Господский доход
Надо различать два вида господского дохода: обыкновенный и чрезвычайный. Сперва о первом.
Начнем с обозначения тех предметов, которыми взимался доход обыкновенный. Он взимался: 1) деньгами, 2) хлебом и 3) разными другими предметами крестьянского хозяйства, которым усвояется наименование "мелкаго дохода".
Денежный доход определялся в новгородской валюте. Писцовые книги знают — денгу. Это серебряная монета весом в 18 долей. Четырнадцать таких монет составляют гривну; 210—рубль. Кроме денег, гривен и рублей, новгородским писцовым книгам известны еще полденги и четверецы1.
В доход хлебом шла часть урожая всех возделываемых в местности сортов хлеба. Писцовые книги говорят о доходе рожью, овсом, пшеницей, ячменем, горохом, коноплей. Мера этого дохода определялась различно. Во-первых, некоторым количеством зерна, определяемым в существовавших тогда мерах сыпучих тел. В Новгороде в это время были в ходу следующие меры: коробья (полкади или окова), которую можно считать в 7 пудов веса для ржи, полкоробьи (четверть кади) и четверка коробьи или четка (осьмина кади). Такой хлеб носит наименование "посопнаго" хлеба, а способ его уплаты — "послом": "а хлеба послом 5 коробей ржи", т.е. насыпом зерна.

В новгородских писцовых книгах встречаем такие цены зерна: коробья ржи — 10 денег, овса — 5, ячменя — 7, пшеницы и хмеля — 1 гривна (III. 84, 346). Эти цены указаны на случай замены деньгами дохода "послом", а потому их можно считать нормальными. Коробья гороху и коробья конопли (вместе) ценились в 2 гривны 4 деньги (I. 11).
Другой способ дохода хлебом состоял в предоставлении землевладельцу известной части урожая. Эта часть определялась различно, самую малую меру составляла пятина (У5), затем шла: 1/4, 1/3 и, наконец, 1/2, половье. При этом, надо думать, часть урожая уплачивалась не зерном, а снопами, которые отсчитывались на поле, до своза во двор. В крестьянских порядных XVII века встречаем особое условие:
"Во всяком хлебе давати пятый сноп, а к выделу и к замолоту мне его, помещика, звать, а до выделу ни какова хлеба не свозить"2.
Это превосходная иллюстрация новгородских порядков конца XV века.
Мелкий доход слагался из всех остальных предметов крестьянского хозяйства в самом широком смысле слова; сюда входило и ткачество, и рыболовство, и охота, и другие промыслы. Среди предметов мелкого дохода встречаем: печеный хлеб — ковригами, масло — ковшами, мед, сыр, мясо — говяжье — окороками и лопатками, бараны — целиком и частями, части свинины, куры — целиком и половинами, яйца - десятками, от одного до 12, пиво — бочками, овчины — целые и половины, пряжа, полотно, топоры, косы, сошники, сковороды, дрова и лучина — возами, сено, лен — пятками, а пяток составлялся из пяти горстей, хмель — коробьями, солод, рыба, тетерева и зайцы. Некоторые из предметов мелкого дохода встречаются чрезвычайно редко. Тетеревов и зайцев мы видели только один раз (II. 199). Доход топорами, косами, сошниками и другими изделиями из железа взимался только там, где была добыча железной руды, и с крестьян, занимавшихся ее разработкой и выделкой. В писцовых книгах они называются кузнецами. Разработкой железной руды тогда занимались в погостах Вотской пятины: по верховьям Невы, по реке Назье, впадающей с юга в Ладожское озеро, по Финскому заливу, в пределах Ямбургского уезда, и по реке Талдоге, впадающей в реку Суму. Пряжа и полотно принадлежат также к очень редким предметам дохода. Чаще всего встречаются: сыр, масло, бараны, овчины, куры, яйца, лен.

Для предметов мелкого дохода мы нашли в новгородских писцовых книгах такие цены: баран — 4 деньги, пяток льна — 5 денег, копна сена — 1 1/2 деньги, бочка пива — 1 гривна, калач — 1 деньга, хлеб — 1/2 деньги, лопатка баранья — 1/2 деньги, 100 яиц — 3 деньги, полоть мяса — 7 денег3.
Переходим к вопросу о том, чем определялась наемная плата и как она была велика для отдельных деревень. Плата отдельных деревень имеет крайне индивидуальный характер. Она бывает различна при одних и тех же условиях. Число дворов в деревне на размер платы, кажется, не имело никакого влияния. Но можно заметить связь между размером платы и размером деревенского хозяйства, которое было тем зажиточнее, чем было больше количество высеваемого хлеба. Плата, обыкновенно, возрастает с возрастанием количества высеваемого хлеба. Это очень понятно. Но и здесь встречаются уклонения, которые мы объясним ниже. Войдем в некоторые подробности.
Мы выше перечислили виды крестьянских повинностей. В отдельных случаях встречаются то все виды, то только некоторые из них. Есть деревни, которые платят и деньги, и посопный хлеб, и часть урожая, и мелкий доход. В других — отпадает то часть урожая, то посопный хлеб, то деньги, то мелкий доход. Есть деревни, которые платят только долю урожая и мелкий доход. Иногда весь доход господина ограничивается одной долей урожая, это встречается при половьи; но и это не общее правило, ибо и половники иногда платят и деньги, и мелкий доход, а иногда и посопный хлеб, и мелкий доход. Наконец, некоторые деревни обложены только деньгами4.

Размер платы при одном и том же числе обеж, дворов и количестве высеваемых коробей ржи — нередко был неодинаков, и не только в разных местностях, но в одной и той же местности и даже в одной и той же волости, т.е. у того же владельца. Для примера возьмем деревни в 1 обжу, в 1 двор и в 3 коробьи посева и ограничимся тремя погостами Вышневолоцкого уезда.
У Никиты Бабкина крестьянин с такой деревни платил 4 деньги, четку ржи и четку овса; переведя все на деньги, получим — 8 денег. Никифор Хмелев за то же получал: 7 денег, из хлеба пятину, четку ржи, четку овса, солод, 1/2 барана, лопатку баранью, курицу, сыр, 1/2 овчины, 3 1/2 горсти льна. Денег будет 17, да кроме того, 1/5 урожая, курица и 1/2 овчины, для перевода которых на деньги данных не имеем. Разница более чем вдвое. Известный нам Овинов, сын, получал еще больше. За деревню тех же размеров ему платили: 7 денег, коробью ржи и овса и полчетки пшеницы, что составит 24 деньги; со вдовы Федорки он получал то же, но при меньшем посеве (в 2 1/2 коробьи). А Зиновов получал еще больше. При тех же деньгах и поспе он брал еще сыр да три горсти льна, что составит 27 денег с 1/2. Разница крайних случаев доходит почти до четверной платы за участок земли той же меры5.

Неодинакова плата и у одного и того же владельца; разница достигает здесь иногда также весьма значительных размеров. В Настасьинской волости, жены Ивана Григорьева, две деревни платили только деньги и поровну, по 2 гривны с 1/2, а между тем одна имела посев в 4 коробьи при одном дворе и была положена в одну обжу, а другая высевала 8 коробей при 3 дворах и была положена в две обжи. Хозяйства очень различны, государственные повинности — тоже, а наемная плата одинакова. Рядом с этими деревнями была деревня с 15 коробьями посева при 4 дворах и 5 обжах; она платила: 2 грив., хлеба послом 6 кор. ржи, 1/2 кор. пшеницы, 3 четки ячменя, 2 барана, на деньги всего 9 гривн. 8 ден. Между двумя крайними платежами и средним нет ни малейшего соответствия: деревня в 8 коробей посева обложена несоразмерно легко. В других случаях разница бывает ничтожна: при всех равных одна деревня дает целую курицу, другая половину и т.д.6

Откуда все эти различия? Порядные описанных в конце XV века крестьян, конечно, были заключены ими в разное время, некоторые из них могли быть заключены еще их дедами и прадедами. А в разное время, конечно, были и разные условия спроса и предложения земель. Отсюда и различия. Хотя право свободного перехода и могло смягчать эти различия, но, надо думать, на практике оно встречало значительные препятствия в привычке к насиженному месту и в выгодах и удобствах, представляемых благоустроенным хозяйством, а потому крестьяне и мирились с указанным неравенством. Самые же крупные случаи неравенства могут иметь особый источник. Вновь приходящие крестьяне садились, обыкновенно, на льготе и первое время ровно ничего не платили. В писцовых книгах так и обозначается: "стараго дохода не было: сели ново". Можно думать, эти новоселы не сразу входили в свой полный платеж, а начинали с уменьшенного. В имении Д.Козонского была деревня в 5 дворов и в 11 коробей посева. Они старого дохода не платили, потому что сели ново. Новый доход с них уже шел, но всего в размере четверти урожая из хлеба и хмеля. А старые крестьяне, при посеве в 2 1/2 коробьи, в этом имении платили при той же четверти еще 7 денег и мелкий доход (II. 34). Весьма вероятно, что и сведенные бояре поступали так же; так и могла возникнуть та несоразмерность платежей с размерами хозяйства, на которую мы указали.
Общее правило найма земель, по всей вероятности, было такое: чем больше снималось земли, тем была выше и плата. Но в разное время, смотря по спросу и предложению,
плата за землю определялась различно; новоселы же не сразу входили во всю плату, а постепенно.



1Писцы делают иногда ошибки в итогах, как деревень, дворов и обеж, так и денег, а потому у них не всегда приходится на рубль 210 денег.
2Дьяконов. Акты. I. № 15, 29, 32, 1629—1644. В последнем документе крестьянин обязывается церковный пятинный хлеб обмолотить прежде своего. Может быть, и в старину молотьба лежала на крестьянах. Это весьма вероятно.
3I. 11; II. 736; III, 167, 306, 346. В новг. II, 736 встречаем некоторые различия: баран оценен в 7 денег, воз сена тоже в 7 денег. Это, вероятно, описка. Сыр по Онежской грам. 1536 г. стоил — 1 деньгу.
4Доказательства можно найти чуть не на каждом столбце писцовых книг. Приведем только более редкие случаи. Доля урожая и посп с другими видами — I. 62; II, 74, 357. Одни деньги — I. 13; II. 68; III. 313, 329. Половники — только половье — I. 508; II. 34,37; Ш. 83, 156, 166; половники — деньги и мелкий доход — III. 10; они же — посопный хлеб и мелкий доход—III. 183,213.
5Т. I. 11-12, 58, 80, 90
6Приведем несколько примеров деревенских платежей, расположив их по мере возрастания количества высеваемых коробей ржи. Волость Степ. Шалимова в Бологовском пог. Деревской пятины I.(Т. I. 72; III. 113. )





<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4304