2.7. Записи земельных сделок в Печатном приказе во второй половине века
К сожалению, проследить эволюцию обеспеченности провинциального дворянства крестьянскими рабочими руками за вторую половину столетия по десятням невозможно, так как в фонде Разряда десятни этого периода практически отсутствуют. Однако восполнить этот недостаток отчасти могут данные записных книг Печатного приказа. В апреле 1655 г.. когда война с Польшей была в самом разгаре, в Печатном приказе было зафиксировано всего 37 записей, касавшихся сделок по земельным владениям. 21 из них касались родственного отказа владений, 10 записей относились к отказу поместий вдовам, остальные — к отказу прожиточных поместий1. Отказа поместий внутри «города», за исключением одного случая, не было отмечено. Две записи были посвящены розыску беглых крестьян2. В апреле 1665 г., в конце периода активных военных действий, картина существенно изменилась. Было зафиксировано уже 266 записей3. 79 из них касались отказа поместий родственникам — сыновьям, внукам, невесткам, братьям и пр. 56 грамот было посвящено сыску незанятых и пустых земель. 14 записей касались отказа вотчин. 29 записей относились к отказу поместий внутри одного «города», одним членом городовой корпорации другому. 23 записи были посвящены отказу поместий вдовам, 13 записей — отказу прожиточных поместий женихам, 17 записей — отказу прожиточных поместий вдов и девок другим лицам. 17 записей фиксировали отказ земельных владений московским чинам, придворным и дьякам, 5 записей — отказ дикого поля, в том числе боярам и начальным людям полков нового строя. Лишь три записи касались мены поместьями, зато 44 записи предписывали розыск беглых крестьян и холопов4. Можно констатировать серьезное возрастание интенсивности мобилизации земельных владений, интереса дворянства к приобретению незаселенных, пустых земель и возврату беглых. Количество четвертей земли, о которых шла речь в этих грамотах, не превышало 300, среднее же количество четвертей, по которым фиксировались сделки, не превышало 100.

Сведения о количестве крестьянских дворов находим и в сметных книгах, где указывалось число четвериков ржи и овса, собранных «на запас» ратным людям. Так, в сметных книгах г. Старицы 1670 и 1672 гг. упомянуто 19 чел. дворян и детей боярских, а также приведены сведения о числе крестьянских дворов в поместьях 12 из них. Это число не превышало 4 дворов на одного помещика: по 4 двора имели 2 чел., по 3 двора 4 чел., по 2 двора 4 чел. и 1 чел. имел 1 двор; также два брата Мухановы имели общее поместье в 7 дворов5. Вместе с тем в поместьях московских чинов в том же уезде число дворов было в несколько раз больше — от 12 до 25.

В апрельской книге записей грамот в Печатном приказе 1675 г. поместным и вотчинным сделкам посвящено уже 357 грамот6. Из них 82 грамоты касаются родственного отказа, прежде всего поместий (о вотчинах говорится лишь в 10 грамотах), в том числе по поступным сделкам. Отказу поместий вдовам и их поместий также по поступным и рядным записям посвящено 45 грамот, прожиточным поместьям дочерей служилых людей — 20, отказу и отделу поместий и вотчин московским чинам, придворным служителям, дьякам, офицерам и солдатам выборных полков — 45 грамот, отмежеванию дикого поля, в том числе коллективным дачам — 14 грамот. Большое количество грамот (72) касается сыска и отказа (отдела, отмежевания) пустошей, лишних и примерных земель. Наследственная передача распаханных и населенных поместий заставляла «беспоместных» и «малопоместных» искать пустые, лишние и обводные земли, закрепляя их за собой уже в качестве поместных владений. 25 грамот касаются передачи земли внутри самого «города», от одного члена городовой корпорации к другой. Такой способ получения поместий был не слишком распространен, уступая наследственной передаче. Продолжала расширяться практика мены поместьями, в апреле 1675 г. было запечатано уже 40 меновных грамот, из них 9 грамот содержало указание на «перехожие чети», то есть обмен был неравным. 27 грамот касалось розыска беглых крестьян и суда над ними, их количество несколько уменьшилось по сравнению с апрелем 1665 г. Количество грамот, касающихся вотчин, было небольшим, всего 10, кроме того, было запечатано 5 послушных грамот, большинство же грамот на вотчины получали московские чины, прежде всего стольники. Они же запечатывали и жалованные грамоты на вотчины (4 грамоты). Провинциальное же дворянство продолжало владеть небольшим количеством четвертей земли, в среднем не превышающим 100 четвертей, о чем свидетельствуют и ввозные, и меновные грамоты. Так, в Ливенском уезде ливенец получил поместье отца 31 четверть, в Новосильском уезде родственный отказ внуку составил 21 четверть, в Костромском уезде такой же отказ составил 3 четверти в одном случае и 4 четверти в другом, один торопчанин отказывал поместье 4 четверти другому торопчанину, в Рязани отказ родственного поместья внукам составил 37 четвертей, в Воронежском уезде родственный отказ составил 27, в Ряжском уезде 47, в Путивльском уезде 34 четверти7. Сравнительно же большие поместья в уездах, как правило, отказывали сразу нескольким владельцам, родственникам или членам одной корпорации. Так, в Орловском уезде братья Луневы (5 чел.) получили в поместье 3 починка размером 150 четвертей, в Воронежском уезде воронежцы дети боярские Соколовы (4 чел.) получили родственное поместье по 33 четверти с третником каждому, в Лебедянском уезде 52 лебедянца получили в поместье дикое поле 1820 четвертей по 35 четвертей человеку8. Небольшие поместья получали вдовы и дочери провинциальных дворян и детей боярских. В Ряжском уезде родственный отказ поместья вдовы составил 48 четвертей, в Каширском уезде вдовы 25 и дочери 17 четвертей, в Галицком уезде «прожиточное поместье девки» равнялось 12 четвертям, в Луцком уезде поместье вдовы составило 2 четверти, в Костромском уезде вдова Писемская отказала родственнику свое прожиточное поместье 37 четвертей, в Новгородском уезде «девка» Марфа Матвеева дочь Баранова владела поместьем 25 четвертей, а в Мещерском уезде такое же прожиточное поместье «девки», отказанное жениху, составило всего 8 четвертей9. Документы показывают значительное дробление владений дворян и детей боярских в уездах, вызванное разделами между наследниками, передачей родственникам, женихам и пр. Этот процесс дворяне пытались компенсировать во второй половине века достаточно интенсивной меной поместных земель с целью укрупнения владений.




1 РГАДА. Ф. 233. Oп. 1. Кн. 74. Л. 1—72 (без учета меновных и записей о беглых).
2 Там же. Л. 59об., 62.
3 Там же. Кн. 126. Л. 247об., 248об., 249, 250, 255—264, 266 и др.
4 Там же. Л. 248, 250, 252 об., 253, 256об., 260 и др.
5 РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 4. № 281. Л. 29—41.
6 Там же. Ф. 233. Oп. 1. Кн. 185. Л. 1—186об.
7 Там же. Л. 5—5об., боб., 12об., 24об., 29, 31 об., 33, 33об.
8 Там же. Л. 14об., 37,41.
9 Там же. Л. 8, 8об., 11, 13об., 20об., 37, 38об.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1889

X