными, даже князья снимали шапку, проходя через них. Очень заманчиво было бы считать эту скульптуру гербом Москвы, но здесь, скорее всего, это скульптурное изображение имело охранительные функции, так как через два года тот же Ермолин поставил над воротами башни с внутренней стороны образ святого Дмитрия. Известно, что после перестройки башни святой Георгий был помещен в качестве иконы в храм его имени, сооруженный возле башни. Вместо него на башне был поставлен образ Спаса Вседержителя, от которого башня получила новое название — Спасской.

С XVI века на русских государственных печатях соединяются двуглавый орел и всадник, который располагается на груди орла. Подобная композиция остается неизменной в течение ряда столетий, составив главную фигуру герба Российской империи. Художественная форма всадника менялась: то в нем проявлялись портретные черты государя, то скакал всадник не в традиционную правую, а в левую от зрителя сторону, но до XVIII века «московский ездец» не воспринимался никем из современников как святой Георгий. В старинной описи Оружейной палаты о гербовом знамени 1666 — 1667 годов сказано: «В кругу изображен двуглавый орел, коронованный двумя коронами, а на груди у него царь на коне колет копием змия». А в царском Титулярнике 1672 года, где в художественной форме изображались гербы земель (согласно царскому титулу), святой Георгий олицетворяет земли грузинских царей.
Да и простые жители Российского государства, объясняя это символическое изображение, говорили, что это «царь на коне победил змия», или «великий государь наш на аргамаке», или «сам царь с копьем», а то и «человек на коне с копьем колет змея». В «Записках о Московии» австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, приезжавшего в Москву в 1517 и 1526 годах, читаем: «На передней стороне государственной печати было изображение нагого человека, сидящего на коне без седла и поражающего копьем дракона, на задней же стороне был виден двуглавый орел, обе главы которые были в венцах». Таким образом, всадник, колющий копьем дракона, за рубежом ассоциировался не с городом Москвой, а с Московским государством и трактовался как его отличительный знак.
«Святым Егорием» называет всадника царь Петр I только в XVIII веке. В бумагах великого реформатора хранится описание личного штандарта и русских морских флагов с пометкой относительно государственного герба: «Сие имеет начало свое оттуда, когда Владимир монарх расписки свою империю разделил 12 сынам своим, из которых владимирские князья возымели себе сей герб святого Егория, но потом царь Иван Васильевич, когда монархию от деда его собранную паки утвердил и короновался, тогда орла за герб империи российской принял, а княжеский герб в груди оного поставил». Несмотря на явную неточность сведений, используемых в этой записи, в ней проводится мысль об исконности существования русской эмблемы — всадника, поражающего копьем дракона. Всадник здесь назван святым Георгием.
Окончательное имя всадника как Георгий Победоносец утвердилось в связи с развитием в России геральдики и созданием городских гербов. Городская символика в петровское время появилась вместе с созданием системы формирования и размещения полков русской армии. Полки распределялись по городам и получали название по имени города, реже — губернии. Вместе с названием полк получал на свое знамя и эмблему города. Московские полки с 1712 года помещали на своих знаменах двуглавого орла под тремя коронами, а на груди орла, в щитке, располагался всадник, колющий копьем дракона.

В 1729 — 1730 годах на знаменах московских полков остался только всадник в короне, колющий копьем змея. С утверждением статуса городского знака святой Георгий, будучи частью государственного герба, именовался гербом Москвы — исторического центра Российской империи. Московский герб сделан был по «образу и подобию» фигуры, размещенной на груди орла в государственном гербе. Цвета государственного герба и фигур, составляющих его, разрабатывались в созданной еще Петром I Герольдмейстерской конторе, куда «особливо для составления гербов» пригласили специалиста — пьемонтского дворянина Франциска Санти. Не без его участия святой Георгий стал изображаться «на коне белом, епанча и копие желтые (золотые), венец (корона) желтой же, змей черный, поле кругом белое, а в середине красное». Изменение государственного герба, его атрибутики, цветов, положения фигур в щите отныне влекло за собой изменение художественного облика московского герба.


Просмотров: 4260



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X