Мордва
В состав финской группы входит также мордва, которая в XIX в. расселялась на большой территории Среднего и Нижнего Поволжья, Южного Приуралья, Центрально-Земледельческого и Центрально-Промышленного районов. Повсюду она расселялась с другими народностями (татарами, чувашами, башкирами), а также с русскими, нигде не составляя преобладающего абсолютного большинства. Уже в XVIII в. мордва подверглась сильному обрусению, а также отатариванию. Однако, перенимая язык и обычаи более многочисленных соседей, она, как правило, продолжала сохранять свое национальное самосознание и самоназвание. В разных уездах при этом она далеко не в равной мере подверглась влиянию других народностей России. Это затрудняет определение численности мордвы.

К началу XIX в. процесс обрусения достиг таких масштабов, что царские власти в ряде уездов и губерний перестали регистрировать мордву отдельно, включая всех говоривших на русском языке в состав русских (в Нижегородской, Тамбовской, Симбирской губерниях). И нам трудно упрекать за это организаторов ревизий XIX в., так как во многих случаях было почти невозможно зафиксировать с необходимой степенью точности неуловимые и неумолимые ассимиляционные переходы этого народа. С такой задачей не смогли справиться и прошедшие специальную подготовку переписчики, осуществлявшие перепись 1897 г. Вызывают сомнения и результаты переписей 1920 и 1926 гг.

Таблица 18. Изменения удельного веса мордовского населения в XIX в. по отдельным районам и губерниям России (в %)


Тем не менее данные табл. 18 показывают определенные закономерности рассматриваемого процесса.

Мы видим, что V и VIII ревизии, а также перепись 1897 г. показывают сходные результаты. Удельный вес мордвы примерно одинаков и составляет около 0,80% по всей стране. По России в границах 20-х годов XVIII в. он несколько более отличен (от 1,18% по V ревизии до 1,30% в 1897 г.), но все же существенно разнится от данных 1858 г. Это было связано с тем, что V, а частично и VIII ревизии, а также перепись 1897 г. ориентировались преимущественно на показатели родного языка, и давно обрусевшую мордву считали русским населением. Правда, существовали и отклонения (например, фиксация по VIII ревизии обрусевшей мордвы — терюхан Нижегородского у.), но они не влияют на общий вывод.

С другой стороны, данные 1858-1859 гг. являются результатом специального обследования, единственного в своем роде, в ходе которого была сделана попытка учесть мордву по происхождению. При этом даже обрусевшая мордва, у которой в той или иной мере сохранилось национальное самосознание, относилась к мордовскому населению. Не везде обследование было проведено в равной мере успешно. Данные табл. 19 позволяют усомниться в достоверности результатов по Нижнему Поволжью и Южному Приуралью, так как удельный вес мордвы существенно понизился именно между VIII и X ревизиями. Однако нельзя не учитывать и тот факт, что это были заселяемые районы, где доля проживающих народностей быстро менялась в связи с притоком населения извне. Переселения же значительного числа мордвы сюда в 30-50-е годы XIX в. не производилось. Кроме того, мордовские переселенцы в этих новых для них районах, где они не составляли компактного большинства, быстрее подвергались естественной ассимиляции русскими, татарами и башкирами.

Таблица 19. Изменения удельного веса мордовского населения в отдельных уездах России в 30-90-х годах XIX в. (в %)





В районах же старого проживания мордвы исчисление 1858—1859 гг. показало сильный прирост удельного веса мордовского населения именно за счет более полного учета обрусевшей мордвы. Особенно сильно это заметно в Нижегородской (VIII ревизия - 4,84%, X - 9,11%) и Симбирской (соответственно 9,58 и 12,47%) губерниях.

В общем и данные V-VIII ревизий с переписью 1897 г. и результаты исчисления 1858 г. имеют свои преимущества и недостатки. Рассмотренные же в совокупности, они позволяют наглядно представить, насколько далеко в дореформенный период зашел процесс ассимиляции мордвы в отдельных районах России. Табл. 19 демонстрирует ход этого процесса в 30-90-х годах XIX в. по уездам.

В Нижегородской губ. численность мордвы по происхождению была почти вдвое выше, чем по языку. По VIII ревизии (язык) она составляла 4,84%, в 1857 г. - 9,11% (происхождение), а в 1897 г. - 3,35% (язык). По происхождению же мордва достигала в губернии в 1897 г. 6,70%.

Табл. 19 показывает, как разная методика учета влияла на изменение в удельном весе мордвы в отдельных уездах губернии. Тенденция, конечно, видна та же. Однако мы видим, что в ряде уездов в течение второй половины XIX в. совершенно исчезает мордовское по языку население. В Нижегородском у мордва составляла в 1858 г. 17,27%, в Княгининском — 13,91%, а в 1897 г. ее здесь уже нет. Почти исчезла она в Ардатовском у. По VIII ревизии мордвы было здесь 1,87%, в 1858 г. - 11,10, а в 1897 г. — 0,89%. Резко сокращается ее доля в Арзамасском и Сергачском уездах. По существу, более или менее стабильным сохраняется положение в одном только Лукояновском у. Все эти обстоятельства привели к тому, что в XX в. процесс обрусения пошел еще дальше, привел к утрате национального самосознания. В настоящее время все указанные территории поэтому лежат за пределами Мордовии.

В Тамбовской губ. Центрально-Земледельческого района мордва сравнительно компактно проживала в двух уездах: Спасском и Темниковском, составляя в первом около 40%, а в последнем более 20% населения. Процесс обрусения здесь в XIX в. не получил большого развития. Удельный вес мордвы тут последовательно увеличивался (особенно в Спасском у.: VIII ревизия - 37,38%, X - 42,77, в 1897 г. - 46,44%) как за счет повышения точности учета, так и в связи с тем, что в миграционном движении за пределы уездов принимало участие преимущественно русское население. Территории эти вошли в основном в состав Мордовской АССР.

В Среднем Поволжье преобладали те же тенденции, что и в Центрально-Промышленном районе, но в более приглушенном виде и со значительным своеобразием. Удельный вес мордвы с VIII по X ревизию вырос с 6,92 до 7,88%, а к 1897 г. снизился до 6,52%.

В Казанской губ., где мордвы было мало, доля ее последовательно снижалась с 30-х годов XIX в. (V ревизия - 1,16%, VIII - 1,21, X - 1,18, 1897 г. — 1,02%). Проживала она в трех уездах — Чистопольском, Спасском и Тетюшском. Учет ее ревизиями, видимо, бьт сравнительно полным, так как исчисление 1858 г. (кроме Спасского у.) не показало роста удельного веса. Процесс естественной ассимиляции уже с начала 30-х годов XIX в. протекал довольно быстро. В Чистопольском у. мордва составляла по VIII ревизии 5,03%, по X - 4,35, а в 1897 г. - 3,19%. В Тетюшском у. доля ее выражалась следующими показателями: VIII ревизия — 3,58%, X — 3,13, 1897 г. — 2,71%. И лишь в Спасском у. исчисление 1858 г. показало увеличение доли мордвы, которая несколько снизилась к 1897 г. (VIII ревизия - 3,71%, X - 4,37, 1897 г. - 4,11%).

В Пензенской и Симбирской губерниях, по-видимому, учет мордвы в 1857 г. был организован недостаточно качественно (особенно в Пензенской губ.). Во всяком случае, кроме отдельных уездов, в них не наблюдалось роста удельного веса мордвы в 1858 г. и, напротив, в 1897 г. процент ее во многих уездах оказался выше, чем в 1858 г.

В Пензенской губ. в первой половине XIX в. доля мордвы оставалась почти на неизменном уровне (V ревизия - 10,63%, VIII -10,67, X- 10,86%), а во второй половине XIX в., к 1897 г., повысилась до 12,80%. В ряде уездов удельный вес мордвы сократился в период между VIII и X ревизиями и увеличился - с X ревизии по 1897 г. (в Саранском, Нижнеломовском, Наровчатском, Краснослободском). В некоторых уездах (Инсарском, Чембарском) процент мордвы последовательно возрастал на протяжении всего XIX в. И лишь в Городище иском у., где ее было не более 25%, этот показатель повысился между VIII и X ревизиями и вновь снизился к 1897 г.

Напрашивается мысль, что в этом уезде ревизии и исчисления первой половины XIX в. недостаточно полно учли мордовское население и что показатель происхождения здесь не всегда принимался во внимание. Рост же абсолютной и относительной численности мордовского этноса в губернии, по-видимому, связан с тем, что он тут расселялся компактно на определенной территории и был мало подвержен ассимиляции до конца XIX в. В настоящее время значительная часть этих земель входит в состав Мордовии (бывшие Саранский, Наровчатский, Краснослободский, Инсарский уезды).

В Симбирской губернии в период с VIII по X ревизию удельный вес мордвы увеличивался (V ревизия - 10,67%, VIII - 9,58, X - 12,47 и к 1897 г. остался примерно на том же уровне (12,37%). Однако, в некоторых уездах доля мордвы выросла к 1858 г., а затем уменьшилась к 1897 г. (Сенгилейский, Самарский, Сызранский, Корсунский). Нельзя не остановиться на ситуации в Самарском у. По данным VIII ревизии мордва составляла здесь 4,09%, но по X доля ее возросла до 13,58% за счет учета этнического происхождения, а к 1897 г. произошло снижение до 5,62%. В ряде других уездов наблюдался последовательный рост доли мордвы (Ставропольский, Алатырский, Ардовский, Буинский). Наиболее значительным удельный вес мордвы оказался в Ардатовском и Алатырском уездах (соответственно около 40 и 25%).

Однако лишь Ардатовский у. вошел в состав Мордовии. В остальных местах она размещалась чересполосно с другими народностями. Основные группы поселений мордвы вошли в состав Ульяновской и Самарской областей. Алтырский у. включен в состав Чувашии, а Буинский — Татарстана.

В Саратовской губ. удельный вес мордвы последовательно сокращался (V ревизия - 6,98%, VIII - 5 35, X - 5,06, 1897 г. - 5,16%). Процесс ассимиляции протекал здесь довольно интенсивно, и исчисление 1858 г., безусловно, не учло этническое происхождение части мордовского населения. Однако доля мордвы в губернии снижалась и благодаря интенсивному заселению ее русско-украинскими переселенцами. Среднегодовой прирост численности мордвы в губернии также снижался. Так, за 38 лет с V по VIII ревизию численность этого народа увеличилась на 53,33%, за 25 лет с VIII по X ревизию - на 21,66%, а за 39 лет с X ревизии до переписи 1897 г. - только на 12,00%. Такое замедление, особенно во второй половине XIX в., когда заселение губернии замедлилось, следует объяснять усилившимися ассимиляционными процессами и отсутствием точных данных по этническому составу населения.

В отдельных уездах доля мордвы резко снизилась в годы с VIII по X ревизию и вновь возросла к 1897 г. (в Петровском, Хвалынском, Кузнецком уездах). Однако при этом к 1897 г. исчезло мордовское население в Балашевском у. и резко снизилась его доля в Новоузенском у.

В Оренбургской губ. (Южное Приуралье) удельный вес мордвы сильно сократился в 30-50-х годах XIX в. (V ревизия - 4,15%, VIII - 4,41, X - 3,23%) и увеличился в 60-90-е годы (1897 г. - 6,29%). Это следует объяснять рядом причин. Во-первых, в XVIII - первой трети XIX в. мордва принимала довольно активное участие в заселении Южного Приуралья. Недаром, в период с V по VIII ревизию ее численность здесь выросла на 128,21% (с 33 545 до 76 554 человек). В 30-50-е годы сюда переселялись почти исключительно русские крестьяне. Поэтому за время между VIII и X ревизией мордовское население района увеличилось всего на 17,14%. В пореформенный период приток мордвы сюда (главным образом из Пензенской губ.) вновь возрос (с 1857 по 1897 г. — прирост численности на 250,47%), что привело к увеличению ее удельного веса в населении. Во-вторых, среди мордовских переселенцев Оренбургской губ. происходила интенсивная ассимиляция их татарами и башкирами. Недаром тептяри и бобыли, которые по своему происхождению были в основном мордвой, вошли в состав татарского этноса.

Однако во второй половине XIX в. в Оренбургском крае появились сплошные территории компактного населения мордвы, что способствовало сохранению ею своей этнической самобытности.

В то же время есть основания полагать, что и в Южном Приуралье в 1858 г. при определении численности мордвы во внимание принимался преимущественно показатель родного языка, а не происхождения жителей.

В отдельных уездах за время с V по VIII ревизию доля мордвы росла. С VIII по X ревизию при общем снижении этого показателя по губернии с 4,41 до 3,23% в Оренбургском у. он вырос с 4,27 до 5,37%, а в Бугульминском - с 7,54 до 7,58%. В Белебейском и Стерлитамакском уездах доля мордвы практически не изменилась. В Бугурусланском и Бузулукском уездах, куда в 30-50-е годы наблюдался весьма интенсивный приток русского населения, доля мордвы резко снизилась (в Бугурусланском у. с 25,53 до 16,46%, в Бузулукском - с 5,83 до 4,16%). В 1857-1897 гг. процент мордвы растет во всех уездах, кроме Оренбургского (снижение с 5,37 до 4,71%). Тем не менее все указанные территории оказались удаленными от Мордовии и не вошли в ее состав. Земли Бугурусланского у., где мордвы было примерно 20%, включены в Оренбургскую обл., а Бугульминского (около 12%) - в Татарстан.

Таким образом, в течение XIX в. удельный вес мордвы немного вырос (V ревизия - 1,18%, 1897 г. - 1,30% в границах 20-х годов XVIII в.), несмотря на интенсивный ассимиляционный процесс. За эти годы численность мордвы возросла на 194%. Напомним, что удельный вес русского населения за эти годы снизился с 48,86 до 43,41%, а абсолютная численность выросла лишь на 130,34%. В течение первой половины XIX в. (преимущественно в первой трети) продолжалось переселение мордвы в Южное Приуралье.

Попытка учесть мордовское население с учетом происхождения была предпринята только в 1858-1859 гг. Далеко не везде она оказалась удачной (не были получены необходимые сведения по Южному Приуралью, Нижнему Поволжью, Пензенской и частично Симбирской губерниям). Тем не менее и эта попытка показала, что фактически доля мордвы была гораздо выше (по всей России - 0,94%, а в границах 20-х годов XVIII в. - 1,38%). Есть все основания полагать, что с учетом всех территорий доля мордвы была еще значительнее, но определить ее сколько-нибудь точно невозможно.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4181