III
Торговые отношения между Московией и ханствами центральной Азии оставались активными на всем протяжении XVII в., и торговые соглашения доминировали в дипломатических отношениях между ними. Существуют документальные свидетельства о четырех русских посольствах в центральную Азию при царе Михаиле и четырех при царе Алексее.1359 Все эти дипломатические миссии сопровождали купцы.
Из Московии в центральную Азию двигались и многочисленные караваны частных купцов, как можно видеть из записей на таможнях, особенно в Астрахани.1360 Есть информация и о центрально-азиатских посольствах в Московию: двенадцати миссиях с 1613 по 1645 гг. и трех в период с 1671 по 1678 гг. из Бухары. Соответствующие цифры по Хиве следующие: четырнадцать посольств с 1613 по 1645 гг. и десять за 1646-1683 гг.1361
Для путешествий из Астрахани в Хиву использовались два пути: морской, в Караганду, а затем через туркменскую пустыню в Ургенч и сухопутный, вдоль северного побережья Каспийского моря к устью реки Яик, а затем через пустыню на западной стороне Аральского моря к устью Аму-Дарьи.
Караваны из Астрахани в Бухару шли из устья Яика на восток от Аральского моря и Сыр-Дарьи в Туркестан и Ташкент, а затем поворачивали на запад в Бухару. В Туркестане сходились пути в Бухару из Сибири – Тобольска и Тары – и Астрахани.
Как и в конце XVI в., коммерческие операции между Московией и центральной Азией осуществлялись в трех формах: торговля представителей от имени царей и ханов; частная торговля и обмен товарами особой ценности, называемый обменом подарками.
В частной торговле статьями импорта в Московию из центральной Азии являлись хлопок и коленкоровые ткани, а также шелк. Обычными предметами экспорта были кожа, деревянные сосуды (блюда, ложки и тому подобное), мука, ткани (частично западноевропейские) и т.д.1362
Списки товаров, экспортируемых русскими царями центрально-азиатским ханам, включали моржовые клыки, золотые монеты, дорогие ткани, кожу и киноварь. Среди товаров этой категории, импортируемых из центральной Азии в Москву, были шелк, рубины и лазуриты.1363
При специальной торговле – обмене ценными «подарками» – русские обычно посылали в Бухару и Хиву ценные меха (соболей, черно-бурых лис, горностаев), шубы, кречетов, самые лучшие ткани (западноевропейского производства) и русские кожи, а также сделанные на Западе зеркала и часы. В обмен русские получали дорогие восточные ткани, шкуры тигров и леопардов, драгоценные камни, щиты, инкрустированные золотом и драгоценными камнями, лошадей, иноходцев, а также редких животных и птиц, таких как тигры, черные обезьяны и говорящие попугаи.
На основе записей таможен Астрахани, Тобольска и Тары, из которых до нас дошла только часть, А. Чулошников подсчитал, что во второй половине XVII в. средняя годовая стоимость товаров, импортируемых из центральной Азии в Московию, составляла 50 000 рублей, примерно такой же, очевидно, была стоимость экспортируемых товаров. Годовой оборот торговли русских с центральной Азией, таким образом, можно оценить приблизительно в 100 000 рублей.1364
Уникальной чертой в коммерческих отношениях Москвы с центральной Азией являлась торговля рабами, поскольку в Московии ХVII в. рабство существовало наряду с крепостным правом. Рабов (холопов) можно было официально покупать и продавать.
Однако хозяева-нехристиане не имели права иметь рабов-христиан, и экспорт рабов-христиан в мусульманские страны был запрещен. С другой стороны, рабов-нехристиан можно было продавать на экспорт. Таковыми являлись языри, восточные военнопленные, например, калмыки. Язырей можно было и импортировать в Московию.
Основные центры работорговли в Московии в XVII столетии находились в Астрахани, Тобольске и Таре. Купцы из Хивы и Бухары активно занимались этим видом коммерции, однако в XVII в. оборот был небольшим.1365
Самым крупным центром работорговли в центральной Азии являлась Хива. Основную часть рабов из Московии, покупаемых и продаваемых там, составляли не купленные в Московии языри, а русские, взятые в плен во время набегов ногайцев и калмыков, а также башкиров во время их восстаний в 1662-1667 и 1676-1682 гг.
Захватившие обычно вывозили своих пленников из Московии и продавали преимущественно туркменам, которые доставляли их в Хиву для перепродажи хивинским и бухарским купцам.
Как и в случае с русскими, взятыми в плен крымскими татарами, перед Москвой вставала задача выкупа своих соотечественников из плена. Каждый московский посол в Хиве или Бухаре получал задание вести переговоры о выкупе как можно большего количества русских пленных. Частные русские купцы, ведущие дела с Хивой и Бухарой, тоже выкупали там русских невольников, когда это оказывалось возможным. Некоторых русских, пробывших в плену много лет, хозяева освобождали.1366
Русские невольники в центральной Азии использовали каждую возможность проинформировать московское правительство о своем положении и попросить царя о спасении. Иногда русский купец, ведущий дела с Бухарой, привозил такую просьбу астраханскому воеводе, а тот направлял ее в Москву. Например, три таких петиции были получены в Астрахани в декабре 1668 г.
Эти просьбы показывают, что большинство русских, находящихся в Бухаре и Хиве, попали в плен к калмыкам, ногайцам и башкирам, которые потом продали их центрально-азиатским купцам. Среди пленников были бывшие жители русских городов и селений приграничных районов, средней и нижней Волги, Башкирии и западной Сибири. Они утверждали, что в 1668 г. в Бухаре и Хиве находилось примерно двадцать тысяч русских рабов.1367
И в дипломатии, и в торговле центральная Азия была важна для Руси не только сама по себе, но и как посредник между Московией и Персией и Индией. Русские дипломаты в Бухаре получали инструкции собирать информацию о ситуации и состоянии дел в Персии и Индии. Экспорт Центральной Азии в Московию обычно включал реэкспорт персидских и индийских товаров.
Однако Московия имела и прямые отношения с Персией, как дипломатические, так и торговые, и продолжала принимать усилия по налаживанию подобных связей с Индией (империей Великих Моголов). Индийские купцы жили не только в Бухаре, но и в Астрахани.
В первой половине XVII в. Персия вела серию войн с Турцией за контроль над Закавказьем. Московия, тогда же, страдала от постоянных нападений турецкого вассала, хана Крыма. Эта ситуация способствовала сближению Персии с Московией.
С другой стороны, статус Грузии в Закавказье оставался потенциальной причиной разногласий между царем и шахом (как и между царем и султаном). Грузию в тот период делили Турция и Персия. Турки удерживали западную часть страны (Мегрелию и Имеретию), персы – восточную (Картлия и Кахетию). Грузины не желали мириться с давлением мусульманских держав и искали помощи у Москвы.
В 1646 г. царь Алексей отправил в Персию посла, князя Козловского, чтобы объявить шаху о смерти своего отца Михаила и собственном восшествии на престол. В том же году русский купец, Анисим Грибов, отправился со сходной миссией в Бухару, но, из-за войны туркмен и калмыков против хана Абулгази и его узбеков, вместо обычного караванного пути ему повелели двигаться через Каспийское море и северную Персию.1368
Судно Грибова вышло из Астрахани 17 октября 1646 г. и достигло Ферахабада на южном берегу Каспийского моря 26 ноября. Там Грибов узнал о проблемах в Бухаре и Балхе, которые закончились захватом последнего войсками Великого Могола.
Грибов решил не продолжать путешествия в Бухару, но попросил аудиенции у шаха Персии. Он прибыл в Исфахан в конце февраля 1647 г., был принят шахом Аббасом II и получил разрешение продать русские товары, которые он привез с собой, в Персии (вместо Бухары) и купить персидские товары. Грибов купил много шелка и селитры. Успешно закончив торговые операции и везя с собой, дружеское послание шаха к царю о важности русско-персидской торговли, Грибов возвратился в Москву в сентябре 1647 г.1369
В 1650 г. посол шаха, Мухамад Кули-бек, совершил путешествие в Москву и привез 4 000 батманов селитры в качестве шахского подарка царю.1370
Посол, однако, выразил недовольство тем, что банды донских казаков, плавающих по Каспийскому морю, нападают и грабят персидских купцов на море и на суше. Посол особенно отметил один подобный случай, который произошел недалеко от Баку. Русский воевода Терского городка арестовал казаков, имеющих к этому отношение, на их обратном пути. Чтобы удовлетворить персов, царь приказал казнить трех предводителей.1371
В 1653 г. царский посол в Персии, князь Иван Лобанов-Ростовский, пожаловался, в свою очередь, что подданный шаха, хан Шемахи, угрожает Терскому городку и Астрахани и что означенный хан, а также персидский наместник в Гиляне, часто арестовывает и грабит русских купцов. Шах приказал освободить арестованных.1372
Серьезный кризис в московско-персидских отношениях наступил в 1668-1669 гг. в результате морского похода Степана Разина на Персию. После подавления восстания Москва восстановила с Персией дипломатические отношения.
Торговля между Московией и Персией строилась на тех же принципах, что и с центральной Азией. Использовались те же формы: коммерческие операции царя и шаха, обмен подарками, частная торговля. Москва импортировала из Персии преимущественно сырец и селитру, а наиболее ценными статьями экспорта являлись меха и кречеты.
Ежегодный оборот московско-персидской торговли, очевидно, превышал оборот торговли Москвы с центральной Азией, составляя, по всей вероятности, сумму более 100 000 рублей.1373 В 1667 г. появилась новая форма коммерческих операций. Московское правительство заключило торговую конвенцию с компанией армянских купцов в Новой Джульфе.1374 В задачи компании входила монополия всего экспорта из Персии шелка-сырца и доставка его в Астрахань и Москву, где правительство и купцы имели преимущественное право на его покупку. Только после удовлетворения их нужд, остаток можно было продавать иностранцам (европейцам). Своим представителем в Москве компания назначила англичанина Брейна.1375
Первым русским купцом, совершившим деловое путешествие в Индию (1466-1472 гг.), был тверичанин Афанасий Никитин.1376
В 1532 г. Бабур, основатель империи Великих Моголов, направил в Москву посла с предложением дружбы великому князю. К тому моменту, как посол добрался до Москвы, Бабур скончался (28 декабря 1530 г.). Великий князь московский Василий III, не имея информации о положении дел в Индии, сомневался, предлагать ли свою дружбу индийскому правителю.1377
Плодотворные торговые отношения между русскими и индийскими купцами сначала были установлены через центральную Азию, однако это произошло не ранее 1615 г., когда в Астрахани появилась колония купцов из Индии.1378
В 1647 г. царь Алексей приказал астраханскому воеводе построить двор для индийских купцов. Из документов известно, что в 1649 г. этот двор функционировал.1379
Из Астрахани некоторые индийские купцы распространили свою деятельность на Саратов, Ярославль и Москву. В 1648 г. индийский купец Сутур получил от царя Алексея заем в 4 000 рублей, оставив в залог товаров на сумму в 5 000 рублей.
Большинство индийских купцов, имевших дела с Россией в XVII а, были родом из Пенджаба и Синда. Они принадлежали к вишнуитским сектам и имели в Астрахани храм, где почитали бога Кришну.1380 Среди импортируемых из Индии товаров были драгоценные камни, дорогие ткани, специи, лечебные травы и рис. Экспорт в Индию включал меха, кожу, медь, лебяжий и гусиный пух и такие западные товары, как шерстяные ткани, зеркала, стекло, иголки, булавки и бумагу.
Русские купцы всегда выступали против свободы торговли иностранных купцов в Московии и хотели свести деятельность индусов к совершению сделок только в Астрахани.
В 1667 г. московское правительство издало так называемый Новоторговый Устав, по которому коммерческие операции иностранных купцов в Московии были значительно ограничены. Устав имел в виду в основном европейских купцов, однако задел, официально по крайней мере, и купцов с Востока.
Тем не менее индусы продолжали посещать ежегодную Макарьевскую ярмарку у Нижнего Новгорода, а также Москву. В 1679 г. Посольский Приказ отвел в Москве специальное здание индийским, персидским и армянским купцам.1381
В 1647 г. московское правительство решило отправить в государство Великих Моголов посольство для установления с Индией постоянных дипломатических и торговых отношений. Возглавил посольство астраханский купец Мухамед Юсуф Касимов. Он получил указание сначала отправиться в Бухару вместе с Василием Даудовым, назначенным туда послом.1382 Касимов получил инструкции из Посольского приказа 28 февраля 1675 г. В тот же день царь Алексей подписал письмо падишаху Ауренгзебу,1383 в котором он называл падишаха «наш брат, великий господин, высочество, правитель Индии и всей восточной страны» и выразил свое желание жить с падишахом в мире и дружбе.
Касимов должен бьл установить между двумя суверенами ежегодный обмен. Москва хотела получать из Индии серебро и драгоценные камни и предлагала в обмен меха. Касимов также был уполномочен нанять специалистов по строительству мостов и других мастеров, купить лечебные травы, семена садовых растений небольших животных и птиц для царских владений. Более того, Касимов должен был при любой возможности выкупать русских пленных, находящихся во владениях Ауренгзеба, и в этом он преуспел.
Из Бухары Касимов отправился в Кабул (тогда владение Великих Моголов). Наместник Ауренгзеба в Кабуле доложил падишаху о миссии Касимова, но тот написал, что до сих пор в Индии не было русских послов. Он приказал своему наместнику выдать Касимову 2 000 рупий, обеспечить его безопасность, но отправить его обратно.1384

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6055