3.1. Эшелонная война

Войны и военные конфликты последней четверти XIX — начала XX века проходили под знаком исключительной роли, которую играли железные дороги при их подготовке и ведении. Совокупность задач, возлагавшихся на железнодорожный транспорт в ходе военных действий, не претерпевала существенных изменений на протяжении нескольких десятилетий и была обстоятельно изучена специалистами.

Однако в начале гражданской войны, развернувшейся на территории бывшей Российской империи, использование железнодорожного транспорта для решения задач вооруженной борьбы начинает носить необычный и весьма своеобразный характер. Это обуславливалось, в частности, особенностями создавшейся обстановки, сложность и опасность которой потребовали от центральных органов новой власти принятия экстренных мер.

Действительно, вооруженное восстание в Петрограде 25–26 октября 1917 года и свержение Временного правительства хоть и привели к установлению советской власти на значительной части территории страны, но процесс «советизации» осуществлялся весьма неравномерно. Так, в Москве переход власти к Советам состоялся лишь 2 ноября 1917 года, в Перми, Вятке, Владивостоке и некоторых других городах — во второй половине ноября, в Иркутске — в декабре 1917 года. Сложная и противоречивая ситуация складывалась на юге страны.

Более того, после Октябрьской революции отчетливо проявилась тенденция к объединению свергнутых классово-политических сил для вооруженной борьбы против власти Советов.

Перечень проблем, с которыми прошлось столкнуться советскому правительству, дополняли:

— разруха на железнодорожном транспорте, грозившая парализовать всю хозяйственную жизнь страны. Ее усугубляла хлынувшая на железные дороги с фронта огромная армия демобилизованных военнослужащих, стремившихся как можно быстрее добраться домой. Ситуация осложнялась дезорганизующим воздействием, которое оказывали на работу железнодорожного транспорта ожесточенные стычки, время от времени вспыхивавшие между эшелонами приверженцев революции и ее противников;

— угроза голода, приобретающая (на фоне разрастающегося мятежа А. И. Дутова615, чьи отряды в любой момент могли перерезать пути подвоза продовольствия из Сибири616) все более зловещие очертания;

— отказ ставки Верховного главнокомандующего выполнять решения советского правительства и, в частности, обратиться к германскому командованию с предложением перемирия;

— несогласие местных властей в некоторых регионах страны признать советское правительство и прямые призывы ряда бывших руководителей старой армии и казачьих атаманов к борьбе с советской властью, вылившиеся в открытое формирование частей и соединений белой гвардии на Дону, Южном Урале, Северном Кавказе;

— усиление национально-сепаратистских движений, активизировавших свою деятельность после провозглашения II съездом Советов права наций на самоопределение. В результате в ноябре 1917 года были созданы Закавказский комиссариат, Кубанское краевое правительство, образована Украинская народная республика (УНР), провозглашена независимость Финляндии, в декабре появилась Молдавская народная республика. В то же время отмечается ухудшение отношений с Центральной радой, которая, не прекращая переговоров с Советом Народных комиссаров, занималась ликвидацией на территории Украины Советов, проводила разоружение революционных воинских частей и отрядов Красной гвардии, поддерживала атаманов Каледина и Дутова, пропускала через территорию Украинской народной республики контрреволюционные части на Дон;

— и, наконец, появление к концу 1917 года реальной угрозы развертывания боевых действий со стороны Германии и стран Антанты.

Чтобы выстоять в этих условиях, новой власти предстояло решить ряд первоочередных задач, важнейшими из которых были: расширение и закрепление своих плацдармов на возможно большей территории страны; изоляция и ликвидация очагов контрреволюционных выступлений; наведение хотя бы минимального порядка на железнодорожном транспорте.

Самым простым и в то же время эффективным способом их решения выглядел стремительный захват специальными отрядами (направляемыми из революционных центров) крупных городов, узловых железнодорожных станций, важных в экономическом, политическом и военном отношениях регионов России для ликвидации в них контрреволюционных выступлений и установления советской власти.

В обстановке, характеризующейся отсутствием сплошных линий фронтов, первоначальной разобщенностью и малочисленностью контрреволюционных формирований, незначительным удалением районов предполагаемых сражений от железных дорог, такие действия казались вполне осуществимыми.

Разумеется, наиболее подходящим средством, дающим возможность революционным отрядам выполнить возложенную на них миссию, был железнодорожный транспорт, позволяющий также использовать бронепоезда и производить управление и координацию действий с помощью железнодорожной телефонной и телеграфной связи.

Так сложились условия для развертывания эшелонной войны617 — особого вида боевых действий, развертывавшихся вдоль железнодорожных магистралей, при котором железнодорожные составы служат средством маневра, постоянного размещения и базой снабжения войск (вооруженных формирований).

До возникновения эшелонной войны железнодорожный транспорт как в мирное, так и в военное время использовался в военных целях в основном для перевозки войск и воинских грузов. Отдельный эшелон воинской части, следующей по железной дороге к месту назначения, создавался на период перевозки войск и, как правило, не предназначался для решения боевых задач в пути следования.

С началом эшелонной войны ситуация качественно меняется — железнодорожный состав и следующий в нем отряд (эшелон) превращаются в основное подразделение, служащее для решения определенного круга боевых задач, а группа эшелонов и бронепоездов, действующих под единым командованием, — в формирование, способное самостоятельно достигать целей операции.

Методы эшелонной войны, первоначально взятые на вооружение отрядами Красной гвардии, впоследствии использовались всеми участниками боевых действий.

С применением этих методов были осуществлены первые крупные операции гражданской войны, среди которых определенный интерес представляет разгром войск Каледина.

К моменту начала революционными формированиями боевых действий добровольческие отряды генерала М. В. Алексеева618 совместно с казачьими частями овладели Ростовом и Таганрогом и готовились к дальнейшему наступлению.

Принявший общее руководство операцией В. А. Антонов-Овсеенко619 11 декабря 1917 года сформировал полевой штаб Южнорусского революционного фронта по борьбе с контрреволюцией.

Этим штабом был разработан план, предусматривавший захват ряда важных железнодорожных узлов и линий на Юге России с целью разъединения антисоветских сил Украины и Дона.

Наступление войск Южнорусского революционного фронта началось в конце декабря 1917 года. Действуя отдельными отрядами вдоль железных дорог, они захватили 28 января 1918 года Таганрог, 23 февраля — Ростов и 25 февраля — Новочеркасск. К концу февраля войска Каледина были разгромлены. Остатки казачьих войск (1,5 тыс. человек, 5 орудий, 40 пулеметов620) отошли в Сальские степи. Добровольческая армия (около 4 тыс. человек621) во главе с Корниловым отступила на Кубань, совершив так называемый 1-й Кубанский, или Ледяной, поход.

Практически одновременно с нанесением поражения контрреволюционным формированиям на Дону советское правительство предприняло активные шаги, направленные на разгром войск Украинской народной республики. Прежде всего 11–12 декабря 1917 года в Харькове при организующем участии РСДРП (б) состоялся 1-й Всеукраинский съезд Советов, на котором Центральная рада была объявлена вне закона и образована Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР).

Затем Антонов-Овсеенко обратился к Военно-революционным комитетам Румынского и Юго-Западного фронтов старой армии с просьбой оказать помощь в борьбе с войсками УНР. Главнокомандующим войсками, действовавшими против Центральной рады, был назначен М. А. Муравьев622. Используя способы ведения боевых действий, характерные для эшелонной войны, руководимые им формирования нанесли поражение украинским частям и 26 января (8 февраля) овладели Киевом.

Так же действовали направленные на борьбу с оренбургскими казаками в конце декабря 1917 года отряд С. Д. Павлова623 и красногвардейцы из Самары, Екатеринбурга, Перми, Уфы и некоторых других городов. Им, во взаимодействии с восставшими рабочими Оренбурга, 18 января 1918 года удалось разбить противника и овладеть городом. Уцелевшие войска атамана Дутова отошли в Тургайскис степи.

В боях под Оренбургом успешно действовал отряд недавнего солдата-фронтовика В. К. Блюхера624. Отряд отличали особое построение эшелонов и тактика действий. В частности, паровоз в эшелоне находился в середине состава, а в голове и хвосте следовали платформы, забаррикадированные тюками хлопковой даты, за которыми стояли орудия и пулеметы.

Обнаружив дутовцев, эшелон разведки немедленно вступал в бой. Затем подходили составы с главными силами. Так были проведены бои близ станиц Донгузской и Павловской, а также и в ряде мест по дороге на. Бузулук625.

В декабре 1917 — январе 1918 года был подавлен мятеж юнкеров в Иркутске и ликвидированы все местные контрреволюционные правительства. Остатки казачьих отрядов атаманов Г. М. Семенова и И. Калмыкова скрылись на территории Маньчжурии.

В первой половине февраля 1918 года отряды латышских стрелков, революционных моряков и Красной гвардии под командованием И. И. Вацетиса626 и И. П. Павлуновского627, широко используя оперативно-тактические методы эшелонной войны, нанесли в Белоруссии поражение 1-му польскому корпусу легионеров генерала Ю. (И. Р.) Довбор-Мусницкого628 и отбросили их к Бобруйску и Слуцку.

Однако, говоря о масштабах эшелонной войны, следует отмстить, что все же в 79 городах из 97 новая власть была установлена мирным путем629.

Если проанализировать характер и особенности оперативно-тактических действий, присущих эшелонной войне, то можно заметить, что они во многом определялись военной и политической значимостью отдельных железнодорожных направлений; составом, вооружением, морально-психологическими качествами и степенью обученности участников боевых столкновений; начертанием железнодорожной сети и некоторыми другими факторами.

Обычно операция времен эшелонной войны разворачивалась так. На наиболее важных, с военно-политической точки зрения, железнодорожных направлениях осуществлялось накопление железнодорожных поездов с вооруженными отрядами, которые быстрыми бросками устремлялись на захват узловых железнодорожных станций. Чаще всего эти станции находились в губернских, реже в уездных городах.

Овладение крупным железнодорожным узлом, обладающим развитым путевым хозяйством, позволяло сосредоточить значительное количество эшелонов и контролировать целое железнодорожное направление. Кроме того, в железнодорожных мастерских и депо появлялась возможность оборудовать новые бронепоезда и бронеплатформы, осуществлять ремонт подвижного состава.

Немаловажное значение имели и капитальные станционные постройки, обеспечивавшие в случае необходимости перехода к обороне быстрое превращение железнодорожной станции в укрепленный район.

На начальных этапах эшелонной войны захват железнодорожной узловой станции и прилегающего к ней населенного пункта происходил следующим образом. Впереди эшелонов двигался бронепоезд, который обстреливал станцию. По мере подхода эшелонов из вагонов высаживались бойцы и, развернувшись для атаки в пешем строю в одну — две стрелковых цепи, захватывали станционные здания и ввязывались в уличные бои в городе.

Действовали, как правило, используя все наличные силы. Резервов не создавали. Планирование боевых действий не осуществлялось. Боевые документы по управлению войсками не разрабатывались.

Часто наступление красногвардейских отрядов сопровождалось восстанием местного населения. Такие выступления отмечались при подходе революционных эшелонов к Киеву, при взятии ими Ростова, Конотопа, Таганрога, Полтавы и некоторых других населенных пунктов. Они существенно облегчали задачу наступавшим, сокращали время проведения всей операции, снижали потери.

По мере накопления боевого опыта и роста сил и средств, вовлеченных в боевые действия, тактика эшелонной войны претерпевала изменения.

Постепенно в разряд важных видов боевого обеспечения выдвинулась разведка. Однако проводилась она лишь вдоль железнодорожных линий с помощью паровозов, бронеплощадок, дрезин.

Подобные методы хотя и позволяли быстро обследовать значительные участки железнодорожных линий, но далеко не всегда давали достаточно полные данные об обстановке, складывающейся в обследуемом районе, составе, планах и характере действий противника.

Значительно больше внимания стало уделяться боевому охранению. Правда, еще длительное время оно сводилось всего лишь к выдвижению нарядов к важным в оперативно-тактическом плане искусственным сооружениям и на ближайшие железнодорожные разъезды.

Существенные изменения претерпела и тактика действий по захвату крупных железнодорожных узлов. Одновременно с проведением разведки вдоль железнодорожной линии пехоту и легкие артиллерийские орудия теперь выгружали на одном из разъездов, удаленном на несколько километров от железнодорожной узловой станции, взятие которой предполагалось осуществить.

Командиры двигались за отрядами, управляя подчиненными через конных и пеших посыльных. Для передвижения по грунтовым дорогам, при необходимости, использовались крестьянские подводы. Широкое применение нашли засады и ночной бой630.

Однако главные, наиболее характерные черты эшелонной войны, такие, как отсутствие непрерывных фронтов; относительно небольшие силы и средства, вовлеченные в боевые действия, и действующие в основном вдоль железнодорожных магистралей; незначительное удаление района боев от железной дороги; использование железнодорожных и бронепоездов для наступления на противника, в ходе его преследования или для отступления при встрече с превосходящими силами врага, оставались неизменными.

Большое влияние на ход эшелонной войны оказывал качественный состав участников боев.

Обычно в состав эшелона входили сформированные из рабочих фабрик и заводов красногвардейские отряды, а также подразделения старой армии, среди которых были и бывшие военные железнодорожники.

Красногвардейцы отличались идейной убежденностью, высоким боевым духом и решительностью действий, но боевые качества красногвардейских отрядов снижала их низкая общевойсковая подготовка.

Военнослужащие подразделений старой армии были значительно лучше обучены, имели боевой опыт, однако не всегда демонстрировали высокий уровень боевой устойчивости.

Одной из особенностей воинских формирований этого периода гражданской войны было отсутствие жесткой организационно-штатной структуры. Они отличались высокой текучестью и пополнялись за счет местных пролетарских и полупролетарских элементов.

Как правило, подразделения времен эшелонной войны формировались вокруг более или менее устойчивого ядра, которое составлял отряд уполномоченного центром командира (начальника). Такой отряд был наиболее организован, располагал бронепоездами, в нем поддерживался достаточно высокий уровень дисциплины.

В полной мере используя предоставленные центром полномочия и личные волевые качества, командиру отряда, как правило, удавалось осуществлять управление действиями значительной части эшелонов, находившихся на определенном железнодорожном направлении. Однако координировать боевые действия одновременно на нескольких железнодорожных направлениях, удавалось далеко не всегда.

Со временем определились оптимальные состав и численность формирований, действовавших в ходе эшелонной войны. По мнению некоторых исследователей631, наиболее типичным для того времени был отряд А. В. Полупанова632, воевавший на Украине в начале 1918 года и насчитывавший около 250 человек. В целом же к операции по разгрому того или иного очага контрреволюции могли привлекаться созданные из отдельных отрядов и действующие по сходящимся направлениям «колонны» численностью до 7–10 тыс. человек633.

Тыловое обеспечение отрядов осуществлялось за счет располагавшихся на узловых станциях складов старой армии, местных реквизиций и захваченных у противника трофеев. Колесные обозы в период всей эшелонной войны для нужд тыла не использовались.

Как показала боевая практика, характер действий красногвардейских отрядов и выступающих вместе с ними подразделений старой армии, бывших военных железнодорожников, а также своеобразие отдельных боевых столкновений во многом определялись боевыми и морально-психологическими качествами их противника.

Очень часто, особенно в начальный период эшелонной войны, красногвардейским отрядам противостояли формирования, наспех сколоченные местными властями, отказавшимися признать советскую власть. Их боеспособность, как правило, была невысока. На Украине, например, действовавшие против отрядов красногвардейцев петлюровские подразделения не только не оказывали энергичного сопротивления, но и в массовом порядке переходили на сторону красногвардейцев.

Низкий уровень морально-психологической устойчивости участников боевых столкновений приводил к тому, что «один лишь факт обстрела станции, депо уже производил потрясающее впечатление. Как только перевес обнаруживался, то более слабая сторона без всякого сопротивления снималась, разрушала пути и уходила к следующему железнодорожному узлу. ...При равенстве сил ...вспыхивали горячие, короткие и решительные бои»634.

Однако у революционных отрядов существовал и другой противник. На Дону, Северном Кавказе часты были стычки с отрядами формирующейся белой гвардии. Несмотря на свою малочисленность, эти подразделения оказывали решительное и упорное сопротивление красногвардейцам.

Нелегко приходилось революционным отрядам при встрече с регулярными воинскими частями. Так, во время столкновений с германскими оккупационными войсками на Украине последние предпочитали смелое и решительное маневрирование по грунтовым дорогам в обход железнодорожных узлов с целью выхода во фланг и тыл противнику.

Подобным образом стремились действовать и части чехословацкого корпуса. «Как только столкновение с красными отрядами началось, — описывает очевидец один из боевых эпизодов эшелонной войны, произошедший под станцией Миасс, — чехи тот час же высадились из эшелонов, отогнали поезда на 80 верст в тыл и приняли с нашими эшелонами бой в условиях полевой войны»635.

Значительное влияние на особенности оперативно-тактических действий в период эшелонной войны оказывало начертание железнодорожной сети. Захват железнодорожных узловых станций, определенным образом расположенных на сети, позволял осуществить обход противника и внезапно выйти ему в тыл.

Характерный случай произошел в начале 1918 года, когда нескольким отрядам белогвардейцев, захватившим на севере Донбасса ст. Гуково, удалось выйти в тыл красногвардейцам, находившимся в районе станции Зверево636.

В разгар эшелонной войны (январь — февраль 1918 года) революционные отряды смогли провести несколько операций, в основе которых лежала труднодостижимая в тех условиях координация действий отрядов, воевавших на различных железнодорожных направлениях.

Так удалось осуществить четкое взаимодействие при наступлении на Ростов красногвардейских эшелонов, двигавшихся с разных направлений: отрядов Г. К. Петрова637 — со стороны Воронежа, Ю. В. Саблина638 — со стороны Купянска, Р. Ф. Сиверса639 — со стороны Харькова, при одновременном выдвижении частей Кавказского фронта с юга и блокировании революционными кораблями Черноморского флота Таганрогского залива.

Успехом завершилось согласованное наступление эшелонов Р. И. Берзиня640 (двигавшихся из Гомеля на Бахмач), П. В. Егорова 641 (со стороны Полтавы) и 2-го гвардейского корпуса (со стороны Житомира) на Киев 26 января (8 февраля) 1918 года.

Определенное влияние на ход боевых действий в период эшелонной войны оказывало местное население. Как уже отмечалось, взятию ряда крупных городов сопутствовали восстания части их жителей. Разумеется, это многократно облегчало задачу красногвардейским отрядам.

Кроме того, важная роль принадлежала местным железнодорожникам. Как правило, железнодорожные служащие низшего и среднего звена поддерживали красногвардейские отряды. Активно участвовали в борьбе с казаками Дутова челябинские железнодорожники. В ходе боевых действий с частями Петлюры значительную помощь красногвардейским отрядам оказывали железнодорожники Киева. Рабочие и служащие Полесских железных дорог всемерно содействовали отрядам И. И. Вацетиса и И. П. Павлуновского в борьбе с легионерами Ю. Р. Довбор-Мусницкого. Но были и другие примеры, в частности, с помощью железнодорожников белогвардейским отрядам удалось выйти в тыл красногвардейцам в январе 1918 года в Донбассе. Однако в подавляющем большинстве случаев симпатии рядовых железнодорожников были на стороне красногвардейских отрядов.

В то же время, говоря о роли местного населения, в целом ее не следует преувеличивать. Высокая маневренность сил и средств, задействованных в эшелонной войне, относительно малое время, которое требовалось для проведения операций по захвату железнодорожных узлов и населенных пунктов, существенно уменьшали влияние местных жителей на ход боевых действий.

Рассматривая эшелонную войну как специфический вид боевых действий, можно заметить, что ей органически присущи некоторые особенности, существенно влиявшие на результаты проводившихся операций.

К ним относится, прежде всего, высокая степень зависимости хода и исхода боевых действий от начертания и технического состояния железнодорожной сети, подвижного состава, наличия запасов топлива и воды для локомотивов.

Насколько серьезным было влияние этих факторов, можно судить по такому примеру. Только для поддержания под парами в течение суток одного паровоза с четырехосным тендером требовалось около 10 тонн воды и 7 куб. метров дров или 3,3 тонны угля. Кроме того, ежемесячно каждый паровоз нуждался в промывочном ремонте котла, который мог быть осуществлен только с использованием стационарной ремонтной базы642.

Легко представить, какие трудности приходилось преодолевать в ходе обеспечения действий десятков эшелонов и бронепоездов в условиях маневренной войны! Поэтому запасы топлива и воды порой играли решающую роль при планировании масштабов и сроков проведения некоторых операций.

Во многих случаях, даже тогда, когда задуманная операция осуществлялась успешно для одной из сторон, ей далеко не всегда удавалось добиться полного разгрома противника. Часто, как только положение кого-либо из участников операции становилось критическим, его командование вместе со штабом и наиболее подготовленными частями успевало ускользнуть от одерживающего верх неприятеля по грунтовым дорогам.

Более того, движение вне железных дорог позволяло с большой вероятностью избежать преследования. В частности, так, сохранив наиболее боеспособные подразделения, удалось уйти Корнилову из Ростова, а Петлюре из Киева643.

Эшелонной войне была присуща и вызванная недостаточным уровнем технической подготовки ее участников и относительно небольшим числом среди них военных железнодорожников высокая аварийность, которая приводила к многочисленным жертвам в ходе крушений и катастроф на железных дорогах.

И наконец, с ростом сил и средств, вовлеченных в вооруженную борьбу, на ход и исход боевых действий все больше влияет невозможность обеспечить скрытность движения значительного количества эшелонов и бронепоездов, их высокая уязвимость от артиллерии и авиации противника, ограниченность зоны огневого поражения артиллерии бронепоездов и бронеплощадок относительно узкой полосой вдоль железных дорог.

Эти факторы, а также возможность в случае своевременного обнаружения передвижения эшелонов противника парализовать движение на определенной линии путем уничтожения крупных искусственных сооружений (например, мостов) начинают все более затруднять проведение операций методами эшелонной войны, делая их все менее эффективными.

Поэтому методы ведения боевых действий, присущие эшелонной войне, наиболее широко применялись лишь в начальный период гражданской войны. С ростом численности армий и размаха вооруженной борьбы войска постепенно переходят на грунтовые пути, а методы эшелонной войны начинают приобретать второстепенный, а затем и вспомогательный характер. Во второй половине 1918 года эшелонная война утрачивает свое значение.

Однако и далее, как в ходе гражданской войны, так и в ряде вооруженных столкновений на территории других стран (например, в Германии при подавлении силами рейхсвера восстания в г. Лейпциге в 1923 году), участник конфликта, контролирующий сеть железных дорог и вынужденный решать задачу подавления в ограниченные сроки очагов сопротивления, расположенных вблизи узловых железнодорожных станций, часто для достижения своих целей прибегал к методам эшелонной войны.

Таким образом, эшелонная война была особым видом боевых действий, осуществлявшихся вдоль железнодорожных магистралей, основанным на использовании железных дорог и подвижного состава как основного средства маневра, постоянного размещения и обеспечения воинских формирований.

Эшелонная война возникла в специфической военно-политической обстановке, сложившейся на территории России после Октябрьской революции и потребовавшей от новой власти принятия экстренных мер для упрочения своего положения.

Ключевыми факторами, способствовавшими тому, что боевые действия в начальный период гражданской войны приняли форму эшелонной войны были:

— первоначальная разобщенность и малочисленность воинских формирований, вовлеченных в боевые действия;

— отсутствие сплошных линий фронтов;

— нахождение районов боевых действий вблизи железных дорог.

Основные оперативно-тактические методы эшелонной войны использовались всеми участниками начального этапа гражданской войны. В то же время по мере изменения условий ведения боевых действий, многократного увеличения сил и средств, вовлеченных в вооруженную борьбу, они утрачивают свое значение. Однако в тех случаях, когда складывающаяся обстановка позволяла противоборствующим сторонам эффективно использовать методы эшелонной войны, они еще не один раз использовались как в ходе гражданской войны, так и в других войнах и военных конфликтов.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5762

X