58. Василий IV Гавриил

Князь великий Василий Иоаннович всея Руси после отца своего, посмотрев в шертные грамоты Менли-Гиреевы, что были с отцом его великим князем Иваном Васильевичем всея Руси о дружбе и о братстве, а писано и на них, и на детей, и постановил с братиею своею и с боярами, и послал в Крым к хану Менли-Гирею ближнего человека своего Василия Наумова декабря 7 возвестить ему отца своего преставление да и о дружбе и о братстве по шертным грамотам.

Петр царевич. Той же осенью бывший в тюрьме в Ярославле султан Кадайкул Абраимов сын, Махмет-Аминя, хана казанского, младший брат, прислал к Москве просить преосвященного митрополита всея Руси, чтобы пожаловал, печаловался государю великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, чтобы государь пожаловал, велел крестить в православную веру. И по митрополитову печалованью велел князь великий Василий Иоаннович султану у себя на очах быть; он же начал бить челом со слезами о крещении. И повелением великого князя месяца декабря 21 в воскресенье преосвященный Симон, митрополит всея Руси, велел архимандриту псковскому Афанасию крестить на реке Москве у тайника Кудайкула султана, и нарек имя ему во святом крещении Петр. Было же тогда на крещении том и сам князь великий Василий Иоаннович, государь всея Руси, с младшею братиею и с боярами.

Еп. Серапион новгородский. Еп. Вассиан ростовский. Той же зимой января 16 в четверток преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, поставлен архиепископ Великому Новгороду и Пскову Серапион, игумен Троицкий Сергиева монастыря. А в 18 день того же месяца в воскресенье Симоном же, митрополитом всея Руси, поставлен архиепископ Ростову и Ярославлю Вассиан, архимандрит симоновский.

Свадьба царевича. Того ж месяца января 25 в воскресенье пожаловал князь великий Василий Иоаннович всея Руси царевича новопрощенного Петра, дал за него сестру свою великую княжну Евдокию; и венчал царевича Петра и княжну великую Евдокию архимандрит спасский Афанасий в соборной церкви пречистой Успения в славном граде Москве.

Послы польские. Той же зимой пришли послы на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от короля польского Александра пан Юрий Глебович, да Ивашко Сапежич писарь, да Иван Федорович Плюскова февраля 15 в воскресенье.

Кн. Дмитрий в Казани. Князь Ростовский. Под Казанью русские побиты. Князь Холмский. Те побиты. Татары побиты. Той же весною в апреле послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси брата своего князя Дмитрия Иоанновича и воеводу своего князя Федора Ивановича Бельского и иных воевод своих в судах ратью к Казани на царя Махмет-Аминя, а Полем послал на конях к Казани рать же, воеводу своего князя Александра Владимировича Ростовского и иных своих воевод. И пришел князь Дмитрий Иоаннович и воеводы великого князя, судовая рать, под Казань месяца мая 22 в пяток, и вышли из судов на поле градное с небрежением, и пришли к граду пеши. И татары из града пошли против них, а иные татары потаенные от судов на конях заехали. И был бой, грехов ради наших побили татары воевод пеших и детей боярских, которые были тут на поле, и иных взяли, а иные многие истопли на Поганом озере. И месяца июня в 9 день пришел с тою вестью к великому князю князь Василий Голенин, и князь великий Василий Иоаннович всея Руси послал в тот же день воевод своих к Казани ратью, князя Василия Даниловича Холмского и иных воевод; а к брату своему князю Дмитрию Иоанновичу и к воеводам послал грамоту, чтобы они князя Василия Даниловича и иных воевод великого князя дожидались, а к граду до них не приступали. А князь Александр Владимирович и иные воеводы с конною ратью пошли к Казани июня в 22 день. И князь Дмитрий Иоаннович с воеводами великого князя, не дожидаясь князя Василия Даниловича и иных воевод, не по великого князя приказу месяца июня в 25 день начали к граду приступать небрежением; и с градом не преуспели нисколько, но сами побеждены были от татар. И князь Дмитрий Иоаннович и с воеводами великого князя пошел от Казани к Новгороду. А царевич и воевода великого князя Федор сына Михаила Киселева, пошли Полем к Мурому. Царь же Махмет-Аминь послал за царевичем и за Федором погоню, и догнали их до Суры за 40 верст. Царевич же и Федор Божиею милостию тут татар побили, и некоторых взяли, а сами пошли здравы со всеми людьми. Когда же пришли воеводы в Москву, князь великий начал пытать, как случилось у Казани и каким образом столько много воинов изгубили, желая на воевод опалу возложить; но те жаловались на князя Дмитрия Иоанновича, что тот не слушал, и воевод излаял и, сделав худо, к Москве не пошел, а пошел прямо на Углич. Князь же великий послал и перехватил его в Переяславле, веля стеречь крепко.

Посол крымский Наумов. Августа 1 пришли послы на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси с Василием Наумовым вместе от крымского хана Менли-Гирея, именем князь Казмир-Киад да князь Махмедша, и грамоты шертные от Менли-Гирея хана к великому князю привезли о дружбе и о братстве, но не таковые, каковы надобны великому князю. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси повелел князю Казмир-Киаду с товарищами написать грамоту шертную таковую, какова была с отцом его великим князем Иоанном. Казимир же за то взялся товарищами и таковую грамоту написал, какова надобна великому князю, да и меншени (печати) свои к ней приложили.

Умер король Александр. В тот же год в августе пришла весть к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, что преставился зять король польский и великий князь литовский Александр Андреевич в Вильне; и князь великий послал навестить сестру своею Елену Ивана Кобяка.

7015 (1507). В ноябре к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришли старцы от Святой горы из Пантелеймонова монастыря милостыни ради, архидьякон Пахомий да монах Иаков; и князь великий Василий Иоаннович всея Руси удоволил их милостынею и отпустил их с Москвы мая 9 дня.

Боярин и окольничий. Еп. Митрофан коломенский. Той же осенью в декабре отпустил князь великий Василий Иоаннович всея Руси крымских послов князя Казимира-Киата с товарищами; да с ними же отпустил своего посла к крымскому хану Менли-Гирею окольничего своего боярина Константина Григорьевича Заболоцкого. В феврале в неделю о Блудном преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, поставлен епископом Коломне Митрофан, архимандрит андронниковский.

Послы литовские. Посол казанский. Марта в 21 день пришли на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси послы литовские от великого князя Сигизмунда пан Ян Николаевич, да пан Петр Янов кухместр, да Богдан Сапега писарь. В марте прислал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси хан Махмет-Аминь казанский человека своего Абдулу с грамотою бить челом о том, чтобы князь великий пожаловал, проступок его ему простил, а взял бы с ним мир.

Посылка в Казань. Мир с Казанью. Марта 25 князь великий Василий Иоаннович всея Руси Абдулу отпустил да с ним послал своего человека Алексея Лучина и велел ему говорить хану, что посла его Михаила Кляпика у себя удержал, и он бы отпустил и с его товарищами. И хан со Алексеем к великому князю прислал бакшея своего Бозека с грамотою бить челом о том, чтобы князь великий пожаловал, взял с ним мир по старине и дружбу, как было с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси: «А посла его Михаила Кляпика с его товарищами тут же отпущу да и тех людей, который на бою в наши руки попали». И князь великий Василий Иоаннович всея Руси, переговорив с братиею и боярами, ради христианских душ, которые в басурманские руки попали, да и устроения ради христианского проступок его ему простил и бакшея Бозека отпустил; и послал с ним вместе к хану дьяка своего Елку Сукова и велел ему говорить, чтобы он посла великого князя Михаила отпустил, а о мире бы прислал своего доброго человека. И в тот же год хан Махмет-Аминь посла великого князя Михаила Кляпика отпустил, да и людей великого князя, которых взял и грабил в Казани, с Михаилом отпустил, да и своего посла Бараш-сеита к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси прислал бить челом о мире, и о братстве, и о дружбе, как было с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси.

Татары на украину. Татары побиты. В тот же год пришла весть к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, что идут многие люди татары на Поле, и ожидают их приходу на украину, на Белев, и на Белевские места, и на Одоевские, и на Козельские. И князь великий послал с Москвы к Белеву воевод своих князя Ивана Холмского да князя Константина Ушатого; а там велел быть с воеводами князю Василию Одоевскому, да князю Ивану Михайловичу Воротынскому, да наместнику козельскому князю Александру Стригину. Воеводы ж великого князя были в Воротынске, и пришла к ним весть, что татары много людей поймали на украине, и много полону, и прочь пошли. Воеводы ж, положив упование на Бога, пошли за ними на Поле в погоню, и догнали их на Оке, и Божиею милостию и государевым здравием и счастьем великого князя Василия Иоанновича всея Руси многих татар побили, а иных живых взяли, а полон весь назад возвратили, и гнали их до речки до Рыбницы месяца августа в 9 день в понедельник. И которых татар взяли на бою, и они сказали, что приходили на украину крымские татары Зянсеит мурза, Янкуватов сын, с товарищами. А к великому князю примчался от воевод с тою вестью Гриня Афанасьев августа в 14 день.

7016 (1508). В сентябре князь великий Василий Иоаннович всея Руси посла казанского Бараш сеита отпустил, а с ханом Махмет-Аминем взял мир, братство и дружбу; да и посла своего к хану в Казань послал боярина окольничего Ивана сына Григория Поплевина да дьяка Алексея Лукина.

Война на Литву. Гробы великих князей. Того ж сентября в 14 день послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси воевод своих князя Василия Даниловича Холмского да Якова Захарьича к Мстиславлю Литовские земли воевать. Той же осенью октября в 7 день благоверный и христолюбивый великий князь Василий Иоаннович всея Руси по совету Симона, митрополита всея Руси, повелел приготовить место и перенести мощи прародителей своих великих князей русских. Митрополит же Симон со всем священным собором пели надгробные пения довольно и положили в новой церкви святого архангела Михаила возле южной стены, от Симеона святого, великого князя Василия Васильевича да с ним сына его великого князя Иоанна Васильевича; а на другой стороне тех же южных дверей положили мощи великого князя Иоанна Даниловича да с ним сына его старшего великого князя Симеона Иоанновича; а за теми положили великого князя Иоанна Иоанновича, другого сына великого князя Иоанна Даниловича, да с ним сына его князя великого Дмитрия Иоанновича; а за теми положили великого князя Василия Дмитриевича да с ним правнука его князя великого Иоанна Иоанновича. А удельных князей мощи положили: возле западной стены в углу князя Андрея Иоанновича, третьего сына князя великого Иоанна Даниловича, да с ним положили сына его князя Владимира Андреевича; а далее там положили князя Георгия Дмитриевича, а с ним два сына его, князя Василия Юрьевича да князя Дмитрия Юрьевича младшего; а далее положили князя Андрея Дмитриевича да брата его князя Петра Дмитриевича; а далее положили князя Ивана Васильевича, старшего сына князя великого Василия Дмитриевича; а далее положили князя Георгия Васильевича, да брата его князя Бориса Васильевича, да Андрея Васильевича младшего; а далее положили князя Ивана Владимировича да князя Ярослава Владимировича; а у северных дверей, входя в церковь на правой стороне, положили князя Андрея Васильевича старшего да князя Василия Владимировича; а на другой стороне от алтаря положили князя Василия Ярославича.

Той же зимой в январе пришел на Москву из Казани Иван Григорьевич Поплевин, да и грамоты шертные от хана Махмет-Аминя привез к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси; да хан перед ним на той грамоте и присягу дал о дружбе и о братстве, как было с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси; да и тех людей великого князя хан отпустил, которые ему на бою в руки попали.

Еп. Досифей крутицкий. Умер еп. Нифонт суздальский. Той же зимой января в 23 день преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси, поставлен был епископ Крутицкий Досифей. Той же зимой марта в 8 день преставился епископ суздальский Нифонт на Москве, положили в Суздале.

Кн. Глинский. Моклоков. Алабышев. Той же зимой отъехал от короля Сигизмунда князь Михаил Львович Глинский и прислал бить челом в службу к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал его, взял к себе в службу и с его братиею, и с приятелями; и послал к нему князь великий дьяка своего Губу Моклокова, и к целованию его привел на том и с его братиею, что ему служить верно и добра хотеть во всем великому князю Василию Иоанновичу всея Руси. И князь великий послал к нему воеводу своего Александра Оленку, Алабышева брата, да с ним детей боярских муромцев.

Умер Вассиан тверской. Нижний каменный. Той же весною преставился епископ тверской Вассиан мая в 23 день. Той же весною князь великий велел вокруг града Москвы ров делать камнем и кирпичом и пруды чинить вокруг града Алевизу фрязину. Той же весною велел князь великий заложить град каменный Новгород Нижний, а мастер Петр французский фрязин.

Церковь Благовещенская. Той же весною мая в 7 день во вторую неделю после Пасхи вошел князь великий Василий Иоаннович всея Руси и со своею великою княгинею Соломониею в новой двор кирпичный жить, который заложил отец его князь великий Иоанн Васильевич, государь всея Руси, на старом месте у Благовещения. Тогда ж благоверный и великий князь Василий Иоаннович всея Руси с великою верою и желанием повелел на своем дворе церковь превышнюю небес несказанной горы Божией всечестной царицы девы святой Богородицы Марии честного и славного ее Благовещения расписать золотом; а также повелел и иконы все церковные украсить и обложить серебром, и золотом, и бисером, деисус, и праздники, и пророков; повелел же и верх церковный покрыть и позлатить. Мая 14 погорели от панского двора посад и торг.

Опасные грамоты послам. Король Сигизмунд польский после смерти отца своего начал невестку свою Елену, сестру великого князя, изневоливать, скарб ее побрал и церковь повелел затворить. И за то князь великий Василий Иоаннович послал к нему взметные грамоты, а в земли его, навечно ему принадлежащие, послал воевод своих Якова Захарьича и иных многих ратью Литовские земли воевать за короля неисправу. А из Новгорода Великого велел князь великий ратью ж воеводе своему князю Даниил Васильевичу Литовские ж земли воевать. И начали воеводы великого князя Литовскую землю воевать, и пленить, и жечь, и сечь; пришли близко Вильни. Слышал же про то король Сигизмунд и пошел сам против воевод великого князя к Орши и от Орши к Смоленску. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси велел воеводам своим отступить к Брянску; да с Москвы послал князь великий воеводу своего Василия Даниловича Холмского к Брянску ратью против короля. Король же Сигизмунд из Смоленска прислал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси о заступничестве посла своего, и князь великий Василий Иоаннович всея Руси покровительственную грамоту на короля послу дал.

Послы ногайские о торге. В тот же год прислали ногайские мурзы послов своих к великому князю Василию Иоанновичу, государю всея Руси, бить челом, чтобы пожаловал, велел ногайским гостям ездить к Москве с конями и со всяким товаром.

7017 (1509). Послы литовские. Мир с поляками. Трубецкие. Самосальские. Глинскому Ярославец да Боровск. Сентября в 19 день во вторник к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришли послы литовские от короля Сигизмунда пан Станислав Глебович, воевода полоцкий, и пан Иван Сопежич маршалка, и секретарь Иван Войтех Нарбутьевич маршалка, и писарь Ивашко Богдана Сопежича о мире, о любви и о вечном докончании. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси с королем Сигизмундом мир и вечное докончание взял; а города русские и с волостями, свою вотчину, да и князей служебных, князя Василия Иоанновича Шемякина, да князя Василия Семеновича Стародубского, и Новосильских князей, и Одоевских, и Воротынских, и Белевских, и Трубецких, и Самосальских, и с их вотчинами, написал в свою сторону; и грамоты докончальные написали на всей воле великого князя Василия Иоанновича всея Руси. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси, почтив послов королевских, отпустил к королю октября в 10 день; а воеводам своим из Брянска велел идти к Москве, а рать распустить. А король из Смоленска пошел к Вильне. А князю Михаилу Глинскому велел князь великий у себя на Москве быть и пожаловал его, дал ему в вотчину Ярославец, а Боровск в кормление.

Посол крымский. Того ж месяца октября в 12 день в четверток пришел из Крыма Константин Григорьевич Заболоцкий и привез к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от царя Менли-Гирея шертную грамоту, какова великому князю надобна и какова была с отцом его великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси. Да с Константином же вместе пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от царя Менли-Гирея посол крымский князь Махметша, Мямышев сын, да Третабдыл-Авелшихзода, Абдылгоров Шивов сын, да Кайсым бакшей Хозя, Махметов сын.

Умер кн. Василий Холмский. Челяднин. Той же осенью в ноябре князь Василий Данилович Холмский взят был, в тюрьме и преставился. Того ж месяца ноября в 26 день в воскресенье послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси к королю Сигизмунду послов своих в Литву о мире, и о любви, и о вечном докончании боярина своего окольничего Григория сына Федора Давыдовича, наместника новгородского, да конюшего своего Ивана Андреевича Челяднина, да сокольничего Михаила Стефановича Кляпика, да дьяка Никиту Губу Моклокова.

Хан Авду-Летив освобожден. Юрьев. Той же зимой в январе князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал, хана казанского Абдыл-Летифа Абреимова сына из-под стражи выпустил и проступок ему простил, и пожаловал его, дал ему город Юрьев со всем и в братстве и в любви его себе учинил заступничеством Менли-Гирея хана крымского, да и поруку великому князю по Абдыл-Летифу дали хан Менли-Гирей и ханша его Нур-Салта­нат, мать Абдыл-Летифа, да старший Менли-Гиреев сын султан Махмет-Гирей; да и присягу на подданство дали Менли-Гиреевою душою послы его князь Махмедша с товарищами, да и Абдыл-Летиф присягу дал на том, что ему государю великому князю Василию Иоанновичу всея Руси служить и добра хотеть во всем.

Умер Дмитрий VI. Февраля 14 преставился благоверный великий князь Дмитрий Иоаннович в нужде, в тюрьме, и положили тело его в церкви у Архангела на Москве возле отца его великого князя Иоанна Иоанновича.

Месяца марта в 30 день в четверток отпустил князь великий крымских послов князя Махмедшу с товарищами, да с ним вместе послал князь великий в Крым к хану Менли-Гирею своего посла Василия Григорьевича Поплевина.

Месяца марта в 1 день пришли послы великого князя Василия Иоанновича всея Руси из Литвы Григорий Федорович с товарищами. И пред ними король польский князь великий литовский Сигизмунд крест целовал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на докончальных грамотах, что ему исправлять во всем, как в них написано, и до конца своей жизни; да и грамоту докончальную к великому князю от короля привезли за его печатью.

Послы ливонские. Перемирие с Лифляндиею. Марта в 8 день пришли послы немецкие к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от магистра ливонского и от архибискупа рижского, от бискупа юрьевского и от всей земли Лифлянской, именем Иван Гилдоруп, да канцеляр Иван Оледензян, да Иван Кавер, да Кристерн Сюгей и били челом великому князю от магистра и от всей земли о перемирии. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал магистра ливонского и всю землю Лифлянскую, велел наместникам новгородским и князю псковскому с ними взять перемирие на 14 лет от Благовещения дня да и торговать с ним людям своим велел по старине; а от литовского короля Альбрехта отступили.

Послы литовские. Пленные пущены. Марта в 13 день пришли послы литовские к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от короля Сигизмунда пан Ян Николаевич, воеводич виленский, да маршалка вахмистр королевский пан Войтех Янович, и писарь пан Бугуш Боговитинов по поводу взятых панах, которые на бою взяты на Ведроше; и князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал их, отпустил.

Тула построена. Еп. Симеон суздальский. В тот же год повелением великого князя Василия Иоанновича всея Руси поставили град деревянный на Туле. В тот же год августа в 21 день во вторник поставлен Симеон, архимандрит андрониковский, епископом Суздалю преосвященным Симоном, митрополитом всея Руси.

7018 (1510). Поход в Новгород. Псковичей челобитье на наместника. Гнев на псковичей. Во Пскове колокол вечевой взят. Псковичей покорность. Великий князь во Псков. Милость покорным. Месяца сентября в 23 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси поехал с Москвы в вотчину свою в Великий Новгород, а с ним брат его младший князь Андрей Иванович, да Петр царевич, да, владыка коломенский Митрофан, да архимандрит симоновский Варлаам. И той же зимой приехали в Новгород к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси многие посадники псковские, и купцы, и зажиточные люди от всего Пскова бить челом государю на его наместника князя Ивана Михайловича Оболенского на Репню. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси выискав, что псковичи не по правде бьют челом на его наместника, да и нечестно его задержали, и за то на них опалу свою положил, велел в Новгороде псковичей всех взять; а во Псков послал Третьяка Далматова и велел псковичам сказать, что государь хочет в вотчине своей быть сам, живоначальной Троице челом ударить, а вотчину свою поправить и пожаловать, да и колокол бы вечевой свесить. Псковичи ж так сотворили всю волю государскую. Князь же великий Василий Иоаннович всея Руси пошел из Новгорода Великого в вотчину свою во Псков января в 20 день в воскресенье, приехал во Псков января 24 в четверток к живоначальной Троице, помолился, а вотчину свою Псков велел привести к целованию, а взятых псковичей пожаловал, из-под стражи выпустил, и лучшим людям велел к Москве ехать жить, и колокол их вечевой в Москву отослал. А во Пскове оставил двух наместников, Григория Федоровича да Ивана Андреевича Челяднина, и учинил всем, как пристойно быть государству его, и поехал изо Пскова после Сбора в Новгород, да из Новгорода поехал в неделю 3-ю поста, а на Москву приехал в неделю пятую поста марта в 17 день. Псковичей же велел поселить в Москве, дав им место по Встретенской улице и да им улицу всю и за Стретение, а не помешал с ними ни одного московского, а староста у них был особый Карп Бобынин, и в строении им помогал; а во Псков перевел с Москвы 15 да с городов 120.

Нур-Султана ханша в Москву. Саип-Гирей. Кобяк. В тот же год в июле пришел из Крыма Василий Григорьевич Поплевин от ханши Нур-Салтаны. Того же месяца июля в 21 день в воскресенье пришла на Москву ханша Нур-Салтана, крымского хана Менли-Гиреева Темирева дочь, да с нею Менли-Гиреев сын Саип-Гирей султан. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси встретил ее честно с боярами. А от хана Менли-Гирея послы к великому князю Шиг-Олла-Ших зода да Лагит-Берди-Дуван; а пришла ханша со своими детьми видеться, с ханом Махмет-Аминем казанским да с Абдыл-Летифом, что великому князю служат. А отпустил князь великий ханшу в Казань августа в 20 день, а ханские послы остались на Москве; к хану же Махмет-Аминю в Казань послал князь великий Ивана Кобяка.

7019 (1511). Объезд великого князя. Того ж месяца сентября в 8 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси выехал с Москвы в Переславль, а после себя велел быть за собою великой княгине, и был в Переславле, а оттуда был в Юрьеве, и в Суздале, и во Владимире, и в Ростове; а на Москву приехал князь великий декабря в 5 день.

Посол в Польшу. Кн. Семен Иоаннович. Той же осенью в ноябре отпустил князь великий Василий Иоаннович всея Руси посольством в Литву Михаила сына Юрия Захарьича да дьяка Василия Третьяка Далматова. Той же зимой в январе восхотел князь Семен Иоаннович бежать в Литву от брата своего великого князя Василия Иоанновича всея Руси. И князь великий, сведав то, послал к нему, и велел ему у себя быть, и хотел на него опалу свою возложить. Князь же Семен Иоаннович за свою вину начал бить челом государю великому князю, а князь великий Василий Иоаннович всея Руси пожаловал его, по печалованью Симона, митрополита всея Руси, и братии своей, и вины ему отдал, а людей его, бояр и детей боярских всех переменил.

Михаил Захарьин. Послы литовские. Той же зимой в марте пришел из Литвы посол великого князя Михаил сын Юрия Захарьича, да дьяк Василий Третьяк Далматов. Марта же в 30 день пришли к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси послы литовские от короля Сигизмунда пан Станислав Глебович, да Войтко Ключко, да писарь Бугуш Боговитинов, а отпустил князь великий послов литовских апреля в 4 день.

Умер Симон митр. Симон митрополит месяца апреля в 26 день в воскресенье разболелся, и по великого князя слову послал за Серапионом, бывшим архиепископом Великого Новгорода и Пскова, и благословил его, и прощение взял с ним, и отпустил его к Троице в Сергиев монастырь. И преставился апреля в 30 день со вторника на середу в 1 час ночи; положили тело его в церкви пречистой Успения на Москве.

Ханша Нур-Султана. Митр. Варлаам. Той же весною июня в 21 день пришла из Казани царица Нур-Салтана на Москву. Июля в 27 день в воскресенье возведен на митрополитов двор и наречен митрополитом всея Руси Варлаам, архимандрит симоновский; а поставлен на митрополию всея Руси месяца августа в 3 день в воскресенье; а на поставление его были архиепископ ростовский Вассиан и епископ Симеон суздальский, Протасий рязанский, Нил тверской, Митрофан коломенский, Досифей Крутицкий; а пермский Никон прислал грамоту свою единосоветную достоинству поставления его.

7020 (1512). Ханша в Крым. Тучков. Декабря в 5 день в пяток князь великий Василий Иоаннович всея Руси отпустил с Москвы в Крым хана Менли-Гирея ханшу Нур-Салтану и Менли-Гиреева сына Саип-Гирея султана; а с нею вместе послал князь великий к хану Менли-Гирею своего посла окольничего Михаила Васильевича Тучкова; а проводить царицу послал до Путимля князя Михаила Даниловича Щенятева.

Мир с Казанью. Послы в Казань. Той же зимой к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от хана Махмет-Аминя казанского пришел посол Шаусейн сеит о крепком миру и о дружбе. И князь великий о том велел с ним говорить боярам своим, и великого князя бояре да хана Махмет-Аминя посол Шаусейн сеит договорились, на чем быть хану Махмет-Аминю с великим князем в крепком миру и в докончании, и грамоту шертную Шаусейн сеит написал, и на той грамоте Шаусейн сеит перед великого князя боярами присягу дал на том, что хану Махмет-Аминю в Казани перед великого князя боярами и послам присягу дать, что по той грамоте править великому князю и до конца своей жизни. И князь великий послал к хану с тою грамотою с Шаусейн сеитом вместе посла своего окольничего Ивана Григорьевича Морозова да дьяка своего Андрея Харламова. И в Казани хан Махмет-Аминь перед великого князя послами на той грамоте присягу на подданство дал, и меншень свою к ней приложил, и отпустил Ивана к великому князю.

Посол казанский. Боярин и конюший. Той же зимой в феврале хан Махмет-Аминь казанский прислал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси человека своего Бузяку бакшея, а просил, чтобы князь великий прислал к нему своего верного человека, а именно о Иване Андреевиче, а писал к великому князю: наперед того некоторое дело лихое учинил, и он хочет в том деле великому князю исповедаться, а впредь хочет быть с великим князем в крепкой шерти, и в вечном мире, и дружбе, и в любви. И князь великий по ханскому прошению послал к нему в Казань боярина своего и конюшего Ивана Андреевича да дьяка Елизарья Сукова на подводах. И хан Махмет-Аминь Ивану Андреевичу тайну свою исповедал чисто, и с великим князем в крепкой шерти и в вечном мире, в дружбе и в любви учинился, и отпустил Ивана к великому князю; а с ним вместе послал хан к великому князю своего посла Шаусейн сеита, и приехали на Москву в марте.

Крымские на украину. Мая в 8 день пришла весть к великому князю, что крымского хана Менли-Гирея дети Ахмат-Гирей да Бурнаш-Гирей пришли внезапно со многими людьми на великого князя украины, на Белев, Одоев, Воротынск и на Олексин. И князь великий тотчас послал против них воеводу и боярина своего князя Даниила Васильевича Щеня и иных воевод многих. Татары же, прослышав о великого князя воеводах и убоявшись, вскоре отступили.

Абдыл-Летиф под стражу. Тогда же князь великий Василий Иоаннович всея Руси опалу свою положил на хана Абдыл-Летифа за его неправду, и велел у него приставам быть, и Каширу у него отнял.

Крымские на Рязань. Осетр р. Упа р. В тот же год в июле Махмут, султан крымский, пошел было на Рязань, и учинилась ему весть, что великого князя воеводы стоят на Осетре, князь Александр Владимирович Ростовский и иные воеводы со многими людьми, а на Упе стоят воеводы князь Михаил Иванович Булгаков да Иван Андреевич и иные многие воеводы со многими людьми; и то слышав, Махмут в землю не пошел, а воротился с украины, а воеводы великого князя за ним ходили на Поле до Сернавы, до него не дошли.

7021 (1513). Крымские татары на Рязань. Поляки с татарами на Русь. Королева Елена взята. Умерла Елена королева. Объявление войны полякам. Поход к Смоленску. В месяца октябре Бурнаш-Гирей султан, Менли-Гиреев сын, приходил ратью на Рязань, и острог взял, и к граду приступал, а с градом не преуспел нисколько и отошел. Той же осенью пришла весть к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, что Сигизмунд, король польский, сообщениями обменивается с басурманством против христианства, с крымским ханом Менли-Гиреем, наводит его на христианство, на великого князя землю, и чтобы хан на великого князя ратью пошел. А прежде того султаны, Менли-Гиреевы дети, приходили ратью на великого князя украинные места по королевскому же наводу; да иные непослушания многие король великому князю начал делать чрез докончанные грамоты и чрез крестное целование. А сестру великого князя, королеву Александрову, великую княгиню Елену велел панам своим в Вильне взять да под стражей держать в заключении за Вильнею в Берштах, и королевы Елены в той нужде и в животе не стало, Бог ведает которыми делами. И князь великий о тех неисправлениях и о сестре своей, о королеве Елене, посылал к Сигизмунду королю не один раз своих послов и гонцов; и королевское было во всем неисправление, ничему управы не учинил, а о королеве великой княгине Елене и ответу не дал. И князь великий Василий Иоаннович всея Руси, не могши терпеть Сигизмунда короля многие к себе неисправления, послав к нему, крестное целование с себя сложил. И сам князь великий и со своею братиею пошел на его землю ратью, а выехал с Москвы декабря в 19 день в воскресенье, и в Литовскую землю к граду Смоленску пришел января, да граду Смоленску многие скорби и убытки поделал, и, земли Литовские много попленив, возвратился; а на Москву пришел в марте в неделю 3-ю поста.

Посол в Кафу. Той же зимой князь великий послал в Цареград к турецкому султану Салим-Шаг-Хандыкерю человека своего Михаила Иванова сына с грамотою о любви.

Умерла княг. Евдокия. Умер Федор волоцкий. Той же зимой в феврале преставилась благоверная великая княжна Евдокия, Петра царевича жена, во вторник на Федоровой неделе, и положили тело ее в церкви Вознесения. В мае преставился благоверный князь Федор Борисович волоцкий, и положили тело его в Иосифовой пустыни в монастыре.

Война к Смоленску. Войска к Смоленску. Поляки побиты. Смоленск в осаде. Июня в 24 день во вторник князь великий Василий Иоаннович всея Руси пошел второй раз к Смоленску, а шел на Боровск; а из Боровска послал наперед себя град Смоленск обступить боярина своего и воеводу князя Ивана Михайловича Оболенского-Репню да окольничего своего Андрея Васильевича Сабурова и иных своих воевод многих со многими людьми. И воевода и наместник смоленский пан Юрий Глебович, и князи и бояре смоленские, и гетманы с жолнерами против великого князя воевод выехали за город за вал на бой. И воеводы великого князя на них напустили, да Божиим милосердием великого князя воеводы смоленского воеводу, и князей, и панов прогнали и многих людей побили, а иных князей, и бояр, и жолнеров многих взяли и к великому князю их в Боровск привели; а сами воеводы великого князя град Смоленск обступили и землю воевали.

7022 (1514). Сентября в 11 день князь великий пошел из Боровска к Смоленску, и граду Смоленску великие скорби и бои пушками и пищалями многие дни сотворяли; град же имел твердость, стремнинами гор и холмов вкосых и стенами великими укрепление; и князь великий, всю землю пленив, возвратился на Москву.

Посол цесаря Максимилиана. Союз с цесарем. Посол к цесарю. Посол к датскому. Посол датский. Посол турецкий. Той же зимой февраля в 2 день к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришел на Москву от избранного цесаря Максимилиана и наивысшего короля римского его посол, именем Юрий Снитцем Помер, цесарского величества советник, о любви, и о братстве, и о дружбе. Князь же великий Василий, Божиею милостию царь государь всея Руси, с избранным цесарем Максимилианом и наивысшим королем римским братство, и любовь, и вечное докончание взял, да и грамоты докончанные промеж себя написали, и печать свою золотую к ней приложил; и почтив посла цесарева Юрия, отпустил его с Москвы марта в 7 день; да с ним вместе послал князь великий к Максимилиану цесарю своего посла, именем Дмитрий сын Федора Ласкарева грека, да дьяка своего Елизара Сукова. Апреля в 9 день князь великий отпустил с Москвы датского короля посла Давыда; да с ним вместе князь великий послал к датскому королю Кристерну своего посла Ивана сына Микулы Ярого да дьяка своего Василия Белого. Августа в 14 день пришли на Москву послы русские из Датской земли, а с ними вместе пришел посол от датского короля Кристерна тот же Давыд. Мая в 28 день к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси пришел на Москву из Цареграда от турецкого султана Салим-Шага-Хандикера посол, именем Кебална, князь мингунский, о братстве и о любви.

Война на Смоленск. Смоленск осажен. Смоленчан просьба. Смоленск взят. Смоленчане к присяге. Князь Шуйский. В тот же год июня в 8 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси пошел с Москвы третий раз ратью к граду Смоленску; а с ним братья его князь Юрий и князь Семен Иоанновичи; а на Москве оставил брата своего князь Андрея Иоанновича. А наперед себя послал к граду Смоленску воевод своих князя Бориса Ивановича Горбатова, да князя Михаила Васильевича Горбатого-Киселку, да боярина и конюшего своего Ивана Андреевича, и иных своих воевод многих со многими людьми; и те воеводы пришли и город обступили. Был же тогда во граде Смоленске королевский воевода и наместник пан Юрий Салагубович. И в месяце июле пришел князь великий сам и со своею братиею под город Смоленск со многими силами и с великим нарядом пушечным. И пушки и пищали большие около города установив, повелел град бить со всех сторон, и приступы великие чинить без отдыха, и огненными пушками во град бить, что от пушечного и пищального стуку и людского кричания и вопля, а также и от градских людей супротивного бою пушек и пищалей земля колебалась и друг друга не видели, и весь град в пламени и курении дыма, что думали, что загорелся он. И страх великий напал на горожан, и тотчас начали из града вопить и окликать, чтоб великий государь пожалел, меч свой унял, а бою перестать повелел, а они хотят государю бить челом, а град подать. И великий государь вскоре повелел бою перестать; и владыка смоленский Варсонофий, и князи и бояре смоленские, и мещане, и все граждане выслали из града бить челом, чтобы великий государь свою вотчину и дедину пожалел, опалу свою и гнев отдал им, и очами своими велел их видеть, и служить себе велел. И великий государь вотчину свою и дедину пожалел, владыке смоленскому Варсонофию, и князям, и боярам, и мещанам, и всем людям градским свою опалу и гнев им отдал, и очами своими велел их видеть, и служить им велел. Июля в 13 день князи и бояре смоленские град отворили, а сами пошли к шатрам к великому государю челом ударить, да тут и отдались великому государю и крест целовали. И князь великий их пожалел, слово свое о прощении им молвил и есть их звал. А во град Смоленск послал боярина своего и воеводу князя Даниила Васильевича Щеня и иных многих своих воевод со многими людьми, а велел им прочих людей, и князей, и бояр, и мещан, и всех людей града Смоленска к целованию привести и речь им государскую о прощении говорить. Августа в 1 день, на Происхождение честного креста, князь великий Василий Иоаннович всея Руси со своею братиею, и с боярами, и со всеми воеводами и разными чинами вошел с великою славою во град Смоленск. Епископ же смоленский Варсонофий с архимандритами, и игуменами, и со всем собором, со священниками и дьяконами, взяв чудотворную икону пренепорочной и пречистой Богоматери, и с честными крестами, и иными многими святыми образами, а за ними силы различные, для встречи их вышли, князи и вельможи благородные, старцы со юношами, матери, девицы, и иноки, и инокини, и весь народ града Смоленска, малые и великие, мужи, и жены, и дети светлыми очами и чистыми душами со многою любовью и усердием встретили великого князя государя за градом на посаде. Благоверный ж великий государь со своею братиею и со всеми боярами и воеводами знаменовался у честных и святых икон и благословился у епископа Варсонофия, пошел за крестами к соборной церкви пречистой Богоматери честного и славного ее Успения, и тут немедленно начали молебны петь. После совершении ж молебна, войдя на амвон, протодьякон начал велегласно многолетствовать великому князю, а потом епископ со всем священным собором, затем дьяконы на оба клироса пели многолетие великому князю. Епископ же благословил честным и животворящим крестом великого князя и сказал: «Божиею милостию радуйся и здравствуй, православный царь Василий, великий князь всея Руси самодержец, на своей вотчине и дедине граде Смоленске на многие годы». После сего братия великого князя, затем бояре и все воеводы, каждый своим чином приходя, здравствовали великому государю на его вотчине и дедине граде Смоленске; также и смоленские князи, и бояре, и мещане, и все граждане великому государю здравствовали, а меж собой с великого князя боярами, и воеводами, и со всеми людьми начали здравствовать и целоваться, радуясь, с великою любовью, как единоверные братия, друг к другу ликуя. А также и жены и дети меж собой обрадовались и победоносному кресту и благоверному православному великому государю благодарственные испускали возгласы, избавившись и освободившись от злой литовской прелести и насилия, возрадовались своему истинному пастырю и учителю православному великому государю, целовали друг друга. И было тогда видна пречистой Богоматери милостию и благодатию животворящего креста во всем граде Смоленске промеж всех людей радость и веселие несказанное. Когда же приспело время божественной литургии, великий государь, отслушав святую службу, пошел со своею братиею, и боярами, и со всеми воеводы на свой двор и сидел на своем месте; а братия его, и бояре, и воеводы, и князи смоленские и бояре по чину здравствовали ему; а князь великий им в ответ слово свое о здравии молвил да велел им сесть. И князь великий позвал к себе гостей и бояр смоленских и мещан, и говорил им уставную свою речь и совершенное свое прощение, и дал им воеводу и наместника боярина своего и воеводу князя Василия Васильевича Шуйского, и звал их к себе есть; и ели у великого князя. А после того начал их жаловать шкурами собольими, и бархатами, и аксамитами, и камками, и атласами золотыми, денежным жалованием, каждому по его достоянию; а также и детей боярских, и служивых людей, и мещан, каждому по его пригожеству; также и гетманов жолнерских и жолнеров жаловал; а королевского наместника пана Юрия Салагубовича отпустил к его государю королю и проводить его велел до Орши.

Война к Мстиславлю. Мстиславль отдался. Кн. Михаил Мстиславский. Того ж августа в 7 день послал князь великий боярина своего и воеводу князя Михаила Даниловича Щенятева, да князя Ивана Михаиловича Воротынского, и иных своих воевод, да князей и бояр смоленских со многими людьми к Мстиславлю на князя Михаила Мстиславльского. И князь Михаил, прослышав о великого князя воеводах, их встретил и бил челом, чтобы государь князь великий пожаловал, взял его к себе в службу и с вотчиною, да и крест воеводам на том целовал со всеми своими людьми, и к великому князю с воеводами поехал. И великий государь пожаловал князя Михаила, к себе в службу и с его вотчиною принял, и жаловал его шкурами и деньгами и его бояр и детей боярских, и в вотчину его к Мстиславлю отпустил.

Кричев. Дубровна. Глинский изменил. Глинский взят. Того ж месяца в 13 день к великому князю приехали из Кричева, из Дубровны мещане и черные люди, чтобы государь князь великий пожаловал, велел им служить, а города Кричев и Дубровна перед государем. И князь великий пожаловал, взял их в свое имя и в крестное целованье велел их привести. Тогда же князь великий послал слугу своего князя Михаила Глинского со многими людьми беречь свою вотчину град Смоленск и иных грады от своего недруга Сигизмунда, короля польского; а в Борисове, и к Минску, и на Друцких полях стояли великого ж князя воеводы, боярин и воевода князь Михаил Иванович Булгаков, да брат его князь Дмитрий Иванович Булгаков, и иные воеводы с людьми. Князь же Михаил Глинский, забыв Бога и своей правды и преступив крестное целование, государю великому князю изменил да начал обмениваться сообщениями с королем и со всеми панами с ляцкими и с литовскими и их наводить на великого князя людей, а сам хотел бежать к королю. Воеводы ж великого князя князь Михаил Булгаков с товарищами прослышали про Глинского измену, что с королем и с панами его сообщениями обменивается и наводит их на великого князя людей, а сам хочет бежать, и они его, изловив, послали к великому князю. И князь великий послал на Друцкие поля с князем Михаилом сняться боярина своего Григория Федоровича, да боярина конюшего своего Ивана Андреевича, и иных своих воевод своего дела беречь.

7023 (1515). Русские побиты. Воеводы пленены. Еп. смоленский изменил. Владыка взят. Поляки к Смоленску. Прочь пошли. Кн. Ижеславский изменил со Мстиславлем. Сентября в 10 день в воскресенье князь великий Василий Иоаннович всея Руси устроив свою вотчину град Смоленск, как есть по достоинству его государству, оставил в нем воеводу и наместника боярина своего князь Василия Васильевича Шуйского и иных многих воевод со многими людьми на сохранение града Смоленска, а сам пошел из Смоленска на Москву; а к воеводам своим, к князю Михаилу Булгакову и иным своим воеводам, послал, велел им идти за собою к Москве. Воеводы ж великого князя поотстали, ожидая тех людей, которые были от них посланы на Друцкие поля, и к Борисову, и к Минску, у реки Днепра. И в ту пору по того изменника князя Михаила Глинского ссылке королевские воеводы ляцкие и литовские со многими людьми, внезапно придя, напали на великого князя воевод. И воеводы великого князя с ними бились крепко, и у них многих людей, и воевод ляцких и литовских, и польских детей и княжат побили; а великого князя воеводы князь Михаил Иванович Булгаков, да брат его князь Дмитрий Булгаков, да Иван Андреевич и иные воеводы за грехи в литовские руки попали. Епископ же Варсонофий смоленский, презрев божественный суд, и поправ своего святительства совет, и преступив свое обещание, и клятву, и крестное целование, изменил к государю великому князю и послал к королю племянника своего Васька Ходыкина с писанием, говоря: «Если ныне пойдешь сам к граду Смоленску или воевод своих со многими людьми пошлешь, можешь ныне град без труда взять». Князи же и бояре смоленские и мещане сведали про владыки смоленского измену и крестное преступление к государю и великому князю и возвестили сие все великого князя боярину и наместнику смоленскому князю Василию Васильевичу Шуйскому, по крестному целованию правду выискав. Князь же Василий Васильевич, слышав от князей и бояр смоленских и от мещан про их розыск и владыки Варсонофия измену, что он на православного государя вотчину наводит латинство, о том розыске великую похвалу воздал, а владыку Варсонофия послал из Смоленска к государю великому князю на Москву. Не после многих же дней после владычней присылки пришли к граду Смоленску литовские воеводы, князь Константин Острожский и иные воеводы, со многими людьми, и многие сообщения и грамоты во град смоленчанам послали, и приступы к граду частые творили, но Божиею помощию и пречистой Богоматери князи и бояре смоленские и все люди града с великого князя воеводами и со всеми их людьми единодушно и крепко против литовских людей стояли, из града почасту исходили и с ними крепко бились. Безбожный же Острожский, государский изменник, у града Смоленска не преуспел нисколько, возвратился с великим срамом; как только же от града пошли, многие люди москвичи и смоленчане погнались за ними и многих людей литовских побили, а иных панских детей и гетманов взяли; и князь Константин побежал, многие возы и телеги со скарбом оставив. Тогда же и князь Михаил Ижеславский изменил, к государю великому князю преступил крестное целование и отступил от православного великого государя и со Мстиславлем к литовскому королю Сигизмунду. Так же сотворили кричевляне и дубровляне, изменили великому государю и крестное целование преступили, отступили к королю.

Посол цесарский. Декабря в 1 день пришел на Москву великого князя посол Дмитрий Ласкарев да Елизар Суков, что посылал их князь великий к избранному цесарю Максимилиану и наивысшему королю римскому о братстве, и о дружбе, и о вечном докончании; и грамоту цесареву докончанную привезли к великому князю, а цесарь Максимилиан перед великого князя послами крест целовал на том, что ему великому князю брату своему по той грамоте править во всем и до конца своей жизни. Да с ними пришел вместе к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву от избранного цесаря Максимилиана и наивысшего короля римского его посол, именем Яков доктор, да Маврец о дружбе и о любви.

Еп. Иосиф смоленский. Февраля в 15 день повелением Василия, Божиею милостию государя и самодержца всея Руси и великого князя, поставлен был епископ во град Смоленский Иосиф, архимандрит монастыря Михаилова Чуда, который внутри града на Москве, преосвященным Варлаамом, митрополитом всея Руси; и отпустил его князь великий с Москвы в свою вотчину во град Смоленск марта в неделю 4 поста.

Посол в Турки Коробов. Посол к цесарю. Посол к датскому. Марта в 15 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси отпустил турецкого посла султанова князя Кемала; а с ним вместе послал князь великий в Цареград посольством к турецкому Салим-Шаг султану своего человека ближнего Василия сына Андрея Коробова, а во Святую гору Афонскую князь великий послал с милостынею Василия Копыла Спячего да Ивана Варавина. В апреле великий государь Василий Иоаннович всея Руси отпустил Максимилианова цесарева посла Иакова доктора и Мавреца к его государю; да с ним вместе послал к брату своему римскому кесарю Максимилиану своего посла Алексея сына Григория Заболоцкого да дьяка Алексея Малого; а к датскому королю Кристерну князь великий послал Ивана сына Микулы Ярого да дьяка дворцового Василия Белого.

Умер хан Менли-Гирей. Хан крымский Махмет-Гирей. Умер еп. Вассиан ростовский. Той же весною в апреле князь великий Василий Иоаннович всея Руси был впервые в своей вотчине на Волоке Ламском, ездил на свою потеху. Той же весною в мае пришла весть великому князю из Крыма, что Менли-Гирея на свете не стало, а после его сел на царство в Крыму сын его старший Махмет-Гирей. В тот же год в августе пришел из Крыма великого князя посол окольничий Михаил Васильевич сын Тучков; а с ним вместе пришел к великому князю от Махмет-Гирея, хана крымского, посол, именем Янчура-Дуван, о братстве и дружбе. В тот же год месяца августа в 28 день преставился архиепископ ростовский Вассиан на Дорогомилове, и положили его в Ростове.

7024 (1516). Умер еп. Симеон суздальский. Посол в Крым Мамонов. Ноября в 12 день преставился Симеон, епископ суздальский, и положили тело его в Суздале. Той же зимой в декабре князь великий Василий Иоаннович всея Руси крымского посла Янчуру-Дувана отпустил; а с ним вместе послал князь великий в Крым к хану Махмет-Гирею, Менли-Гирееву сыну, своего посла, ближнего человека своего Ивана сына Григория Мамонова, о дружбе и о братстве; и Божия воля сталась, Ивана Мамонова в Крыме на свете не стало. Той же зимой в марте пришел из Цареграда на Москву великого князя посол Василий Андреевич Коробов; а Василий Копыл из Цареграда пошел во Святую гору Афонскую от великого князя Василия Иоанновича всея Руси с милостынею, а Варавин остался в Цареграде для потреб великого князя.

В том же году весною приходила литва на Луки Великие, где села пограбили и посад пожгли, а города не взяли; и отойдя, на осень снова пришли. Тогда воеводы великого князя побили литву, многих разогнали и живых панов взяли 23 и послали их в Москву к великому князю. Июня 22 ходил князь великий в Боровск, а оттуда послал воевод своих в Литовскую землю, а сам стоял в Боровске.

Марта в 16 день преставился Серапион, бывший архиепископ Великого Новгорода и Пскова, и положили тело его у Троицы в Сергиеве монастыре.

В тот же год в июне отпустил князь великий датского короля Кристерна посла Давыда Старова, да с ним князь великий послал к королю датскому вместе дьяка своего Некраса Харламова, да и грамоту докончанную с ним послал к королю.

Посол Казанский. Послы в Казань. Карпов. Абдыл-Летиф освобожден. В тот же год в июне пришел к великому князю Василию Иоанновичу от Махмет-Аминя хана из Казани посол его Шаусейн сеит, да земской князь Шайсуп, да басей Бозюка с великим молением бить челом великому князю, о том возвещая ему, что хан Махмет-Аминь болен; и князь великий пожаловал бы его ради брата его Абдыл-Летифа, свою опалу и гнев отставил и из-под стражи его выпустил, и пожаловал бы его учинить ханом в Казани; а Махмет-Аминь да и вся земля Казанская дадут великому князю правду, какую князь великий захочет, что им без ведома великого князя хана и султана на Казань никакого не избирать. Да и записи о том Шаусейн сеит написал своею рукою, на чем хану да и всей земле Казанской дать присягу на подданство. И князь великий Шаусейн сеита посла отпустил, да с ним вместе князь великий в Казань к Махмет-Аминю с теми записями послал окольничего своего Михаила Васильевича Тучкова, да оружничего своего Никиту Ивановича Карпова, да дьяка Ивана Телешова. А Махмет-Аминь хан и вся земля Казанская к великому князю на тех записях правду учинили перед его послами, и великого князя послов хан отпустил, а с ними вместе послал хан к великому князю своего посла Шаусейн сеита с великою покорностию просить о брате своем. И князь великий ради Махмет-Аминя пожаловал брата его Абдыл-Летифа, из-под стражи выпустил и опалу свою и гнев отложил, и пожаловал его, дал ему город Каширу в своей земле.

В том же году заложили на Неглинке и третью плотину против Ризположенной стрельницы и мост каменный, а ниже две плотины сделали прежде.

7025 (1517). Еп. Геннадий суздальский. Еп. Сергий рязанский. Февраля в 10 день во вторник повелением благоверного Василия, Божиею милостию государя всея Руси, поставлен был епископ в Суздаль Геннадий, бывший архимандрит Рождества святой Богородицы во Владимире, преосвященным Варлаамом, митрополитом всея Руси. Того же месяца февраля во 12 день в четверток поставлен был епископ на Рязань Сергий, архимандрит Андронникова монастыря, Варлаамом, митрополитом всея Руси.

Посол прусский. Посол в Прусы. Загряжский. Той же зимой в марте великому князю Василию пришел в Москву от высокого магистра прусского Альбрехта немецкого чина его посол, именем Феодорикус Шитборк, бить челом о том, чтоб великий государь Василий жаловал его и берег, и на своего б недруга на короля польского в единстве его с собою учинил, и оборонял бы его от короля. И великий государь Василий того посла магистрова Феодорикуса, почтив, отпустил; да с ним вместе к Альбрехту, магистру прусскому, послал своего человека ближнего Митрия Загряжского, да с ним послал грамоту свою утвержденную, что великой государь Василий, Божиею милостию царь и государь всея Руси, Альбрехта, магистра прусского, пожаловал, в единстве его с собою учинил; да и перед Дмитрием магистр и крест целовал, что ему, великому государю, по той грамоте править и до конца своей жизни.

Посол цесарский. Герберштейн. Посредство цесаря. Апреля в 18 день к великому государю Василию пришел на Москву от цесаря и короля римского Максимилиана его посол, именем Зигмунд Гердберстейн (Герберштейн) рыцарь, моля и прося, чтобы великий государь Василий для его государя цесаря изволил приехать к Сигизмунду королю польскому послом и с ним помирился, чтоб из-за их брани между ними кровь христианская не пролилась, да и грамоты покровительственные на королевских послов просил. И великий государь Василий Максимилианову послу Зигмунду отвечал своими боярами, что «ради брата своего цесаря Максимилиана с Сигизмундом королем польским миру хотим, как нам будет угодно», да и грамоты покровительственные на королевских послов велел ему дать; и цесарев посол Зигмунд рыцарь покровительственные послал грамоты к королю со своим племянником Яном.

Поляки возбуждают татар. Крымские на Тулу. Волконские. Татары побиты. В тот же год король польский Сигизмунд посылал в Крым пана своего Альбрехта Мартынова с великою казною к басурманским государям, к Менли-Гиреевым детям, а велел их наводить на крестьянство великого князя государя Василия, которое на украинах. И в тот же год в августе по совету короля Сигизмунда пришли крымские татары Такузан мурза, Ширин-Агишев сын княжий, да Кудаш мурза, Бектерев сын Ширинов, да Уидем мурза Мангит, да Алпов султан шурин, а с ними 20 000 рати; и пришли на великого князя украины около града Тулы и без пути начали воевать. И великого князя воеводы князь Василий Семенович Одоевский, и князь Иван Михайлович Воротынский, и иные воеводы послали наперед себя против татар детей боярских не со многими людьми, Ивашку Тутыхина да Волконских князей, и велели им со всех сторон татарам мешать, чтобы не воевали; а сами воеводы пошли за ними на татар. Пошедшие же прежде люди, Ивашка Тутыхин с товарищами, придя, начали мешать татарам со всех сторон, и не дали им воевать, да у них многих людей побили. Татары же, прослышав про великого князя воевод, скоро возвратились; а ранее сокрылись по лесам пешие люди немногие украинные да им дороги засекли и многих татар побили; и передовые люди от воевод приспели конные, начали татар топтать и по бродам и по дорогам их побивать, а пешие люди украинские по лесам их бить. И Божиим пособием многих татар пленили и побили, а иные многие татары по рекам утонули, а иных живых взяли. Ибо такова была тогда Божиею помощию на татар победа, как слышали от достоверных, а кроме того и от самых татар, которые приходили после того из Крыма, что от 20 000 мало их в Крым явилось, но и те пеши, босы и наги.

7026 (1518). Послы польские. Поляки в Опочке. Воеводы из Лук Великих. Салтыков. Полякам помощь. Поляки побиты. Послы польские. В сентябре король польский Сигизмунд, умыслив своим помыслом лукавым, по покровительственным грамотам послал к великому государю послов своих маршалка своего и наместника могилевского пана Яна Щита да маршалка же и писаря своего Бугуша; а сам король Сигизмунд пошел в Полтеск со всеми своими людьми польскими и литовскими и оттуда нарядил своих воевод, большего гетмана князя Константина Острожского и всех своих гетманов и воевод ляцких и литовских, да и наемных людей собрав многих, послал с великим нарядом пушечным и пищальным на великого князя украину к псковскому пригородку к Опочке. И слыша про то, великого князя Василия воеводы, князь Александр Владимирович Ростовский и иные многие воеводы, которые были на Великих Луках в заставе, послали весть к государю и великому князю Василию, а против неприятелей послали наперед себя легких воевод, князя Федора Васильевича Оболенского-Лопату да Ивана Васильевича Ляцкого, и иных воевод и детей боярских не со многими людьми, а велели им помогать пригородку Опочке и от всех сторон войску литовскому мешать; а сами воеводы пошли против королевских воевод со многими людьми. А князю Василию Васильевичу Шуйскому велел князь великий пойти из Вязьмы со многими людьми и со многими воеводами против королевских воевод. Королевское же войско со многими людьми обступило город Опочку, и начали бить пушками и большими пищалями и приступы чинить со всех сторон; а воевода и наместник опоческий Василий Михайлович Салтыков со всеми людьми градскими, и с Божьей помощью, бились против королевского войска крепко, и на приступе из пушек, и пищалей, и катками большими, и слонами с города побили множества людей королевского войска, что и Великую реку от всех сторон града запрудили трупы людские, и кровью людскою река, как быстрыми струями, текла, и воеводу их старшего ляцкой рати Сокола убили, и знамя его взяли. А передние воеводы великого князя государя Василия князь Федор Васильевич Оболенский да Иван Васильевич Ляцкий и иные воеводы, придя под литовское войско, ударили на них с трех сторон, и литовского войска многих людей побили, а других многих взяли и к большим воеводам послали. В то же время пришла Ивану Васильевичу Ляцкому весть, что многие ляхи идут в помощь королевскому войску, и Иван Васильевич со своими товарищами, выйдя против них, бился с ними; и Божиею помощию воевод ляцких и 4000 войска побили, а других воевод их взяли, Черкаса горбатого Хребтова и брата его Мизюря да Ивана Зелепугина, и многих людей живыми пленили, и пушки и пищали их взяли, и к большим воеводам их послали. Божий же враг и государский изменник королевский больший гетман Константин Острожский со всеми гетманами и воеводами королевскими, видев своего войска падение и знатную на него победу и послушав великого государя воевод больших, оставив все свое воинское устроение, которое было приготовлено на разорение граду Опочку, с великим срамом отошел; передние же люди, великого князя Василия воеводы, гнались за ними, и многих людей литовского войска побили, и все их приуготовление взяли. Воеводы же великого князя Василия Иоанновича князь Михаил, князь Михаил Кубенский да Михаил Плещеев, воевав много Литовской земли, мало до Вильни не дошли, за 30 верст поворотились; а князь Василий Шуйский стоял тогда под Витебском, разоряя; и в августе, поворотясь, все стали на рубежах. Сию же неправду умыслил король Сигизмунд своим злоказненством, послав к великому государю Василию своих послов, а за ними рать отпустил воевать великого государя украинные места, о которых прежде объявили, уповая на множество воинства своего, и не возмог суетою своею, так как милосердый Бог милостию своею и праведным судом своим как восхотел, так и сотворил; и сбылось на них писание: «Ров изрыл и ископал, и впал в яму, которую соделал». Великий же государь Василий Сигизмунда короля послов маршалка его Яна Щита да маршалка же его и писаря Богуша ради брата своего кесаря не вредил им ничем и к себе им на посольство не велел быть, а велел их поставить на Дорогомилове и корму им велел давать довольно. А когда безбожный изменник государский гетман Острожский от Опочек возвратился посрамленным, тогда великий государь Василий послам Сигизмунда короля польского Яну Щиту и Богушу велел быть у себя на посольство и, выслушав речь их, отпустил их к своему государю Сигизмунду королю ни с чем ноября в 15 день.

Племянников. Крымские на Путимль. Татары побиты. Ноября в 18 день великий государь Василий отпустил Максимилиана цесаря посла Зигмунда Герберштейна, да с ним вместе послал князь великий к цесарю римскому Максимилиану дьяка своего Владимира сына Семена Племянникова. Того же ноября прислал к великому князю Василию Иоанновичу государю всея Руси слуга его князь Василий Иванович Шемякин своего человека Михаила Янова с тем, что приходили татары крымские на украину, на их вотчину на Путимльские места, и князь Василий за ними ходил и Божиею милостию и государским счастьем, догнав их за Сулою, многих татар побил, а иных живых в плен взял и ради языка к великому государю прислал. Той же осенью ноября 19 дня Абдыл-Летифа царя на свете не стало.

Греки для милостыни. Марта в 4 день в четверток на 3 недели поста пришел из Цареграда на Москву Василий Копыл да Иван Варавин; и с ними вместе пришел к великому государю Василию Иоанновичу всея Руси из Цареграда от вселенского патриарха Феолипта митрополит Григорий грек от града Шихна Цареградской области. Да с ними вместе пришли старцы от Святой горы Афонской к великому государю и к первосвятителю Варлааму, митрополиту всея Руси, бить челом великому государю о нищете, да учинит поможение и милостыню: от Благовещения пречистой Богородицы из Ватопедского монастыря три старца, Максим грек, Неофит священноинок грек, да Лаврентий болгарин; а от святого великомученика Пантелеймона из русского монастыря Савва проигумен; а наперед тех старцев за год пришел от святых 40 мучеников от Ксирапотама монастыря Исаия священноинок серб; да с митрополитом пришел патриархов дьякон Дионисий грек. Князь же великий Василий Иоаннович государь всея Руси принял митрополита Григория и старцев Святой горы Афонской с великою честью и повелел им пребыть в монастыре святого архистратига Михаила честного и славного его чуда, и питая их и довольствуя всякими потребами от своей царские трапезы. Также и Варлаам, митрополит всея Руси, к Григорию митрополиту града Шихна и к старцам Святой горы великую любовь и честь показывал и, к себе призывая, с ними часто беседовал о божественных словах духовных.

Умер Симеон. Июня в 26 день в субботу во 2 час дня преставился благоверный князь Симеон Иоаннович, брат великого князя Василия, и положили тело его в церкви святого архистратига Михаила на Москве, там где прародители его лежат, промеж князя Иоанна Васильевича, старшего сына великого князя Василия Дмитриевича, да дяди его князя Георгия Васильевича; а погребли его в воскресенье, а на погребении его был князь великий Василий и с великою княгинею Соломонидою; проводили тело его со многими слезами, а пел над ним Варлаам, митрополит всея Руси, с епископами, архимандритами и игуменами и со всем священным собором; был же тут на погребении его пришедший от патриарха митрополит Григорий и старцы Святой горы Афонской. В тот же год в июне Митрофан, епископ коломенский, оставил свою епископию за немощью.

Дожди. Молебствования. В тот же год в Петров пост и после того было умножение дождем весьма великое, и в реках воды были больше вешних, из-за грехов наших; сие же было наказание нам от Бога к спасению нашему. Князь же великий Василий Иоаннович всея Руси повелел митрополиту всея Руси молить Господа Бога, и Спаса нашего Иисуса Христа, и пречистую его матерь святую Богородицу Марию, и святых великих чудотворцев русских и молебны петь о милости Божии, и об устроении земском, и о теплоте солнечной, и о ведре с епископами, и архимандритами, и игуменами, и со всеми священными соборами; и всему народу, православным христианам, заповедали пост и молитву с чистым покаянием и со слезами. И когда сие было сделано, Божиею милостию тотчас темное небо со своими стихиями благорастворено, и светло было, и ясность солнечная заря изъявила с теплотою. Начальнейший же самодержец с первосвятителем благодарения воздали Христу Богу, и пречистой его матери, и святым чудотворцам русским.

В тот же год святейший Варлаам, митрополит всея Руси, посоветовался с господином и сыном своим благоверным великим князем Василием Иоанновичем всея Руси, и послали во град Владимир, и повелели священникам владимирским принести святые иконы старые в славный град Москву, подправить и поновить за многие годы состарившиеся и обетшавшие. В то ж время благоверный и христолюбивый князь великий Василий ездил к живоначальной Троице в монастырь преподобного отца Сергия чудотворца помолиться и благословиться, так как хотел воевать против неприятеля своего Сигизмунда, короля польского.

В тот же год июля в 27 день пришел на Москву великого государя дьяк Владимир Семенов сын Племянников, коего князь великий посылал к Максимилиану цесарю; да с ним вместе пришли к великому государю Василию Иоанновичу в Москву от цесаря и короля римского Максимилиана послы, именем Франциск да Конла, да Онтони от Комит, цесарские советники, о мире же с поляками; и князь великий их, почтив, отпустил с тем, что мириться хочет, только король польский в миру неправдует и города русские старинные отдать не хочет.

7027 (1519). Умер цесарь Максимилиан. Посол в Крым. В январе Максимилиана цесаря римского на свете не стало. В тот же год в ноябре князь великий Василий Иоаннович всея Руси послал в Крым к хану Махмет-Гирею посла своего князя Юрия Пронского. В тот же год в месяце августе пришел к великому князю Василию Иоанновичу государю всея Руси в Москву от Синайской горы, там где Моисей боговидец от Бога закон принял, старец Климент грек милостыни ради, и князь великий его, пожаловав, отпустил.

Князь великий на Волок. В августе повелением благоверного великого князя Василия Иоанновича всея Руси разобрали старую церковь ветхости ради, а новую заложили Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в Вознесенском Девичьем монастыре, который внутри града Москвы. Сентября в 14 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси выехал с Москвы на Волок Ламский на свою потеху, а на Москву возвратился на Дмитриев день.

Послы из Казани. Умер Махмет-Аминь. Посол в Казань Михаил Захариин. Хан казанский Шигалей. Декабря в 29 день приехал к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси из Казани Кул-Дербыш с грамотою от сеита, и от уланов, и от князей, и от карачей, и от ичек, и от мурз, и от мол, и от шихзад, и от всех казанских людей. А писали в грамоте к великому государю, что Божия воля сталась, Махмет-Аминя хана казанского на свете не стало, и били челом великому государю: «Земля Казанская Божия да и мы холопы Божии да и твои государевы; и ты бы, государь, пожаловал, о нас рассудил и о всей земле Казанской и о господаре бы нам постарался, как нам впредь быть». И января в 6 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси послал в Казань посла своего дворецкого тверского Михаила сына Юрия Захарьича да дьяка своего Ивана Телешова, а приказал сеиту в головах, и уланам, и князям, и карачам, и мурзам, и муллам, и шихзадам, и всем людям Казанской земли свое жалование, что их великий государь жаловать и беречь хочет, а дает им на Казань хана Шигалея султана, Ших-Авлеерова сына. И слышав великого государя жалование, что им Шигалея султана дает на Казань, они же с Михаилом Юрьевичем вместе прислали на Москву бить челом великому государю от сеита во-первых, и от уланов, и от князей, и карачей, и от всех казанских людей послов Абибазея да Карача-Булата князя Ширина, да Шейсупа князя земского, да Базюку-бакшея, и били челом великому князю, чтоб государь князь великий пожаловал их всех вышесказанных, дал им господаря на Казань Шигалея султана. А князь великий Василий, Божиею милостию государь всея Руси, их пожаловал, дал им на Казань Шигалея месяца марта в 1 день и в дружбе и в братстве его учинил с собою по тому же, как был с Махмет-Аминем. И грамоты шертные великий государь велел написать, каким грамотам между великим государем и Шигалеем ханом достойно быть; а другую запись Шигалей дал на себя великому князю и государю, что ему, будучи в Казани, дела его беречь и неотступным быть со всею Казанскою землею до конца своей жизни; да и присягу на той грамоте Шигалей хан дал. А князи казанские кроме того шертные грамоты дали на себя, иную запись, что им в Казани у Шигалея хана дела великого князя беречь и неотступным им быть от великого государя со всею Казанскою землею и до конца своей жизни, и их детям, ни хана им, ни султана без великого государя ведома никак не взять; да и присягу на том великому князю особую дали за сеита, за князей и за всех людей Казанской земли. И великий князь Василий Шигалея и казанских послов в Казань отпустил месяца марта в 8 день, а послал в Казань сажать хана князя Дмитрия Федоровича Бельского да дворецкого своего тверского Михаила Юриевича да с ними дьяка своего Ивана Телешова. Они же, поехав в Казань, по приказу великого князя посадили Шигалея в Казани в апреле, а сеита, и уланов, и князей, и карачей, и мурз, и мулл, и шихзад, и всех земских людей к шерти привели на том, что им быть неотступным от государя и великого князя до конца своей жизни.

Князь великий в Остров. В месяце мае выехал князь великий из града Москвы к чудотворцу Николе на Угрешу, а оттуда в Остров и там жил до Петрова заговения, а приехав на Москву, жил лето все в Воронцове до осени.

Послы крымские. Союз с татарами на Литву. Татары в Польшу. Поляки побиты. В том ж 7027-м в марте пришел на Москву к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси от крымского хана Махмет-Гирея Менли-Гиреева сына старший его посол, именем Апак князь, да тесть ему Магмед паша Халеев сын, и привезли великому князю от хана шертную грамоту, о каковой к нему князь великий приказывал. И говорил Апак князю великому от Махмет-Гирея, что Махмет-Гирей хан учинился с великим князем в крепкой дружбе и братстве во всем по тому, как к нему князь великий приказывал со своими послами, и правду на той грамоте учинил, начав сам собою с головами, и со своим сыном с калгою Богатырем султаном, и со своею братиею, и с иными султанами, и сеитами, и с уланами, и с князями, и против всех неприятелей воевать ему вместе с великим князем. И князь великий к хану приказал, чтоб Махмет-Гирей хан по своей правде послал на великого своего неприятеля литовского короля в Ляцкую землю сына своего старшего калгу Богатыря султана и иных султанов, «а я от себя пошлю своих воевод». И по приказу великого князя Василия Иоанновича всея Руси Махмет-Гирей, хан крымский, послал в Ляцкую землю сына своего старшего калгу Богатыря, и братью свою, и детей, и многих людей своих со многою ратью. И калга Богатырь султан ходил в Ляцкую землю и воевал почти до самого Кракова; а Константин Острожский, собравшись с ляцкими людьми, и с поляками, и с волынцами, пошел против султана, и Богатырь султан многих воевод и ляцких панов и людей многих побил, а других бесчисленных пленил, а сам Острожский едва убежал. А убили на том бою татары князя Василия Четвертенского, да князя Александра Брянского, князя Василия, да князя Александра, да князя Льва Корецких, гетмана краковского Ферлеева сына, пана Станислава, старосту каменского, да брата его Яна Скаруцких, и иных многих людей побили ляцких, а иных, взяв, с собою повели; и попленив Ляцкую землю, дружа великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, возвратились в Крым со многим пленом.

Поход на Польшу. Орша. Поляки побиты. Князь великий Василий Иоаннович всея Руси тогда ж послал на своего неприятеля на литовского короля Сигизмунда ратью Авдовлета султана, Ахтуртова сына шибанского, да боярина своего и воеводу князя Василия Васильевича Шуйского, наместника владимирского, и иных своих: князя Ивана Михайловича Воротынского, князя Федора Васильевича Оболенского-Лопату, князя Василия Андреевича Микулинского, окольничего своего и воеводу Андрея Васильевича Сабурова, Андрея Никитича Бутурлина, Юрия Ивановича Замятнина. А от Новгородских украин и от Псковских велел князь великий идти на Литву воеводам своим князю Михаилу Васильевичу Горбатых, наместнику псковскому, князю Даниилу Бахтеярову, князю Ивану Васильевичу Оболенскому-Каше, Ивану Васильевичу Колычеву, Дмитрию Григорьевичу Бутурлину и иным своим воеводам со многими людьми. А из Стародуба Северского велел князь великий идти наместнику и воеводе князю Семену Федоровичу Курбскому, да князю Ивану Федоровичу Оболенскому, Петру Федоровичу Охлебинину и иным своим воеводам с ратными людьми. И пошли великого князя воеводы из Смоленска к Орше, и от Орши к Могилеву и к Минску. А от Минска пошли прямо к Вильне и всю землю воевали и пленили по самую Вильню и в Креве за 30 верст от Вильни. И собрались литовские воеводы, виленский воевода Николай Николаев, тротцкий воевода Альбрехт Мартынов, городенский воевода Юрий Николаев Радивилов, староста жемоцкий Ян сын Николая Радивилова, князь Михаил Ижеславский и иные многие паны литовские со многими людьми. И великого князя воеводы, призвав Бога на помощь, пошли прямо на них и передних людей побили, князя Василия Полубенского-Воротынского, королевского дворянина Чижа и других многих людей побили; да королевского дворянина великого человека поймали, именем Рая, и иных многих королевских дворян попленили, а городенского воеводы Юрия Николаева обоз взяли. И с теми большими панами великого князя воеводы биться хотели, и литовские воеводы паны от великого князя воевод ушли за крепости, и великого князя воеводы пришли до тех крепостей; тогда паны вступили на тесные места, и они за ними того ради не пошли. Воевали и пленили Литовскую землю: Логееск, Минск, Красное село, Молодечну, Марково, Лебедево, Крев, Ошмяну, Медники, Мяделю, Коренско, Березовичи, Вязыню, Радошковичи, Борисово и иные многие места по самую Вильню, и по сторонам Вильни, и за Вильню. И пленив Литовскую землю, великого князя воеводы возвратились со всеми людьми и, дал Бог, вышли поздорову, а полону бесчисленное вывезли множество.

В том же году в апреле месяце отпустил князь великий младшего брата своего Андрея Ивановича на его удел в город Старицу и на всю его вотчину. Он же пришел в Старицу 8 апреля и сел на своей вотчине после отца своего впервые. В том же году начали строить град Тулу каменный на реке Упе.

7028 (1520). Сентября в 8 день князь великий Василий Иоаннович всея Руси, почтив посла крымского князя Апака и Магмед пашу, отпустил их к своему государю; да с ними вместе послал князь великий в Крым к хану Махмет-Гирею своего посла Федора Климентьева о дружбе и о любви.

Того же месяца в 11 день отпустил князь великий митрополита Григория, что приходил к великому князю от Феолипта, вселенского патриарха Цареграда, милостыни ради, и старцев Святой горы отпустил, проигумена Савву великомученика Пантелеймона русского монастыря, Исаию святых сорока мучеников Ксирапотама монастыря. Великий же государь Божиею милостию Василий к патриарху послал и в Святую гору милостыню довольную, а также митрополита Григория и старцев Святой горы пожаловал деньгами, конями, одеждами и прочим всем потребным довольно.

Еп. Тихон ростовский. Еп. Тихон коломенский. Еп. Пимен вологодский. Февраля в 9 день в четверток поставлен Варлаамом митрополитом Иоанн, архимандрит симоновский, архиепископом Ростову и Ярославлю. Того же месяца февраля в 14 день во вторник поставлен Варлаамом, митрополитом всея Руси, Тихон, игумен угрешский, на Коломну епископом. Того же месяца февраля в 16 день в четверток Варлаам митрополит поставил Пимена, игумена соловецкого, на Вологду и в Пермь Великую епископом.

Посол к туркам. Белгород. Очаков. Той же зимой в месяце марте князь великий послал человека своего Бориса Голохвастова к турецкому султану Шалим-Шаху, Баязета султана сыну, о своем здравии ему сказать и о его уведать; а отпустил его Доном к Азову, а от Азова ехал морем к Кафе, и от Кафы к Цареграду Черным морем. А из Цареграда ехал сухим путем к Адрианополю, а из Адрианополя нашел султана в Димоитхе, и тут султан велел Борису у себя быть и честь великую и корм довольный воздал ему и оттуда его отпустил на Сербскую землю к Дунаю. И возлился Дунай под Келиею, а от Келии к Белграду, где возлился Днепр великою рекою, а от Белграда к Очакову, и тут возлился Днепр, а оттуда к Перекопи крымского хана Гирея приехал. И хан его отпустил за князем Юрием Пронским, и Борис нашел князя Юрия в Путимле, а на Москву приехал с князем января в 8 день.

От папы с письмами. Тула каменный град. В тот же год был у великого князя на Москве от папы римского с грамотою человек его, именем Павел. В тот же год завершили град каменный на Туле и именовали его по прежнему имени его град Тула, а река под ним Тула ж.

Хан крымский прислал иного посла, прося у князя великого помощи на Большую орду хана астраханского. И князь великий послал ему в помощь с низовых городов людей на судах. Они же, придя до Ахтубы, много повоевав, Сарая не взяли и возвратились со многим полоном.


7029 (1521). Умер кн. Дмитрий. Преставился князь Дмитрий Иоаннович, брат великого князя Василия, февраля в 14 день.

1521. Умер кн. Дмитрий. Умер еп. Даниил тверской. Февраля 13 дня на Федоровой седмице в среду вечером преставился благоверный и христолюбивый князь Дмитрий Иоаннович угличский, брат великого князя Василия Иоанновича, а 23 принесен в Москву; и положили его в церкви архангела Михаила возле великого князя Дмитрия Иоанновича Донского. Марта 30 преставился епископ тверской Даниил гречанин.


В тот же год мая в 14 день в вотчине благоверного князя Георгия Ивановича московского, в Кашине и в Колязине монастыре, начали копать рвы на основание церкви святой и живоначальной Троицы и обрели мощи преподобного игумена Макария, начальника месту тому, целые, невредимые, и ризы его не истлели, что видевши, удивились и прославили Бога, прославляющего святых своих.

Казанцы долго во смирении и без мятежа не любили жить, начали хана своего, посаженного от великого князя, Шигалея Шихавмирова сына прельщать, чтоб отступил от власти великого князя, как и прежде бывший хан Махмет-Аминь, говоря: «Да владеешь ты один Казанью и всеми нами и, укрепившись в Орде своей, будешь с руси дань брать, как и прежде деды наши, и будем, пленя землю Русскую, богатеть. Ныне же, если сего не учинишь, видишь, что князь русский недоволен владеть Казанью, как ныне, но, ненавидящий рода нашего, на Астрахань с крымским ханом воинство посылал, и тех разорили, и хочет грады по Волге строить и нами не как с друзьями быть, но как рабами владеть и во свою веру обращать». Но хан Шигалей никак же не прельстился, ни послушал слов их лестных, отвечал им так: «Если знаете, что деды и прадеды наши от Руси дань имели того ради, что Орда была едина, имели одного хана, и все султаны и князи того слушали и боялись, и что повелевал, так и было. Русские же князи тогда многие были, и великого князя не слушали и не боялись, но приходя в Орду к ханам, друг друга губили, и один на другого дани возлагали на себя, и, беря от хана воинов, один другого земли разоряли. Тогда не дивно было ими владеть и дани от них брать. А коли деда моего после отца изгоняли и во султаны разделились, сами на себя восстали воевать и грады великие Болгары и Буляр разорили, беря русских в помощь, и дед мой ушел, Казань состроив. Русские же начали великие князи, других князей одолевая, силиться, и пришло до того, что один остался князь великий и тот силен есть, не можем противиться ему. Как ведаете, хан Махмет-Аминь, послушав вас, отделился и начал земли Русские воевать, и не только зло учинил, едва не всю Орду погубил, и нужда была ему просить прощения; а на крымского нам надежды нет, ибо тот хочет все себе покорить». Они же не преставали смуты делать, подущаемые крымцами, а Шигалей крепко стал против злых намерений их, многих князей и мурз, взяв, в темнице посадил, а иных смерти предал. Казанцы же за сие особенно возненавидели Шигалея и, тайно совещавшись, послали в Крым к хану просить себе султана на ханство. Он же прислал им младшего сына своего Сап-Гирея, и пришел в Казань со многою силою крымскою. Тогда казанцы, восстав на христиан, всех русских людей, бывших в Казани, посекли, а также и многих казанцев побили, а всего до 5 000 человек, казну Шигалееву разграбили. А самого и воеводу московского едва Сап-Гирей спас, не дал убить, испросил у казанцев юности его ради и разума и благородства, так как он был от рода Тохтамыша, хана Великой орды, и того ради не дал его убить, но отпустил его к Москве со двумя служащими и послал проводить его в Поле нагим. И тогда же были на Волге в Девичьих горах многие русские рыбаки, которые весною приходили, а в осень возвращались. Те, услышав о смятении казанском, многие собравшись, пошли через Поле с 1000 человек и по случаю сошлись с Шигалеем. Государь же великий князь, слышав о смятении казанцев, весьма печален был, и что Шигалей изгнан, и не ведал, где есть. Уведав же, что жив есть, послал навстречу к нему со многими запасами и одеждами из Нижнего и Василева, и встретили их в степи, когда они от голода изнемогали и многие умерли. И когда пришел Шигалей в Москву, принял его князь великий с честью многою, как сына своего и друга, и похвалил весьма верность его, желая же и сам идти на Казань, но не мог войны ради литовской.

Июля 27 дня в субботу пришел хан крымский Махмет-Гирей, забыв свою клятву и многую дружбу к себе великого князя, взял от короля польского казну многую, собравшись со всею братиею своею и ордами Крымскою и Ногайскою, много же и Волжской орды присовокупив, перешел без вести на великого князя вотчину к реке Оке. И в 28 день, воскресенье, переправился чрез Оку со всею ордою, и побили заставы русские, и воеводу князя Федора взяли, воевали Коломенскую землю. Князь же великий, не имевший воинства вблизи, так как все были на рубежах Литовских, повелел в Москве готовиться к осаде и людей уездных, и скот, и запасы собрать, оставив воевод своих, сам пошел к Волоку и послал к воеводам, чтобы от Лук и Смоленска со всеми воинствами поспешали. Хан же, воюя страну Коломенскую и Московскую да Угрешскую, многие села и монастыри пожег, а людей побил и пленил, более же по Рязанской земле; и стоял сам на реке Северке 6 дней, рассылая в набеги за добычей. Когда же уведал, что силы русские стали подходить, тотчас перейдя Оку, пленял там около Рязани семь дней, воеводу же князя Федора Лопату отпустил за откуп, под Рязанью выкупил его Хобар, наместник рязанский, дал 50 рублей, так как весьма исстрелян и сечен был. А князь великий в Москву пришел августа 5 дня, а хан был в Русских землях две седмицы, возвратился со множеством полона и богатства.

7030 (1522). Пришла весть великому князю, что безбожный хан Махмет-Гирей крымский, возгордившись, хочет идти на землю его. Князь же великий Василий пошел сам к Коломне со своею братиею, и пришел в Коломну, и войско свое устроил, и воевод своих уставил при берегу Оки реки, оттуда хотел в Поле идти, но услышав, что татары ушли, возвратился назад.

Митр. Даниил. Еп. Иона рязанский. Еп. Акакий тверской. В тот же год Варлаам митрополит оставил святительство декабря в 17 день. Той же зимой поставлен был на митрополию Даниил, игумен Иосифова монастыря, февраля в 27 день. Марта в 23 день Даниил митрополит поставил Иону епископом на Рязань. Того же месяца в 30 день поставил во Тверь епископа Акакия.

7031 (1523). Перемирие с Польшею. В сентябре пришли на Москву послы литовские пан Петр Станиславов, Долгобуж Боговитинов да писарь Ивашка Горностаев и учинили с великим князем перемирие на пять лет.

Безбожный хан крымский Ахмет-Гирей, возгордясь, что с помощию русскою Астрахань повоевал, желая обладать всею Волжскою ордою, пошел сам в силе великой. Был же у него князь ногайский Мамай, тот обменялся сообщениями тайно с астраханскими князями. И пришел брат Мамаев Агиш князь, и напал на него внезапно, самого Ахмет-Гирея и сына его Богатыря султана между Волгою и Доном убили, и множество крымских князей, уланов и мурз побили и пленили, и пошли Агиш и Мамай в Крым и там много повоевали, а города ни одного не взяли, и возвратились к Астрахани.

В том же году князь великий взял князя Василия Шемяку и в поруб его посадил.

Казанский хан русских побил. Той же весною хан Сап-Гирей в Казани много зла христианству навел и кровь проливал, как воду, и посланника великого князя Василия Юрьевича Поджегина убил. Князь же великий Василий жалел о том весьма, и пошел с братьями своими на второго мучителя казанского хана, и достиг Новгорода Нижнего августа в 23 день; а отпустил под Казань хана Шигалея в судовой рати по Волге, а с ним воевод своих, также и Полем конную со многими людьми, и велел пленить Казанские места.


Василь град. Тогда же велел поставить на устье реки Суры град деревянный и нарек его Василь град.

Василь град. Они же пришли и на устье реке поставили град, нарекли Василь во имя великого князя, и пошли в ладьях на Низ.


И великого князя воеводы Казанские места пленили и возвратились здравы, многий плен с собою приведя.

7032 (1524). Поход на Казань. Шереметьев. Кропоткин. Великий государь сентября в 15 день возвратился из Новгорода с братиею на Москву, послав рать свою к Казани, Шигалея царя, а с ним воевод своих в судах и конями, за их неисправление. В большем полку князь Иван Федорович Бельский, да князь Михаил Васильевич Горбатый, да Михаила Юрьевич Захарьин; а в передовом полку князь Семен Федорович Курбский да Иван Васильевич Ляцкий; а на правой руке князь Семен Дмитриевич Серебряный да князь Петр Охлябинин; а на левой руке князь Юрий да князь Василий Васильевичи Ушатые; а в сторожевом полку князь Михаил Иванович Кубенский да князь Иван Шамин. А в конной рати в большем полку боярин Иван Васильевич Хабар да Михаил Семенович Воронцов; а в передовом полку Василий Андреевич Шереметьев да Федор сын Семена Колычев; а на правой руке князь Петр Иванович Репин да Дмитрий Бутурлин; а на левой руке князь Иван Федорович Овчина да князь Андрей Кропоткин; а в сторожевом полку Иван сын Василия Лошакова да Чулок Засекин.

Тогда над русским воинством беда сотворилась. На Волге сошлись черемисы многие во узких местах и начали на ертаульный (самый передовой) полк с косы стрелять. Ладьи же, поберегшись оных, пошли к крытым берегам; и когда пришли ладьи близ круч тех, пустили черемиса деревья на них и каменья набросали, на мелях же между островами наложили великие деревья, так что невозможно было пройти. И тут убили из ертаульного полка 5000, да передового с 15 000, да большего полка с 10 000, так как ладьи, от речной быстроты одна о другую ударяясь, утопали, а черемиса, отовсюду нападая, убивали; и так тут погибло русского воинства с 25 000, и стенное оружие и пушки в реке все погибли. После умаления же воды все то оные язычники изловили и наживу многую приняли. Воеводы же шедшей полем конной рати не ведали о сей погибели, вошли в землю Казанскую, пленя здесь. Когда же пришли к реке Свияге, тут встретили их князи и все силы казанские, в которых были первый князь Отун, да князь Аталык, а хан Сап-Гирей остался в Казани. Сии безбожные сразились крепко с полками русскими, думая, что сии, ведая о погибели на Волге, побегут, а русские воеводы, думая, что хотят их разлучить от судовой рати, особенно храбрее налегали. И был у них бой крепкий не на долгое время, и тотчас татары побежали, а русские гнались до Волги, и тут многие татары утонули, иные в ладьях бежали, иные по лесам; и тут убили их до 42 000, как сами они поведали. И начали воеводы всюду улусы их разорять и пленить, и в ладьях плывущего воинства ожидать. Те же, приплыв, возвестили беду свою, что запасы и стенобитное оружие погубили и воинство весьма умалилось. Начали все воеводы совет творить, и положили: «Если так возвратимся, зло на пути погибнем». И придя, стали выше Казани, послали к казанцам, что если хотят умириться, да отдадут всех гостей пленных. И казанцы, видев многих своих на Свияге убитых, того ради мир учинили и гостей всех отпустили. И так возвратилось воинство русское со тщетою великою, ибо погибло тогда на Волге и от голода до 30 000 мужей.

7033 (1525). Казанцы просят прощения. Бояре в Казань. Еп. Вассиан коломенский. Той же осенью пришли послы из Казани Аппай улан, и Бахты-Килдей князь, и прочие и били челом великому князю от всей земли Казанской за свою вину и о хане Сафа-Гирее. И государь по их челобитью пожаловал, а в Казань послал своего посла князя Василия Даниловича Пенкова да дьяка своего Афанасия сына Федора Курицына. Той же весною апреля во 2 день поставлен был на Коломну епископ Вассиан Топорок, а на Вологду Алексий, игумен Кириллова монастыря, апреля в 19 день. В тот же год послали делать Коломну град каменный.

Постриглась княг. Соломия. Засуха и мрак. В тот же год князь великий Василий Иоаннович хотя весьма любил благоверную свою супругу великую княгиню Соломониду, но прошения ради митрополита, князей и бояр для своей земли Русские положил пустить ее (на волю) и постричь. И сего ради повелел близ Москвы недалеко от монастыря святого Саввы построить монастырь ради пострижения благородных девиц и учения и поставил тут первую настоятельницу благородную иночицу Елену, называемую Девочкину, из Суздальского Посковецкого монастыря, и прозвался монастырь тот Девичий. В тот же год была засуха великая от Троицына дня до Успения святой Богородицы, и мгла была великая 4 недели, и солнца и луны не видели.

7034 (1526). Брак вел. кн. Василия второй. В ноябре князь великий Василий Иоаннович постриг великую княгиню Соломонию по совету ее тягости ради и болезни бездетства; жил с нею 20 лет, детей не было. Той же зимой января в 21 день князь великий Василий Иоаннович женился второй раз, а выбрал себе невесту княжну Елену, дочь князя Василия Львовича Глинского; а венчал их Даниил митрополит.

Той же зимой в марте пришли послы к великому князю из Казани от Сафа-Гирея царя Казы князь, да Чюра князь, да Девел бакшей.

Еп. Макарий новгородский. Еп. Кирилл ростовский. Марта в 4 день преосвященный Даниил митрополит поставил Макария, архимандрита из Лужков, архиепископом Великому Новгороду и Пскову, а от Спаса из Суздаля архимандрита Кирилла поставил архиепископом Ростову.

Послы цесарские. Посол папежский. Папа Климент. Кн. Федор Мстиславский. Той же зимой пришли от цесаря Карла великого князя послы князь Иван сын князя Ивана Засекина, да Семен, сын Бориса Трофимова; а с ними пришли от цесаря послы Леонард от Комид, а от брата цесарева Фердинанда Сигизмунд Герберштейн второй раз. В тот же год в июле прибыл посланник великого князя от Рима Митя Малой, толмач латинский; а с ним вместе пришел к великому князю от папы римского Климента именем Иван Франчисков бискуп. В тот же год в месяце июле приехал из Литвы князь Федор Михайлович Мстиславский служить великому князю.

7035 (1527). Послы польские. Перемирие на 6 лет. Цесарь посредник. К цесарю. К папе. Приехали к великому князю послы литовские, а князь великий был на своей потехе в Можайске, от короля Сигизмунда Петр Станиславич, воевода полоцкий, да писарь и маршалка Богуш Боговитинов, и учинили с великим князем перемирие на 6 лет, а мирил их цесарь и порукой был; да из Можайска князь великий литовских послов отпустил вместе с цесарским и папежским послом. А к королю Сигизмунду послал князь великий послов своих окольничего своего Ивана Васильевича Ляцкого да дьяка своего Елизара сына Ивана Цыплятева; а к кесарю римскому королю и к брату его Фердинанду послал своих послов Ивана Ляпуна Осинина да Андрея Волосатова, а к папе послал Еремея Трусова да Шарапа Лодыгина.

Глинский освобожден. В Казань. Пильемов. Той же зимой князь великий был у пречистой Богоматери на Тихвине помолиться. Той же зимой в феврале смилостивился князь великий над князем Михаилом Глинским, из-под стражи выпустил. Той же зимой жил князь великий в своем селе Воробьеве до Успения святой Богородицы. В тот же год послал князь великий посла своего в Казань к царю Андрея сына Федора Пильемова.

7036 (1528). Крымцы к Оке. В 5 день сентября пришел Ислам султан крымский, Исуп султан Епанчин сын, да два султаны Ахмата Хромого дети, и мурзы многие внезапно к берегу Оки реки, похваляясь, желая через Оку реку переправиться. И князь великий сам против них вышел и стал в Коломенском. А в ту пору воеводы были на берегу со многими людьми: князь Василий Семенович Одоевский, князь Иван Иванович Щетина, да князь Федор Васильевич Лопата, да князь Иван Федорович Овчина, да против Ислама стали через реку; в ту же пору к берегу поспел князь Федор Михайлович Мстиславский; и стали с Исламом биться через реку накрепко, и за реку Ислама не пустили. Тогда Ислам пошел прочь, и великого князя дети боярские, перейдя за реку, татар многих побили и поймали Исламова любимца Янслыча мурзу, великого человека, и Ислам пошел спешно из земли.

Брак Ивана Пенкова. В ту же осень пожаловал князь великий князя Ивана Пенкова, дал за него своячницу свою княжну Марию.

7037 (1529). Объезд по городам. Князь великий в своем селе в Новой слободе всю осень был, а заговев, поехал к чудотворцам: в Переславль, в Ростов, в Ярославль, на Вологду, на Белоозеро и в Кириллов монастырь.

Послы казанские. В тот же год пришли к великому государю послы казанские от хана казанского Сафа-Гирея в Новую слободу Табай князь, да Дана князь, да Обреим бакшей и, говоря, били челом великому князю о том: в которых делах хан пред великим князем неправ, хан в тех всех делах хочет пред великим князем исправиться и правду дать, и послов своих больших к великому князю посылает бить челом за то, чтобы князь великий казанских послов отпустил, и хан со всею землею Казанскою пред послом великого князя Андреем Пильемовым клятву и правду учинили на шертной записи, да и послов своих к великому князю присылал, князя Мамыша, князя Курата да Шемерденя князя Чуракова. И князь великий в ответ к нему послал своего посла князя Ивана Федоровича Палецкого, чтоб хан великому князю во всех делах по шертной грамоте исправил; хан вскоре свою правду и клятву преступил и послу великого князя Андрею Пильемову бесчестье и крамолу учинил великую, и князь Иван Палецкий в Казань к царю не пошел из Новгорода.

7038 (1530). Поход на Казань водою. Бакеев. Конями. Аничков. Князь великий, не в силах терпеть хана клятвопреступления, советовался о том со всею братиею и с боярами. Потом, приняв Господа в помощь, послал к Казани рать свою. В судовой рати в большем полку князь Иван Федорович Бельский, да с Новгорода наместник и боярин князь Михаила Васильевич Горбатый, да воевода князь Михаил Иванович Кубенский; в передовом полку князь Федор Лопата Васильевич Телепнев-Оболенский, да князь Семен Федоров сын Петровича Сицкого; на правой руке Федор Щука Юрьевич Кутузов да князь Федор сын князя Михаила Федоровича Курбского Карамышев; на левой руке Иван да Андрей Никитичи Бутурлины; а в сторожевом полку князь Иван Иванович Барбашин да Михаил Ильин сын Семеновича Бакеева. А в конной рати в большем полку князь Михаил Львович Глинский, Василий Андреевич Шереметьев; в передовом полку князь Иван Овчина Федорович Телепнев-Оболенский да Чулок Засекин; на правой руке князь Петр да князь Василий Ивановичи Репнины; на левой руке князь Федор Овчина Телепнев-Оболенский, да Федор сын Данилы Аничкова рязанец; в сторожевом полку Дмитрий Семенович Воронцов да князь Иван Мезецкий.


И казанские люди нападали на конную рать великого князя не в одном месте, но Божиею милостию великого князя воеводы их побивали, и чрез Волгу переправились на казанскую сторону, и с судовыми воеводами совокупились месяца июля в 10 день в воскресенье, и призвав Бога в помощь, пошли к Казани со многими людьми. И хан казанский Сафа-Гирей со всеми казанскими людьми, к ним же пришел на помощь из Ногаев Мамая мурзы сын старший с 30 000 ногаев да Яглиз князь со многими людьми и астраханские люди.

Мир с казанцами. Потом выехали из града бить челом воеводам Булат князь, да Опай улан, да Табай князь, чтобы воеводы сами их пожаловали, и великому бы государю князю предложили, «и просили о нашей крайней дерзости, а мы посылаем государю великому князю бить челом за свою вину». И воеводы русские привели их по их вере к правде, что им послать непременно к великому государю упрашивать за вину свою, да притом же и от государя им неотступным быть и в ханы им на Казань никого не принимать, разве кого им государь князь великий пожалует; и привели к шерти всех, что им быть во всей воли великого князя, и возвратились воеводы во свои Русские пределы. А князь великий, уведав о нестроении воевод, возложил на старшего воеводу князя Иоанна Бельского опалу и едва от смерти избавил его, так как Даниил митрополит да Порфирий, игумен радонежский, упросили у великого князя; но в темнице сидел 5 лет, поскольку ему дана была вся власть над воинством русским.

Мир с казанцами. Собрал хан черемис множество и чуваш, повелел острог великий за Булаком от Казани и до Кабана поставить и пушки многие русские, которых взяли черемиса на Волге, поставить по острогу тому; и было в Казани и на полях за Казанью стоящих людей более 100 000. И умаж во 12 ушел хан сам со многими воинствами и, при рассвете дня, на самой заре, напали крепко на станы русские. Воеводы же все стояли готовые и сами вышли против нечестивых, а ебурра повелели в бок татарам из пушек бить. И был бой великий между обоими, и Божиею милостию в тот день победили воеводы русские татар, и гнались от острога, иных за Кабан, и много на том бою побили и пленили. И начали воеводы к граду приступать и несколько дней жестоко из пушек били день и ночь. Татары же, видев сие, за долгое время беспечными стали и стражей плохих по стене имели. В одну же ночь, когда увидели русские оплоху стражи их, избранные десять юношей приползли к граду и, подложив пороха, бересты и смолы, зажгли одну стрельницу острога. Басурмане же долго не ощущали сего, даже когда много острога загорелось. А воеводы тотчас повелели в ратные трубы затрубить и, устремительно на град напав, начали всюду острог зажигать и, вскоре войдя, людей спящих и бегущих побивать, и там погибло казанцев от мала и до велика более 15 000, много же из-за тесноты и погорели, а иные в водах утонули. Тут же убит был славный их воин князь Аталык и иные многие, а русских воинов убито князь Иосиф Дорогобужский да князь Федор Лопата. Хан же Сап-Гирей, видев гибель граду, собрал крымских татар с 5000, бежал из града, и пробился сквозь полки русские, и едва 3000 спася, убежал в Крым, уязвлен весьма; также и ногаи побежали за Каму; а в Казани едва остался 12 000 воинства; черемиса же едва не все в остроге были убиты. Воеводы же великого князя начали между собою разногласия: иные говорили град взять и посадить русских воевод; иные не хотели того ради, чтобы тут не оставаться; а старшие воеводы, беря от казанцев дары многие, не хотели брать город. И так стояв три дня, послали за князями казанскими.


Родился Иоанн. Августа в 31 день, на память святых апостолов Варфоломея и Тита, в 7 час ночи родился великому князю Василию Иоанновичу всея Руси сын от его великой княгини Елены Глинской и наречен был Иоанн. Тогда была во граде Москве радость великая о государской радости и о рождении великому государю сына, а также и по всей земле возрадовались люди радостью несказанною. А крестить сына своего ездил князь великий к Троице в Сергиев монастырь; крестил его старец Иосифова монастыря Кассиан Босой да старец Даниил из Переславля сентября в 4 день в воскресенье, на память великомученика Вавилы антиохийского; а священнодействовал игумен троицкий Иоасаф Скрипицын.

7039 (1531). Послы казанские. Полев. Бугуша. Татар непостоянство. Путятин. Ответ послов. Речь великого князя. Ответ послов. Головин в Казань. Пришли к великому князю Василию Иоанновичу послы казанские Табай князь, да Тевеклей князь, да Ибреим бакшей, били челом великому князю от Сафа-Гирея хана, и от князей, и от всех людей Казанской земли, чтоб великий государь пожаловал, гнев свой отложил, а на князей бы и на всю землю Казанскую опалы не держал; и пожаловал бы государь Сафа-Гирея, сыном себе учинил его, «а хан хочет быть в государской воле; и князи и всей земли Казанской люди надежду имеют на тебя, великого князя; как ты, государь, их пожалуешь, и они во всей твоей государевой воле служить впредь хотят прямо и неотступны будут всею землею Казанскою до конца своей жизни и детей своих». И князь великий, берегя землю Казанскую и жалея людей казанских, чтобы кровопролития не было, того ради к хану гнев свой отложил, и князям казанским и всей земли Казанской опалу свою отдал, и пожаловал хана, с собою в сыновстве и в дружбе хотел учинить; и записи шертные князь великий велел написать, на чем хану правду учинить, и князям, и всей земли Казанской людям. И послы казанские Табай князь с товарищами на шертной записи на Москве правду учинили. А по той записи царю правду дать и по той князям правду ж дать и всей земли людям, и к тем записям Табай князь и Тивикел князь печати свои приложили, а Обреим бакшей руку свою приложил. И на той записи шертной хану в Казани пред сыном великого князя боярским правду учинить и к записи печать свою приложить; также князям руки свои приложить, которые грамоту знают, а которые грамоту не знают, тем печать свою прикладывать; и всей земли Казанской людям правду учинить пред тем же сыном боярским; и людей великого князя, которые попали казанским людям, и пищали, и то отдать тому ж сыну боярскому и с ним вместе отпустить к великому князю на Москву. И князь великий с теми записями послал в Казань к хану сына боярского Ивана сына Василия Полева, в январе, да с ним вместе отпустил ханского человека Бауша. И той же зимой марта в 28 день приехал к великому князю из Казани от Ивана Полева великого князя сын боярский Сура Нехаев с грамотою, а писал Иван в грамоте: хан правды на шертной грамоте не учинил и пищали ему не дал. А с ним вместе прислал хан к великому князю своего человека Мерденя с грамотою, а писал к великому князю, чтоб князь великий послов его отпустил, и своего старшего посла вместе с его послами к нему прислал, да пушки и пищали, которые у них великого князя воеводы под Казанью взяли, и людей казанских полонили, и которые гонцы задержаны, и пожаловал бы князь великий, с Табаем к нему отпустил; и как будет Табай князь с товарищами и великого князя старший посол, при том же пушки, пищали, и все казанские люди когда возвращены явятся, тогда и он намерен правду по записи учинить и Ивана Полева к великому князю отпустить. И князь великий приказал говорить Федору сыну Ивана Карпову да дьяку своему Меньшему Путятину послам казанским Табаю с товарищами: «На чем вы нам учинили договор и правду дали, что быть хану нам во всем послушным и всем князям казанским, ныне же хан, князи и вся земля Казанская по вашему челобитью правды не учинили. И Табай-князь нам говорил: „Сказывал де гонец им, что в Казань пришла весть, будто государь князь великий посылает рать свою к Казани, да потому де того дела не учинили. А ведаете де и сами, что в Казани людей добрых мало, все люди мелкие, что и земли крепить некому, люди все в розни; а в страхе великом люди сшатались, и нашей мысли не имеют. Государь князь великий сам промыслит о своей земле, волен Бог да государь в своей земле: земля Казанская Божия да твоя государева, как хочешь, так учинишь, а мы холопы Божии да твои государевы. А посланы мы к великому князю бить челом от хана, и от князей, и от всех людей Казанской земли с правдою, а не лестию; и на чем мы государю добили челом, то и хану было и всей земле непременно также делать. А ныне хан в своем слове не устоял; а то, за тем нас к великому государю бить челом послал, он то все презрел, а нас забыл, и того не похотел учинить, на чем мы договорились. И мы думаем, что пристали к нему крымцы и ногаи и тутошние лихие люди; а земля с ним не заедино вместе, но из-за него не смеют делать того ради, разве что будет государю тот хан в Казани не надобен; и с того времени государева жалования ждут, тому ли быть хану на Казани или иного государь пожалует на Казань послать“». И Федор Карпов да Меньший Путятин сказали великому князю; и князь великий послал к ним Федора ж да дьяка Меньшого, а велел им говорить: «Государь наш велел вам объявить: „Только бы тот хан был нам послушен, да была б в нем правда, и мне его чего ради не хотеть на Казани? Да видите сами, что он не прям и прежде его хан много зла учинил, без нашего ведома, и без обсылки князей казанских побил и иные неправды многие поделал“. И государь наш по вашему челобитью пожаловал хана, с собою во единстве хотел учинить и сыном его себе назвать; а и не пригоже было нашему государю так учинить, и государь наш бережет земли Казанские и жалеет людей казанских, чтоб добро было и земли устроены были, а хан государя нашего слову не верит и правды не чинит». И послы говорили: «Видим и сами, что государю нашему великому князю прям быть не хочет, правду свою преступил и презрел дело свое, а нас забыл, что с нами наказал; и какому в нем добру быть? А ныне ведает Бог да государь, что со своею землею Казанскою учинить; мы рабы твои, государь, а хана кого нам государь пожалуешь, тот нам люб». И били челом, «чтоб государь пожаловал нам Шигалея, поскольку Шигалей земле Казанской ничего не грубил, да лихие люди так неизвестно какой ради причины над ним сие учинили; и ныне государь его отпусти к Казани, наказав, как ему, там будучи, жить, и дела ваши исправлять, и тамошних людей беречь и жаловать. А бьем челом государю, чтоб государь пожаловал, хана Шигалея отпустил к Василю граду да и нас с ним, да и полон бы государь казанский отдал; и мы, придя в Василь град, пошлем в Казань от себя грамоты, да и к черемисе горной и луговой, и к арским князям о государевом жалованьи, как их хочет государь жаловать и беречь своим жалованием; как было и прежде при хане Махмет-Амине, также и ныне хочет их государь жаловать и беречь землю Казанскую». Что слышав, Федор Карпов и Меньший Путятин объявили великому князю, и князь великий велел говорить с послами: «Вы нам бьете челом о хане; как поехали вы к нам от хана, был ли вам о том к нам наказ от князей и от земли Казанской, чтоб нам землю Казанскую пожаловать и дать им Шигалея ханом?». И послы говорили: «Нам о том наказ был; о котором деле нас к государю послали, мы о том государю и били челом, чтоб государь нас пожаловал, велел нам себе служить; а хану казанскому служить не хотим, им мы умерли, а государевым жалованием ожили. Хан нас послал о великих делах, и что мы ни сделали, и он то все презрел, а от нас отступился; и ежели мы хану не надобны, и нам хан не надобен. А в Казани у нас род есть, и братия, и друзья; а которые казанские люди задержаны в Новгороде Нижнем и которые люди попали в руки великого князя людей, у тех же людей отцы и братия, весь род и другие в Казани; и только мы придем в Василь град и пошлем к ним грамоты, и те люди за нас станут». Оное Федор Карпов да Меньшой Путятин сказали великому князю, и князь великий, посоветовавшись о том с боярами, велел послать в Казань Посника Головина к хану да наказал к Качигалею мурзе и к Булату князю: что они о сем думают? А срок велел учинить у себя быть гонцу своему в 25 день.

7040 (1532). Сентября в 12 день князь великий поехал к живоначальной Троице в Сергиев монастырь в день чудотворцевой памяти помолиться с великою княгинею Еленою и с сыном своим князем Иоанном сентября в 17 день в воскресенье, а оттуда на свою царскую потеху на Волок, в Можайск; а в Москву прибыл ноября в 19 день в воскресенье. И посоветовался князь великий с боярами, что ему лучше отпустить Шигалея и послов в Нижний Новгород, и декабря в 20 день отпустил князь великий Шигалея хана и послов в Нижний Новгород. И того ж месяца декабря в 27 день послал князь великий в Нижний Новгород дьяка своего Афанасия Курицына к хану и к князю с записями и Обреим бакшея подписью; да с ним же послал грамоты посольные, а велел те грамоты послать из Новгорода Нижнего боярину и воеводе князю Василию Васильевичу Шуйскому к царевне, и к князям, и ко всей земле Казанской.

Сафа-Гирей выгнан. И в тот же год мая в 17 день приехал к великому князю Посник Головин и объявил великому князю, что «хан Сафа-Гирей Ивана Полева с товарищами хотел побить, а вам, государь великий князь, хан неприятелем учинился. И когда пришли от великого князя казанские люди с грамотами, в которых писал великий князь к царевне, и к князям, и ко всей земле Казанской, как их государь хочет жаловать и беречь и гнев свой царевне, и князям, и всей земле Казанской отпустить, и царевна, и Качигалей мурза, и Булат князь в головах, и уланы, и князи, и сеиты, и мурзы, и всей земли Казанской люди, совокупясь в одно место, убить не дали Полева с товарищами, а Сафа-Гирея хана по повелению великого князя из Казани выгнали и его советников крымцев и ногаев, а иных побили, которые с ним думали на лихо, Раста князя с детьми, и Али Шукуранова сына, и иных князей; а после него и ханшу его из Казани выслали в Ногаи к отцу ее Мамаю. А к великому князю посылают бить челом».

Послы из Казани. Яналей хан в Казани. И того же месяца в 19 день приехал к великому князю из Казани Кулчюра и Форузат с грамотами от Горшвены ханши и султанши, от Качигалея мурзы, от Булата князя, от уланов, от князей и от сеита, мурз и от всех людей Казанской земли. А писали в грамотах к великому князю: «Мы по вашему государеву наказу Сафа-Гирея хана из Казани выслали; а нас, государь, хочешь жаловать, и беречь земли Казанские, и дать нам на Казань Шигалея хана; и мы Шигалея не желаем, но просим, чтобы государь нам посадил на Казань ханом Яналея султана, Шиг-Авлиара султана сына». И великий князь послал в Казань Останю Андреева, да с ним вместе отпустил Кулчюру и Форузата, и обещал султанше во-первых, и мурзе, и князям, и уланам, и всей земле Казанской свою особенную милость, что их жаловать и беречь хочет и дает им на Казань Яналея ханом, которому было тогда 15 лет, и сыном его себе учинить обещает. А Шигалею хану великий князь велел быть к себе на Москву. А к Яналею султану послал князь великий в городок Федора Демида сына Семена Воронцова и велел ему быть в Василе городе июня в 22 день. А в Новгород Нижний послал князь великий Федора сына Бориса Бороздина да дьяка своего Третьяка Ракова к боярам и воеводам князя Василия Васильевича Шуйского с товарищами и велел Яналея хана к шерти привести. И Малея отпустил в Казань, и с ним Табая князя с товарищами, и всех казанских людей; а с Яналеем велел великий государь идти в Казань окольничему своему Якову Григорьевичу Морозову да дьяку своему Афанасию Курицыну, и на ханство посадить его, и к шерти привести его, и султаншу, и князей, и всех людей Казанской земли, с которыми грамоту и записи шертные, на которых правду дать всей земле Казанской, князь великий с ними же послал. Они же, поехав в Казань по повелению великого князя Василия Иоанновича Божиею милостию государя и самодержца всея Руси, Яналея хана, приняв честно, посадили июня 29 дня в субботу; а прислали к великому князю июля в 14 день Останю Андреева, что его в Казани на ханство посадили. А хан прислал к великому государю ловчего Бибея князя бить челом, что его государевым жалованием сел на ханство. В августе месяце и великого князя Василия Иоанновича посланник Иван Полев из Казани приехал, а с ним вместе хан прислал к великому князю оружничего своего Бурнака князя с грамотою; и в тот же месяц отпустил князь великий Бибея князя в Казань, а послал с ним к хану, и султанше, и к князям грамоты.

Марта в 23 день преставился епископ суздальский на Москве, и положили его в Суздале. В тот же год июля в 3 день в час ночи с четверга против десятой пятницы загорелось в Нижнем Новгороде на посаде повыше Козьмы и Домиана, и перекинулся огонь на город, и загорелась кровля градская, и от той кровли загорелось зелие пушечное в Ивановской стрельнице, и от того пала стрельница та, внутри сгорел двор великого князя, и прочих дворов сгорело немало. В тот же пяток на седьмом часу дня загорелось внезапно зелие пушечное на Москве на Успенском овраге на Алевизовском дворе; ибо делали его на том дворе градские люди, и сгорели делателей тех от зелия того в один час более 200 человек; а к двору тому и к иным дворам Божиим хранением не прикоснулся огонь.

Чернигов. В тот же год доделан был град каменный Коломна. В тот же год повелением великого государя Василия Иоанновича, Божиею милостию государя и самодержца всея Руси, срублен был град Чернигов деревянный. В тот же год срублен был на Кашире град деревянный, а на Осетре каменный.

Комета. В тот же год в августе являлась звезда великая над летним восходом солнечным многие утренние зори, луч сиял от нее вверх великий, не по обычному течению, на полуночную сторону. И затем в тот же месяц являлась та же звезда в вечерней заре после захождении солнца червленым образом, и луч от нее сиял червленый вверх же над летним западом.

Саид-Гирей, хан крымский, не желая терпеть Ислама султана, Махмет-Гирева сына, изгнал его из Крыма злонравия его ради. Он же, скитаясь в степи, не имея чем питаться, умыслил коварство, ссорить великого князя с ханом Саид-Гиреем и чрез то ханом быть или Русскую землю разорять, и прислал к великому князю князя своего Кудодаря, Кудьярова сына Бодгозмина, бить челом, что из Крыма Саид-Гирей хан и крымские люди выслали его, и он ходил на Поле за Доном, и князь бы великий пожаловал, учинил его себе сыном, а Ислам бы великого князя назвал отцом себе, и ежели какая невзгода будет, и великий бы государь пожаловал в своей земле место, а он неотступен ему хочет быть и до конца своей жизни. И князь великий послал к Исламу князя Михаила Ивановича Кубенского, а велел ему то сказать, что его князь великий пожаловал и сыном себе его назвал. И Ислам пред князем Михаилом Ивановичем великому князю крепкую присягу учинил, что ему от великого князя и от его сына князя Иоанна Васильевича неотступным быть и великому князю Василию, и его сыну Иоанну, и их украинам никоего зла не учинить.

Польские послы. Перемирие. Марта в 17 день пришли к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву послы литовские от короля Сигизмунда Иван Богданов Сопегин, да Матей Войтехов Ключников, и Павел Нуршев писарь и сотворили с великим князем перемирие на год от Рождества Христова 7041 года до Рождества Христова 7042-го года; и отпустил князь великий послов литовских к их государю.

Хан крымский Саидет-Гирей. Союз с крымцами. Послы крымские. И того же месяца в 30 день пришел посол великого государя из Крыма Стефан Иванов сын Злобин, а привез к великому князю от хана Саидет-Гирея грамоту шертную, каковую князь великий хотел; а сказывал великому князю, что Саидет-Гирей хан учинился с великим князем в дружбе, и на шертной грамоте сам хан, и его калга Девлет-Гирей султан, и иные султаны, уланы и князи с великим князем правду учинили пред посланником великого князя Стефаном, и учинился хан и султан, уланы и князи с великим князем на великого князя неприятелей заедино. Той же весною в апреле пришли послы к великому князю из Крыма на Москву от Саидет-Гирея хана Авелши с товарищами и привезли к великому князю грамоту таковую ж, каковую великого государя посол Степан привез.

Послание к Петру, кн. волошскому. Умер еп. Иосиф смоленский. Мая в 3 день послал князь великий Василий Иоаннович всея Руси в Волохи чрез Крым к Петру, волошскому воеводе, подьячего Ивашку сына Елизара Сергиева. Июня в 22 день преставился Иосиф, епископ смоленский, и положен был в Смоленске.

Гонец из Астрахани. Черкасы Астрахань взяли. Астраханский Аккаубек хан. Июля в 21 день приехал к великому князю на Москву из Астрахани от Касима хана человек его Злоба с товарищами с грамотою. После же того приехали к великому князю с Волги казаки городецкие, а сказывали великому князю, что, придя к Астрахани, черкасы внезапно Астрахань взяли, хана, князей и многих людей побили и имущество пограбили да и пошли прочь; на Астрахани учинился Аккаубек хан султан.

В тот же год в августе приехал великого князя посланник Роман Писарев и объявил великому князю, что Саидет-Гирея, хана крымского, на ханстве не прочат. А хан прислал к великому князю своего человека Тягри-Бердея с грамотою; а писал в своей грамоте, чтобы князь великий посла своего старшего не посылал, а отпустил бы князь великий к ним их старших послов.

В тот же год завершена была в Коломенском церковь каменная Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; была же церковь та весьма чудна высотою, и красотою, и светлостию, каких не бывало прежде сего в Руси. И поскольку князь великий Василий Иоаннович, государь всея Руси, возлюбил ее, того ради и украсил всякою добротою, как по достоинству будет святой Божией церкви.

7041 (1533). Гонец Пушкин в Казань. Сентября во 2 день отпустил князь великий в Казань к Яналею хану Бурнака князя, а с ним вместе послал Василия сына Алексея Пушкина, с грамотою. И в тот же месяц сентябрь отпустил князь великий крымских послов и гонца к их государю.

Послы ногайские. Табун. Того ж сентября 4 дня пришли к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву послы ногайские Баубек с товарищами, а с ним гости с конями от Кошим мурзы и от иных мурз, и били челом великому государю, чтобы князь великий пожаловал, приказал гостям торговать ногайским; и как гости исторговались, тогда князь великий послов ногайских и гостей отпустил к своему государю.

Индийцы. В тот же месяц пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву из Индийской земли гость Хотя-Усейн и привез грамоту от Бабур падши, Индийской земли государя; а писал Бабур падша, чтобы великий государь Василий с ним был в дружбе и братстве, и люди промеж ними ходили на обе стороны их здоровье видеть. И князь великий Хотя-Усейна отпустил к Бабур падше, а писал с ним в грамоте, что он того хочет, чтобы люди промеж них ездили. А о братстве к нему не писал, так как неизвестно было, кто он на Индийском государстве, государь ли, или урядник, и великому бы государю в том низости не было, если он той земли урядник; и великий государь того ради о братстве к нему не писал.

Кашира Шигалею и Серпухов. В тот же месяц сентябрь пожаловал князь великий Василий Иоаннович, государь и самодержец всея Руси, бывшего хана казанского Шигалея, дал ему Каширу да Серпухов со всеми пошлинами да и отпустил его с Москвы того ж месяца в 21 день.

Того ж месяца в 22 день в воскресенье выехал князь великий с Москвы к живоначальной Троице в Сергиев монастырь в день чудотворцевой памяти помолиться, а оттуда был в Слободе, а на Москву приехал октября в 3-й день.

Комета. Той же осенью октября являлась звезда во утренней зари за два часа до света над зимним всходом солнца, луч сиял от ней великий и широкий на полудни; а являлась на одном месте от первого октября до 9 ноября.

Гонец в Польшу Нащокин. Того ж месяца октября 8-го дня послал князь великий в Литву к Сигизмунду королю Василия сына Олферия Нащокина с грамотою о некоторых делах земских.

Родился Георгий. Того же месяца октября в 30 день в среду в 7-й час дня родился великому князю Василию Иоанновичу от его великой княгини Елены Глинской сын и наречен был Георгий, в честь церкви, которая в Лиде; и возрадовался государь, прославил Бога; а крестил его у Богоявления на Троицком дворе троицкий игумен Иоасаф Скрыпицын да старец Даниил из Переславля ноября в третий день в воскресенье. Во время же великой сей радости были на Москве братья великого государя Иоанна Васильевича, князь Георгий да князь Андрей Ивановичи, и множайшие князи и бояре его; и была радость великая в царствующем граде Москве ради новорожденного чада его.

Саидит-Гирей с Крыма выслан. Хан Ислам. Гонец волошский. Ноября в 7-й день приехал к великому князю парубок его Ивашка Елизаров из Волохии, а ехал на Крым, и сказал великому князю, что Саидит-Гирея хана с Крыма сослали, а посадили на престоле крымском ханом Ислама. А Ислам прислал к великому князю своего человека Маймуша с грамотою и писал в грамоте, что он учинился ханом в Крыме. Тогда же с Ивашком вместе приехал к великому князю Василию Иоанновичу на Москву от волошского воеводы Петра посланник Юшко с грамотою; а писал воевода в грамоте, чтобы его великий государь жаловал и берег от короля польского и великого князя литовского, а князь великий с литовским королем Сигизмундом в перемирье, и волошский воевода Петр бил челом великому князю Василию Иоанновичу всея Руси, чтобы великий государь пожаловал, послал к турецкому султану, чтобы великого ради государя турецкий султан оборонил его от литовского короля Сигизмунда.

Присяга хана Яналея. Того же месяца в 18 день пришли на Москву великого князя посол Иаков Григорьевич Поплевин да Афанасий Курицын, которых послал князь великий в Казань Яналея хана сажать на Казань и к шерти привести его и всю землю Казанскую. И хан в Казани пред посланниками великого князя на шертной грамоте правду учинил и к записи шертной печать свою ханскую приложил, чтоб ему неотступным быть от великого государя и дела его беречь. Также и царевна с князями и всей земли Казанской люди присягу и правду учинили на записях шертных, что им быть неотступным от великого князя со всею землею Казанскою до конца жизни своей, и их детям также, ни хана им, ни султана без ведома великого князя никакого не сажать, на что и к записям шертным все князи и люди, которые грамоту знают, руки свои приложили, а которые грамоты не знают, печати свои прислали; а грамоты и записи шертные Иаков к великому князю привез.

Той же осенью приехал из Крыма великого князя казак Темеш Кадышев, а сказал великому князю, что Ислам на ханство не сел, а стоит на Сангире, и послал Ислам на ханство просить к султану турецкому Саип-Гирея; при том же прислал и к великому князю своего человека Будай мурзу с товарищами.

Замыцкий. Шигалей в измене. Той же осенью декабря в 23 день послал князь великий к Яналею в Казань с грамотою, и к царевне, и к князям Константина сына Тимофея Замыцкова. Той же зимой в январе князь великий Василий Иоаннович всея Руси положил опалу свою на бывшего хана казанского Шигалея, что он правду свою нарушил, начал послания посылать в Казань и в иные государства без ведома великого государя; за то его велел князь великий выслать с Каширы и Серпухова, и, взяв, сослал на Белоозеро и с ханшею, и посадить велел за стражу.

Той же зимой в январе великого князя посланник Василий сын Олферия от короля Сигизмунда из Литвы приехал, а с ним вместе королевский человек Ивашко Глаголов с грамотою, и сказал великому князю Василию, что был у великого князя от Святой горы из Пантелеймонова монастыря богомолец его игумен Гавриил и просил великого князя о милостыне; и великий государь, дав игумену милостыню довольную, отпустил в свой монастырь, а шел игумен на Литовскую землю, и в Мелске его ограбили. Потом князь великий короля человека Ивашку Глаголева отпустил, а с ним послал к королю грамоту, чтобы игумена провел чрез свою землю благополучно.

Брак Андрея. Хованский. Февраля в 22 день князь великий Василий Иоаннович женил брата своего князя Андрея Иоанновича, взял за него княжну Евфросинию, дочь князя Андрея Хованского; а венчал князя Андрея Иоанновича и княжну Евфросинию Даниил, митрополит всея Руси, в соборной церкви славного царствующего града Москвы. А на свадьбе был князь великий Василий Иоаннович всея Руси у брата своего Андрея Иоанновича и с великою княгинею Еленою и с братом своим князем Георгием Иоанновичем; и жаловал князь великий на свадьбе брата своего князя Андрея и его княгиню Евфросинию; и великая княгиня Елена и сын великого князя Иоанн Васильевич также одарили их; и был брак сей честен.

Посол казанский. Того же месяца в 22 день пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву от Яналея хана из Казани посланник его Агиш князь с грамотою от султаны, и от князей, и от всех людей Казанской земли; а писал хан в грамоте и султан с князями всей земли Казанской, чтоб великий государь не велел брать из Казани пищалей у них, поскольку в Казанской земле как доброжелателей, так и главнейших неприятелей находится много. Что слыша, великий государь пожаловал сына своего хана Яналея и всех князей Казанской земли и пищалей у них из Казани отбирать не повелел; а Агиша князя отпустил снова в отчество свое марта 6, а с ним послал к хану грамоту и к султану, к князям и ко всей земле Казанской.

Марта в 10 день выехал князь великий Василий Иоаннович всея Руси с Москвы помолиться к Николе Зарайскому на Осетр, а на Москву приехал того ж месяца в 19 день.

Послы казанские. Просьба о женитьбе хана. Июня в 6 день пришли к великому князю Василию Иоанновичу на Москву послы казанские Аппай улан, да Кадуш князь, Отучев брат, да Котлубулат князь Городецкий, да Евтек бакшей; били челом великому князю от хана Яналея и от Булата в головах, от Табая князя, от уланов, от князей, от карачей и от всех людей Казанской земли, чтоб великий государь приказал хану и волю дал жениться у Юфсы мурзы казанского, да и о других великих делах государственных. Тогда князь великий Яналея хана сына своего тем пожаловал и свободу ему дал у Юфсы мурзы ногайского дочь за себя взять того ради, чтобы земля Казанская в покое была, при том же и о земских делах управу учинил и отпустил послов казанских Аппай улана с товарищами в августе.

Хан Саип-Гирей крымский. Левашов. Леонтьев. Того ж июля приехал к великому князю из Крыма казак его Янгаидыр Кожухов, а сказал великому князю: ханом учинили на Крыме Саип-Гирея, который был в Казани, а в калгах учинился Ислам султан. А с ним вместе пришел к великому князю от хана Саип-Гирея человек его Салтанъяр с товарищами, а от Ислама человек его Боан с грамотами; и князь великий ханских людей и Исламовых отпустил к их государям. А с ними вместе послал князь великий к хану своего сына боярского Василия сына Сергея Левашова поздравить на ханстве; да с Василием же послал вместе князь великий чрез Крым к Петру воеводе волошскому Федора Леонтьева и воеводы человека Юшка; а отпустил князь великий июля в 19 день.

Гроза. Мгла и засуха. Комета. Июля в 23 день в 1-й час дня взошла туча великая и страшная с востока зимнего, молния великая блистала беспрестанно, при том же был гром и вихрь; и убило молниею во граде Москве 9 человек; и за Яузою у церкви святого мученика Никиты прошибло стену и у деисуса попалило золотые сосуды, а образов не повредило, и у икон кивоты исщепляло; и по иным местам много побито было от сего людей и скота. И от того времени не было дождя до сентября месяца, но засуха и мгла великая, как дым горькая, леса выгорели, болота водные иссохли, и солнце в третий час являлось красно, и луч сиял от него красен весь день, что никак смотреть на него не можно было, а заходило за два часа, и потом невидимо было; мгла оная столь была густая, что и птиц, парящих по воздуху, неудобно видеть было, и человек человека, близко находившегося, не могли тогда видеть, а птицы часто от мрака сего падали на землю. В тот же год в июле являлась звезда в 4 час ночи над самым горизонтом славного града Москвы, промеж святого пророка Илии и Богоявления за торгом, невеликая и не весьма светлая, только луч от нее сиял долгий и широкий на зимний восток; а видима была оная звезда многие ночи.

Крымское преступление. Неболса. Татары к Рязани. Князь великий против татар. Татары побиты. В тот же год августа в 14 день приехал к великому князю татарин его Неболса Кобяков, а посылал его князь великий к волошскому воеводе чрез Крым. И из Волохии пошел к великому князю, и наехал Ислама султана, и Сафа-Гирея хана, и других царевичей, которые стоят на Поле и ожидают там прочих, а хотят идти на украину великого князя Рязанскую: «Ислам меня, задержав, к великому князю вскоре не отпустил вести ради, а правду свою порушил и измену учинил; и как пришел под украину великого князя к Северскому Донцу, отпустил, и сам Ислам с султанами пошел на Рязань». И сказал Неболса великому князю, что Ислам султан, Саип-Гирей хан и иные султаны крымские со своими людьми да и прибылые с ними люди многие идут на украину великого князя к Рязани. И князь великий, слышав то, вскоре начал приуготовляться против татар, и за братьями своими, князями Георгием и Андреем, послал; и прежде себя в тот день отпустил воевод своих на Коломну к Оке реке на берег князя Дмитрия Федоровича Бельского, да боярина своего и воеводу князь Василия Васильевича Шуйского, да князя Михаила Васильевича Горбатого, и Михаила Семенова Воронцова; а на Коломне великого князя воеводы князь Иван да брат его князь Семен Федоровичи Бельские и иные воеводы с людьми. А сам князь великий отправился из царствующего града Москвы августа в 15 день, слушав божественные литургии у праздника соборной церкви пречистой Богородицы, и молебны пев и, припадая со слезами к образу вседержителя Господа, молился; и после сего благословился у митрополита, и так пошел против своих неприятелей, крымских султанов, а с ним брат его князь Юрий Иоаннович. А в свое отсутствие князь великий велел градским своим воеводам устроить во граде пушки и пищали и градским людям свои пожитки возить во град. А выехав, князь великий стал в Коломенском дожидаться брата своего князя Андрея Иоанновича и воевод со многими людьми. И в тот же день пришла весть к великому князю в Коломенское от воевод с Рязани, что Сафа-Гирей хан, и Ислам, и иные султаны со многими людьми пришли на Рязань да и посады пожгли; и князь великий вскоре послал к воеводам, и велел послать за Оку реку людей языка добывать. Тогда воеводы по указу великого государя послали за реку воевод князя Ивана Федоровича Оболенского-Овчину, а в другое место князя Дмитрия сына князя Федора Палецкого, а в третье место князя Дмитрия сына князя Юрия Друцкого не со многими людьми. Воеводы же, придя, Божиею милостию князь Иван Федорович татар многих побил, а иных живых переловил, а князь Дмитрий Палецкий и князь Дмитрий Друцкий также многих татар побили, а иных живых переловили и к воеводам прислали; и воеводы тех татар к великому князю прислали в Коломенское. Видев же сие, Сап-Гирей хан и Ислам клятвопреступник побежали спешно из украины великого князя вон, так как Бог пособил покорить и прогнать язычных, ополчившись на рабов своих. И воеводы прислали к великому князю, что татары побежали; и князь великий, слышав то, возвратился в царствующий град Москву августа 21-го дня, а воеводам своим князю Дмитрию и иным велел за собою быть на Москву.

Колокол. В тот же год повелением великого государя Василия Иоанновича, Божиею милостию самодержца всея Руси, слит колокол больший благовестник, а в нем 1000 пудов, и лил его Николай немчин; повешен же был на деревянной колокольне в 42 году декабря 19.

Гонец из Астрахани. В тот же год в августе пришел к великому князю Василию Иоанновичу всея Руси на Москву из Астрахани от хана Абды-Ахромана Кудылиар с грамотою о дружбе и о любви. И князь великий с ним в дружбе учинился и отпустил астраханского посла Кудылиара с грамотою к его государю.

7042 (1534). Болезнь великого князя. Месяца сентября в 21 день в воскресенье князь великий Василий Иоаннович выехал с Москвы с великою княгинею Еленою и с детьми своими к живоначальной Троице в Сергиев монастырь в день чудотворцевой памяти помолиться, и оттуда поехал на Волок на свою потеху, где начал изнемогать от тяжкой своей болезни, которая явилась на ноге его на бедре. Когда же разболелся крепко от ноги той, повелел князь великий вести себя с Волока к пречистой Богоматери во Иосифов монастырь молиться; а оттуда в Москву привезли его немощного ноября в 23 день в воскресенье. И не было великому князю от болезни той облегчения.


Великое княжение Иоанну V. Георгию Углич. Приказ боярам. Постригся вел. кн. Василий IV. Варлаам. Умер вел. кн. Василий IV. Уразумел князь великий Василий болезнь свою смертную, призвал старшего сына своего Иоанна Васильевича, еще молодого весьма, и восклонился князь великий мало на одре своем, воззрел на образ Господа нашего Иисуса Христа, и велел к себе крест принести, и, возложил на шею его крест, благословил сына своего, и сказал: «Как Петр святой чудотворец сим святым и животворящим крестом благословил прародителя нашего великого князя Иоанна Даниловича, а прародители наши великие князи благословляли старших своих сынов, которым быть на государстве подобало, меня благословил отец мой великий князь Иоанн, так же и я благословляю тебя, сына своего старшего, сим святым крестом, да будет тебе сей животворящий крест на попрание врагов». Затем дал ему посох и сказал: «Вот вручаю тебе сей скипетр, великой России державу, великое княжение Владимирское, Московское, Новгородское, Смоленское и всея Руси, будь благословен на великом государстве нашей дер­жавы отныне и до века». А сына своего младшего, князя Юрия, бла­гословил крестом да и вотчиною его пожаловал, Угличем Полем и иными городами, как писано в духов­ной. После сего просил Даниила, митро­полита всея Руси, да попечется о чадах его. Тогда же воззрев на бояр и вельмож своих, сказал им: «Вы бояре мои, с вами Русскую землю держим, и вас в чести и почтении держал, и детей ваших жаловал, и во всех странах славен был ради сего, и сказали вы, и правду дали служить мне и детям моим, не преступите свою клятву, будьте неподвижны в сей истине. И ныне завещаю вам княгиню и детей своих блюсти, послужите княгине моей и сыну моему вели­кому князю Иоанну, и храните под ним его государство всея Русской земли и все отечество христианское от неприятелей, затем от басурманства, всяких ересей и от обид силь­ных людей, сколько вам Бог поможет». После сего возлег великий государь Василий Иоаннович, тяжко болезнуя при смерти своей, и постригся во иноческий образ и во схиму Даниилом, митрополитом всея Руси, месяца декабря в 3-й день в среду во 12 час ночи; и наречено имя ему во иноках Варлаам. И дав мир и благо­словение великой княгине своей и детям, тут пред ним стоящим, затем всем боярам, и в тот же час преставился от мира сего в вечное селение не­бесное в четверток до света, на па­мять святой великомученицы Вар­вары. И было в то время вопль и рыдание неутешное.

После этого понесли великого князя в церковь, и служил над ним над­гробную отец его Даниил митропо­лит с архиепископами и епископами, с архимандритами и игуменами, и весь священный чин со всего града Москвы. А на погребении были великая княгиня Елена, да братья его князь Юрий и князь Андрей, и все бояре, и князи, и дети боярские, и весь народ града Москвы во многом числе плакал; когда же надгробные пения те совершались, тогда не смог никто, сие смотря плачевное позорище, без слез пребыть. И погребли тело его в церкви святого архистратига Михаила возле отца его великого князя Иоанна Васильевича всея Руси в преименитом царствующем граде Москве, там где прародители его лежат. А был в государстве на великом княжении после отца своего великого князя Иоанна Васильевича всея Руси 28 лет и 37 дней; а всех лет жизни его 54 года 8 месяцев и 9 дней.

Великое княжение Иоанну V. Георгию Углич. Приказ боярам. И тогда князь великий Василий Иоаннович, видя себя болезнями изнуряемым и познав, что вскоре умереть, призвал бояр своих за десять седмиц прежде кончины своей, сказал им так: «Вы ведаете, что много с вами трудился и землю Русскую укрепил. Завет же отческий имею, на котором вы и отцы ваши крест ему целовали, что старшему сыну после отца быть на великом княжении, а братии своей и младшим сыновьям давать уделы малые, по городу и по два, да не спорят, чтоб не могли усилиться и зло сотворить. Ныне же я вижу себя близ смерти, того ради написал, как после меня быть княгине моей, и сыновьям, и братии. И если хорошо видите, положите руки ваша, и на том, что сохраните, целуйте мне крест. А если что недобро написал, то переписать можно». Они же, посоветовавшись, уложили и, написав, подписались, иные печати приложили и крест на том целовали, а князь великий свою большую печать приложил сентября 20 дня. А в 21 сентября призвал великую княгиню Елену, обоих сыновей своих, всех князей и бояр. Тогда, воздвигшись от одра своего, сказал: «Любезная супруга моя, я тебя взял для чадородия, и Бог нас утешил по желанию. Хотел же с тобою вместе воспитать их, но нет у меня времени, отхожу к отцам моим. А предаю тебе воспитать и научить их, не дай им воли во младости, и вся земля славу и честь воспримет, и возвысишься ты в чадах твоих. А так как сии малые, сего ради наиболее поручаю князям с тобою править, князю Ивану Овчине-Оболенскому, да отцу твоему князю Михаилу, да князю Борису Горбатому, да Михаилу Юрьевичу Захарьину». И отдал им душевную свою о завещании, сказав: «Как вы поправите, так вам Бог воздаст». После сего привели к нему сына его старшего князя Иоанна, который тогда юным был, в начале четвертого года своего.

Постригся вел. кн. Василий IV. Варлаам. Умер вел. кн. Василий IV. Сей благочестивый государь и князь великий Василий Иоаннович добрый правитель хоругви земли Русской скипетродержавного корене хорошо врученные ему избрал, людей спас и от всех сохранил, и насколько отец его великим смыслом единовластие русское утвердил, настолько сей, мечом храбро всех супротивных ему побеждая, покорил и силу своей земли умножил, что после Владимира Мономаха даже до сего не был ни один великий князь настолько силен и врагам страшен, а друзьям своим приятен, не столько оружием, столько любовью к своей державе присовокупляя; и так Русская держава расширилась. Ибо град Смоленск за Литвою был 100 лет и более. Севера же до 200 лет, Рязанское отделилось при Ярославе Великом и было отдельным без малого 400 лет, а сейчас снова с державой своей соединено, столько же от иноверных на востоке приобрел и на юге по Дону, и к Казани рубежи русские простер и умножил. По завету же отцову титул и печать себе переменил, которым названием давно никто ни писался от рода, как сей в грамотах и летописях повелел писаться: «Божиею милостию царь и князь великий Василий владимирский, московский, новгородский, псковский, казанский и болгарский, государь тверской, ростовский, ярославский, пермский, вятский, черниговский, смоленский и рязанский и всея Руси государь и обладатель». Принял же и печать по матери своей греческих царей, орел распластанный, и тою повелел к государям грамоты печатать.

Той же ночью после смерти государя великого князя Василия Иоанновича все князи и бояре с преосвященным митрополитом Даниилом и властями в палате великого князя целовали все честный и животворящий крест на том, что им великому государю Иоанну Васильевичу всея Руси и матери его великой государыне царице Елене прямо служить и великое княжение под ним беречь в правду без хитрости заедино. Да и братьев государевых великого князя Василия Иоанновича князя Юрия и князя Андрея тотчас привели к целованию на тех грамотах, как установил отец их великий князь Иоанн Васильевич. И они целовали крест от рук преосвященного митрополита, что им племяннику своему великому князю Иоанну добра хотеть и великое княжение под ним блюсти и стеречь, а самим не хотеть, и под тою записью подписались. Потом повелели на следующее утро всех князей, бояр, детей боярских и всяких чиновников и гостей в соборной церкви приводить к целованию, да и по всем городам послали с записями приводить к целованию. И не было прекословия нигде же, но ненавидящий…



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 9818