Последний бой 1-й Тихоокеанской эскадры

День девятого декабря выдался туманным, поэтому наблюдатели на Высокой не заметили отсутствия «Севастополя» в порту и продолжали обстреливать место его недавней стоянки (было выпущено более 300 снарядов калибра 152–280 мм); обстрел был прерван около полудня. Неизвестно, собирался ли Эссен пробиваться в китайские порты. Если так, то, по всей вероятности, он намеревался дождаться ночи и тогда предпринять попытку прорыва323. Когда адмиралу Того было доложено о выходе броненосца, для наблюдения за кораблем он выслал в район бухты броненосные крейсеры «Nisshin» и «Kasuga» с дивизионом эскадренных миноносцев, в Печилийский залив — крейсер «Chioda», а под Чифу — 1-й дивизион эскадренных миноносцев. Кроме того, все тесней сжималось кольцо находившихся в дозоре крейсеров.

Пришедшие из Дайрена два вспомогательных минных заградителя поставили ночью мины у входа в порт, чтобы лишить «Севастополь» возможности вернуться назад, а заодно и затруднить выход из порта другим кораблям. 10 декабря началась морская блокада броненосца, по которому в ту же ночь нанесли торпедный удар 9-й и 15-й дивизионы японских миноносцев. Хотя миноносцы были большими (по 152 тонны) и атаковали в темноте, поставленная перед ними задача оказалась трудновыполнимой, так как разыгралась метель, а мороз покрыл льдом корпуса и надстройки, что не позволяло им развить полную скорость. Три корабля (четвертый, «Tsubame», находился на ремонте) 9-го дивизиона капитана второго ранга Кавасе приступили к выполнению задания около 20 часов вечера, через три часа они были в районе бухты Белый Волк. Правда, здесь они попали в свет прожекторов с Золотой горы, но одновременно это облегчило японским кораблям определение места стоянки броненосца. В 23.05 идущий впереди «Aotaka» сумел произвести торпедный залп, но большое расстояние, штормовая волна и угроза массированного обстрела со стороны береговых батарей помешали миноносцу добиться успеха. Следующими в строю были «Kari» и «Hato», они атаковали тоже без особого успеха, после чего повернули к бухте Сикау. Неудачными были попытки нанести торпедный удар и трех миноносцев 15-го дивизиона капитана второго ранга Касамы. Он атаковал парами — его пара («Hibari» и «Sagi») приблизилась к бухте Белый Волк в 0.40, но миноносцы, из-за того что были ослеплены прожекторами береговых батарей, не нашли противника и вынуждены были вернуться. «Uzura» (вторая условная пара) атаковал в 3.15, но цель не накрыл. Русские батареи огня не открывали, возможно, по причине «неопределенности» атак и ограниченного запаса боеприпасов.

Но все же в ту ночь успех сопутствовал русским: на одной из их мин подорвался в 11 милях от Энкоун-тер-Рок легкий крейсер «Akashi». Крейсер удержался на воде, под пробоины подвели пластырь, который вскоре «уплотнился» благодаря оледенению корпуса. «Itsukushima» и «Hashidate» взяли крейсер на буксир и 14 декабря довели до Дайрена (ремонт длился до апреля 1905 года).

Силами, направленными против «Севастополя», командовал капитан первого ранга Имаи (командир «Chin En»); в его распоряжении были десять дивизионов миноносцев, два вспомогательных минных заградителя и три корабельных торпедных катера с «Mikasa», «Fuji» и «Fuso». Ночью с 11-го на 12 декабря Имаи вновь выслал для проведения атаки 15-й дивизион (к которому присоединился миноносец «Kamome») и оба минных заградителя324; со стороны моря атаку прикрывал 1-й дивизион эскадренных миноносцев.

Еще днем Касама провел разведку места стоянки русского броненосца, чтобы после полуночи начать атаку. В 0.45 флагманский «Hibari» выпустил две торпеды, а «Sagi» — одну, но ослепленные прожекторами и обстрелянные «Uzura» и «Kamome» повернули назад, и все миноносцы без потерь вернулись в бухту Сикау. Минные заградители «1» и «2» подошли к месту стоянки броненосца в 1.30 и были встречены огнем артиллерии и автоматического оружия. Заградители выпустили торпеды, целясь в среднюю часть броненосца, и ушли в бухту Сикау. Так как ни одна из выпущенных торпед не достигла цели, Имаи организовал на следующую ночь атаку двумя группами. Первыми нанесли удар 20-й дивизион миноносцев и два торпедных катера под прикрытием 10-го дивизиона. Во второй группе шел 14-й дивизион миноносцев; 20-й дивизион, освещенный прожекторами обстреливавших его береговых батарей, петляя, приблизился к якорной стоянке 13 декабря в 2.22 после полуночи. Капитан третьего ранга Аракава на флагманском «62» заметил в 1500 метрах неизвестный корабль, стоявший на якоре, что ввело его в заблуждение (это был уже упоминавшийся «King Arthur», который на рассвете вошел в порт). Аракава подал световой сигнал своим миноносцам, но в этот момент в его корабль попал снаряд уже пристрелявшегося «Севастополя». Снаряд, по всей видимости, бронебойный, ударил слева в надстройку мостика и, не взорвавшись, пробил правый борт на уровне ватерлинии. Миноносец «62» из-за сильной течи повернул назад. На помощь ему поспешил, после того как выпустил свои торпеды, следующий в строю — «64». Но он тоже получил попадание в переборку машинного отделения и на время потерял ход. Третий в строю корабль, «63», уже в 2.02 был обстрелян с расстояния в 500 метров. Во время маневрирования он потерял связь с миноносцами своего дивизиона и ушел к бухте Сикау. Последний миноносец, «65», заметил в 2.50 неподвижные «62» и «64» и, выстрелив торпеды, взял «64» на буксир.

Аракава на разбитом мостике миноносца «62», который все больше кренился на нос, начал медленно отходить, но все же зажег сигнальные огни, чтобы навести на цель атакующие торпедные катера. Катера подошли к району якорной стоянки в 2.20, но наткнулись на один из русских эскадренных миноносцев и повернули. В 4 часа утра катера вернулись и, несмотря на то что их обстреляли «Севастополь» и «Отважный», по очереди выпустили свои торпеды. Катер с броненосца «Mikasa» получил попадание в переборку машинного отделения (3 раненых); обломки посыпались и на катер с «Fuso». Оба катера сумели дойти до бухты Сикау. Полным фиаско закончилась атака 14-го японского дивизиона, который подошел к якорной стоянке в 3.30, но был освещен прожекторами, обстрелян русскими кораблями и береговыми батареями и повернул назад.

В итоге в ту ночь атаки японцев, которые русские сочли наиболее яростными, принесли успех оборонявшимся, так как ни одна из выпущенных противником торпед не достигла цели. Успех был закреплен и потоплением японского легкого крейсера «Takasago». Во время несения службы по осуществлению морской блокады 13 декабря, после полуночи, он попал в районе островов Маодао на мину, поставленную эскадренным миноносцем «Сердитый» (командир — лейтенант Александр Колчак325). После неудачной спасательной акции, предпринятой сопровождавшим его крейсером «Otowa», «Takasago» перевернулся на левый борт и в 1.23 затонул вместе с 274 членами экипажа (спасли 162 человека, 6 из них скончались).

Получив сообщение о том, что «Севастополь» повредить не удалось, Имаи следующей ночью послал в атаку 10-й дивизион миноносцев капитана третьего ранга Одаки и сборный дивизион лейтенанта Миямото, состоявший из двух миноносцев 12-го дивизиона («52» и «53») и миноносца «58» из 6-го дивизиона (остальные корабли находились на ремонте в Дайрене).

Тем временем русские реорганизовали оборону якорной стоянки кораблей. Броненосец и канонерка вошли в глубь бухты, возможность поражения торпедами снизилась, но теперь огонь с кораблей могли вести только носовые орудия (на «Севастополе» 2 орудия калибра 305 мм и 4–152 мм, на «Отважном» одно орудие калибра 229 мм и 2–75 мм). По обеим сторонам у входа в бухту были установлены две батареи — сигнальная (2 орудия калибра 47 мм, снятые с «Отважного») и полевая (вероятно, 3 орудия калибра 76 мм); для непосредственного отражения атак была предназначена береговая батарея «Белый Волк» (2 орудия калибра 152 мм). У входа растянули боковое заграждение, на котором была закреплена взрывчатка, а семь эскадренных миноносцев каждую ночь устраивали у заграждения «ловушку» на атакующих.

Японский 10-й дивизион вышел из бухты Сикау 14 декабря сразу после полуночи. В это время на море разыгралась метель, в борта миноносцев била высокая волна, и в темноте они потеряли друг друга. К месту якорной стоянки русских кораблей подошли только миноносцы «43» (флагманский) и «41». Наткнувшись на строй русских эскадренных миноносцев, они отошли. Одаки не смог в метель определить местонахождение противника и кружил до рассвета, надеясь обнаружить броненосец и атаковать его, подойдя к якорной стоянке с юга. На рассвете японский корабль обстреляла корабельная и береговая артиллерия, и он был вынужден отойти в бухту Сикау. Два других миноносца 10-го дивизиона, «42» и «40», которые сбились с пути, так и не смогли обнаружить стоянку «Севастополя» и отказались от атаки. Корабли сборного дивизиона Миямото (водоизмещением 54 тонны), ожидая улучшения погоды, покинули Сикау лишь в 2 часа ночи. Через полчаса флагманский «52» оторвался от строя и, ориентируясь на прожектор на Золотой горе, подошел к стоянке со стороны Лаотешаня. Перед этим миноносец вынужден был обойти три русских эскадренных миноносца и только в 4.06 обнаружил «Севастополь» и приготовился к атаке. Но так как торпедисты не смогли запустить замерзшие торпедные аппараты, японский корабль повернул назад. Когда он вновь приготовился к атаке, плохая видимость не позволила ему добиться прямых попаданий. Шедший за «52» миноносец «58» подошел к якорной стоянке к четырем часам утра, провел разведку и выпустил торпеды, которые прошли мимо. В бухту Сикау «58» вернулся почти одновременно с миноносцем «52». Несчастливым оказался миноносец «53» (командир — лейтенант Нагата), который прошел в глубь бухты между броненосцем и берегом. Там он был обстрелян «Севастополем» и, возможно, полевой батареей. В результате миноносец, прорывавшийся через боковое заграждение и попавший на дрейфующую мину, взлетел на воздух. Корабль затонул вместе с командой из 17 человек.

Таким образом, еще одна ночь закончилась значительным успехом русских и скромным успехом японцев. В противоторпедные сети «Севастополя» попали две торпеды. Одна из них переломилась и затонула, а вторая сдетонировала в носовой части сети, вызвав незначительную течь около носового торпедного аппарата броненосца326.

Получив об этом известие, капитан первого ранга Имаи выслал двадцать три миноносца из 2-го, 6-го, 9-го, 10-го, 12-го, 14-го, 15-го, 16-го и 21-го дивизионов, а также торпедный катер с «Fuji», рассчитывая, что в массированной атаке ночью с 14-го на 15 декабря они «добьют» наконец «Севастополь». Возглавил отряд командир 15-го дивизиона — капитан третьего ранга Касама. Первым начал атаку ослабленный вчерашней вылазкой 6-й дивизион, который подошел к якорной стоянке броненосца после 23.30. Ночь выдалась лунной, что облегчало обнаружение цели и позволяло демаскироваться атакующим. В 23.55 флагманский «56», несмотря на то что попаданием снаряда у него был поврежден гребной винт, выпустил две первые торпеды. Следующий миноносец, «58», сделал это с трудом, так как на него обрушился ураган снарядов. Корабль получил двадцать пробоин, среди команды три человека были ранены. Повреждений не получил только «52». Корабельный торпедный катер с «Fuji» не мог атаковать вместе с 6-м дивизионом, потому что в пути у него возникли неполадки с торпедным аппаратом. Командир катера вывел его в открытое море, чтобы присоединиться к 15-му дивизиону, который во главе группы из двадцати миноносцев приблизился около 1.40 к якорной стоянке.

Через семь минут торпедный залп произвел флагманский «Hibari», за ним — «Sagi», «Uzuma» и «Kamome». Следом пошли в атаку миноносцы «45», «37», «46» и «49» из сборного дивизиона, причем «49» получил попадание в правый борт. За ними удар наносил 10-й дивизион, усиленный миноносцем «39» из 16-го дивизиона. Но торпеды, выпускавшиеся с расстояния 360–900 метров, застряли в противоторпедных сетях или сдетонировали на скалистом берегу. Атаковавшие корабли обстреливала русская артиллерия и эскадренные миноносцы «Сторожевой», «Смелый» и «Сердитый», которые встретили неприятеля торпедными залпами. Миноносцы «43», «40», «41» из 10-го дивизиона и «39» вышли из боя без потерь, а «42», уклоняясь от торпед, получил несколько попаданий снарядами. На корабле был уничтожен паровой котел, разбиты носовая часть и командный мостик; восемь человек команды были убиты (в том числе и командир корабля лейтенант Накабари). Потерявшему ход кораблю пришел на помощь миноносец «40», он снял уцелевшую команду и взял «42» на буксир. Однако и «40» вскоре получил попадание (1 убитый, был поврежден рулевой механизм и сорван буксирный канат), и полузатопленный миноносец «42» ему пришлось оставить. Добил «42» торпедой «Сердитый», хотя, возможно, торпеду выпустил и корабельный торпедный катер с «Победы», который принимал участие в бою327.

Из четырех миноносцев 14-го дивизиона, которые атаковали следом «Севастополь», повреждение получил только «Hayabusa» (попадание в командный мостик), но более всего не повезло последнему, 9-му дивизиону. Хотя луну к тому времени уже закрыли тучи, хорошо пристрелявшиеся русские артиллеристы встретили его плотным огнем.

Первым выпустил торпеды флагманский «Aotaka» в 2.15, но сразу же получил попадание в носовое котельное отделение (2 убитых), двукратное попадание в надстройки (4 раненых) и частично потерял ход. На «Tsubame» несколькими попаданиями (1 убитый, 6 раненых среди команды) был уничтожен рулевой механизм, повреждена левая паровая машина; помещение силовой установки залила вода, и в результате корабль потерял ход. «Kari», маневрируя и уклоняясь от падавших вокруг снарядов, столкнулся с «Aotaka» и получил пробоину в правом борту, а на «Aotaka» была разбита носовая часть. Еще не получивший повреждений «Hato» намеревался оказать помощь обоим миноносцам, но его опередил «Kamome» из 15-го дивизиона. В четвертом часу он взял на буксир потерявший ход «Tsubame»; «Aotaka» с разбитой носовой частью и «Kari» с креном на левый борт сдвинулись с места с помощью «Hato». Этот производящий грустное впечатление караван дошел до бухты Сикау, несмотря на то что в погоню за ним бросился «Сердитый». Торпедный катер с «Fuji» произвел торпедный залп в 3.30 и открыл огонь из орудия калибра 42 мм по одному из русских эскадренных миноносцев, а затем ушел в Сикау, куда добрались и остальные миноносцы.

Ночной бой с «Севастополем» закончился поражением японцев: был потоплен миноносец «42», серьезно повреждены «Tsubame», «Aotaka», «Kari» и «58», среди экипажей 12 человек были убиты и 13 ранены. В противоторпедной сети «Севастополя» застряли четыре торпеды, одна из них сдетонировала. Неудача ночных атак на броненосец была определенным образом компенсирована японской осадной артиллерией, которая 15 декабря «нащупала» и потопила снарядами калибра 280 мм укрывавшийся в одном из портовых бассейнов торпедный крейсер «Всадник».

Впав в отчаяние из-за множественных повреждений миноносцев, Имаи назначил очередную атаку на ночь с 15-го на 16 декабря. В ней должны были принять участие 2-й, 14-й и 21-й дивизионы миноносцев, потери которых в этих боях были незначительными. 2-й дивизион («45», «37», «46» и «49» из 21-го дивизиона) покинул бухту Сикау в 0.45. Когда около трех часов ночи миноносцы подошли с южной стороны к якорной стоянке, разыгралась вьюга. Миноносец «45» в снежной круговерти потерял дорогу и повернул, «37» заметил свет прожекторов и в том направлении выпустил торпеды; «46» был обстрелян русской артиллерией, получил попадание в носовое котельное отделение (3 убитых) и повернул, а «49», не обнаружив цели, повернул в 3.40 и выпустил торпеды, ориентируясь на прожектор Лаотешаня. Миноносцы 21-го дивизиона находились на ремонте в Дайрене, поэтому командир дивизиона лейтенант Эзое вышел на миноносце «44», намереваясь присоединиться к своему «49» и принять участие в атаке вместе со 2-м дивизионом. Соединиться с миноносецем он не успел, поэтому атаковал один. Выпустив в 3.55, несмотря на бушевавшую вьюгу, торпеду в «Севастополь», «44» оказался под огнем броненосца (погиб Эзое, 1 раненый). Через пять минут к якорной стоянке русских кораблей подошел 14-й японский дивизион, который смог добиться наибольшего успеха. Заметив сквозь падавший снег свет прожектора с батареи «Белый Волк», миноносцы прошли с юга вдоль берега, атакуя «Севастополь» с носа и с обоих бортов. Флагманский «Chidori» выпустил первую торпеду в буксир «Силач», а две следующие с расстояния 70 м — в закрывавший подход к броненосцу эскадренный миноносец «Сторожевой», который получил попадание в форштевень. «Сторожевой», крен которого на нос все увеличивался, выстоял до конца боя, а затем выбросился на берег328. Следующие в строю — «Hayabusa» и «Kasasagi» — приблизились почти на 100 метров к броненосцу и выпустили шесть торпед. «Man azuru» выстрелил по одной торпеде в «Севастополь», «Отважный» и «Силач», после чего вступил в бой с одним из русских эскадренных миноносцев; в этом бою. японский миноносец получил попадание в носовую часть.

Судьбу «Севастополя» решили две торпеды, попавшие в корму броненосца. Разрушены были рулевой отсек и часть офицерских кают, попавшая внутрь корабля вода вызвала его значительный крен. Еще две торпеды застряли в сетях «Севастополя» и «Отважного», другие сдетонировали на скалистом берегу. Когда японские миноносцы отходили к Сикау, на «Севастополе» пытались спасти броненосец, но все окончилось тем, что корабль сел на дно кормовой частью на прибрежном мелководье. Несмотря на то что пробоины в бортах были заделаны и протрален фарватер до Порт-Артура (уничтожена одна мина), штормовая погода и опасение, что во время буксировки корабля может начаться атака главных сил японского Соединенного флота (3 броненосца и 2 броненосных крейсера стояли на якорной стоянке у островов Эллиота), стали причиной того, что броненосец остался в бухте Белый Волк. К сожалению, там он не мог ликвидировать свои повреждения и превратился в плавучую артиллерийскую батарею.

Получив известие о повреждениях, полученных «Севастополем», адмирал Того 16 декабря в 13.20 прекратил дальнейшие атаки, посчитав, что лишенный хода броненосец не представляет уже никакой угрозы. Поэтому двенадцать поврежденных японских миноносцев были направлены для ремонта в Дайрен, в боевой готовности оставались только 6-й и 15-й дивизионы.

В этом последнем, продолжавшемся шесть ночей сражении двух флотов, в котором с японской стороны принимали участие 30 миноносцев, 2 вспомогательных минных заградителя и 3 корабельных торпедных катера, тактическую победу одержали русские. Они потопили 2 миноносца, тяжелые повреждения получили 5 миноносцев, незначительные — 7, а также торпедный катер (35 человек убиты, 17 ранены). Кроме того, при осуществлении блокады затонул крейсер, а еще. один получил повреждения. Однако японцы добились оперативного успеха: хотя из 132 выпущенных торпед329цель поразили только три, а в «Севастополь» попали две, эти попадания лишили его возможности прорвать блокаду и уйти в нейтральные порты, так что практически этот корабль для российского флота оказался потерянным.


323 Так утверждает Сорокин. Ростунов говорит, что Вирен запретил Эссену прорывать блокаду. А. Степанов в своей книге предполагает, что во время стоянки в бухте на «Севастополе» монтировались орудия, снятые с крепостных укреплений, корабль готовился к прорыву блокады.

324 Они имели на вооружении по одному торпедному аппарату. Время атаки приводится по токийскому времени (меридиан Киото).

325 Будущий сибирский диктатор и адмирал (в 1918–1820 гг.) Александр Колчак прибыл в Порт-Артур в конце марта 1904 года в качестве добровольца. Участник трехлетней полярной экспедиции (во время экспедиции он заболел ревматизмом). В чине лейтенанта служил на «Аскольде» и «Амуре», затем с 4 мая по 15 ноября командовал «Сердитым», а позже — снятой с «Ретвизана» береговой батареей. Был награжден орденом Св. Анны 4-й степени и золотой саблей с надписью «За мужество». Раненный, с острым приступом ревматизма, он 28 ноября был направлен в госпиталь, где находился до апреля 1905 года. Как больной был освобожден из плена, вернулся в Россию, где возглавил отдел в Генеральном штабе морского флота.

326 ADJA (т. I, с. 258). Хотя это могло произойти раньше или позже. Тот же источник (с. 266) называет дату с 11-го на 12 декабря (?), а на с. 268 — ночь с 14-го на 15 декабря. В свою очередь, Лебедев утверждает, что взрыв произошел 14–15 декабря, а повреждена была корма.

327 Российские источники утверждают, что были потоплены четыре миноносца: два — торпедами названных кораблей, один — снарядами «Отважного», еще один — береговой артиллерией. Но японские источники этого не подтверждают. ADJA, т. I, с. 267–268; Лебедев, с. 363–364.

328 С берега был снят 17 декабря, проведен в западный бассейн Корт-Артура, но уже не ремонтировался.

329 ADJA, т. I, с. 251–265. В свою очередь Уилсон говорит, что японские миноносцы выпустили 98 торпед, а Сорокин приводит цифру 180.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3747