1.12. Служба на южных рубежах и образование Белгородского разряда
Во время войны с Польшей «города» продолжали служить и на Тульской засечной черте (Владимир и Юрьев-Польской)1. Продолжали они нести службу и в Одоеве, хотя теперь этот город был включен в новую систему защитных сооружений.

В 1658 г. был создан Белгородский разряд и Белгородский полк, который также требовал людей для укомплектования. Дети боярские из южных «городов» направлялись «по выбору» в Белгород в драгунские и солдатские полки, что приводило к нехватке служилого населения в самих «городах». Дети боярские не хотели записываться в драгуны и солдаты, предпочитая рейтарскую службу. В мае 1659 г. посланные для разбора и комплектования полков К. Арсеньев и С. Домашнев писали в Разряд, что по указу они должны «в Ефремове ефремовских детей боярских разобрать и выбрать из них в драгунскую службу 1500 человек... жалованье дать по 4 рубли. И ефремовцы дети боярские многие лутчие люди с нами в дороге встречались, едут к тебе, государю, к Москве, а сказываются, что они в рейтарской службе, а иные едут писаться вновь в рейтарскую службу... и с дороги их ворочали назад в Ефремов... они учинились непослушны, а сказали, что де их братья и преж их многие поехали к Москве и у разбору не будут»2. В Разряде указывалось о «сыске» таких ефремовцев в Москве о отправлении их назад, причем «дел их в Розряде и по иным приказом никаких не делать». В июне 1659 г. в Разряде была получена новая отписка К. Арсеньева и С. Домашнева, в которой они докладывали, что смогли «прибрать» в драгунскую службу только 500 чел. «добрых и не старых», поскольку «в прошлых годех» многие ефремовцы уже были «выбраны» в солдатскую и драгунскую службу, «иные многие писались собою в рейтарскую службу». Сейчас все эти ефремовцы, говорилось в отписке, находятся на службе в Белгородском полку, других полках и выборном полку в Москве. Многие же ефремовцы «сбежали к Москве. А на Москве пишутся воровством в рейтарскую службу, пролыгаючися, сказываются мецняны и болховичи, и белевцы и иных городов детьми боярскими, а не ефремовцами. Да и преж сего, как... выбирал в Ефремове в драгунскую службу стольник Никита Демской, и они, ефремовцы дети боярские, воровством своим многие от его выбора бегали ж... сидели в лесах, и он, Никита, с ефремовскими казаками за ними ходил, и их многих в лесах переимал, а нам за ними с Ефремова посылать некого, ефремовские казаки все взяты в драгуны...»3. Эта отписка иллюстрирует те объективные трудности, с которыми столкнулось правительство при формировании Белгородского полка. В январе 1659 г. епифанский воевода докладывал в Разряд, что «пришли на Епифань епифанцы дети боярские драгунского строю (5 чел. — Т. Л.)... сказали, что они отпущены для их разоренья, что их татарови под Лохвицами погромили, лошадей и телеги с запасом и с платьем поимали. Да... того ж драгунского строю по высылке князь Ивана Шеховского епифанцы дети боярские на твою государеву службу в Белгород не пошли (6 чел.), живут на Епифани, а сказали, будто вместо их служат твою службу в Белгороде за них наемщики...»4. Епифанцев указывалось выслать обратно на службу в Белгород, если нет никакого письма об их отпуске. Однако следует подчеркнуть то, что представления о сдаче полковой службы внаем (так же, как и казачьей, и стрелецкой) не были чужды населению южных уездов. Недостаток людей в Белгороде ощущался постоянно. В 1660 г. на службу туда, по отписке воеводы Г. Г. Ромодановского пришли всего 250 дворян, детей боярских и рейтар, «немногие люди», «а рейтарского и драгунского и салдатского строев полковники и начальные люди на службу в Белгород ни один человек не бывали»5, так что солдат в учение отдать было некому. Однако Ромодановскому в июне того же года указывалось набирать вновь из неверстанных детей боярских и «всяких чинов» в рейтары «на убылые места», вместо убитых и умерших рейтар, чтобы в каждом полку было по 1000 чел. В полк Ариста Фамендина было добавлено 267 чел. рейтар, так что полк стал насчитывать 667 чел. Но в солдаты набирать было уже некого, поэтому туда «прибирались» присланные из разных городов даточные люди. Одновременно старые солдаты «за многие службы и за раны» могли быть написаны в рейтары6. Осенью 1660 г. в Белгороде было «устроено» еще 2 рейтарских полка из неверстанных детей боярских и гулящих людей. В январе 1661 г., получив предписание Разряда о взимании с московских чинов, также дворян и детей боярских даточных конных людей, которые должны были служить в тех же сотнях, Г. Г. Ромодановский не смог его выполнить в точности, поскольку дворян и детей боярских в сотнях в Белгороде не осталось, все были по указу написаны в рейтары и расписаны в роты7. Полки стояли в Белгороде, Белеве и Севске, Одоеве и Карачеве, куда вызывались и «города», служившие уже в новых местах. Муром, например, служил в 1662 г. в Севске8. Ратные люди Белгородского полка иногда служили целый год без перерыва, а отпуск получали короткий, так как были вынуждены возвращаться на службу «по вестям». В мае 1664 г. московские дворяне, жильцы и дворяне и дети боярские «городов», копейщики и рейтары полка Г. Г. Ромодановского подали челобитную, в которой писали о службе в течение всего прошлого года и получении отпуска из Белгорода лишь 6 октября. После этого пришли вести о наступлении польского короля на «малоросейские черкассские города», и некоторые из них даже не успели доехать до дома и были возвращены назад, потому что их поместья находятся от Белгорода от 200 до 600 верст. Жалованье им дали после возвращения на службу небольшое (по 6 и 5 руб.), а некоторые вовсе его не получили, тем не менее участвовали в боевых действиях. Поместья многих разорены как от польских войск и татар, так и от многочисленных податей и «правежей». Ратные люди Белгородского полка просили об увеличении денежного жалованья и поместных окладов «против иных полков», ссылаясь на то, что «мы служим тебе (государю) 11 лет безпрестани, зиму и лето, и во многих нужных далних походах, на боех и на приступех везде бывали... а в домишка наши нас, против нашей братьи иных полков, зиму и лета без твоего указу не отпущают», а также о невзимании с их крестьян податей и подвод9. По этой челобитной правительство распорядилось о придачах к окладам в соответствии со службами.




1 АМГ. Т. 3. № 283. С. 286; № 298. С. 294.
2 АМГ. Т. 2. № 1126. С. 659.
3 Там же. № 1130. С. 661—662.
4 Там же. № 1089. С. 642—643.
5 АМГ. Т. 3. № 89. С. 88—89.
6 Там же. № 101. С. 98—99.
7 Там же. № 301. С. 296.
8 Там же. №601. С. 505.
9 Там же. № 684. С. 565—566.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2213

X