Глава LV. Поворот броненосцев к югу без сигнала и распад 2-й Тихоокеанской эскадры

Незадолго до захода солнца, около семи часов, в лучах заката впереди нашего курса от норда до норд-веста на горизонте показались первые неприятельские миноносцы отрядами по 4–5 штук, заграждавшие путь на север. Они держались в строю кильватера и хорошо соблюдали расстояние. Приготовясь атаковать наши суда, они пока еще не трогались с места, выжидая окончательного наступления темноты. Флагманский корабль «Олег» попробовал открыть по ним огонь, но безуспешно — снаряды не долетали. На «Авроре» насчитали впереди сначала девять миноносцев, потом семнадцать; затем, увидав, что миноносцы начинают выползать и слева, и сзади, и счет им потеряли. (После уже мы узнали, что в бою участвовало около 105 неприятельских миноносцев: из них 25 истребителей*37, 12 миноносцев 1-го класса, 55–2-го и 13–3-го.)83 У нас же было всего девять истребителей. Очевидно, они хотели кольцом окружить эскадру. До ближайших из них на севере мы приблизились уже на расстояние 50 кб. Казалось, один момент, и они понесутся в атаку. Еще до гибели «Бородино», на последнем галсе было видно, как тяжело приходится несчастным броненосцам. Некоторые из них — «Наварин», «Сенявин», «Апраксин» — уже ломали строй, склоняясь больше в нашу сторону, точно стараясь подставить более корму неприятелю. В момент катастрофы с «Бородино», «Орел» как будто уменьшил ход и, прокатившись по инерции над местом гибели, тотчас же без всякого сигнала повернул влево на восемь румбов и пошел в сторону наших крейсеров курсом, близким к весту. Одновременно с «Орлом» и остальные броненосцы повернули в сторону, противоположную неприятелю, но уже не в последовательном порядке, то есть не один за другим, как это делалось ими в течение всего дня, а «все вдруг» без всякого сигнала с адмиральского корабля, которым теперь был «Николай I». С «Авроры», находившейся от броненосцев на расстоянии около 20 кб, было видно, что броненосцы стараются дать самый полный ход и идут самой нестройной кучей, не соблюдая правильных интервалов, не равняясь в строе фронта. Более других выдвинулся вперед «Николай I» и еще более склонился к югу. Не понимая этого маневра, не видя сигнала, крейсера, транспорты, миноносцы застопорили свои машины... Но со стороны броненосцев это уже не был маневр. Это было самое беспорядочное отступление в сторону, противоположную неприятелю.

Прошло минут пять. Чтобы очистить место быстро надвигавшемуся отряду броненосцев, крейсера, транспорты и миноносцы, следуя примеру первых, должны были повернуть и дать ход в ту же сторону (в зюйдовую четверть), очутившись, таким образом, благодаря повороту на восемь румбов, теперь впереди (то есть южнее) своих броненосцев. Именно это движение броненосцев нарушило прежнюю цельность, стройность, организованность эскадры: получилась беспорядочная каша, была потеряна всякая диспозиция.

Неприятель продолжал еще обстреливать броненосцы, и перелеты ложились близко за кормой «Авроры» (это указывает расстояние, на котором «Аврора» находилась от своих броненосцев). Беспорядочно разбросавшиеся транспорты помешали и нашим крейсерам сохранить строй.

Тогда адмирал Энквист поднял сигнал своему отряду: «Вступить в кильватер», — и «Аврора», прибавив ход, вслед за «Олегом» обошла сбившуюся кучу транспортов, миноносцев и выровнялась в линию кильватера; «Мономах» исполнил то же самое, а «Донской» — нет.

С левой стороны «Олега» оказался «Жемчуг». Остальные суда (разведочный отряд, транспорты, миноносцы и среди них «Буйный») сначала оказались левее нас, а затем сзади и валили то справа, то слева нестройной кучей.

Сумерки быстро надвигались. Со всех румбов бросились в атаку миноносцы. Было видно, как те миноносцы, которые находились теперь впереди нас и были в кабельтовых уже тридцати, повернули носами к нам и, дав полный ход, пошли в атаку: под носом их закипели, забелели буруны. Тогда, чтобы принять атаку с кормы, «Олег», а за ним «Аврора» и остальные суда положили руля, взяли еще левее, на SW, и развили ход до полного. (На большом ходу мины отбрасываются от борта.) Тихоходный «Мономах» отстал.

До наступления темноты мы видели, что наши броненосцы продолжали идти прежним курсом на SW и отстреливались в тыл. Быстро наступившая затем темнота, продолжавшийся сзади бой, наш более скорый ход и минные атаки, начавшиеся тотчас же и по крейсерскому отряду, совершенно разделили крейсера и остатки броненосной эскадры.

Крейсерскому отряду пришлось действовать самостоятельно и вразброд, так как благодаря скрытым огням, разности ходов, а, главное, минным атакам и частым переменам курса, крейсера (так же как и остальные суда) растеряли друг друга, и свое место при адмирале каким-то чудом сохранили только «Аврора» да по своей инициативе присоединившийся «Жемчуг».


83 В минных атаках в ночь с 14 на 15 мая 1905 г. приняли участие 17 японских истребителей (эскадренных миноносцев) и 24 миноносца.


*37Истребитель (от англ. destroyer) — крупный миноносец с усиленным артиллерийским вооружением (Ред.).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3301