Новые партнеры: Тесинг и Брантс
Когда в 1668 г. Петер Марселис получил на откуп торговлю мачтовым лесом, он начал сотрудничать с рядом амстердамских коммерсантов. Мачты должны были быть доставлены в Амстердам и там проданы, а потому наиболее целесообразным было привлечь к сотрудничеству предпринимателей самой голландской метрополии. Марселис начал тесное сотрудничество с Питером Вербееком, Хендриком Лайнслагером, Хендриком Тесингом, Хансом Виллемом Элбингом и Якобом ван дер Меером, которые в том же 1668 г. заключили «Контракт по Московским мачтам». После Марселиса сотрудничать с участниками начали откупщики мачтового леса Муллер, Бутенант и Хартман. Управление текущими делами участники передали двум «директорам». В 70-е гг. ими были Хендрик Тесинг и Якоб ван дер Меер. Каждый год они фрахтовали, по крайней мере, два-три судна за мачтовым лесом в Архангельск. Кроме того, Тесинг занимался организацией сбыта мачт61.

Состав участников «Контракта по Московским мачтам» несколько раз менялся. Впервые это произошло в июне 1670 г., когда компаньоны Элбинга прервали с ним сотрудничество, поскольку он не внес свою долю в капитал Контракта, и был объявлен банкротом. Его место занял Энно Брант. Около 1680 г. в составе участников Контракта произошли существенные изменения. В течение нескольких лет скончались Лайнслагер, ван дер Меер, Тесинг и Вербеек, и, таким образом, из старого состава остался один Брант. Ведущая роль Хендрика Тесинга в Контракте перешла к его вдове62.

Хендрик Тесинг, занимавший столь важное положение в «Контракте по Московским мачтам», принадлежал к числу купцов, имевших дело с Московией, но не проживавших в России, а ведущих дела с нею из Республики. Неизвестно, почему Тесинг, родившийся в 1631 г. в Амстердаме, стал заниматься торговлей с Архангельском. Первое известное по источникам посещение им Архангельска приходится на 1657 г. Тогда он совершил морское путешествие в Архангельск и по окончании ярмарки также по морю вернулся в Амстердам. В феврале следующего года Тесинг в присутствии амстердамского нотариуса заявил, что судно, на котором он отбыл в Архангельск, имело течь, отчего загруженные товары отсырели. Это заявление он сделал по просьбе амстердамского купца Яна ван Гестела, каммелотера, то есть производителя шелковых тканей, с улицы Ниуэзайдс Ахтербургвал. Вероятно, часть товаров на борту судна принадлежала Яну ван Гестелу, и Тесинг продавал в Архангельске его ткани. С 1659 по 1670 г. Тесинг ежегодно фрахтовал по несколько судов на Архангельск, да и сам лично иногда ездил в этот город, чтобы закупить там товары и загрузить их на корабли. По окончании ярмарки он вновь возвращался в Амстердам, чтобы принять и распродать товар63.

В 1658 г. Хендрик Тесинг женился на Реймбрих Эгбертс. У супружеской четы родилось трое сыновей: Ян, Эгберт и Фредерик. Все они дожили до зрелого возраста. Реймбрих Эгбертс скончалась в 1667 г., и на следующий год после ее кончины Тесинг женился на Анне ван Гестел, дочери своего делового партнера Яна ван Гестела. В его коммерческой деятельности также наступил новый период. С одной стороны, сотрудничество с Яном ван Гестелом, ныне его тестем, было теперь более тесным; с другой стороны, в 1668 г. был заключен «Контракт по Московским мачтам», и Тесинг стал одним из его директоров. Дела у него шли успешно, что явствует из адресов тех домов, в которых один за другим он проживал. Ко времени первой женитьбы в 1658 г. он жил в скромном доме на Тёйнстраат в Йордане, ремесленном районе Амстердама, выстроенном после расширения города в 1613 г. Десять лет спустя, когда Тесинг женился во второй раз, он все еще жил в Йордане, однако уже в значительно лучшем доме, на канале Блумграхт. А ко времени своей кончины в 1680 г. Тесинг занимал дом на углу Блумграхт и канала Принсенграхт, рядом с Реестраат. Принсенграхт, который непосредственно граничит с Йорданом, не обладал статусом каналов Херенграхт и Кайзерграхт, но, несомненно, иметь там дом означало жить так, как и подобает купеческому сословию64.

Хендрик Тесинг готовил своих трех сыновей от первого брака для торговли с Архангельском. В мае 1680 г. он договорился с Мельхиором Хоффманом, что тот ежегодно в течение четырех лет будет ездить в Архангельск. Там в продолжении всей ярмарки он будет помогать сыновьям Тесинга, Яну и Эгберту, 21 и 19 лет соответственно, при обращении с товарами, которые они будут иметь на комиссии от отца или от третьих лиц, «инструктировать и протягивать руку помощи при продаже, торге и обмене». Кроме того, Хоффман должен был помогать молодым людям и инструктировать их при погрузке товаров для отца и других «корреспондентов» в Амстердаме. По окончании ярмарки Хоффману следовало возвращаться в Амстердам и в течение месяца оказывать Хендрику Тесингу помощь при получении и разгрузке товаров, в написании писем, при составлении и оплате счетов и прочем. В качестве вознаграждения он должен был получать 350 гульденов ежегодно с оплатой расходов на дорогу и проживание. При этом он имел право вести собственную торговлю, но не выступать торговым посредником либо торговым представителем третьих лиц65.

Самому молодому из трех братьев Тесингов от первого брака, Фредерику, в мае 1680 г. исполнилось 16 лет, и, видимо, он был еще слишком юным для обучения в Архангельске, но в начале XVIII в. уже жил в Вологде и активно торговал там пенькой66.

Хендрик Тесинг скончался в 1680 г. Его вдова, Анна ван Гестел, и его сыновья Ян и Эгберт продолжали фамильное дело, в основном занимаясь импортом мачтового леса из Архангельска и экспортом сукна в Архангельск. Вдова Тесинг заняла место своего супруга в «Контракте по Московским мачтам» и в 1681-1691 гг. фрахтовала от одного до трех судов ежегодно для перевозки мачтового леса67. Затем эта обязанность перешла к Эгберту Тесингу, которому иногда помогал его брат Ян. Участие обоих братьев в откупной торговле русским мачтовым лесом, которая с 1693 г. принадлежала Даниэлю Хартману, активизировалось с тех пор, как они и Гиллес Клук - неясно, с какого точно времени, - получили в ней долевое участие, которое они и сохраняли до 1704 г.68 В тот год российское правительство передало откупную торговлю мачтовым лесом Гаарланду и Диксу, а с начала 1704 г. Арнольд Дикс стал единственным, кто фрахтовал суда для вывоза мачтового леса из Архангельска69. Очевидно, в это время заканчивается история «Контракта по Московским мачтам». Однако вполне возможно, что Эгберт Тесинг в той или иной степени продолжал принимать участие в торговле мачтовым лесом, поскольку его дела и дела Дикса в других областях тесно соприкасались. В течение ряда лет после 1680 г. Тесинги продолжали сотрудничество с семейством ван Гестелов. В 1683 г. Эгберт Тесинг продал в Архангельске товары «фабриканта шелковых тканей» Абрахама ван Гестела, брата его мачехи. Сам Эгберт Тесинг занялся, видимо, независимо от семейства ван Гестелов, торговлей сукном. Это следует из заявления, которое он сделал в 1709 г. в присутствии амстердамского нотариуса Геррита ван де Гру в связи с жалобами в его адрес на качество посланного им в Архангельск сукна70. Согласно этому заявлению он посылал сукно уже более 25 лет и в течение многих лет сотрудничал только с амстердамцами Хендирком Схрайвером, заготовителем сукна, и Арендом Констом, мастером-«отпаривателем» (то есть специалистом по выделке сукон с применением горячей воды и пара. - Прим. ред.)71.

Возможно, еще до того, как Эгберт Тесинг решил заняться торговлей сукном, он, совместно со своим братом, активно действовал в области производства и торговли пиломатериалами. В мае 1684 г. братья заключили контракт с живущим в России купцом Маттайсом Бартсом72. Они договорились о совместной работе по строительству и эксплуатации «водяной пильной мельницы» недалеко от Архангельска. Сотрудничество должно было продолжаться «начиная с первого года от сего числа», пока Бартс будет иметь соответствующее разрешение в России. Бартс и братья Тесинги должны были с первыми же судами отправлять в Россию необходимые для строительства мельницы древесину и железные изделия, а также послать двух специалистов для возможно более скорого производства работ. Бартс должен был наблюдать за строительством в России и затем заниматься эксплуатацией мельницы, следить, чтобы древесина распиливалась ежедневно, для чего он должен был закупать необходимое сырье. Тесинги же должны были ежегодно фрахтовать в Амстердаме суда для вывоза произведенной на мельнице продукции и продавать ее в Голландии. В случае, если у Бартса в Архангельске не окажется готовых к отправке пиломатериалов или других товаров, он должен был сдавать зафрахтованные судна третьим лицам или загружать их дровами. Ни одна ни другая стороны не имели права без взаимного согласия заключать соглашения, касавшиеся работы лесопильной мельницы в России, с третьими лицами, а Бартс не имел права поставлять пиломатериалы кому-либо еще. Доходы и убытки договорились ежегодно делить пополам. Для этого Тесинги обязывались ежегодно представлять Бартсу финансовый отчет по доходам от продажи древесины, расходам на фрахт судов и прочие нужды, в то время как Бартс должен был высылать счета на закупку древесины в России и на различные выплаты, которые были связаны с работой мельницы. Как долго продолжалось это сотрудничество, не известно.

В 1697 и 1698 гг. русские послы Франц Лефорт и Федор Головин в сопровождении свиты из 250 человек, в составе которой инкогнито находился и царь Петр, предприняли длительное путешествие по Европе. Официальной целью Великого посольства был поиск союзников в борьбе против турок, однако одновременно Петр I намеревался как можно лучше ознакомиться с западноевропейской техникой, прежде всего в области судоходства и судостроения. В марте 1697 г. Посольство выехало из Москвы и проехало по суше через Ригу, Кенигсберг, Берлин и Ганновер в Амстердам, где оно и пребывало с августа 1697 г. по январь 1698 г. Затем Посольство двинулось в Англию, а оттуда в мае проследовало вновь через Голландию в Дрезден и Вену. В августе 1698 г. царь вернулся в Москву73.

Во время многомесячного пребывания Посольства в Амстердаме голландские предприниматели Адольф Хоутман и Ян и Эгберт Тесинги помогали его участникам совершать всевозможные закупки, в том числе и для военных нужд74. Ян Тесинг воспользовался благоприятной возможностью и обратился в 1698 г. в Посольство с просьбой о разрешении ему ввозить в Россию географические карты и книги. Это желание было удовлетворено, и в 1700 г. Тесинг получил от Петра I монопольное право продавать в России «Европские и Азиатицкие и Америкацкие земные и морские картины и чертежи, и всякие печатные листы и персоны и о земных и морских ратных людех, математические, архитектурские и городостроительные и иные художественные книги на словенском и на галанском языке» сроком на 15 лет. Он должен был печатать книги и карты в Амстердаме и имел право ввозить их в Россию через Архангельск, а затем продавать по всей стране. Действительно, издательство Яна Тесинга успело выпустить несколько книг, однако он недолго пользовался своей привилегией, поскольку в июле 1701 г. скончался75.

Вероятно, тогда же, во время пребывания Великого посольства в Амстердаме, Ян Тесинг совместно с Кристоффелем Брантсом впервые договорились о поставках оружия российскому правительству. Оба предпринимателя, без сомнения, знали друг друга с юных лет, поскольку Кристоффель Брантс был сыном Энно Бранта, который так же, как и Тесинг-отец,был участником «Контракта по Московским мачтам». В 1650 г. в возрасте 17 лет Энно Брант отправился из Виттмунда, что в Восточной Фрисландии, в Амстердам. В 1658 г. он жил на улице Ниуезайдс Ахтербургвал, занимаясь бочарным делом. Кристоффель Брантс (пышно звучащее по-голландски окончание «-с» он добавил к своей родовой фамилии «Брант» позднее) родился в Амстердаме в 1664 г.76 и принадлежал к тому же поколению, что и братья Тесинги. При получении образования его также готовили к торговле с Россией. С 1690 г. он проживал в России, где встречался с царем Петром, который всегда охотно обменивался мыслями с иностранными купцами и выпивал с ними77.

В апреле 1698 г. Брантс находился в Амстердаме и вместе с Яном Тесингом заключил там контракт с Йоаном Якоби из «Оорденбагха, что выше Дюсселдорпа в Бергсланте» (вероятно, имеется в виду городок в окрестностях Дюссельдорфа, в Бергланде. - Прим. ред.)78. Якоби обязывался в период между 1 марта и серединой апреля 1699 г. поставить Тесингу и Брантсу в Амстердам 5 тыс. мушкетов, кремниевых ружей, по образцам тех, два экземпляра которых имелись у каждой из сторон, по цене 4,40 гульдена за штуку со скидкой в 1 % в случае «быстрой оплаты». Кроме того, Якоби обязывался поставить Тесингу и Брантсу еще партию в 5 тыс. таких же ружей, если они сделают заказ до 1 апреля 1699 г., но имел право выкупить обязательство этой поставки, уплатив Тесингу и Брантсу сумму в 625 гульденов. В качестве залога Якоби должен был поставить партию оружия Тесингу и Брантсу или их представителю в Гамбург «со скорейшей оказией», так, чтобы оно свободно могло быть погружено на борт «первого же судна, которое готово отправиться в Архангельск». Эта партия оружия должна была состоять примерно из 200 кремниевых ружей по 4,40 гульдена за штуку, 200 карабинов с ремнями и иными принадлежностями, 200 пар пистолетов с кобурой по цене 9,50 гульдена за карабин и двух пистолетов с кобурой и ремнями. Это оружие, предназначенное в качестве залога, лежало в Гамбурге, уже готовое к отправке, его следовало оплатить после поставки 5000 ружей. Очевидно, что оружие, поставленное в качестве залога, было отправлено в Архангельск. Не оставляет сомнения и то, что предназначалось оно для царя. Во всяком случае, Якоби поставил в 1699 г. большую часть из 5000 ружей79.




61, Veluwenkamp, "'η Huis op Archangel" (1977) 128-129. Veluwenkamp, De Amsterdamse koopmansfamilie (1976) 44. GAANA 2230/801,15-7-1669; 2256/591,21-6-1679, нотариус A. Lock; 1994/6o6-7,2-6-1670, нотариус Jacob van Loosdrecht.
62 Walstra, de Wilde, 'Christoffel Brants' (1989) 259. Veluwenkamp, "'n Huis op Archangel" (1977) 128-129.
63 Veluwenkamp, "'n Huis op Archangel" (1977) 124-127. GAANA 2119A, 21-2-1658, нотариус J. Thielmans.
64 Veluwenkamp, "'n Huis op Archangel" (1977) 124,135. Wijnman, Historische gids (Amsterdam) 435,469,479.
65 GAANA 2258/468,8-5-1680, нотариус A. Lock.
66 Vorsterman van Oyen, Stamen wapenboek 3 (1885-1890). Scheltema, Rusland 2 (1817-1819) 222.
67 Veluwenkamp, De Amsterdamse koopmansfamilie (1976) 44.
68 Kloetstra, Christoffel Brants (1993) 17. Veluwenkamp, "'n Huis op Archangel" (1977) 129.
69 Захаров, 'Торговля' (1985) 206. Veluwenkamp, De Amsterdamse koopmansfamilie (1976) 30.
70 Veluwenkamp,"η Huis op Archangel" (1977) 125,127. GAANA 5527B/235,13-7-1684, нотариус J. de Hué.
71 Veluwenkamp, "'n Huis op Archangel" (1977) 127.
72 GAANA 5527A/145, 8-5-1684, нотариус J. de Hué.
73 Massie, Peter the Great (1999) 170,174-175,179. Dukes, The making (1993) 67-68. Bezemer, Een geschiedenis (1988) 83. Wittram, Peter 11 (1964) 136,152,166.
74 Kloetstra, Christoffel Brants (1993) 34-36.
75 Veluwenkamp, "'n Huis op Archangel" (1977) 124,133,138. GAA, Коллекция рукописей.
76 Walstra, de Wilde,'Christoffel Brants (1989) 259. Veluwenkamp,"n Huis op Archangel" (1977) 128. Barleben, Geschichte I (1937) Tafel В12.
77 Walstra, de Wilde, 'Christoffel Brants (1989) 259-260.
78 GAANA 4181/324-329, 24-4-1698, нотариус D. van der Groe.
79 Veluwenkamp,"n Huis op Archangel" (1977) 131-132.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4486

X