Братья де Мушерон
Братья Жак и Ян ван де Балле оставались на протяжении 80-х гг. XVI в. практически самыми значимыми голландскими купцами в России23, однако уже тогда на Северной Двине у них появился серьезный конкурент: фирма братьев де Мушерон -Балтазара и Мельхиора. Де Мушеронов, как некогда братьев ван де Балле, привел в дельту Двины все тот же Оливер Брюнель. После 1578 г. Брюнель оставался на службе у Строгановых, и в 1581 г. он вновь отправился по заданию своих хозяев в Антверпен. Строгановы хотели снарядить экспедицию по Ледовитому океану на восток, на поиски северо-восточного морского пути в Китай, и Брюнель получил задание подобрать для морской экспедиции соответствующий экипаж24. Однако, прибыв в Антверпен, он изменил свои планы. На этот раз он познакомился с Балтазаром де Мушероном, которому было в то время около 29 лет. Двое мужчин составили план самостоятельного поиска северо-восточного морского пути в Индию, причем Брюнель должен был возглавлять экспедицию, а де Мушерон ее финансировать. Брюнель совершил свое путешествие в 1584 г. Он проделал путь от Энкхейзена до Колы, а оттуда - к Новой Земле. Там он должен был встретиться с Мельхиором де Мушероном, братом Балтазара, который ранее отплыл со своими судами из Флиссингена. Действительно, Брюнель достиг Новой Земли, но, когда он добирался на шлюпке от Новой Земли до материка, в устье реки Печоры произошел несчастный случай, в результате которого Брюнель погиб. Мельхиор де Мушерон и его команда решили перезимовать на Севере. Они прошли по Пудожемскому рукаву Северной Двины и бросили якорь у монастыря Архангела Михаила25.

Неясно, собирались ли изначально братья де Мушерон совместить экспедицию с освоением российского рынка. Брюнель, по всей вероятности, указывал им на эту возможность. Как бы то ни было, после того как Мельхиор посетил Архангельский монастырь, братья стали активно разворачивать торговую деятельность. Балтазар теперь вел дела в Нидерландах, а Мельхиор периодически приезжал в Россию на длительное время в качестве торгового представителя26.

После падения Антверпена в 1585 г. Балтазар де Мушерон переехал в Мидделбург. О том, что он в те годы имел торговые связи с Русским Севером, свидетельствует его ответ на обвинение представителя датского короля в 1588 г. в том, что Балтазар, не получив датского пропуска и не уплатив пошлины, якобы прошел на судне «за нашим государством Норвегией к Святому Никласу в Русландт». В ответ на это де Мушерон заявил, что в конце 1587 г. он «вышел из негоции Моско» и запросил датский пропуск для своего брата Мельхиора, чтобы пройти в Колу и к Святому Николаю. Затем Мельхиор де Мушерон нанял и загрузил товаром судно в Мидделбурге, которое, однако, почти три недели спустя все еще находилось в Амстердаме в тщетном ожидании пропуска. В конечном счете Мельхиор принял решение отправиться в путь без пропуска. Возможно, около 1588 г. Балтазар де Мушерон действительно предполагал устраниться от торговых дел с Россией. Если это так, то свое решение он осуществил лишь позднее, поскольку еще в июле 1591 г. он получил разрешение Адмиралтейства Зеландии послать Мельхиору де Мушерону в Россию бочку селитры и четыре бочонка серы27.

Мельхиор де Мушерон регулярно совершал поездки между Россией и Республикой Нидерландов28. В 1589 г. он вновь был в России. В тот год в Архангельск прибыло четыре голландских судна, из которых одно было предназначено «Мелентью Демосуру» -Мельхиору де Мушерону. В том же году он выстроил торговый двор в Москве29. В мае 1592 г. Мельхиор де Мушерон, «купец из сего города Мидделбурха», находился в Республике и получил от Адмиралтейства Зеландии разрешение на экспорт в Россию 3000 фунтов пороха, 12 бочонков серы и 3 бочонков селитры. В 1595 г. он вновь приехал в Россию, а в 1596 г. царь даровал ему жалованную грамоту. Содержание грамоты неизвестно, но логично предположить, что оно было идентично грамотам, которые царь жаловал братьям ван де Валле, а также другим аналогичным документам, обычно выдаваемым иностранным купцам в тот период, да и позже, в XVII в. Жалованные грамоты сулили их обладателям большие преимущества. Их владельцы имели право постоянно находиться в России и вести торговые дела как в Архангельске и приграничных городах, так и в глубине страны. Правда, они должны были иметь проезжую грамоту, выданную Посольским приказом, для поездок в глубь России, например в Москву, но запрашивать ее на каждую поездку было не нужно. Эти грамоты были действительны по маршруту Архангельск - Холмогоры - Великий Устюг -Тотьма - Вологда - Ярославль - Ростов - Переяславль-Залесский -Москва и по маршруту Псков - Новгород - Тверь - Москва. В любом случае, на этих торговых путях обладатели жалованой и проезжей грамот могли безвозбранно заключать торговые сделки с мелкими торговцами и ремесленниками, минуя, таким образом, русских оптовиков в Архангельске, и, соответственно, собственноручно получать прибыль от посреднической торговли30.

Мельхиор де Мушерон действовал в России не в одиночку. В 1591 г. ему помогал его племянник Франсуа де ла Дале и Бернард ван де Занде. Де ла Дале также участвовал в голландских экспедициях, которые в 1594 и 1595 гг. снаряжались на поиски северовосточного морского пути в Индию и которые известны как первый и второй походы Виллема Баренца. В 1594 г. Франсуа де ла Дале находился в качестве представителя фирмы и переводчика на борту зеландского судна «де Зваан» («Лебедь»), а в 1595 г. в качестве главного торгового представителя принца Оранского и Штатов - на борту адмиральского суда «Гриффон». Без сомнения, участие де ла Дале в этих походах было связано с тем фактом, что его дядя, Балтазар де Мушерон, являлся одним из их инициаторов и организаторов. В 1599 г. Франсуа де ла Дале был состоятельным бюргером. В этом году он вошел в Мидделбурге в число лиц, чье состояние насчитывало более 3 тыс. фунтов. Через несколько лет он окончательно поселился в России в качестве представителя или компаньона Мельхиора де Мушерона, вероятно, как раз к тому времени, когда последний навсегда уехал из России. В 1617 г. де Мушерон жил в Амстердаме, а Франсуа де ла Дале и его сыновья Питер и Ян заняли его место в России31.

Окончательное возвращение Мельхиора де Мушерона в Республику, возможно, было связано с тем фактом, что у его брата Балтазара возникли крупные финансовые проблемы. В 1598 г. Балтазар переехал из Мидделбурга в Веере. В 1603 г. он вновь уезжает из этого города внезапно, не в состоянии долее платить по счетам. В дальнейшем Штаты Зеландии лишили его вида на жительство в этой провинции. К тому времени Бальтазар де Мушерон уже вел переговоры с королем Франции о создании Французской Ост-Индской Компании. В 1609 г. он жил во Франции и разрабатывал все те же планы. О последующих годах его жизни известно немного. Скончался Балтазар де Мушерон около 1630 г.32

Франсуа де ла Дале в России оказался жертвой чрезвычайно неблагоприятных обстоятельств. В 1611 г., в Смутное время, когда Москва была разорена, он лишился своего имущества, а в 1612 г. при взятии Пожарским Москвы был захвачен поляками в плен. Он не смог вынести ударов судьбы и скончался вскоре после освобождения Москвы. Тем не менее его сыну Питеру удалось продолжить дело отца. Начиная примерно с 1611 г. и, по крайней мере, до 1642 г. он вел торговлю с Россией33.

Несмотря на отход Балтазара от дел, семья де Мушерон продолжала ориентироваться на Россию. Сын Мельхиора, родившийся около 1591 г. и которого звали так же, как его дядю, Бальтазаром, вероятно, рос в России в те годы, когда его отец активно занимался там торговыми делами. Во всяком случае, молодой Бальтазар говорил по-русски. В 1614 г. он был купцом в Амстердаме и закупал семгу из России, которую затем пересаливал в Амстердаме. Когда Генеральные Штаты, высший правительственный орган Республики, в 1614 г. пригласили в Гаагу российских послов Степана Ушакова и Семоя Заборовского, именно Балтазару было поручено доставить высоким гостям пригласительное письмо. Послы находились тогда в Гамбурге, возвращаясь в Россию из Вены, где они были у императора. Ушаков и Заборовский приняли приглашение Генеральных Штатов и приехали в Голландию в сопровождении молодого де Мушерона для встречи с принцем Мауритсом и Генеральными Штатами. В 30-е гг. XVII в. Балтазар де Мушерон вновь жил в России. В 1632 г. он сопровождал уполномоченного герцога Фридриха III Гольштейнского, гамбургского купца Отто Брюггеманна, в Москву, а впоследствии привез в Москву из Архангельска подарок герцога - 12 бронзовых пушек. В 1639 г. он был торговым агентом Гольштейнского герцогства в Москве и скончался летом 1640 г.34

Двоюродный брат Балтазара де Мушерона, Космо де Мушерон, сын брата Мельхиора де Мушерона, Питера, также поселился в России. В 1624 г. он поступил на службу к царю и приехал в Россию в качестве архитектора для участия в строительстве оборонительных сооружений Астрахани35.




23 Wijnroks,'Anglo-Dutch rivalry' (1990) 430.
24 Кордт, Отчет (1902) xxxvi-xxxvii.
25 Schade, Die Niederlande (1992) 50-51. Hacquebord,'A survey' (1986) 12. Jansma, Olivier Brunei' (1946) 351-352. Keuning, Petrus Plancius (1946) 109. L' Honoré Naber, Reizen (1914) 1, liv. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 21,28,31-32,62, Aantekeningen 10. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 10-11. Scheltema, Rusland 1 (1817-1819) 44.
26 Kellenbenz, 'The economic significance' (1973), 547. Флоря, 'Торговля' (1973) 136. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 10-11. Scheltema, Rusland 1 (1817-1819) 44.
27 Ahvenainen, Some contributions (1967) 33-35,41. Kernkamp, Baltische archivalia (1909) 47-49. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 38, 117, Aantekeningen 35-36, 78-79.
28 Kernkamp, Baltische archivalia (1909) 48-49. Cp. Ahvenainen, Some contributions (1967) 34-35.
29 Флоря,'Торговля'(1973) 136-137.
30 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 43,57. Флоря, 'Торговля' (1973) 139. Amburger, Die Familie (1957) 141. L' Honoré Naber, Reizen (1914) lxiii, 270. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 64, Aantekeningen 35-36.
31 Veldkamp, van Leunen,'Op zoek' (1996) 60,63,66-71. Schade, Die Niederlande (1992) 62,295. Hacquebord,'A survey (1986) 12. Флоря, 'Торговля' (1973) 138-139. Amburger, Die Familie (1957) 81. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 60,63-65,69, Aantekeningen 29. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 11.
32 Ahvenainen, Some contributions (1967) 33-34,41. Кордт, Отчет (1902) xcix. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 38,117, Aantekeningen 27, 78-79. De Jonge, De opkomst 1 (1862) 112.
33 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 58. Демкин, 'Нидерландские купеческие компании' (1987) 44. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 69.
34 Schade, Die Niederlande (1992) 120,122. Amburger, Die Familie (1957) 81,83-84. De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 67-69. GAANA 197/747v, 21-1-1614, нотариус J.F. Bruyningh.
35 De Stoppelaar, Balthasar de Moucheron (1901) 69, Aantekeningen 24.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5319