II. Состав
Участие в вечевых собраниях понималось в древности как право, принадлежащее свободному человеку.
Принимающие участие на вече, обыкновенно, обозначаются в источниках самыми общими терминами, обнимающими все свободное население: это людие без всяких ограничений1. На тех же людей в широком смысле указывает обозначение участников по имени города: новгородцы, владимирцы, рязанцы, кияне и пр., что значит то же, что "люди в Киеве", "люди ростовские" и пр. Иногда названию по городу предшествует определение количества словом "все", например, "все переяславцы", "вся Галицкая земля" и пр.
Кроме этих общих терминов, указывающих на право участия всех свободных, мы встречаем в летописях и указания на участие отдельных слоев населения, начиная с высших и до последних. В Киеве участвуют князья и митрополит; в Новгороде не только лучшие люди (бояре, купцы), но и меньшие, черные, смерды, даже худые мужики; то же и в Торжке2. Во Владимире Северном на вече 1177 г., кроме бояр, упоминаются еще купцы; но в том же рассказе эти два термина оказались тесными, а потому в дальнейшем изложении вместо купцов поставлено "и все люди"3.
Под свободными людьми, имеющими право участия в народных думах, надо разуметь, однако, не все население поголовно, а свободных людей, которые не состоят под отеческою властью и не находятся в иной какой-либо частной зависимости.
Что касается первого ограничения, то оно выражено в памятниках. В 1147 г. киевляне на приглашение своего князя Изяслава Мстиславича идти к Суздалю на Юрия и Святослава Ольговича отвечают отказом:
"Княже! ты ся на нас не гневай, не можем на володимире племя рукы взняти; олня же Олговичь хотя и с детми" (Ипат.).
То же говорят и дручане князю Всеволоду Борисовичу:
"Аче ны ся и с детьми бити за тя, а ради, ся бьем за тя" (Ипат.).
Отцы, следовательно, решают за детей, которые тем самым устраняются от участия в народных собраниях. Ограничение это условливается семейным правом. Участие в вечевом собрании предполагает возможность говорить и действовать по личному усмотрению; дети состоят под отеческой властью и воли своей не имеют, а потому для них и невозможна самостоятельная деятельность на вече.

Но распространяется ли это ограничение на выделенных детей, или иным способом вышедших из-под отеческой власти и живущих самостоятельно? Думаем, что нет.
Что касается людей, находящихся в частной зависимости по найму (закупы), то наши источники не дают по отношению к ним прямых указаний. Заключение надо выводить из общего положения закупов. Древний обычай стремился к ограничению прав закупов (на это указано в т. I "Древностей"), а потому трудно допустить участие их на вечевых собраниях.
Каждый, имеющий право, участвует непосредственно, а не через представителя. На начала представительства наши памятники не содержат никаких указаний. Все же вышеприведенные места об участии "всех киян" и пр. свидетельствуют о личном участии.
В состав волости входят не только города, но и пригороды, а потому возникает вопрос, кто же имеет право участвовать в вечевой жизни волости, жители главных городов только, или и жители пригородов? И те, и другие. Киевский князь Изяслав был призван не одними киевлянами, но и жителями пригородов, Белгорода и Василева (см. выше, с. 118). В призвании Андрея и Ростиславичей с главными городами участвуют также и пригороды. То же наблюдаем в Полоцкой волости (с. 10), Новгородской и Псковской. Под 1132 г. летописец, описав отъезд Всеволода Мстиславича из Новгорода на стол в Переяславль Южный и возвращение его в Новгород после изгнания из Переяславля дядею Юрием продолжает:
"И бысть встань велика в людех. И придоша пльсковици и ладожане Новугороду и выгониша князя Всеволода из города. И пакы сдумавше вспятиша и; а Мирославу даше посадьницяти в Пльскове, а Рагуилови в городе" (Новгор. I).
Непостоянство князя возбудило против него неудовольствие не в одних новгородцах, но и в псковичах и ладожанах. Они приехали в Новгород, подкрепили партию, которая была против Всеволода, и прогнали его. А потом передумали и вернули князя, конечно, вместе с новгородцами, которые были того же мнения. Пригороды участвовали и в избрании посадников.
В 1136 г. новгородцы, желая подвергнуть новому обсуждению управление князя Всеволода, сами призывают для этой цели в Новгород псковичей и ладожан.
Итак, волость, с точки зрения вечевой жизни, составляет одно целое. На вечевых собраниях имеет право участвовать все свободное население.
Подробному рассмотрению вопроса об участии пригородов в вечевой жизни волости мы посвятим следующую главу.



1 Для Киева (Лавр. 968, 1067; Ипат. 1154); для Владимира на Клязьме (Воскр. 1216); для Ростовской вол. встречаем "людей земли нашей", как выражается Всеволод Юрьевич (Ипат. 1183); в Галиче Южном упоминается "вся Галицкая земля" (Ипат. 1187); в Суздале "все люди" (Сузд. 1164); для Новгорода (Новг. I. 1259, 1273).
2 Ипат. 1146, 1147; Новгор. 1259, 1340; Воскр. 1471.
3 Лавр. Для Галича, Суздаля и Смоленска см. Ипат. 1189, 1235; Сузд. 1176; Воскр. 1401

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4463