Собственное хозяйство помещиков
Переходим к вопросу о том, какими средствами велось собственное хозяйство старинных бояр и бояришек. В писцовых книгах есть совершенно ясные указания на то, что старое хозяйство велось руками холопов. В описях нередко говорится, что в деревне, где теперь живет помещик, прежде жил такой-то "со своими людьми". "Свои люди" это холопы. О купце Шалимове написано: "стараго дохода не было: пахал 8 обеж своими людьми на себя". Старый доход идет с крестьян, в этом же селе крестьян не было, земля обрабатывалась на господина его людьми. То же сказано о деревне Кузьмы Космынина, отданной Ивашке Кудрину: "жил в ней Куземка со своими людьми". Так же жил в своей деревне со своими людьми Федор Селезнев, Дмитрий Плотцов и другие (I. 241, 799, 867). В этом же смысле надо понимать и более краткие выражения писцов: "стараго дохода не было, был из старины двор боярский", или: "стараго дохода не было, жил сам такой-то". Эти выражения имеют тот же смысл: земля внаймы не отдавалась, крестьян в деревне не было, там жил владелец со своими людьми, хотя, может быть, своей запашки и не имел.

Спрашивается, работали ли крестьяне на господских запашках? Отвечать на этот вопрос нелегко, потому что писцам не было случая говорить об этом. Но при описании хозяйства новых помещиков, чем они, собственно, и заняты, им приходится указывать и на крестьянские работы. Из описания этого нового хозяйства видно, что помещики обрабатывают свои запашки тоже холопами, как делали новгородцы1, но что встречается и крестьянская барщина, хотя довольно редко и в небольших размерах. Например:
"Селцо Гарусово, а в нем двор Андреев (помещик), а в нем живет сам; а христьян 3 двора, сеют ржи на Андрея с сыном 8 кор.; сеют ржи на себя 3 кор.; стараго дохода гривна..., а новаго дохода 5 денег..."2.
Здесь есть барщина на помещика. Но была ли барщина на сведенного боярина? Надо думать, что нет. Он сам в этом сельце не жил и получал с него доход. Оно сдавалось, значит, крестьянам. Новый владелец поселился сам и завел свое хозяйство, к которому привлек 3 двора крестьян, так как своих людей у него не было. Но за это ему пришлось
уменьшить денежный оброк с гривны до 5 денег.
Итак, у новых помещиков встречается барщина. К ней обыкновенно привлекаются крестьяне той деревни или сельца, где живет владелец. Встретили мы один случай привлечения к барщине и целой волости. Вот этот случай.
"Селцо Великой Двор на озере на Коломне. Двор сам Ивашко Трубицын (помещик) с братиею, двор их же человек Никонец, сеют ржи 13 коробей.., а пашут на них то село волостью; а дохода с него не было: из старины был двор боярской" (I. 78).
В этом селе земля никогда не отдавалась в аренду, там всегда жил боярин, а потому дохода с нее не было. Если была господская запашка, то она производилась холопским трудом. А может быть, и прежний владелец привлекал целую волость к обработке своей запашки? На этот вопрос нельзя отвечать отрицательно. Это вещь возможная.

Но вот случай, в котором барщина при сведенных боярах выступает совершенно ясно.
"В деревне в Налцех, в вопчей, на дву жеребьях на Гридинском да на Матвеевском, Ивановых детей Налесских (сведеные бояре): двор сам Петрушка (помещик), а хрестьян — 2 двора, сеют ржи на Петрушку 9 коробей, на себя 8 коробей; стараго дохода не было, а жили сами Гридко да Матвейко; а дохода ныне с хрестьян гривна денег..." (1. 523).
Доход на крестьян положен ныне только; эти крестьяне, значит, и прежде тут жили, но дохода не давали. Надо думать, что они несли одну барщину за арендуемую ими землю, а новый владелец обложил их еще и доходом. Другой такой случай встречаем в "Феклинской деревне, Ивановской жены Маркова"; там тоже, по всей вероятности, была барщина, так как при прежней владелице в ее деревне жили крестьяне, а дохода ей не давали3.
Итак, можно думать, что барщина на помещиков не есть новость. Была барщина и у новгородцев, но очень небольшая. Большой и не могло быть ввиду незначительности господской запашки.
Новые люди, таким образом, чрезвычайно легко вошли в новгородские порядки. Но можно ли утверждать, что эти порядки были для них совершенно новые, что в московских землях в конце XV века сельское хозяйство строилось совсем по другому образцу? Московских писцовых книг конца XV века мы не имеем. Книги же XVI века чрезвычайно скудны хозяйственными сведениями. Но кой-где и в них можно найти указания, совершенно переносящие нас в новгородский быт. В описи волости Захожья (в Тверском уезде) читаем:
"За Андреем да за Иваном да за Михаилом за Васильевыми детми Ломакова село Лукьяновское, а в нем двор боярской пуст, а людей Ломаковых 5 дворов, пашни в поле 52 чети... К тому же селу деревни: деревня Бортниково, во дворе сам Андрей, во дворе люди его, пашни... Деревня Осиник, во дворе сам Иван Ломаков, во дворе его люди, пашни..." За тем идет 14 деревень, в которых живут крестьяне, а не люди, а потом: "Деревня Станищо, во дворе сам Михайло, во дворе люди его, пашни..." В конце еще четыре деревни с крестьянами.
Это совершенно то же, что и в Новгороде: господское хозяйство ограничивается отдельными деревнями. У каждого владельца по деревне, населенной его людьми (у Михайлы — две), эти люди и пашут на своих господ с прибавкой, может быть, крестьянского труда. В остальных деревнях крестьяне. Доход с них не указан. Но весьма вероятно, что они пашут на себя и дают Ломаковым доход, как и в Новгороде, а может быть, и помогают их людям в работе (I. 41— 42). Новгородские порядки не оставляли новости для московских людей. Весьма вероятно, что это были общие порядки для всей Русской земли и удержались и после падения Новгорода.
Итак, древнейшее собственное сельское хозяйство богатых людей, о котором мы имеем точные сведения, было незначительно и велось главным образом невольным трудом.



1I стол. 27, 56, 88, 107, 118, 131, 191, 252, 263, 265, 285 и пр.
2I. 18, еще такие же свидетельства: 52, 138; IV, 113, 120.
3I. 507—509. В т. III на с.31 встречаем одно сомнительное свидетельство: "Деревня Горки вопче (вел. князю) с Вежытцким монастырем, на великаго князя половине: двор, в большом Давыдовском Митя Ильин (крестьянин)...; а стараго дохода не шло: пахали на Давыда; а новаго доходу давали оброком"... Здесь дело идет об общей деревне Давыда Нерадова с монастырем, отобранной на великого князя. Старого дохода не было, пахали на Давыда. Но кто пахал? Судя по описи, крестьянин Митя Ильин и др. Митя Ильин живет в большом дворе прежнего помещика. Это новый жилец. Прежде там, конечно, жил сам Давыд со своими людьми; и на него пахали, конечно, его люди, а потому и дохода не было. Писец очень сократил свою опись, а вследствие этого и вышла неясность. Но в итоге он поправился. Там сказано: "А с 4 обеж доход не шол, пахали на стараго боярина да и его люди". Проф. И.Д. Беляев, издавший вторую половину описи Вотской пятины, говорит: "почти во всей книге нет об¬разцов, чтобы крестьяне возделывали землю на владельца" (Временник. XI. 79). Свидетельств, действительно, немного, но возделывание надо допустить.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5422