Капитуляция крепости

После потери Большого Орлиного Гнезда генерал Фок в 15.50 послал донесение Стесселю. В донесении говорилось, что он не сможет далее ни удерживать позиции восточного фронта, ни защищать вторую и третью линии обороны. Фок предлагал, «пока не поздно», капитулировать. Для ускорения событий он решил отвести войска с первой линии обороны (Малое Орлиное Гнездо, бастион Куропаткина, батарея «Б» и часть участка Китайской стенки), о чем отдал приказ новому командующему вторым участком фронта подполковнику Лебедзинскому. Тот в свою очередь сообщил о полученном приказе генералу Горбатовскому, который запретил отход. Это привело к стычке Горбатовского с Фоком, причем последний, ссылаясь на приказы Стесселя, пригрозил генералу военно-полевым судом. В конце концов ночью с 1-го на 2 января русские войска оставили первую линию обороны.

Трудно точно определить, выполнял ли Фок приказы Стесселя или действовал самостоятельно, пренебрегая решением военного совета от 29 декабря и вынуждая нерешительного главнокомандующего одобрить его действия. Необходимо, однако, согласиться с российскими историками в том, что оба действовали в целях ускорения капитуляции крепости, совершая тем самым очевидное предательство интересов «святой матушки России». Руководствовались ли они при этом только бескорыстным гуманизмом, как утверждали впоследствии, желая лишь «спасти от смерти тысячи геройских офицеров и солдат»?336Призыв «избежать ненужных жертв» был главным аргументом в письме с предложением капитуляции, посланном Стесселем генералу Ноги. В 17 часов парламентарий — прапорщик Малченко — повез это письмо на японские аванпосты. Отдавая себе отчет в последствиях подобного поступка (по статье 64 Устава для комендантов крепостей от 1901 года он должен был предстать перед судом за сам факт сдачи Порт-Артура), Стессель послал царю три телеграммы (28-го, 29 декабря 1904 года и 1 января 1905-го, в которых преувеличивал драматизм положения крепости и пытался оправдать ее капитуляцию. В последней телеграмме, где сообщалось о принятом решении сдать крепость, Стессель писал: «Ваше Величество, простите нас. Мы сделали все, что в человеческих силах. Судите нас, но судите милостиво, так как почти одиннадцать месяцев непрерывных боев исчерпали наши силы»337.

Скорее всего о капитуляции крепости контр-адмирал Вирен узнал еще раньше от самого Стесселя; официально же его уведомил полковник Рейс 1 января 1905 года, направляя парламентария в штаб 3-й японской армии. Командование крепости позволяло Вирену «делать с кораблями что он посчитает нужным». Поэтому на созванном в экстренном порядке военном совете Вирен отдал приказ взорвать уже затопленные в порту корабли. Всем исправным эскадренным миноносцам и нескольким корабельным паровым катерам было приказано предпринять попытку прорыва в китайские порты. Особое внимание уделялось эскадренному миноносцу «Статный», так как он вывозил из крепости секретные документы, полковые знамена, почетные награды (серебряные) полков, кораблей и другие военные регалии и церковные ценности. Эскадренные миноносцы и катера покинули в 21.30 внешний рейд и направились к Чифу и немецкому Циндао. Ночь выдалась темной, дул сильный ветер, и японцы усилили дозоры. Несмотря на то что идущий в одиночестве «Статный» трижды встретил на своем пути японские корабли, 2 января он прибыл в Чифу. После передачи ценного груза российскому консулу корабль был интернирован китайскими властями. Утром в Чифу появились и тоже были интернированы эскадренные миноносцы «Скорый», «Сердитый» и «Властный», паровой катер наместника «Ольга» и три корабельных торпедных катера (с «Ретвизана», «Цесаревича» и «Победы»). Вечером 2 января в Циндао укрылись эскадренные миноносцы «Бойкий» и «Смелый», а также «Pintan» с 800 беженцами из Порт-Артура на борту. Оба эскадренных миноносца были интернированы Германией через два дня. Интернирование было вынужденным, так как Чифу был заблокирован крейсером «Akitsushima», 1-м японским дивизионом эскадренных миноносцев и 15-м дивизионом миноносцев. У Циндао стояли крейсер «Chioda», посыльное судно «Tatsuta» и 5-й дивизион эскадренных миноносцев.

Уничтожение складов и подрыв кораблей русские вели в спешке. В качестве взрывных зарядов на кораблях использовались головки от торпед. Их взорвали на затопленных броненосцах «Ретвизан», «Победа», «Пересвет» и «Полтава», крейсерах «Баян», «Паллада» и «Забияка», торпедном крейсере «Всадник» и канонерке «Гиляк», поврежденных эскадренных миноносцах «Боевой», «Сильный», «Бдительный», «Сторожевой», «Разящий» и минном заградителе «Амур» (ремонтировался в доке). Кроме того, в портовых бассейнах были затоплены старый крейсер «Джигит», торпедный крейсер «Гайдамак», транспортные суда «Ангара» и «Ермак» и четыре подводные лодки. Для того чтобы загородить вход в порт, во входном фарватере затопили учебный крейсер «Разбойник», спасательный буксир «Силач», более десятка землечерпалок, буксир «Артур» и девятнадцать портовых судов (возможно, в их числе был и плавучий кран)338. В бухте Белый Волк затопили броненосец «Севастополь», его «Силач» снял с берега и отбуксировал на 50-метровую глубину, и канонерку «Отважный». Взрывали склады мин и торпед в минном городке, портовые мастерские, часть орудий и боеприпасов на позициях, складов с порохом и боеприпасами (в общей сложности 253 орудия и 765 056 снарядов разного калибра, 2 250 000 винтовочных патронов).

Генерал Ноги дал согласие на переговоры о капитуляции в 9.00 2 января, а сами переговоры начались через четыре часа. Такое быстрое развитие событий стало неожиданностью для штаба 3-й армии, который считал, что русские могут обороняться еще б — 8 недель. В помещении полевого госпиталя в Шуйшиине русская делегация, состоявшая из восьми человек, которую возглавлял полковник Виктор Рейс (представителем морских сил был капитан первого ранга Эдвард Шенснович), встретилась с пятью японскими представителями (руководитель делегации — начальник штаба 3-й армии генерал Итити, представитель морских сил — капитан второго ранга Ивамура). Рейс был уполномочен требовать почетного выхода гарнизона с оружием в руках, а если японские представители не согласятся, принять условия, которые «не будут для нас унизительными». Однако Итити, ссылаясь на указания, полученные из Токио, решительно отверг почетный выход гарнизона, и русская делегация вынуждена была принять условия японцев.

Акт капитуляции, подписанный в 19 часов, состоял из 11 пунктов (плюс график передачи крепости из 12 пунктов). Согласно условиям капитуляции, вместо выхода из крепости с оружием в руках все солдаты (моряки), добровольцы и военные чиновники считались взятыми в плен, лишь офицерам оставляли холодное оружие и личные вещи. Передача крепости, порта и города должна была начаться в полдень 3 января и продолжаться до утра 5 января. Укрепления, корабли, оружие, запасы и деньги переходили в руки японцев в том состоянии, в каком находились на момент капитуляции. Офицеров, которые подпишут обязательство не воевать с Японией, отпускали домой. Разоруженные солдаты (моряки) должны были под командованием своих офицеров прибыть на сборные пункты, откуда их доставят в лагеря для военнопленных в Японии. Русские передавали взятых ими военнопленных (их было 76), раненые и больные россияне поступали на лечение в госпитали противника. Капитуляция вступала в силу с момента подписания акта.

Порт-Артур капитулировал, хотя и не исчерпал до конца своих оборонительных возможностей. Выстроилась определенная последовательность судьбоносных для крепости событий: потеря Высокой привела к гибели эскадры, гибель Кондратенко — к капитуляции. О том, что расчеты штаба японской 3-й армии были близки к истине, свидетельствует и количество захваченных боеприпасов и оружия, и численность капитулировавшего гарнизона крепости. Муки хватило бы еще на 27 дней боев, крупы — на 23 дня, сахара — на 40, сухарей — на 21, сухофруктов — на 88 дней. Кроме того, в крепости были еще 2944 лошади, составляющих определенный резерв мяса (для них овса, ячменя и жмыха хватило бы еще на 34 дня)339. В крепости оставалось 610 орудий разного калибра, 207 855 снарядов, 9 тяжелых пулеметов, 4 500 000 винтовочных патронов (часть орудий и боеприпасов удалось уничтожить). Гарнизон капитулирующей крепости насчитывал 754 офицера (в том числе 7 генералов и 4 адмирала) и 324 000 солдат и моряков (из них 5809 раненых и больных), а из 59 крепостных орудий уничтожено было только 20. Может быть, Порт-Артур смог бы еще обороняться месяц, правда, без шансов на помощь Куропаткина, но с надеждой на приход 2-й Тихоокеанской эскадры, для которой город стал бы базой.

Порт-Артур капитулировал, не будучи захваченным, что болезненно переживал генерал Ноги. В своем донесении министру обороны он писал: «Единственное чувство, которое я в данный момент испытываю, — это стыд и сожаление, что именно я загубил так много человеческих жизней, затратил много военных припасов и времени на недоконченное предприятие (захват крепости. — Ю. В. Д.)». За время боев на Квантунском полуострове его 3-я армия потеряла 51 330–53 480 человек убитыми и ранеными, 5367 человек потеряла 2-я армия генерала Оку. Кроме того, потери Соединенного флота составили 1796 убитых и утонувших, 689 раненых и 49 человек, взятых в плен. В акватории Квантуна было потоплено 19 боевых кораблей и вспомогательных судов (2 броненосца, 2 крейсера, 7 канонерок, 2 эскадренных миноносца, 4 миноносца и 2 транспортных судна), 17 брандеров. Повреждения получили по меньшей мере 25 кораблей340.

В свою очередь, защитники потеряли (согласно рапорту главного хирурга 3-го Сибирского корпуса Б. Губбенета) 10 700 человек, в том числе 5393 убитыми, 2433 умершими от ран, 1508 — от болезней, 1087 — пропавшими без вести. К этому списку нужно добавить 1607 человек, умерших в госпиталях в течение месяца после капитуляции, и 350 человек, умерших в лагерях для военнопленных. Количество раненых оценивается в 14 000 человек (многие были ранены 2–3 раза). Кроме того, в 1-й эскадре (вместе с отрядом владивостокских крейсеров и десантными ротами) потери составили 2939 человек убитыми и утонувшими (из них 1121 — в действиях на море) и 4805 ранеными341.

К потерям, понесенным 1-й эскадрой, необходимо отнести и поднятые японцами в период с июня 1905-го по апрель 1906 года корабли: 4 броненосца, 2 крейсера, 2 торпедных крейсера, эскадренный миноносец, госпитальное судно и 8 торговых судов. После ремонта, проведенного на верфи, они в течение 1906–1910 годов вошли в строй под японским флагом как «Hizen» (бывший «Рет-визан»), «Sagami» (бывший «Пересвет»), «Suwo» (бывшая «Победа»), «Tango» (бывшая «Полтава»), «Aso» (бывший «Баян»), «Tsugaru» (бывшая «Паллада»), «Anegawa»(бывшая «Ангара»), «Makigumo»(бывший «Всадник»), «Shikinami» (бывший «Гайдамак») и «Fumitsuki» (бывший «Сильный») и увеличили водоизмещение Соединенного флота на 79 170 тонн. Часть поднятых судов передали торговому флоту либо превратили в учебные корабли. Это были «Shirachi» (бывший «Силач»), «Kichiriu Maru» (бывший «Гирин»), «uminari Маги» (бывший «Цицикар»), «Ikuta Maru»(бывшая «Нингута»), «uragawa» (бывшая «Бурея»), «Nikigawa» (бывшая «Зея»), «Amakusa Маги»(бывший «Амур») и «Kasado Maru» (бывшая «Казань») общим тоннажем 14 741 брутто-тонна. Вместе с поднятыми в Чемульпо крейсером «Варяг» (японский «Soya») и транспортным судном «Сунгари» («Matsue»), в Корсакове — крейсером «Новик» («Suzuja»), в Дальнем — транспортным судном «Нагадан» («Hagara Maru»), с захваченным в Чифу «Решительным» («Akatsmci II») потери составили 4 броненосца, 2 крейсера, 2 торпедных крейсера, 2 эскадренных миноносца и госпитальное судно (89 530 тонн) и 10 судов (15 340 брутто-тонн). Таким образом, 1-я Тихоокеанская эскадра не только потеряла большую часть кораблей, но и частично «возродилась» под флагом Страны восходящего солнца, что звучит как плохая шутка.

Итогом преступной деятельности генерала Стесселя стали привлечение японских войск для усмирения собственных солдат, бунтовавших против скоропалительной капитуляции крепости, и его поспешный отъезд в Россию (вместе со всем имуществом), где он и полковник Рейс должны были подать рапорт его царскому величеству о всех обстоятельствах обороны Порт-Артура (генерал Ноги выделил Стесселю специальный поезд)342.

Кроме них крепость покинули контр-адмирал Ухтомский и 441 офицер армии и флота, которые подписали декларацию «о неучастии в дальнейшем в этой войне». Генерал Смирнов вместе с контр-адмиралом Виреном и оставшейся частью капитулировавшего гарнизона были перевезены по железной дороге в Дайрен, а оттуда на кораблях в Японию. 15 января 1905 года новым комендантом крепости стал вице-адмирал Сибаяма. Так японцы по иронии судьбы воплотили в жизнь мечту вице-адмирала Макарова о том, чтобы во главе крепости встал морской командир. Чтобы увековечить свой успех, они воздвигли на Перепелиной горе обелиск в виде пагоды. Капитуляция Порт-Артура высвободила для действий в Маньчжурии 80-тысячную армию Ноги, оснащенную тяжелой артиллерией, которая за месяц могла подойти к Шахэ. Генерал Куропаткин, получив известие об этом, организовал рейд конного отряда генерала Мищенко (около 7500 человек, 22 орудия) к Инкоу. Отряд должен был занять Инкоу, возможный порт высадки 3-й японской армии, и привести в негодность железнодорожную ветку Дайрен — Дашицяо — Ляоян, по которой могли пойти составы с японскими войсками. Кроме того, удачный рейд поднял бы боевой дух русской Маньчжурской армии и «утешил батюшку-царя». Мищенко выступил 9 января, чтобы через три дня нанести удар по Инкоу, но атака была отбита японскими войсками, и его отряд, пройдя за восемь дней 270 км и потеряв 408 человек и 158 лошадей, повернул назад. Противник понес незначительные потери (кроме того, были уничтожены 2 поезда и телеграфная линия), а поврежденные рельсы японские саперы отремонтировали за шесть часов. Когда порт в Инкоу замерз, именно по этой железнодорожной ветке пошли в середине февраля составы с солдатами 3-й японской армии, которая присоединилась к войскам Оямы. При этом ее 11-й пехотный дивизион стал основой для формирования новой 5-й армии генерала Кавамуры. Впоследствии обе эти армий приняли участие в сражении под Мукденом (19 февраля — 10 марта 1905 года), которое решило исход войны и перечеркнуло карьеру Куропаткина как главнокомандующего русской армией в Маньчжурии.

Вице-адмирал Рожественский известие о гибели 1-й Тихоокеанской эскадры получил 29 декабря во время стоянки его корабля у острова Сент-Мари (Мадагаскар), а о капитуляции крепости узнал 6 января 1905 года во время перехода к Носси-Бэ, назначенному местом концентрации 2-й Тихоокеанской эскадры. Полученные известия потрясли экипажи кораблей, у моряков появились сомнения в целесообразности их похода. Рожественский принял решение как можно быстрее собрать шедшие разрозненно отряды кораблей, чтобы уже 20 января покинуть воды Мадагаскара. Он рассчитывал за пять недель без особых препятствий дойти до Владивостока и надеялся, что адмирал Того будет вынужден как минимум два месяца ремонтировать свои корабли на японских верфях. Приготовления к отплытию дезориентированные экипажи приняли за подготовку к возвращению домой. Однако власти в Петербурге, для которых падение Порт-Артура стало настоящим шоком, приготовили 2-й Тихоокеанской эскадре неприятный сюрприз и задержали ее в Носси-Бэ. Эскадру обязали в качестве самостоятельного оперативного отряда разгромить японский Соединенный флот. Для этого эскадру прежде всего было необходимо усилить. Подкрепления были посланы из России, требовалось их только дождаться. В силу сложившейся ситуации дальневосточной базой эскадры становился Владивосток, совершенно для этой цели не приспособленный; туда по транссибирской железной дороге была направлена большая часть вооружения и боеприпасов, а в самом Владивостоке началось строительство укреплений.

В городе узнали о капитуляции Порт-Артура 4 января. С 20 декабря акватория порта и прилегающих к нему Амурского и Уссурийского заливов была покрыта льдом толщиной 75 см, поэтому ледокол «Надежный» работал не переставая, чтобы поддерживать в надлежащем состоянии узкий входной фарватер. Руководство крепости опасалось, как бы до мартовского таяния льда японцы не предприняли по нему нападение на Владивосток. Эти опасения подогревались распускаемыми японской разведкой слухами о том, что армия Ноги двинется именно сюда, а не в Маньчжурию. Отряд крейсеров, которым командовал контр-адмирал Карл Йессен343, практически не существовал (все три крейсера ремонтировались или перевооружались). Правда, в декабре начали прибывать с Балтийского моря по железной дороге первые подводные лодки; для их обслуживания в экстренном порядке были выделены 4 миноносца (в качестве буксиров и спасательных единиц). В свою очередь, адмирал Того начал 5 января блокаду Владивостока, направив в район Сангарского пролива отряд контр-адмирала Мису (броненосные крейсеры «Azuma» и «Asama», 2 корабля береговой обороны, 4-й дивизион миноносцев). При таких обстоятельствах, когда даже вопрос базы для 2-й Тихоокеанской эскадры оставался открытым, продолжение ее похода все больше походило на авантюру, что вскоре и нашло подтверждение в водах Цусимы (27–28 мая 1905 года).

Порт-Артур как военно-морская крепость оборонялся 329 дней, из них 237 дня — после того как было перерезано сухопутное сообщение с Маньчжурией, а 136 дней — в условиях плотной блокады. За этот достаточно короткий срок было разработано немало организационно-технических принципов ведения действий сухопутными войсками и военным флотом; получен ценный опыт в области планирования обороны на оперативном и тактическом уровнях, строительства укреплений, применения осадной артиллерии и минного оружия (не море и на суше); задействованы новые средства ведения боя. Осада ясно показала, что каждая крепость, которая является одновременно и морской базой, должна быть в одинаковой степени подготовлена к обороне и со стороны суши, и с моря.

Отсюда вытекает необходимость строительства батарей для ведения кругового обстрела (поворотные бронированные башни)344. В такой крепости нужно возводить долговременные оборонительные сооружения (узлы обороны, форты, батареи), причем внешняя линия обороны на суше (передний край) должна быть выдвинута на 12–15 км на подступах к городу (в предполье), чтобы осадная дальнобойная артиллерия не могла вести непосредственный обстрел стоянок кораблей, командных пунктов, складов и т.п. Для того чтобы увеличить глубину обороны, необходимо выносить укрепленные рубежи и пункты обороны за главную линию укреплений. Кроме того, расчеты орудий должны быть защищены в большей степени, подобная степень защиты достигается путем строительства укрытий со стенами значительной толщины (калибр орудий осадной артиллерии постоянно увеличивается). Сами орудия должны быть приспособлены к рельефу местности (замаскированы), это касается также и отдельных артиллерийских батарей, огнем которых нужно управлять централизованно. Командный пункт необходимо выносить за пределы батареи, а пункты управления огнем размещать на расположенных впереди возвышенностях. Чтобы легче было маневрировать войсками и вооружением, крепость должна располагать соответствующей сетью рокадных и прифронтовых дорог, подземных телефонных линий связи. Считается, что осажденная со стороны моря и суши крепость может успешно обороняться только при условии тесного взаимодействия ее гарнизона и флота, без помощи извне она все равно падет. Поэтому для лучшей организации взаимодействия обороняющихся необходимо, чтобы сухопутные и морские силы подчинялись одному командующему.

В Порт-Артуре этого не было, хотя 1-я Тихоокеанская эскадра после битвы в Желтом море и отказа от похода во Владивосток активно помогала своему партнеру на суше. С кораблей были переданы 284 орудия вместе с расчетами; флот построил и оснастил 15 различных фортификационных укреплений; корабли вели систематический обстрел укреплений противника на суше и его флангов (из районов порта и с рейда), корректируя огонь с суши (86 раз обстрел велся, когда корабли стояли на якоре, и 32 раза — когда находились в движении).

Широко, как никогда прежде, применялись морские якорные мины, хотя это было обоюдоострое оружие. Японцы использовали их для блокирования русских кораблей в их базах — было выставлено около 1300 мин, от взрывов которых затонули 6 боевых кораблей и 8 повреждены. Русские использовали мины, для того чтобы затруднить передвижение кораблей, осуществлявших блокаду, и для противодействия возможным десантам, — на выставленных русскими кораблями 1442 минах подорвались 12 боевых кораблей и 7 получили повреждения345. Постоянное применение минного оружия привело к тому, что российское морское командование приступило к организации системы противоминной обороны внешнего рейда. Главным его элементом был специальный траловый отдел (так называемый траловый караван), задачей которого было обеспечение безопасного выхода всей эскадры или отрядов ее кораблей из Порт-Артура. Траловый караван уничтожил 450 мин и выловил более 50 торпед; кроме того, были впервые разработаны подсекающие тралы.

Необходимость охраны рейда и доступов к базе со стороны моря, для чего кроме выделенных групп и отрядов легких и минно-траловых сил использовались также береговые батареи и минные заграждения при одновременном ведении разведки акватории, требовала каждодневных боевых действий флота по выполнению всех операций, обеспечивающих безопасность его сил в прибрежной части оперативной сферы. К сожалению, несмотря на то что 1-я эскадра имела в своем составе 4 подводные лодки («Портартурец» должен был войти в строй в декабре), их не применяли для атак на корабли, участвовавшие в блокаде, хотя даже при отсутствии тактических успехов их появление дало бы отличный психологический эффект. Экипажи кораблей, потерявших ход, принимали участие в боях на суше в составе десантных рот. Событием стало использование этими ротами торпедных аппаратов калибра 225 мм в качестве минометов, а корабельных мин — в качестве бомб, сбрасываемых в траншеи противника. Из новых видов вооружения, которые впоследствии широко применялись во время первой мировой войны, в Порт-Артуре были минометы, сконструированные в экстренном порядке, и ручные гранаты. При обороне крепости использовались и заграждения из колючей проволоки (в том числе и под высоким напряжением), приводимые в действие электричеством минные заградители (фугасы) и тяжелые пулеметы.


336 Степанов в своей книге утверждает, что за преждевременную капитуляцию они получили от правительства (разведки?) Японии 5 000 000 долларов наградных. Судебное разбирательство не подтвердило этого факта.

337 »Летопись войны с Японией», т. II, с. 772. Две первых телеграммы были посланы с парусной лодкой (командир — капитан второго ранга Елисеев), которая 30 декабря дошла до Чифу, последняя — с одним из эскадренных миноносцев, которые вечером 1 января 1905 года прорвали японскую блокаду.

338 ADJA, т. I, с. 275 (позже японцы установили, что кран был затоплен в западном внутреннем бассейне). Лебедев говорит, что у входа якобы были затоплены также «Джигит» и «Ермак»; кроме того, здесь могли быть затоплены суда «Инкоу» и «Сибиряк». По ADJA (т. II, с. 162–163) в акватории Порт-Артура были обнаружены затопленными 4 броненосца, 5 крейсеров (в том числе 3 учебных), минный заградитель, 2 канонерки, 7 эскадренных миноносцев (кроме того, 2 торпедных крейсера), транспортное судно и 18 других судов, 12 землечерпалок, более десятка джонок. Из брошенных 35 торговых судов 18 годились для дальнейшей эксплуатации, а 17 можно было эксплуатировать после проведения ремонта.

339 На складах военного порта японцы обнаружили 434 тонны муки, 775 тонн сухарей, 46 тонн сахара, 1,9 тонны масла и 1,7 тонны крупы (Сорокин, с. 263). Кроме того, в качестве военной добычи им досталось 357 орудий, 133 799 снарядов, 35 252 винтовочных патрона, 579 пистолетов с 2 260 тысячами патронов, 1891 сабля, 6 торпед и 671 железнодорожный вагон («Иллюстрированный еженедельник», 1905, № 3, с. 56).

340 Потери японцев приведены по официальным данным, они совпадают с данными, приводимыми Годзавой-Голенбиовским, который оценил их в 57 780 человек убитыми и ранеными. Однако все российские и советские источники завышают потери (что неудивительно) до 100000–110000 человек, а Сорокин потери японского Соединенного флота оценивает в 5000 человек (из них около 2000 были убиты или утонули), 20 потопленных кораблей (плюс около 20 брандеров) и 21 поврежденное судно.

341 Сорокин, с. 223–224. Мак-Калли говорит, что на 2 января 1905 года в строю находились 19 480 офицеров и рядовых, в госпиталях — 13 720, морского персонала — 6437 человек. В городе проживали 3645 русских. Были убиты либо пропали без вести 12 660 офицеров и рядовых.

342 Ленин в статье «Падение Порт-Артура» рассматривал капитуляцию крепости как пролог капитуляции царизма и считал, что она приближает момент новой великой войны, войны народа против самодержавия, войны пролетариата за свою свободу. Необходимо признать, что он хорошо знал общественно-экономическую ситуацию в стране, так как уже 22 января 1905 года, после «кровавого воскресения» в Петербурге, началась первая революция в России, какой и хотело избежать царское правительство, начиная войну с Японией.

343 В связи с гибелью 1-й Тихоокеанской эскадры 7 января 1905 года с должности командующего Тихоокеанским флотом был снят вице-адмирал Николай Скрыдлов.

344 Эти выводы не нашли практического применения при строительстве и обороне других баз как в первой (пример — Циндао), так и во второй мировой войне (пример — Сингапур).

345 В польских источниках (J. Ciesla, J. Maltowski. Morska bron minowa. Warszawa, 1969) приводятся преувеличенные цифры: русские выставили 4235 мин, из них в районе Порт-Артура и Владивостока — 4113; японцы — 2130 мин.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4299