IX. Постельничие
Первое появление постельничих Шереметевская боярская книга относит к 1495 г., к княжению Ивана Васильевича, при котором появились казначеи, ясельничие, конюшие бояре и, по всей вероятности, крайчие1. Лица, ведавшие постель князя, существовали с древнейших времен, хотя, может быть, и не под именем постельников, а сперва под более общим наименованием отроков. Известие Шереметевской книги надо понимать в том смысле, что при Иване Васильевиче постельничие получили определенное место на лестнице придворных чинов и ведомство их было регулировано более точным образом, чем это могло быть прежде. Они ведают не только постель государя, но и всю его "постельную казну", в которой находились иконы, кресты, посуда золотая и серебряная, платье и иная рухлядь (Рум. собр. I. № 144. 1504). В духовной грамоте начала XVI века читаем:

"А што моего платья, а то платье у моего постельничово, у Ондрея, у Иванова сына, Белкина да у Федора, у Васильева сына, Кокошкина у Малова". Далее идет перечисление платья, обуви, перстней (Рум. собр. I. № 147).

Заведуя "постельной казной", в которой хранилось белье и платье государя, они заведовали и самым шитьем платья и белья; в их ведомстве состояли мастера этого дела и Мастерская палата, в которой производились работы. В разрядной книге на 1675 г. читаем:

"Того ж году указал великий государь быть в Мастерской вместо постельничаго, Федора Алексеевича Полтева, столнику и ближнему человеку у крюка, Петру Савельевичу Хитрово, да с ним же оставлен стряпчей, Борис Лаврентьев сын Аргамаков, да с ними же оставлен дьяк Мастерские палаты великого государя, Федор Петров сын Казанец" (Двор. разр. III. 1545).

Из приведенного места видно, что Мастерская палата тоже коллегия, но место председателя может быть предоставлено в ней и не постельничему.

Постельничий, ведая постель, белье, платье, перстни и другие украшения государя, был ближайшим к нему слугой. Он спал с ним в одной комнате, ходил с ним в баню (Котош. 10, 23), сопровождал его в торжественных выходах, наблюдая за тем, чтобы стул, скамеечка под ноги и другие необходимые государю вещи были под руками и к услугам царя. Марта 13-го 1675 г. государь был у обедни в церкви Рождества Пречистыя Богородицы, с ним были бояре, окольничие, думные дворяне и ближние люди.

"А с стряпнею был постельничий, Федор Алексеевич Полтев, а с ним стряпчие с стряпнею, с полотенцом, и со стулом, и с подножием" (Двор. разр. III. 1279).

Если сам постельничий не мог следовать за государем со стряпнёю, то назначался иной чин, но с оговоркой, что он идет "со стряпнёю вместо постельничаго" (Двор. разр. III. 1312).

В распоряжении постельничего состояли стряпчие, которые ходили со стряпней, и спальники, которые дежурили в комнате царя, одевали, раздевали и разували его (Котош. II. 5).

Должность постельничего исключительно частного, домашнего характера. Находясь и днем, и ночью около государя, постельничие могли вкрадываться в его доверие и даже оказывать на него влияние; тем не менее родовитые люди никогда не принимали на себя этой должности. В постельничие назначались люди четвертостепенные, которые в окольничих не бывали2, а бывали в казначеях и постельничих. Некоторые из них, начав с этих мелких должностей, дошли потом и до высших. Из шестнадцати фамилий, члены которых были постельничими в первые 150 лет существования этой должности (по 1645 г.), возвысились только две фамилии, Волынских да Годуновых. С 1562 по 1569 гг. Волынские дали одного постельничего, одного казначея да трех окольничих. Все остальные четырнадцать фамилий далее постельничего не пошли. Только после 1645 г. для постельничих открывается более свободное движение к высшим чинам. И.М.Аничков и Г.И.Ртищев дошли до думных дворян; М.А.Ртищев был возведен в звание окольничего, а И.М.Языков достиг окольничества и боярства.

Должность постельничего не соединяется ни с какою высшею придворною. Но постельничие, как и другие чины, даже стоящие ниже их, назначаются иногда ратными воеводами. Так, в 1554 г. постельничий И.М.Вешняков был первым воеводой в передовом полку (Рус. ист. сб. П. 118).

На лестнице чинов постельничие занимают место за оружничими. Так, по крайней мере, в Шереметевском своде и в некоторых из боярских книг Московского архива Министерства юстиции3.




1Давно уже, и не один раз, было указано на то, что развитие пышности двора Великого князя Ивана Васильевича стоит в связи с его браком на греческой царевне. Но насколько новые придворные чины отразили на себе влияние византийских образцов, это и по сие время далеко еще не выяснено.
2Постельничими были: Ив. Юрш с 1495 - 1499; С.И.Брюхо 1502 - 1507; М.С. Яробкин 1508 - 1513; Як. Мансуров 1514 - 1520; К.А.Бурунов 1521 - 1532; А.В.Мансуров 1542 - 1551; И.М.Вешняков 1552 - 1561; Я.В.Волынской 1562 - 1568; С.С.Ярцов 1569 - 1570; Д.И.Годунов 1571 - 1573; И.Д.Овцын 1574 - 1581; И.О.Безобразов 1582 - 1604; С.И.Шапкин 1605 - 1606; К.О.Безобразов 1607 - 1608; И.Г.Одадуров 1609 - 1610; К.И.Михалков 1613 - 1628; С.Л.Хрущов 1629 - 1634; Ф.И.Игнатьев 1635 - 1642; И.М.Аничков 1643 - 1647; М.А. Ртищев 1647 - 1650; Ф.М.Ртищев 1650 - 1656; Г.И.Ртищев 1656 - 1669; Ф.А.Полтев 1669 - 1677; с 1677 И.М.Языков.
3Так по книгам за 7135, 7137 и 7148 гг. В книгах за 7184 и 7194 они поставлены выше думных дворян, что неправильно и объясняется черновым характером книг. Место, отводимое им разрядными книгами, колеблется; они называются то выше думных дьяков, что согласно с положением, высказанным в тексте, то ниже их (Двор. разр. I. С. 982, 998, 1000, 1002, 1005 и пр.). Это разногласие разрядных книг служит лишь новым подтверждением высказанной выше догадки, что мы имеем, в самом лучшем случае, лишь черновые разрядные книги, которые велись довольно небрежно. Свидетельство Котошихина, что "постельничие честью против окольничих" надо признать не совершенно точным (II. 13).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6853