Возникновение и развитие полюдья. Восстание древлян
История налогов на Руси столь же древняя, как и история самого Российского государства. Оно возникло более тысячи лет назад, когда первые русские князья сумели объединить под своей властью славянские и неславянские племена на обширных пространствах Восточной Европы, вели упорную борьбу с воинственными соседями, предпринимали походы в богатую Византию. Это сопровождалось захватом добычи, взиманием дани с покоренных и побежденных племен. Полученным добром князья распоряжались по своему усмотрению. Значительная его часть доставалась княжеским дружинникам, составлявшим основу тогдашнего профессионального войска. Кроме того, дружине принадлежала большая роль в управлении страной: старшие дружинники (бояре) были ближайшими советниками князя, прочие могли выполнять различные поручения по сбору даней и пошлин, исполнению судебных решений. Таким образом, древние дани и контрибуции, используемые киевскими князьями для содержания своей дружины, являлись ничем иным, как первыми в истории России налогами.

Первоначально дани и контрибуции взимались только с покоренных племен, зависимых народов. Еще до возникновения Древнерусского государства некоторые восточнославянские племена сами находились в зависимости от своих соседей, которые взимали с них дань. Так, поляне, проживавшие в районе Киева, северяне, занимавшие бассейн Десны, и вятичи, обитавшие в верховьях Оки, находились в зависимости от Хазарского каганата и платили ему дань «по беле и веверице от дыма»1. Речь идет о шкурках белки, хорошо известной и доныне, а также веверицы, небольшого пушного зверька, возможно, ласки или горностая. Такие шкурки были тогда одним из самых популярных товаров и фактически выполняли роль денег. Иногда славянам удавалось освободиться от выплаты дани хазарам. Как свидетельствует записанное в летописи предание, поляне однажды отправили хазарам не ожидаемые теми меха, а мечи, что означало готовность к сопротивлению. Хазары были вынуждены отступиться2. Однако к середине IX в. поляне вновь оказались среди данников Хазарского каганата, от чего их освободили в 862 г. утвердившиеся в Киеве князья Аскольд и Дир3. Племена, проживавшие на севере, близ озера Ильмень и по реке Волхов, некоторое время платили дань варягам, воинственные дружины которых во главе с их предводителями — конунгами проникали сюда из Скандинавии.

В те далекие времена возникли уже и некоторые принципы взимания налогов, предпринимались попытки ввести какие-то единицы обложения. Это могли быть и определенная мера обрабатываемой земли, и число работников, и человек как таковой при поголовном обложении, и величина дохода. Конечно, первые единицы налогообложения выглядели весьма неопределенно. Так, упомянутые выше хазары взимали дань с славян «с дыма», с хозяйства, которое вела одна большая патриархальная семья, состоявшая из представителей нескольких поколений, объединившихся вокруг общего очага («дыма»). Некоторые летописи упоминают о сборе хазарами дани не с «дыма», а с «рала», то есть с плуга4. Возможно, имеется в виду также отдельное хозяйство, размер которого определяется количеством земли, которую можно обработать одним плугом. Следовательно, еще в VIII—IX вв. под влиянием хазар в восточнославянских землях распространялись подымный (подворный) и поземельный принципы обложения. Иногда говорится и о сборе дани с человека, о поголовном принципе взимания дани. Так, упомянутые выше варяги брали со славян и других племен «от мужа по беле и веверице»5.

Во второй половине IX в. завершилось создание Древнерусского государства. Правивший в Новгороде князь Олег, по происхождению варяг, в 882 г. захватил Киев и объединил под своей властью киевские и новгородские земли. При князе Олеге Киев стал столицей Древнерусского государства («матерью городов русских»). Под его властью оказались не только поляне, но и многие другие славянские и неславянские племена. С них как с покоренного, подчиненного населения взималась дань, но уже в казну киевских князей. Сбор дани первыми киевскими князьями далеко не сразу приобрел регулярный упорядоченный характер. Арабские источники IX в. рассказывают, что утвердившиеся в Киеве князья с дружиной время от времени вторгались на территорию соседних славянских племен с целью насильственного взимания всякого рода поборов. Эти неупорядоченные вторжения были наиболее ранней формой «полюдья», системы сбора дани, существовавшей и в течение ряда последующих веков6.

Тем не менее уже при князе Олеге принимаются некоторые меры по упорядочению взимания дани. В 883 г. он воевал с древлянами, «примучил» их и возложил дань «по черной куне» (кунице)7. О единице обложения летопись не сообщает. В 884 г., покорены северяне, на них была возложена «дань легкая», может быть, потому, что они подчинились без сопротивления, их не нужно было «примучивать». Против радимичей, живших в бассейне реки Сож, также воевать не пришлось. Олег, узнав, что радимичи платили дань хазарам, прислал к ним послов с требованием платить эту дань ему8. Рассказывая об этом, летописец приводит интересную деталь — радимичи платили дань как хазарам, так и потом Олегу «по шелягу». Так называлась старинная польская монета. Монеты с похожим названием существовали и в других европейских странах. И в современной Австрии национальная валюта именуется шиллингом, а до недавних пор монета с таким названием имела хождение в Великобритании. Значит ли это, что более тысячи лет назад в русских землях дань взималась настоящими деньгами, серебряными или золотыми монетами? Вряд ли. Скорее всего, сообщение о «шелягах» появилось в летописях гораздо позднее: кто-то из летописцев, рассказывая о данях IX в. с радимичей, решил обозначить их размер в понятных его современникам денежных единицах.

Но в то же время, когда Олег наложил дань на покоренных им древлян и северян, он установил дань и для словен, живших в новгородской земле, кривичей и мери. Эти племена находились под его властью до похода в Киев и вряд ли могли рассматриваться как покоренные народы. Причем в данном случае летописец употребляет выражение «устави дани»9, установил дань, определив и ее размер, и порядок сбора. Так, с образованием Древнерусского государства происходит упорядочение сбора дани, она становится общим налогом для всех подданных независимо оттого, являются ли они недавно покоренными «иноземцами» или давними подданными своих правителей. Возникнув как контрибуция с покоренных народов, первые налоги постепенно распространяются на все население, параллельно устанавливается определенный порядок сбора.

Существенную эволюцию переживает и так называемое полюдье. Оно становится регулярным и упорядоченным и представляет собой ежегодный круговой объезд князем вместе с дружиной подвластных земель с целью сбора дани. Об этом подробно рассказал в своем сочинении «Об управлении империи» византийский император Константин Багрянородный, больше известный своими трудами, посвященными истории, географии, политической жизни стран и народов, входивших в состав Византийской империи и соседних с ней. Император Константин пишет, как в ноябре месяце многолюдная процессия во главе с князем выходила из Киева и направлялась сначала на северо-запад, в землю древлян, живших к югу от Припяти, затем сборщики дани двигались на север, в землю дреговичей, оттуда — на восток, к кривичам. В районе Смоленска «полюдье» поворачивало на юг и по Десне через землю северян возвращалось в Киев ранней весной10. Князья и их дружина во время полюдья не объезжали всю подвластную территорию вдоль и поперек, а посещали только определенные пункты, именуемые «становищами». Здесь князь и его свита, которая вместе со слугами, поварами, конюхами, ремесленниками различных специальностей насчитывала до 400—500 человек, останавливались на несколько дней или недель. Для размещения такой массы людей, прибывших из стольного града, в становище имелись теплые избы, а также амбары с запасами продовольствия, сеновалы, бани и т.д. Дань в становище доставлялась со всей округи местными князьями, иными лицами из племенной верхушки, признавшей власть киевских князей. Такое «кружение» князя и его приближенных по подвластным землям представляло собой самую раннюю форму сбора податей и вполне соответствовало эпохе становления государственности. Аналогичные системы сбора налогов существовали в раннегосударственную эпоху и у многих других народов. Например, полюдье в соседней Польше называлось тогда «станом», а взимаемая подать — «гощением»11.

Какова была величина дани, взимаемой при полюдье? Конкретных сведений на этот счет нет. Возможно, существовали какие-то пределы, превысить которые киевские князья не могли. Возможно, в ряде земель какие-то нормы существовали издревле, возможно, величину дани определяли и сами князья. По свидетельству Никоновской летописи, в 914 г. князь Игорь, преемник Олега, передал древлянскую дань своему воеводе Свенельду в размере по «черной куне с дыма»12. Превышение этих норм киевскими властями вело к конфликтам и восстаниям, о чем свидетельствует и известная история о сборе князем Игорем дани с древлян в 945 г. Тогда Игорь по настоянию своей дружины, позавидовавшей богато одетым дружинникам воеводы Свенельда, решил взять дань с древлян повторно. Древляне уступили силе и заплатили. Игорь пошел было в Киев, но с полдороги вернулся в древлянскую землю и потребовал дань еще раз. Это вызвало возмущение древлян, они восстали, князь Игорь и его дружинники были перебиты. Причиной восстания и гибели киевского князя стало нарушение киевлянами уже существующей нормы. Ведь после расправы с ними древляне полагали, что поступили вполне законно, не чувствовали себя виноватыми, и их князь Мал тут же посватался к овдовевшей супруге Игоря княгине Ольге. Сватовство поддержала «вся древлянская земля». Ее послы заявили, что Игорь действовал, словно волк. Но Ольга сватовство отвергла, древлянские послы по ее приказу были убиты, а вскоре начался карательный поход в древлянскую землю, и главный ее город Искоростень был сожжен13. События 945 г. в древлянской земле — первый известный в русской истории случай восстания, вызванного произволом государства при взимании подати. Жестоко расправившись с древлянами, власти не могли не извлечь уроков из этих событий. Вскоре княгиня Ольга установила «уроки» (т.е. размер дани) и «погосты» (места сбора)14. Восстание древлян, таким образом, послужило толчком для дальнейшего совершенствования системы сбора даней.



1Повесть временных лет. Ч. 1. М.—Л., 1950. С. 18.
2Там же. С. 16.
3Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 199—200.
4Гагемеистер Ю.А. Розыскания о финансах древней России. СПб., 1833. С. 11.
5Полное собрание русских летописей. (Далее — ПСРЛ). Т. 9. С. 8.
6Новосельцев А.П. Арабские источники об общественном строе восточных славян IX в. — первой половины X в. (полюдье) // Социально-экономическое развитие России. М., 1986. С. 25.
7Повесть временных лет. Ч. 1. С. 20.
8Там же.
9Там же. С. 20.
10Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989. С. 51. Карту полюдья см.: Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII—XIII вв. М., 1982. С. 317.
11Рыбаков Б.А. Указ. соч. С. 318.
12ПСРЛ. Т. 9. С. 26-27.
13Повесть временных лет. Ч. 1. С. 39—43.
14Там же. С. 43.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2941