Английские деньги

Английские банки начали работать с российскими ценными бумагами во время Наполеоновских войн, при Александре I. Одна из самых ранних дат подобного сотрудничества относится к 1805 г. Это сотрудничество связано с именами «английских» Ротшильдов. В 1822 г. Ротшильды разместили в Англии значительный 5 %-ныи «русский займ». Именно они несколько позже субсидировали строительство Николаевской железной дороги (Петербург – Москва) в середине XIX в. Именно Ротшильды стали главными представителями российских интересов на финансовом рынке Англии после удачно проведенной ими эвакуации российских денежных средств накануне Крымской войны (1853–1856 гг.).

Поскольку фунт стерлингов являлся в XIX в. главной мировой валютой, то, несмотря на периодические конфликты и кризисы в отношениях с Англией, российские императоры во второй половине XIX в., учитывая европейские прецеденты буржуазных революций, связанные с «профессиональными рисками», имели счета в английских банках. Где-то в глубине сознания они полагали, что эти счета могут сыграть роль амортизационной подушки в случае какого-либо политического «форс-мажора» в России.

Следует иметь в виду, что еще Павел I в «Учреждении об Императорской фамилии» (1797 г.) ограничил возможность вывоза капиталов из России для своих ближайших родственников суммой в 1 000 000 руб., «кроме алмазов и прочих вещей, предписывая излишние сверх сей суммы возвращать в фамилию, ежели есть; когда же последний в роде, то в Департамент уделов». Однако о самих императорах в «Учреждении об Императорской фамилии» нет ни слова, следовательно, при размещении своих капиталов за границей они не были ограничены какой-либо фиксированной суммой, за исключением размеров той суммы, которой они располагали реально.

Вплоть до правления Николая II (до 1905 г.) финансовые вложения в европейские банки носили хоть и негласный, но тем не менее совершенно официальный характер. Видимо, первым российским императором, вложившим часть своих личных средств в английские банки, стал Александр II. Эти вклады унаследовал после трагедии 1 марта 1881 г. его сын Александр III.

До Александра II российские императоры, посещая с официальными визитами Англию, везли с собой «валюту» «наличкой». Меняли им рубли на фунты стерлингов придворные банкиры. Судя по воспоминаниям, Николай I, посетивший Англию с официальным визитом в 1844 г., щедро тратил деньги. Например, прислуга Букингемского дворца получила «на чай» 3000 ф. ст., экипаж яхты «Black Eagle» – 400 ф. ст., кроме драгоценных табакерок и перстней. Однако предположение о том, что именно во время этого визита российский император открыл собственный счет в «Bank of England» «для популяризации российских облигаций среди британской денежной публики», нам представляется маловероятным.543

О том, что из себя представлял «английский» вклад, мы знаем из документов времен царствования Царя-миротворца. Судя по всему, деньги поместили в «Bank of England» в 1860-1870-е гг., когда реализация либеральных реформ Александра II периодически порождала острые политические ситуации, заставлявшие в 1870-х гг. менять политический курс страны от либеральных реформ к попыткам попользовать метод «закручивания гаек». Вполне возможно, что «английский вклад» в «Bank of England» был открыт в 1874 г., во время официального визита Александра II в Англию.


«Bank o f England». Современное фото


При Александре III, несмотря на то что на протяжении 13 лет его царствования Россия несколько раз весьма основательно «пересекалась» с английскими внешнеполитическими интересами, деньги, лежавшие на счетах в «Bank of England», император не трогал. Доподлинно известно, что на июль 1882 г. в «Bank of England» на счетах Александра III в английских процентных бумагах лежало 1 758 000 ф. ст. (1 600 000 в 4,5 % consols + 78 000 English 3 % consols + 80 000 Sfalian 5 % Rentes).544 Даже при самом грубом пересчете английского фунта на русские рубли, эта сумма по меньшей мере составляла порядка 18–20 млн руб., которые не проходили ни по одному из официальных финансовых отчетов Министерства Императорского двора, то есть являлись по сути секретным страховым резервом российских императоров.

Говоря о заграничных капиталах российских императоров, можно попытаться разделить капитал в 1 758 000 ф. ст. на «деньги» Александра II и «деньги» Александра III. В отчете министра Императорского двора «заграничные деньги» могли проходить по строке «Особый Его Императорского Величества» капитал на сумму в 878 250 руб. Об этом свидетельствует то, что в более поздних документах есть упоминание о том, что «итальянская 5 % рента, приобретенная прежде» входила «в состав Особого капитала». Следовательно, «Особый капитал» мог включать заграничные вложения Александра II, и на март 1881 г. они составляли довольно скромные 878 250 руб. При этом в эту сумму, видимо, включили не только «английские», но и «итальянские» ценные бумаги.

К июлю 1882 г. только «английских» денег на счетах Александра III находилось 1 758 000 ф. ст. Поэтому мы можем предположить, что в очень сложной политической ситуации 1881 г., связанной не только с противостоянием революционному террору, но и со сменой внутриполитического курса, Александр III пошел на серьезные финансовые вклады в «Bank of England». Поэтому, вероятно, большая часть почти 2 млн ф. ст. пришлась именно на «деньги» Александра III. А были ли такие деньги (18–20 млн руб.) в кассе Министерства двора? Да, были. В мемуарах B.C. Кривенко упоминается, что к 1 января 1881 г. в Кассах Министерства Двора находилось: по счету общих средств – 3 662 582 руб. 25,5 коп.; по счету специальных средств – 43 411 128 руб. 30,5 коп.; по счету депозитов – 17 652 585 руб. 23,75 коп. Итого – 64 762 295 руб. 79,75 коп.545

Собственно царские деньги числились по разряду «специальных средств», которых было почти 43,5 млн руб. Видимо, именно из этих капиталов и изъяли деньги, срочно переведенные в Англию во второй половине 1881 г. Как вариант возможен перевод денег и из Государственного казначейства.

К лету 1882 г. революционное подполье удалось в целом разгромить и при «разборе полетов» подводились итоги финансовых вложений в «Bank of England». Также следует отметить, что после 1882 г., по известным нам документам, в «Bank of England» деньги больше не переводились вплоть до смерти Александра III.

Приведя все эти рассуждения об «английских деньгах» Александра II и Александра III, следует тем не менее привести фразу весьма осведомленного чиновника Министерства двора B.C. Кривенко. Констатировав, что руководителю Контроля барону К.К. Кистеру удалось создать резервный фонд в 43 411 128 руб. 30 '/, коп. («По счету специальных средств»), он тем не менее подчеркивает, что «никаких миллионных сумм в «Лондонском банке», о которых тогда говорили, не существовало».546 Однако, как мы видим из приведенных архивных документов, «английские деньги» на июль 1882 г. все же были.

Следует подчеркнуть, что чиновники Министерства финансов внимательно отслеживали биржевые котировки, стремясь «выжать» из размещенных в Англии средств максимальные дивиденды.547

«Английские деньги» не просто лежали «мертвым грузом», принося доход по соответствующим процентам, но и использовались императором Александром III в интересах России. Именно средства, лежавшие в «Bank of England», использованы царем для приобретения так называемой «коллекции Базилевского», которая, по мнению авторитетных специалистов Государственного Эрмитажа, стала одним из наиболее удачных приобретений целых собраний, сделанных за все время истории Эрмитажа.

Если кратко изложить интригу покупки, то она сводилась к следующему. Русский дипломат Александр Базилевский, проживший в Париже 40 лет, составил собрание, которое в 1878 г. произвело фурор на Всемирной выставке. В нем были прекрасно представлены памятники раннехристианского и византийского искусства, церковная утварь романской и готической эпохи, изделия из резной кости XIII–XIV вв., рейнские и лиможские эмали XII–XVI вв., венецианское и немецкое стекло, итальянская майолика, французские и испано-мавританские фаянсы.

В 1884 г. коллекционер решил расстаться со своим собранием. За хорошие деньги, разумеется. Государственный секретарь А.А. Половцев наряду с государственной деятельностью был страстным и очень состоятельным коллекционером, буквально настоял на приобретении этой коллекции, настойчиво рекомендуя Александру III это приобретение. Собственно переговоры в Париже вел любимый художник императора Александра III – А.П. Боголюбов.

Сам А.П. Боголюбов вспоминал об этой истории так: «При посещении Государя несколько раз он начинал со мной разговор о коллекции Базилевского: «Ну, что вы мне скажете нового, могу я рассчитывать ее приобрести?». – «Дело вам было доложено статс-секретарем А.А. Половцовым, я ему сообщал все, что знаю, и он, вероятно, вам докладывал о возможности приобретения, но цифра пока очень велика. Но я убежден, что ее можно очень убавить». – «Ну так продолжайте действовать, а осенью Половцов поедет в Париж, так и дадите мне окончательный ответ»».


В. Верещагин. Галерея Александра Базилевского в Париже


Как и предполагалось ранее, осенью 1884 г. в Париж съехались А.П. Боголюбов и А.А. Половцев для решения «проблемы Базилевского»: «Почти одновременно со мной прибыл в Париж и А.А. Половцов, имевший поручение от Государя приступить со мною к торгу коллекции Базилевского. Так как я с хозяином редкостей давно был в переговорах, то и посоветовал Александру Александровичу идти без меня и сбивать с 8 миллионов до 6, предупредив, что известный эксперт аукционных продаж уже находится в переговорах с Базилевским, который, покидая свою любовницу, обещал ей выплатить миллион, и что с 700 тысяч ловкий жид уже выманил у него под залог 12 блюд Лиможа, которые уже выбыли из его дома, о чем, впрочем, я ему сообщаю келейно. Половцев был у него, осмотрел снова всё чрезвычайно аккуратно, но и добился цифры 6 миллионов, сказав, что дальнейшие переговоры получат окончательный вид, когда он повидает Государя.

Через две недели я получил короткую телеграмму: «Государь император возлагает на Вас покупку коллекции г. Базилевского». Дня через три от министра Двора – форменную бумагу: «Государь император возлагает на вас покупку коллекции редкостей г. Базилевского, 6 миллионов франков одобрены».

Иду к Базилевскому и говорю: «Вы сказали А.А. Половцеву, что за 6 миллионов коллекцию свою по каталогу продаете. Я уполномочен ее купить или не купить. Просимую цену я могу вам дать, но не даю, ибо знаю, что у вас есть условия с экспертом Монгеймом, которому вы даете 500 тысяч за все его хлопоты по устройству аукциона, и что он гарантирует вам 5,5 миллиона, которые могут все-таки не выручиться. И тогда вы подвергаетесь процессам и пр., пр. Ежели вы ему даете 500 тысяч, то мне, который вам это дело устроил, почему не дадите?» – «Да разве вы их возьмете?» – «Конечно, возьму и даже вам дозволю говорить, что вы дали мне эту взятку». Бродил он долго из угла в угол и, наконец, сказал мне: «Через неделю ровно буду у вас в доме в час пополудню». Мы расстались.

В это время я избегал его видеть, но на четвертый день приходит ко мне Монгейм и говорит, что я у него отбиваю полмиллионное дело и что, ежели я хочу, то мы можем взойти в сношение. Тут я вспылил и говорю ему: «Вы – торгаш, это ваше ремесло, а я русский дворянин и вором моего царя не был, да и не буду». С этим он и ушел. А через неделю, ровно в 1 час, мы с Базилевским ударили по рукам, и коллекция была куплена».548

Действительно, для обеспечения финансовой стороны этой сделки министр Императорского двора граф И.И. Воронцов-Дашков направил записку Главному контролеру Министерства двора: «Предлагаю Вам от чековой книжки на капитал, хранящийся в Английском банке, вкладом, который принадлежит Его Императорскому Величеству, отделить бланк чека № 00001, для изготовления требования о выдаче господину Боголюбову или его приказу 80 000 ф. ст. итальянского 5 % рентою, в уплату за коллекцию, приобретенную от г. Базилевского, на основании Высочайшего повеления от 10 ноября сего года».549

Обращает на себя внимание номер чека – «№ 00001», который показывает, что до осени 1884 г. с этого вклада средства вообще не снимались. В свою очередь, Государственный секретарь А.А. Половцев, который выступал инициатором этого бесценного приобретения, констатировал в дневнике (И ноября 1884 г.): «…покупка делается из собственных средств государя, без всякого участия казначейства».550 Отсюда прямо следует, что деньги в «Bank of England» весьма осведомленные современники рассматривали как «собственные средства государя».

После смерти Александра III в октябре 1894 г. и воцарения Николая II в судьбе «английских денег» российских императоров произошли значительные изменения. Дело в том, что, вступив на престол, Николай II принял решение о полном выводе российских вкладов из «Bank of England». Как правило, этот шаг Николая II объясняют его патриотизмом.


Золотой запас России в Государственном банке Санкт-Петербурга. 1905 г.


Об уровне внимания к этой ответственной операции свидетельствует то, что отвечал за нее лично директор Государственного банка России Э.Д. Плеске551, которого специально командировали в Лондон. Следует добавить, что Эдуард Дмитриевич Плеске (1852–1904) хорошо представлял, чем он будет заниматься в Лондоне, поскольку много лет занимал должность директора «Особенной канцелярии по кредитной части» Государственного банка, через которую проходили все финансовые операции Романовых в зарубежных банках. Об этом эпизоде подробно пишет Уильям Кларк, приводя в своей книге фотографию последнего зарегистрированного счета Николая II в «Bank of England», датированного 1900 г., на сумму 5008 ф. ст.552

В 2010 г. управляющий «Bank of England» Мервин Кинг во время юбилейных торжеств «Банка Российской Федерации» передал его руководству «сберкнижку императора» – небольшую книжечку в серебряном окладе с гравированной надписью «His Imperial Majesty the Emperor Nicolas of Russia. 1895». Первая запись в книжке «императора Александра» – на сумму 8404 ф. ст. 10 шиллингов и 10 пенсов. Видимо, под именем «императора Александра», имелся в виду Александр III. Последняя запись в императорской «сберкнижке» – «Account closed» («Счет закрыт») датируется 1900 г.

После завершения этой финансовой операции денег у Николая II в английских банках не осталось. Остается открытым вопрос: открывал ли повторно Николай II счета в английских банках после 1900 г., и если да, то какие суммы переводились на эти счета?

Говоря об «английских деньгах» Романовых, нельзя не сослаться на воспоминания весьма информированного великого князя Александра Михайловича, женатого на младшей сестре Николая II. Он «был в курсе» этого вопроса. Естественно, его информация по поводу заграничных вкладов царя весьма скупа. Он упоминает, что «со времени царствования императора Александра II» российские императоры держали в Лондонском банке «двадцать миллионов стерлингов».553 Эта сумма подтверждается вышеприведенными документами, только 20 млн были не в фунтах, а в рублях. Как мы уже говорили, эти деньги были выведены из «Bank of England» к 1900 г.

Однако с 1907 г., когда завершается оформление Антанты, в которую вошла Англия, личные средства Николая II вполне могли быть вновь размещены в английских банках, особенно с учетом того, в каких форс-мажорных обстоятельствах личные капиталы царских детей вывозились из России в конце 1905 г. Кроме того, накануне вступления России в Первую мировую войну из Германии в Англию и Францию вывели крупные суммы «русского золота».

Доподлинно известно, что после 1914 и до февраля 1917 г. в «Bank of England» из России поступило 68 млн ф. ст.554 Однако следует уточнить, что это были не личные средства российского императора, а государственные активы. Эти понятия совершенно отчетливо разграничивались на протяжении всего XIX в. Российское золото в английских банках выполняло функцию так называемого «залогового золота», которое обеспечивало бесперебойные военные поставки из стран Антанты в Россию. И если запасы «государственного» золота в английских банках были весьма значительны, то, по свидетельству великого князя Александра Михайловича: «После лета 1915 г. ни в Английском банке, ни в других заграничных банках на текущем счету Государя не осталось ни одной копейки».555 Все личные деньга Николая II, хранившиеся в английских банках, потратили в годы Первой мировой войны.556

След этих «английских денег» мелькнул в переписке Николая II и императрицы Александры Федоровны. В одном из своих писем (26 августа 1915 г.) Александра Федоровна буквально мельком упоминает: «Завтра увижу Бьюкенена, так как он мне опять принесет свыше 100 000 р. из Англии». А в письме, написанном на следующий день (27 августа 1915 г.), императрица так же мельком упоминает: «Бьюкенен мне опять принес больше 100 000 р.». Следует пояснить, что с началом войны Александра Федоровна активно включилась в деятельность Российского общества Красного Креста, высочайшей покровительницей которого с 1880 г. являлась императрица Мария Федоровна. При этом императрица не только посещала госпитали и занималась различной организационной работой, но и сама принимала участие в операциях в качестве хирургической сестры. А сэр Джорж Уильям Бьюкенен (1854–1924) являлся послом Великобритании в России (1910–1917).

Организация лазаретов, питательных пунктов, закупки оборудования для Красного Креста требовали колоссальных сумм. И одним из источников этих сумм и стали «английские деньги», которые доставил в августе 1915 г. посол Великобритании в России Джорж Бьюкенен. Судя по всему, императрица постоянно (в письме упомянуто слово «опять») использовала «дипломатический канал» для того, чтобы оперативно получать из Англии крупные суммы. Большая же часть «английских денег» была использована на различные закупки, и эти деньги поступали в Россию в виде самого разнообразного медицинского оборудования и материалов. И эти закупки быстро исчерпали имевшийся в Англии «царский» капитал.

Таким образом, мы можем предположить, что Николай II повторно открыл счет в одном из банков Англии в промежутке между 1907 и 1914 гг. Судя по всему, этот счет был довольно крупным, однако никаких документальных свидетельств его существования нам обнаружить не удалось. Но, так или иначе, к 1916 г. все средства с этого гипотетического счета были полностью исчерпаны и к 1917 г. личных денег семьи Николая II в Англии не осталось. В 1918 г. руководство «Bank of England» официально заявило, что не имеет счетов, принадлежащих Николаю II или членам его семьи.557



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 9542

X