От автора
Памяти участника тех сражений вице-адмирала Казимира Поренбского и других моряков-поляков.

Когда во время второй «опиумной» войны (1856–1860) Королевский флот Великобритании при поддержке немногочисленных французских кораблей противостоял в водах Печилийского залива (Бохайвань), называемого «вратами Пекина», крепости Дагу, как промежуточную базу он использовал небольшой залив Люйшунькоу, расположенный у оконечности Ляодунского полуострова1. До сих пор неизвестно, почему британские моряки назвали эту базу так же, как назывался порт мифического короля английских кельтов Артура (V–VI в. н.э.), героя многих средневековых легенд. Название «Порт-Артур» на установленном у берега залива деревянном столбе оповещало всему миру, что здесь стоят корабли королевы Виктории и до этих границ простирается ее власть2. После очередной войны, на этот раз с Францией (1883–1885), вице-король провинции Хубэй Ли Хун Чан обратил внимание, что сама крепость Дагу и другие форты не защитят столицу Китая от атак со стороны Желтого моря. Поэтому он приступил к строительству баз, расположенных на двух полуостровах, отделяющих с севера и юга залив Бохайвань, — Ляодуне (Порт-Артур) и Шань-дуне (Вэйхай). Вызванные немецкие инженеры занялись фортификационными сооружениями Порт-Артура (в это же время в названии порта английское «th» было заменено немецким «t»), а сам порт и его инфраструктуру реконструировали французские инженеры. Так как ежедневно на работах были задействованы около 4000 человек, то к началу 1892 года крепость и порт в основном были готовы. Порт, расположившийся в устье небольшой реки Лунхэ, на берегах которой разместились паровые подъемные краны и железнодорожные пути, имел два дока для ремонта и строительства больших кораблей и торпедоносцев, а также склады и мастерские. Пояс береговых укреплений окружал порт и залив Люйшунькоу, протянувшись от полуострова Тигровый до бухты Тахэ, и делился на западный участок (5 фортов, 32 орудия различного калибра) и восточный (3 форта, 32 орудия). Со стороны суши крепость была защищена хуже. На 100 км приходилось лишь 52 орудия небольшого калибра, а единственную удобную сухопутную дорогу (Мандаринскую), проходившую по долине реки Лунхэ, прикрывали только полевые укрепления. Тем не менее, немецкие строители утверждали, что для захвата крепости вероятному противнику потребуется эскадра, состоящая из 20 кораблей с артилерией, и трехтысячный десантный отряд. Спустя два года началась война с Японией. 24 октября 1894 года под Бицзыво и Хуанькоу (120–160 км к северо-востоку от крепости) высадилась 2-я армия генерала Оямы (около 30 000 человек, 26 полевых орудий, 33 осадных орудия и гаубицы), которая отбросила китайские отряды с Цзиньчжоуского перешейка и подошла в начале ноября к Порт-Артуру. Стоявшая в порту китайская Северная эскадра адмирала Тинга без боя отошла к Вэй-хаю, а крепость, оставленная на произвол судьбы, была взята 22 ноября как раз со стороны суши3после однодневного штурма, в ходе которого безжалостные победители уничтожили более 2000 безоружных жителей города (собственные потери — около 400 убитых и раненых). В рядах первой пехотной дивизии, штурмовавшей город, находился Маресукэ Ноги, судьба которого особенно тесно переплелась с судьбой Порт-Артура (об этом ниже).

Захват крепости нашел отражение в положениях Симоносекского мирного договора: полуостров Ляодун вместе с Порт-Артуром и прилегающими островами был отдан Японии. Решительный протест России, поддержанный Германией и Францией, привел к тому, что некоторые положения договора были скорректированы. Япония, вынужденная отказаться от Ляодуна, стала считать Россию врагом номер один и с 1896 года начала готовиться к новой войне.

Ухудшение отношений с Японией создало угрозу размещению на зиму русских кораблей в японских портах, которыми Россия пользовалась в соответствии с договором 1855 года. Необходимо было найти в этом районе новый незамерзающий порт. Царское правительство, используя захват Германией бухты Цзяочжоувань (полуостров Шаньдун) и опасаясь, что Россию опередит Великобритания или Япония, решило занять Порт-Артур. Одновременно оно потребовало от Китая сдать в аренду полуостров Ляодун. 11 декабря 1897 года в залив Люйшунькоу вошли броненосные крейсеры «Адмирал Нахимов», «Адмирал Корнилов» и канонерка «Отважный», а в Даляньвань — броненосный крейсер «Дмитрий Донской» с канонерками «Сивуч» и «Гремящий»4. Через несколько дней в заливе появились корабли Королевского флота Великобритании. Таким путем Лондон решил оказать давление на Россию для вступления с нею в переговоры по вопросам раздела сфер влияния в Китае и финансовой помощи, оказываемой Китаю другими государствами. В январе Х898 года после начала переговоров британские корабли покинули Порт-Артур, а 21 марта его заняли русские войска. 27 марта была подписана конвенция, по которой Китай передал России в аренду сроком на 25 лет полуостров Ляодун (от линии, идущей вдоль северного берега залива Пуландянь до местности Тайпинлин у Корейского залива) вместе с базой Порт-Артур и торговым портом Далянь, а также прилегающими островами и островками. На следующий день на сигнальной башне Золотой горы был поднят российский военно-морской флаг, а вечером китайские войска генерала Суна покинули крепость и город. Отныне Порт-Артур становится главной морской базой российской Тихоокеанской эскадры. Через шесть лет он был осажден со стороны моря и со стороны суши японцами. Их осада растянулась на 11 месяцев, несмотря на то, что командующий армией (генерал Ноги) и многие офицеры хорошо знали местность еще с предыдущей войны.

Еще будучи мальчиком, я начал интересоваться историей русско-японской войны. Второй книгой о ней, которую я прочитал после «Цусимы» Новикова-Прибоя, была повесть Александра Степанова «Порт-Артур» в переводе Адама Галиса. Она была посвящена обороне крепости и, в отличие от книги Новикова-Прибоя, соединившей исторические факты с литературным вымыслом, содержала много информации о боях кораблей Тихоокеанской эскадры, а также о судьбах поляков — защитников Порт-Артура. Автор с особой симпатией описал троих из них: капитана военного флота Казимира Поренбского, мужественного заместителя командира крейсера «Новик»; создателя «порт-артурского» пулемета (на основе митральезы) капитана Игнатия Шметилло и не всегда угодного начальству, но очень любимого солдатами командира разведчиков 26-го стрелкового полка поручика Евстафия Енджеев-ского. В книге они выведены как второстепенные, но реально существовавшие персонажи. В обороне крепости участвовали и другие поляки: Как известно, в российских дальневосточных полках почти каждый десятый солдат был поляком (или польского происхождения), а в военном флоте поляком был каждый пятидесятый. Они были хорошими солдатами; многие из них погибли, многие были ранены. Верили ли они в то, что пролитая кровь послужит Отчизне? Мы этого не знаем. А так как некоторые из них впоследствии служили в армии и военном флоте возрожденной Польши, возможно, это и было ценой, которую они заплатили за изучение военного ремесла.

Оборона Порт-Артура привлекла внимание мировой общественности к этому малоизвестному уголку Азии. Восхищение вызывали как стойкость защитников крепости, так и отчаянная храбрость осаждавших его солдат, тысячами гибнувших в лобовых атаках. Эпопее Порт-Артура было посвящено множество работ военных теоретиков, мемуаров и произведений беллетристики (в том числе и польских авторов — об этом далее в тексте). Меня тоже заинтересовала эта тема, поэтому я и решил представить на суд читателям свое описание обороны Порт-Артура. Как моряка меня интересовали прежде всего бои российской Тихоокеанской эскадры с блокировавшим Порт-Артур японским Соединенным флотом, а также сражения отдельных кораблей и сухопутных формирований при обороне крепости.

В качестве источников я использовал два основных официальных документа: российский — «Русско-японская война 1904–1905 годов. Материалы для описания действий флота. Выпуск I. Перечень военных действий флота у Порт-Артура в Желтом море в 1904 году. Издание комиссии для описания действий флота в войну 1904–1905 годов при Морском генеральном штабе». Санкт-Петербург, 1910 (содержит хронологию действий Тихоокеанской эскадры); японский (в немецком переводе) — «Der japanisch-russische Seekrieg 1904/1905. Amtliche Darstellung des japonischen Admiralstabes, 1.1, Die Bekampfung der russischen Seestreitkrafte in Ryojun». Berlin, 1911 (дано описание приготовлений к войне, атак на Чемульпо и всех действий на море под Порт-Артуром). Кроме того, я пользовался вторым томом «Das Zuzammenwirken der Flotte mit dem Landheere und die Operationen gegen des russische Geschwader in Wladiwostok von Kriegsbeginn bis zum Ender des Jahres 1904», Berlin, 1911 (в первой части дано описание десантных операций японской армии в районе Порт-Артура). Материал я дополнял работами российских, советских, английских, американских, французских и польских авторов, а также информацией, помещаемой в ежегодных выпусках польских и иностранных журналов, что позволило создать в меру объективную картину обороны Порт-Артура.

В заключение я хотел бы выразить благодарность докторам наук Павлу Петровичу Вечоркевичу и Петру Олендре за бескорыстную помощь в доступе к источникам информации, а также доктору наук Андрею Аксамитовскому за помощь в сборе документов, касающихся оборонительных сооружений Порт-Артура.


1 Эта оконечность, соединенная Цзиньчжоуским перешейком с основанием полуострова Ляодун, получила название Квантунского полуострова.

2 По версии С. Д. Климовского, это название происходит от фамилии капитана первого ранга Артура, командира британского корабля, который находился здесь в 1858 году («Гангут», 1992, № 2). Помимо того, были еще три других порта, имевших такое же название: на юго-восточной окрестности Тасмании (Австралия), на западном берегу Горного озера (континентальная Канада) и в Мексиканском заливе (США).

3 Как видим, история часто повторяется (пример — Сингапур в 1941–1942гг.).

4 4 февраля 1898 года в Порт-Артур вошли броненосные крейсеры «Рюрик» (под флагом командующего Тихоокеанской эскадрой контр-адмирала Федора Дубасова) и «Память Азова».

Вперёд>>  

Просмотров: 4524