Введение
В последнее десятилетие в российской исторической науке наблюдается постоянный рост интереса к изучению истории русского дворянства во всех ее аспектах. Это касается и изучения местных дворянских родов и корпораций, и общих проблем и тенденций истории дворянства. Наблюдается переосмысление определенных теоретических положений и стереотипов, выработанных советской исторической наукой. История дворянского сословия в России начинает занимать подобающее ей место в общей истории страны. Однако обилие статей и публикаций и даже появление монографий, посвященных истории дворянства, свидетельствуют о преобладании в подходе к изучению проблемы «позитивистских» тенденций. Накопление фактического материала пока еще не сопровождается теоретическими обобщениями, постановка проблем и их решение не доминируют на фоне большого количества вводимых в научный оборот неизвестных ранее источников. Этот закономерный этап накопления материала в изучении истории дворянства должен, без сомнения, завершиться появлением ряда теоретических исследований, которые, безусловно, будут связаны и с новыми решениями в области изучения истории России в целом.

Подобная связь истории дворянства с общими тенденциями и проблемами истории страны позволяет найти новые подходы к решению этих проблем и по-новому осветить те узловые точки истории России в XVII в., которые привлекали внимание историков и ранее, но трактовались достаточно узко и прямолинейно. Изучение истории дворянства — не самоцель, а лишь одно из средств для достижения более глубокого понимания истории общества в целом. Дворянство — тот стержень, на котором основывалось и вокруг которого постоянно обращалось все общественное устройство. Изучение проблем дворянской истории позволит лучше понять и изменения в развитии экономики страны в этот период, социальные перемены и социальную мобильность общества, историю финансов, эволюцию законодательства, постепенную подготовку общества к петровским реформам. И наконец, без изучения истории дворянства невозможно изучение политической системы страны и политической культуры общества.

Весь этот круг и комплекс проблем, безусловно, весьма обширен и охватить его в одной книге невозможно. Поэтому автор вынужден ограничиться рассмотрением ряда узловых проблем, связанных с историей дворянства, которые представляются наиболее важными для понимания общих тенденций развития сословия в XVII в. В данной книге автор также ограничивается рассмотрением вопросов истории провинциального дворянства, то есть поместного дворянства, служащего по отдельным «городам» и живущего в уездах. Проблемы, связанные с историей высших слоев дворянского общества — боярства и московских чинов — остаются за рамками
данного исследования и затрагиваются лишь постольку, поскольку имеют отношение к истории провинциального дворянства. С одной стороны, состав, структура и привилегии этих слоев дворянства уже достаточно хорошо изучены, с другой стороны, взаимоотношения между этими двумя частями дворянского общества представляют собой отдельный и достаточно сложный вопрос, который может быть рассмотрен только после тщательного изучения положения каждой из указанных частей. Начать необходимо прежде всего с изучения провинциального дворянства потому, что оно дает наиболее репрезентативную картину положения сословия в целом как в силу своей большей численности, так и в силу своего большего влияния на процессы не только общественные, но и политические.

Довольно часто к дворянству XVII в. применяют понятие «служилое сословие». Хотя оно значительно шире приведенного выше понятия провинциального дворянства и включает в себя как высшие чины — боярскую аристократию и московские чины, — так и «служилых людей по прибору», тем не менее в узком смысле оно значительно больше отвечает содержанию исследуемого предмета. Термин «дворянство» появился в русском языке в XVIII веке и обозначал уже несколько другой состав и другое значение сословия. В XVII же веке о провинциальном дворянстве говорили и писали как о «дворянах и детях боярских разных городов», там самым разделяя его на две части, статус, права и привилегии которых были различными. Выборные рассматривались как «дворяне», дворовые и городовые же служилые люди не назывались дворянами, к ним применялся термин «дети боярские». Однако место проживания и характер службы «по городу», а также исполняемые социальные функции объединяли эти две группы в одно социальное целое, существовавшее в двух различных формах. Постепенно различие между этими формами стиралось и во второй половине XVIII в. фактически сошло на нет. Эта двойственность провинциального дворянства XVII в. будет не раз отмечена ниже, о ней неоднократно писали историки, отмечая ее существенную роль в истории и формировании сословия. Существовал и часто применялся также термин «городовое дворянство», который включал в себя как дворян, так и детей боярских. Он может рассматриваться как синоним «провинциального дворянства».

Итак, употребляемый в книге термин «провинциальное дворянство» является достаточно условным и представляет собой определенную модернизацию понятия, принятую для удобства характеристики процессов.

Автор выражает благодарность за ценные указания О. А. Курбатову, А. В. Малову, М. Ю. Катину-Ярцеву, П. А. Прудовскому, И. Н. Юркину, Ю. М. Эскину.

Вперёд>>  

Просмотров: 2688

X