«Наши предприятия пока ещё не удовлетворяют растущие потребности населения...»
Великая Отечественная война легла тяжелейшим бременем на плечи народа. Уровень производства основных продуктов питания существенно снизился: в довоенный 1940 г. было произведено 95,6 млн. т зерна, а в 1945 г. - 47,3, мяса - в 1940 г. - 4,7 и в 1945 г. - 2,6 млн. т, картофеля 76,1 и 58,3 млн. т соответственно.1
На снабжении продовольствием отразилась сильная засуха 1946 г., охватившая большинство зерновых районов СССР. В.А. Исупов и другие историки обоснованно полагают, что жертв голода было около 1 млн. человек2.
В течение 1946 - 1947 гг. в стране сохранялась карточная система обеспечения граждан продуктами питания. Она имела множество изъянов. В сентябре 1946 г. было резко сокращено количество людей, получающих карточки. Пайковые цены на продукты питания были повышены в 2-3 раза. Коммерческие цены на мясо были выше пайковых в 11 раз, колбасу - в 14 раз, птицу - в 15 раз, сахар - в 57 раз, на крупу - в 24 раза, мыло - в 30 раз и т.п.3
Реформа 16 декабря 1947 г., наряду с обменом денег, предусматривала отмену карточной системы и введение свободной торговли. Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) от 14 декабря 1947 г. утверждало, что эти меры направлены на повышение благосостояния народа.

В условиях недостаточного снабжения продовольственными товарами и высоких цен на них многие жители края занимались огородничеством. Рабочие Западной Сибири тратили на питание, в структуре которого преобладали картофель, хлеб, сало, в среднем около 45% заработной платы.4
Развитие торговой сети и социально-бытового обслуживания в стране в целом и Западной Сибири в частности в первое послевоенное десятилетие находилось на низком уровне. Многие города Западной Сибири возникли на базе прежних рабочих поселков. Государственная и кооперативная торговая сеть имела множество проблем. Недостаточно было оборудованных торговых предприятий. Многие магазины располагались в обветшавших, неблагоустроенных помещениях. Торговые точки неравномерно размещались на территории городов; их концентрация в центральной части городов сочеталась с малочисленностью в окраинных районах. В отчётах в областные партийные органы местные руководители постоянно были вынуждены констатировать, что торговая сеть не в состоянии нормально обеспечивать трудящихся продуктами и промышленными товарами5.

Специализация торговой сети проводилась формально. Не хватало холодильного оборудования. Торгово-сбытовые базы почти не занимались изучением покупательского спроса.
Высок был уровень растрат и хищений. Поставки продовольственных и промышленных товаров в регионы также не отвечали спросу населения.
Руководители торговых организаций, партийных и советских органов Кемеровской области неоднократно обращали внимание на это центральных органов.
В 1953 г. не был обеспечен завоз в область следующих промышленных товаров: парфюмерии и косметики на 5,4 млн. руб., папирос и сигарет на 1216 руб., радиоприемников 971 штук, швейных машинок 459 штук, велосипедов 4 тыс. штук, меховых товаров, тюли на 3840 тыс. руб., кроватей 3240 штук, швейных изделий на 10,1 млн. руб., мебели на 2,5 млн. руб., маргариновой продукции 375 тонн, цельномолочных продуктов 339 тонн, макаронных изделий 1329 тонн6.
Ещё более остро в системе торговли стояла проблема хищений. Министерство торговли ежегодно проводило "... очищение системы торговли от жуликов, лиц, не внушающих политического доверия, и проходимцев", но последние этого, видимо, не замечали7.

В Кузбассе остаток не взысканных с растратчиков и воров в торговле средств составлял:
на 01.01.1946-547 тыс. руб., 1947 - 1557 тыс. руб, 1948 - 12546 тыс. руб., 1949 - 15875 тыс. руб.8 Значительная часть торговых предприятий, а особенно ОРСы, больше работали в «теневой», чем в легальной экономике. Обычно это происходило как на кемеровском заводе №380. Там половина товаров не поступала для выдачи рабочим, а образовывала своеобразный резерв, который расходовался распоряжением начальника ОРСа, главным образом на отпуск «нужным людям». Далее товар чаще всего с накруткой попадал на рынок9.
Постоянно ощущались перебои в торговле сахаром, солью, растительным маслом, маргарином, галантерейными товарами, парфюмерией, керосином и другими товарами.
Руководители торговых организаций, прежде всего, стремились выполнить план по общему объёму товарооборота, недостаточно обращая внимание на ассортимент продуктов.
Тратить деньги население могло в коммерческой торговле, где цены ка крупу в 24 раза, на сахар в 57 раз, на мыло в 30 раз превышали пайковые. Ни один Торг или ОРС не выполнял план товарооборота. Начальник УРСа КМК признавал, что «из 100 предложений потребителя мы только 6... удовлетворяем, а 94 - нет...»10.
Система организации торговли на колхозных или «неорганизованных» рынках также не была четко отлаженным механизмом.

Успехи в развитии рыночной торговли всегда связывались с успехами колхозного строя. Каждый исследователь стремился подчеркнуть, что колхозный рынок периода социализма коренным образом отличался от крестьянского рынка нэпа. Противореча себе, историки, однако, тут же писали, что 80 - 90 % продукции поступало на этот рынок с частных приусадебных хозяйств крестьян, а не с колхозных полей и ферм. Колхозам мало что оставалось предложить для продажи после того, как они сдавали государству свою продукцию. Часто они, утаивая от заготовок, продавали свою продукцию незаконно, то есть спекулировали. Ярко выраженная частнопредпринимательская природа крестьянского рынка при социализме скрывалась за терминами «колхозный», «социалистический».
Администрации рынков мало заботились о налаживании условий колхозной торговли. В Тайге Кемеровской области отсутствовали хорошие подъездные пути к городу. В Новосибирске рынки не имели транспорта для доставки продуктов колхозов и колхозников, отсутствовали предприятия общественного питания на рынке и Дом колхозника11.
Тем не менее, исследователи подчеркивают значительную роль колхозного рынка в обеспечении горожан продовольственными товарами.

Удельный вес колхозного рынка в торговле картофелем, овощами, мясом и мясопродуктами, маслом и молочными продуктами, яйцами был очень высоким. Администрации рынков не проявляли инициативы в привлечении к торговле колхозов. Основной поток продовольственных товаров на рынок шел от личных подсобных хозяйств крестьян и горожан12.
По свидетельству контролирующих и правоохранительных органов, значительное место в рыночной торговле занимали «перекупщики» и «спекулянты». Удельный вес торговли «перекупщиков и спекулянтов» на колхозных рынках СССР в 1946-1950 гг. составлял:
в 1946 - 61,6%, 1947 - 53%, 1948 - 27,9%, 1949 - 24,5%, 1950 - 26%13.

В начале 1950-х годов ЦСУ СССР провело специальное обследование бюджетов рабочих и служащих с целью расчета покупок населением СССР продовольственных и промышленных товаров у частных лиц, «перекупщиков», «спекулянтов».
В ходе работы органы ЦСУ сформулировали основные причины, способствующие спекуляции и росту частной инициативы в целом: недостаточность рыночных фондов ряда товаров народного потребления (к примеру, наиболее часто называются такие дефицитные товары, как шерстяные ткани, шерстяной трикотаж, кожаная обувь, тюль гардинный и др.), незнание торговыми организациями покупательского спроса и в связи с этим несоответствие имеющегося в торговой сети ассортимента непродовольственных товаров спросу населения, неравномерное поступление товаров от промышленности и оптовых баз в розничную торговую сеть, «сращивание» отдельных торговых работников, работников промышленности и промкооперации со «спекулятивными элементами», недостаточная борьба с «расхитителями социалистической собственности» как в торговле, так и в других отраслях народного хозяйства, особенно на производственных предприятиях, слабая борьба со спекуляцией со стороны органов милиции и судебных органов14.

Те же проблемы были характерны и для социально-бытовой сферы. Ремонтно-починочные мастерские находились в системе промысловой кооперации и местной промышленности. В 1945 г. в РСФСР промысловая кооперация имела 11 тыс. артелей и 35 тыс. производственных и ремонтных мастерских. В них было занято около 1 млн. рабочих. Сеть артелей и мастерских выпустила в 1946 г. продукции на 9800 млн. руб.15
Количество артелей постоянно сокращалось. В 1953 г. их насчитывалось 23729, в них работали 719031 человек. В 1955 г. это количество сократилось до 17939 артелей с 57810 рабочими, то есть на 24,4% и 19,6% соответственно16.
В 1959 г. на 10 тыс. человек населения РСФСР приходилось менее 4-х мастерских бытового обслуживания (в Новосибирске и Кемеровской области - 3). Сокращение объёма выполняемых работ в 1954 г. по отношению к предыдущему 1953 г. составило 5% или 30,6 млн. руб. В этом же году в РСФСР план капиталовложений был выполнен на 30%, из 79 промсоветов план не выполнили 4817.
Существующая сеть бытовых мастерских не справлялась с удовлетворением нужд населения в ремонте обуви, одежды, мебели, посуды и других предметов домашнего обихода. Сеть ремонтно-починочных мастерских в основном была сосредоточена в центре городов и крупных населенных пунктов.

Мастерские, предприятия бытового обслуживания населения промкооперации и местной промышленности загружались исполнением массовых заказов государственных предприятий и организаций в ущерб выполнению заказов для населения. Рабочее время большинства ремонтно-починочных мастерских не позволяло людям но времени их работы пользоваться услугами этих предприятий.
Многие предприятия не работали в воскресенье. Хронически не хватало материалов.
В погоне за планом в валовом исчислении и стремлении принять от населения заказы на пошив одежды из дорогостоящих тканей предприятия разными способами отказывались или ограничивали прием заказов из хлопчатобумажных, штапельных и льняных и других дешевых видов тканей.
В целом число бытовых предприятий росло, но это мало сказывалось на эффективности бытового обслуживания населения.

Таблица 1
РОСТ КОЛИЧЕСТВА БЫТОВЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В КУЗБАССЕ В 1948-1951 гг.18

Год194819501951
Кооперация инвалидов145162176
Промысловых предприятий322338339
Местная промышленность225275289
Всего692775804


На бумаге план выполнялся, однако фактически в кооперации Кемеровской области 30-50% артелей систематически не выполняли производственные задания. Невысокими были уровень квалификации работников сферы и уровень механизации производственных процессов, имели широкое распространение кустарщина и многопромысловость артелей. План не выполнялся по дефицитным видам товаров широкого потребления: одежда, посуда, стройматериалы и т.д. Более того, руководители предприятий постоянно сокращали ассортимент этих товаров. Растраты и хищения в промысловой кооперации составляли миллионные суммы (в 1949 г. - 2 млн. руб.)19

Потребительская кооперация за годы Великой Отечественной войны ограничила свою роль распределением товаров, получаемых от государства.
Потребительские кооперативы не уделяли должного внимания выпуску товаров широкого потребления и предметов питания, не обеспечивали расширения ассортимента и улучшения качества своей продукции.
Общими проблемами развития потребительской и промысловой кооперации являлись хроническое невыполнение планов по производству и прибыли, высокие цифры потерь и дебиторской задолженности.
На 1 января 1949 г. в целом по стране товарные запасы потребкооперации составили 23,3 млрд. и продолжали нарастать при нормативе 12,1 млрд. руб.
Проверки показывали резкий рост хищений, которые приняли, по мнению Госконтроля, угрожающие размеры. Работники Омского облпотребсоюза расхитили за 9 месяцев 1946 г. около 3 млн. руб. В Томске за тот же период расхищено около 2 млн. руб.20

Динамика растрат и хищений по стране показывала устойчивую тенденцию к росту:
в 1940 г. - 222,4 млн. руб., в 1946 г. - 431,3 млн. руб., в 1947 г. - 564,4 млн. руб., в 1948 г. - 638,7 млн. руб.

Общая величина потерь достигла 44% паевого фонда. Прибыль за 1948 г. составила 1477800 млн. руб., а потери 1029 700 млн. руб. По оценкам контролирующих органов хищения явились одной из основных причин тяжелого финансового состояния отрасли21.
В высшем управленческом звене Центросоюза придерживались другого мнения. Руководители финансового, кредитного и других отделов в кулуарах во всем винили «неправильно проведенную» правительством денежную реформу. После нее, по их мнению, правительство «обобрало и пустило под откос» потребкооперацию.
С этой точкой зрения были не согласны специалисты среднего звена. В анонимном письме, а точнее доносе в ЦК ВКП (б), они утверждали, что во глазе Центросоюза стоят «кооперативные дельцы, обуреваемые не страстью к работе, а страстью к наживе»22.

Конечно, и общий замысел реформы имел множество недостатков, и сами руководители кооперации были коррумпированы. Внутренние интриги, развал дисциплины и тяжелое финансовое положение не способствовали выполнению главной задачи потребкооперации - задачи наполнения внутреннего рынка товарами.

Дебиторская задолженность кооперации составляла:
на 1 января 1948 г. - 2 042,7 млн. руб.
на 1 января 1949 г. - 2 721,2 млн. руб.23

Так, в Кемеровской области в 1948 г. план был выполнен на 75%, план по прибыли - на 58%, непланируемые потери составили 8,4 млн., дебиторская задолженность - 19,8 млн. руб.24
Множество проблем имели предприятия местной легкой и пищевой промышленности. Неудовлетворительным было снабжение сырьём и постоянными квалифицированными кадрами. Аналитические данные свидетельствуют о том, что порочной была вся система поступления, хранения, переработки сырья, выпуска готовой продукции, следования её на рынки сбыта. Отсутствовала единая система учета, он был запутанным. Предприятия местной промышленности рассматривались руководящими органами как второстепенные, не заслуживающие внимания. Как пишет в своей записке один из корреспондентов ЦК ВКП (б) Устименко: «Это привело к тому, что многие предприятия вышли из-под контроля партии, оказались вне сферы действия государственного хозяйственного контроля»25.
Однотипные предприятия местной промышленности отставали от предприятий союзного и республиканского подчинения, сказывались несовременная техника, отсталая технология, нарушение ГОСТов.
Таким образом, частная хозяйственная деятельность являлась неотъемлемой составляющей частью негосударственного сектора советской экономики. Она объединяла некоторые «теневые» явления социально-экономической жизни СССР. Основой частной хозяйственной деятельности в тот период являлось предпринимательство в его традиционном понимании.
Несмотря на идеологический и административный пресс, в стране продолжали существовать некие «специфические хозяйственные типы», выполнявшие инновационную, то есть предпринимательскую, роль.
Частная хозяйственная деятельность осуществлялась в сфере производства товаров и услуг, торговой (посреднической) деятельности. Она могла осуществляться как в рамках закона, так и за его пределами. В этом случае, вместо ЦСУ, она фиксировалась в статистике правоохранительных органов.



1 Народное хозяйство СССР за 60 лет. - М., 1977. - С.45; Букин С.С. Опыт социально-бытового развития городов Сибири (вторая половина 1940-х - 1950-е гг.) - Новосибирск, 1991. - С. 56; Индустриальное освоение Сибири. Опыт послевоенных пятилеток 1946-1950. - Новосибирск, 1989. - С. 202; Чуднов И.Л. Общественно-политические факторы развития промышленности Западной Сибири в первые послевоенные годы (1946-1950). - Дис... канд. ист. наук. - Кемерово, 1993. - С. 100.
2 Исупов В.А. Развитие городского населения Сибири 1939-1959 гг. - Новосибирск, 1991. - С.56.
3 Вихляев А.А. Розничные цены. - М.,1990. - С. 102-103.
4 Букин С.С. Опыт ... - С.45, Чуднов И.А. Общественно-политические факторы... - С. 103-105.
5 ГАКО/п/. Ф. 75. Оп. 8. Д. 320. Лл. 8, 25, 52-53,67, 88-90, 125.
6 ГАКО/п/. Ф. 75. Оп. 7. Д. 335. Лл. 15-16.
7 ГАРФ/п/. Ф. 410, оп.1, Д.462. Л.9.
8 ГАКО/п/. Ф. 75, оп.2; Д. 120. Л. 243; Д. 376. Л. 87.
9 То же, Д. 98. Л. 80.
10 Рабочий класс Сибири... - Новосибирск, 1984. - С. 310.
11 ГАКО/п/. Ф. 75. Оп. 8. Д. 320. Л. 90. ГАНО. Ф. 11. Оп. 2. Д. 7539. Лл. 1-19.
12 Букин С.С. Опыт ... - С. 76. Казанцев Б.Н. Продовольственный рынок в жизни горожан (1950-1960 гг.)//Социс.- 1994.- №4.-С. 3. ГАРФ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 210 Л. 170.
13 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 328. Л. 84.
14 ГАРФ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 382. Л. 98.
15 Кравчук П.Ф. Новое в работе промысловой кооперации. - М., 1947. - С. 9, 12.
16 ГАРФ. Ф. 8900. Оп. 23. Д. 280. Л. 301.
17 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 921. Л. 162.
18 ГАКО. Ф. П.-75. Оп. 7. Д. 1. Лл. 19-20.
19 ГАРФ. Ф. 8300. Оп. 23. Д. 280. Лл. 303-308.
20 ЦДНИОО/п/. Ф. 17. Оп.36.Д.62.Лл.36-37; ЦДНИТО/п/. Ф.607.0п.1.Д.1083.Л.96.
21 РГАСПИ. Ф. 17.0п.135.Д.17.Лл.82-87.
22 РГАСПИ. Ф. 17.0п.135.Д.62.Лл.195-196.
23 РГАСПИ.Ф. 17. Оп. 135.Д.23. Л. 104.
24 ГАКО/п/. Ф. 75. Оп. 2. Д. 376. Л. 39.
25 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 43. Д. 4. Лл. 106-111.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5672