Глава XLIX. Продолжение боя

Ставший теперь головным «Александр III» снова вышел из строя. Перед тем крен его несколько выпрямился, а теперь был громадный; между трубами и задней мачтой пылал пожар. На броненосце развевался какой-то сигнал.

В 5 ч 10 мин легли на курс NO 50°. В 5 ч 35 мин на головном «Бородино» сигнал: «Транспортам курс NO 23°, восемь узлов ходу». В 5 ч 40 мин «Александр III» все-таки вступил в строй позади «Орла».

Во время последнего маневрирования за мглой и дымом, окутавшим весь горизонт, японские броненосцы на время потеряли нашу эскадру. Около половины шестого к транспортам приблизились неприятельские крейсера и открыли сильный огонь. «Олег» и «Аврора» покинули строй кильватера за броненосцами и, бросившись на крейсера, дали возможность транспортам отойти правее.

«Олегу» и «Авроре», по которым неприятель на этот раз пристрелялся сразу, пришлось туго. У борта «Олега» поминутно падал снаряд за снарядом; он шел среди кучи брызг, и на «Авроре» только и ждали, за каким снарядом потонет наш бедный «Олег». На нем взвился сигнал: «"Донскому» и «Мономаху» вступить в кильватер», — и тотчас же к нам на помощь подошли эти суда. Оба старых корабля вели себя геройски. Но что могли сделать наши четыре крейсера с противником из 9–10 судов с орудиями 8-дюймового калибра? Не по силам им была их задача.76

Лихо, отважно вел себя наш головной корабль «Олег»: он не прятался за броненосцы, не избегал стрельбы, а сам первым торопился начать ее. Заметив приближение крейсеров, он тотчас же шел им навстречу, вдвоем с «Авророй» — на десятерых, и схватывался с ними на контркурсах. От окончательного расстрела «Олега» и «Аврору» спасла быстрота и частая смена ходов: мы сбивали этим неприятеля, не давали ему точно пристреляться. За весь бой верная «Аврора» ни на одну пядь не отстала от своего флагмана. Один раз, когда «Олег» почему-то вдруг сразу застопорил свои машины, «Аврора» вышла вперед в сторону неприятеля и грудью прикрыла «Олега». (В Маниле всеведущие японцы припомнили аврорцам этот момент.) Были ужасные, так называемые, «поворотные» точки, когда неприятель хорошо пристреливался и удачно концентрировал огонь по «Олегу», так что последний казался весь окутанным брызгами, взметами белой пены, черным дымом с проблесками огня. Мы нередко видели, как бедный корабль не выдерживал этого огня, клал круто на борт руля, поворачивал на восемь румбов и, выходя из сферы огня, оставлял ее позади. «Аврора» тотчас же следовала его примеру, клала руля, но, катясь по инерции, должна была вступать в этот ужасный, засыпаемый на наших глазах чугунным градом, район. Так как «Аврора» очень медленно слушается руля, не ворочается, как говорят моряки, «на пятке», то она неминуемо должна была всякий раз окунаться в этот дождь.

Вообще «Аврора» в бою счастливо вышла из многих неприятных моментов и сохранила свое место в строю. Возьмем такой пример: «Олега» и «Аврору» должны были отрезать неприятельские крейсера. Увидев это, броненосцы (уже без «Суворова», который горел отдельно) взяли вправо, чтобы прикрыть нас. Нам пришлось, оставив слева вышедший из строя и горевший «Сисой Великий», вступить в кильватер броненосному крейсеру «Адмирал Нахимов», а для этого повернуть на 12 румбов. В этот момент нам пришлось резать нос всем транспортам, и концевая «Аврора» едва-едва успела проскочить подносом «Камчатки», «Анадыря» и «Алмаза», сбившихся в кучу и сходившихся носами. Еще минута, и она была бы протаранена.77 Чтобы следовать в кильватер «Олегу», требовалось самое тщательное внимание. Более быстроходный и поворотливый «Олег», прижимаемый 9–10 японскими крейсерами, теснимый собственными транспортами, вертелся, как волчок, и ежеминутно менял ход с полного на стоп и наоборот. Нельзя было ни на секунду отвести глаз от «Олега», и отдавать приказания приходилось не реже двух-трех раз в минуту: «Полный ход! Самый полный! 130 оборотов! 100 оборотов! Право руля! Лево руля! Стоп машина! Задний ход!» и т.д.


76 8-дюймовые (203-мм) орудия имели только два японских бронепалубных крейсера — «Титосе» и «Касаги» (по 2 шт.). Кроме того, 12 японских бронепалубных крейсеров — основных противников русского крейсерского отряда — несли в сумме сорок 152-мм и шестьдесят 120-мм орудий против тридцати семи 152-мм и двадцати восьми 120-мм орудий русских крейсеров (из них тридцать одно 152-мм и десять 120-мм на «Олеге», «Авроре», «Владимире Мономахе» и «Дмитрии Донском»). Реализации боевых возможностей русских кораблей мешало их маневрирование вокруг охраняемых транспортов.

77 Один из многих примеров опасного маневрирования транспортов под огнем противника и не отработанного их взаимодействия с боевыми кораблями, что в целом мешало русским крейсерам вести бой и создавало аварийные ситуации.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3049