№ 34. 1625 г. июня 6. — Наказная память [из приказа Устюжской четверти] в Устюжну Железопольскую таможенному и кабацкому голове Милюте Шиловцеву о порядке сбора таможенных и кабацких пошлин
Список з государева наказу.

Лета 7133-го июня в 6 день по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу память таможенному и кабацкому голове Милюте Шилову1.

Ехати ему на Устюжну Железопольскую, а приехав, взяти у кабацких и у таможенных целовальников у Ивашка Фролихина с товарыщи, которые выбраны в нынешней в 133-й год, таможенную уставную и всякие государевы указные грамоты о кабацком и о таможенном зборе и о всяких делех по росписи, которые присыланы на Устюжну Железопольскую к прежним головам и целовальником в прошлых годех и в нынешнем в 133-м году за приписью дьяков думного Томила Луговского и Михаила Смывалова, и те все государевы грамоты вперед себе для ведома вычесть накрепко, чтоб ему о всем по государевым грамотам указ был ведом. И кабацкие запасы, что останетца у целовальников у Ивашка Фролихина с товарыщи кабацково питья и всяких кабацких запасов в 134-й год, по тому ж взять, пересмотря все по росписи. А взяв таможенную уставную и всякие государевы указные грамоты и кабацкие запасы, збирать таможенная пошлина по государеве уставной и по указным грамотам, а кабацкая прибыль и таможенная пошлина збирать по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии крестному целованью в правду и самому кабацким питьем и таможенными и кабацкими зборными деньгами, и ничем не корыставатца, и никово даром безденежно кабацким питьем не поить, и з государева кабака воеводе и никаким приказным людем никакого питья и запасов по кабацкой цене, во што на кабаке ставитца, не давати, и на винокурнях вин курити и пив варити никому не давать. И во всем государеве казне искать прибыли, чтоб однолично таможенная пошлина и кабацкая прибыль перед прежними годы собрать с прибылью.

А збирать ему таможенная пошлина и кабацкая прибыль с сроку сентября с 1-го числа 134-го году сентября ж по2 1 число 135-го году.

А что будет в зборе кабацкие прибыли и таможенные пошлины, и Милюте таможенная пошлина и кабацкая прибыль велети писать в книги порознь, что в котором месяце и числе в зборе будет таможенных и кабацких денег, и те таможенные и кабацкие деньги до государева указу держать на Устюжне. А сколько у него в государеве казне в полгода по март месяц будет таможенных и кабацких денег в зборе, и ему о том писати к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и деньги, что у кабацкого заводу останетца, прислати с отпискою вместе, а отписку и деньги отдати в Устюжской четверте дьяку Михаилу Смывалову.

А как до сроку год отсидит, и ему таможенному и кабацкому своему збору зделать книги да с теми книгами и з достальными деньгами ехати к Москве, дождався себе перемены3 тотчас, а на Москве кабацкие деньги и книги отдати в Устюжской четверти дияку Михаилу Смывалову.

А о таможенных и о кабацких делах, о которых будет пригоже, и ослушникех, будет кто в чем государева указу не послушает и учинитца ему силен, докладывати ему на Устюжне Максима Лихарева, а будет Максим в каких государевых делах управы не учинит, а учнет кому в чем норовить, и Милюте о том о всем писати к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии имянно в правду, а ничего собою и для ссоры не затевати.

А для всяких государевых дел посылати с отписками к Москве целовальников.

А будет к нему для таможенных и кабацких денег учнет присылать по государевым грамотам Максим Лихарев или вперед которой устюженской воевода память за своею рукою, и Милюте по тем памятем кабацкие и таможенные деньги давать и писать в книги имянно, а в тех деньгах у тех людей, кому те деньги дать, по тому ж имать4 отписи впредь для спору. А без государевых грамот Максиму Лихареву и вперед воеводе ни на какие росходы денег и питья не давать5.

А однолично б ему, Милюте, збирать таможенная6 пошлина и кабацкая прибыль с великим раденьем неоплошно. А над целовальники смотрить и беречь накрепко, чтоб оне у государевва дела были в день и ночь безотступно и о государеве деле радели, и никому ничего в государеве казне не поступались, и сами б по тому7 ж ничем не корыстовались, и будучи у государева дела, за своими ни за какими торги не ходили8 и не бражничали б. И в уезд бы ис целовальников нихто ни на один час никуды самовольством не отъезжали, опрочь того, будет кто послан будет от него, Милюты, для государева дела или для покупки, а были б все целовальники по вся дни безотходно у государева дела с ним. Да и самому ему, Милюте, по тому ж с Устюжны никуды не съезжати и на целовальников на одних в зборе государевы казны не покладывать, чтоб в том государеве казне какие порухи не учинилось. И во всем ему смотрить и беречь неоплошно, и быть бы у государева дела безотходно. И с кабаков вино и пиво, и мед продавать и прибыли в той продаже государю искать9, смотря по покупке всяких кабацких запасов, только кабацкие всякие запасы по смете куплены будут на полгода или в целой год сполна перед прежним годом недорогою ценою, и чаять в той покупке государеве казне прибыли, и голове Милюте по той кабацкой запасной покупке питью всякому и цену учинить, как пригоже и в чем бы убыли не было, тот весь збор положен на нем.

И на винокурне, и в поварне, и где мед ставят надзирати ему, Милюте, самому по вся дни и целовальником приказати беречи, чтоб запосмешно винокуры и пивовары, и всякие тутошние деловцы, и ярыжные, и никакие приходящие люди даром никакого питья не пили и на сторону никому не отдавали, и себе по подворьям не имали.

Да и целовальников ему, которые учнут за стойками, в приходе и в росходе считати понедельно или как пригоже, как у ково питье в продажу выйдет.

Да и над таможенным и над кабацким дьячком, который с ним, Милютою, будет у государева дела, по тому ж смотрить, чтоб от него никакие хитрости не было, да и без записки б у него ни на один день не было ж, и винные браги в кабацких книгах велеть10 записывать диячку при себе и при целовальникех да во всех месяцех имянно, сколько какова хлеба и хмелю, и на колько дров на брагу пойдет, и што пивовару и винокуру, и ярыжным корму и на колько ден, и по чему на день доведетца дать, будет те все деловцы в год наняты будут, и во што которая винная варя со всем станет, и сколько ведр вина выйдет, и по чему ведро вина и пива, и меду станет, и по чему в продаже изойдет. Да и пивные вари и медвеные ставки по тому ж велеть11 записывати в книги имянно себе статьею.

Да и над целовальники Милюте по тому ж смотрить и беречь накрепко, чтоб оне собою воровством и заодно с кабацким диячком цены ни на кое питье для своей корысти не прибавливали и в книгах лишнево не приписывали.

А записывать в кабацких книгах продажное всякое питье имянно, в которые месяцы по чему какое питье продано12 будет ведром или в рознь ведро, или в чарки, чтоб про то в книгах написано было имянно. А будет целовальники в продаже питья прибыль собою учинят, и то б у целовальников по тому ж в книгах написано было имянно, в котором месяце и числе и у каково питья прибыль учинят в продаже. А без записки б кабацкой продаже однолично не было ни одново дни, а записывать в книгах продажу имянно, што которово дни продано будет. А без росписи с одново помесяшно продажу, только не в одну цену в которые дни питье продано будет, хотя немногое, записывать в книги не велел. И с тех кабацких книг продажному всякому питью в подлинные в кабацкие книги, каковы в отдаче будут на Москве в Устюжской четверти, по тому ж продажу всякому питью писать13 имянно, по чему какое кабацкое питье в которых месяцех в продаже будет, вперед для спору и счету в четверти по подлинным книгам. И таможенные и кабацкие книги держати в ларце за своею печатью, и чтоб всякая записка прибыли и приходу, и росходу по вся дни была ведома ему, Милюте, и целовальником.

И государев наказ и указные государевы грамоты о всяких делех вычитати ему почасту имянно для ведома о всяких государевых делех, а в оплошку себе ничево не ставить, чтоб им своею службою и раденьем в таможенном и в кабацком зборе учинить прибыль.

А будет таможенной и кабацкой дьячок, которой с ним, Милютою, у государева дела будет, не учнет ево в чем в государеве деле слушать или учнет бражничать, и с ним, Милютою, и с целовальники по вся дни у государева дела не будет, и ему о том писати к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, а отписки велети отдавать в Устюжской четверти дияку Михаилу Смывалову, и о том государев указ14 к нему будет. А того дьячка, которой станет бражничать15 или не учнет слушать во всякой в таможенной и в кабацкой прописке и в отделке в книгах, дати на крепкую поруку з записью до государева указу.

Да и таможенные б и кабацкие целовальники все до одново человека с ним, с Милютою, были у государева дела по выбору всяких людей, а без выбору б никаков человек с ним у государева дела не был, чтоб в том государеву збору порухи не учинилось. И быть бы ему у государева дела с целовальники вместе. А выборы ему по целовальникех взять с своего приезду тотчас по прежнему государеву указу за руками всяких людей.

А что таможенному и кабацкому дьячку в год доведетца дать найму, и что прежним дьячком на Устюжне от писмадавано в прошлых16 годех, как збирали на веру устюжские целовальники, и о том о всем отписати к государю.

Да и на кабацкие на всякие росходы и на кабацкую поделку запосмешно росходу не держати ж, бес которово будет росходу по самой нужной мере быть не мочно, чтоб однолично кабацкой и таможенной росход перед прошлыми годы был не многой, потому что в прошлых годех на Устюжне на кабаке кабацкой двор и в таможенной избе поделывано и суды кабацкие починиваны, а иные куплены вновь. Да будет на которой росход в таможне или на кабаке денег дать или что поделать не от велика, и то б все ведал он жо, Милюта, и в росход давал сам, и записка б тому росходу в книгах была имянно.

А как он на Устюжну приедет, и с целовальники с Ывашком Фролихиным во всем роспишетца и кабацкие остатошные запасы у них по росписи примет, и ему тотчас на кабаке пересмотрить винных и медвеных и пивных ведр, чтоб на кабаке ведра были прямые и орляные, а непечатных бы ведр отнюдь на кабаке не было, а была б одна мера ведром, каково приимочное, таково б и отдаточное, а иных бы кабацких непечатных ведр сверх государева указу у целовальников для своей корысти не бы[ло]17, и о том бы у него, Милюты, на кабаке заказ в целовальникех был крепкой. А ведр на кабаке будет орляных нет, велети давать и орлить при себе, и тово смотрить и беречь, чтоб ведра были на кабаке прямы и в одну меру. А сколько на кабаке орляных ведр будет, и тому записка у нево, Милюты, в книгах была имянно вперед для спору и ведома прежним головам.

Да и кабацкими б всякими запасы в 134-м году промышлять ему неоплошно с великим18 раденьем, и солод, и хмель, и дрова покупати месным делом и в пору, не испустя времени, чтоб купить коли дешевле19 живет, и чтоб однолично лишние цены перед торговою ценою на кабацких запасех не передать, и в той во всякой покупке над целовальники смотрить и приказать беречь, чтоб заочно ко всяким покупным запасом сверх уговору, по чему что купят, лишние цены не прибавливали и тем не корыстовались.

А мед на кабак покупали сырец, и что ис того меду воску выйдет, и тот воск записывати у собя в книги имянно себе статьею.

А будет какие продажные кабацкие запасы целовальником лучитца купить у приежжих или у тутошних людей на посаде, и Милюте те запасы с целовальники вместе покупати самому, а на целовальников на одних в той посадцкой покупке не покладыватца для того, что тот весь збор положен на нем.

Да и пивоваров и винокуров, и всяких деловых людей, без которых в винокурне и в пивоварне быть не мочно, по тому ж наимать на полгода или на год и смотря по тамошней мере, как бы государеве казне было прибыльнее20, а запосмешново б росходу перед прошлыми годы не было.

А только в кабацком или в таможенном зборе какие лишние21 росходы будут запосмешно по целовальничью веленью, а ево небереженьем и оплошкою, и те деньги велит государь доправити на нем.

Да и того ему, Милюте, смотрить и беречь накрепко, чтоб целовальники на кабаке кабацкое питье питухом в долг давали, смотря по животом и по промыслом, и под заклады не надолго на срок или без закладу с порукою тем людем, на ком бы напойные деньги мочно было вскоре взять. А будет которые молотчие люди учнут кабацкое питье22 прошать в долг без закладу, и тем людем кабацкое питье велеть23 в долг давати не от велика, чтоб на ком мочно было взять, и то с крепкою порукою на срок, и смотря по животом и по промыслом, чим бы кому мочно заплатить вскоре. А многово питья в долг, на ком взять тех долговых денег вскоре не мочно, отнюдь давати не велети, чтоб вперед24 за теми долговыми деньгами самому Милюте на Устюжне после сроку не зажитца и, кончая, приехать к государю к Москве с Устюжны после сроку месяц спустя.

А которые люди в напойных деньгах на кабаке положат заклады, и те б заклады больши недели25 или, в силах, две недели26 не лежали, а как срок минет тем закладом, и Милюте велети биричю прокликать, чтоб те заклады выкупали, а будет не выкупят, и те заклады велеть продавати, да что на тех закладех возьмут, и те пропойные деньги велети имати на государя, а за тем что денег останетца в лишке, и те деньги велеть отдавати тем людем, чьи заклады были.

А будет которые целовальники мимо сего государева указу роздадут питухом в долг кабацкое многое питье, а тех напойных денег вскоре взять будет не на ком, и Милюте те напойные денги велеть править на целовальникех на тех, которые кабацкое питье в долг роздадут. А посадцким бы и уездным всяким людем в тех напойных денгах правежей и в закладех и в деревенских в хлебных27 недопашках убытков никоторых не было. Абудет Милюта тех долговых денег за питье, которое питье целовальники роздадут в долг безсрочно и без закладов, на самих целовальниках тотчас не доправит или о том целовальником вперед заказу от нево не будет крепково, или после сроку за долговыми деньгами станет жить на Устюжне, и Милюте за то от государя быти в наказанье, и те долговые деньги доправлены будут на нем.

А того ему смотрить и беречь накрепко, чтоб целовальники напойных лишних денег ни на ково не приписывали и закладами не корыстовались, и крестьяном бы напрасных убытков и налогов не чинили, и чтоб в том государеву кабацкому збору порухи не было.

Да таможенному ж и кабацкому голове Милюте Шилову смотреть и розведывать, и беречь накрепко, и целовальником по тому ж приказать розведывать, чтоб мимо государева кабака ни у каких приежжих28 людей, ни у тутошних жильцов на посаде и в уезде продажного никакого питья не было, чтоб от того на государеве кабаке поручи не учинилось. Да будет у которых людей сведает какое продажное питье или неявленое, и ему у тех людей то неявленое питье выимати. Да и про собя никаким людем питья и на урочные дни безъявочно держати не велеть, опрочь дворян29 и детей боярских, и всяких приказных людей, которые будет наперед сего по государеву указу про собя питье всякое держали. И того беречь накрепко ж, чтоб мимо государева кабака на Устюжне на посаде и в Устюженском уезде в селех и в деревнях никакие люди продажного питья не держали и в чарки и в ведра у собя и в отъезде в Устюжском уезде не продавали. А кто учнет держати на продажу и Милюте у тех людей30 то питье и винные суды, котлы и кубы, и трубы, с понятыми и с тутошними людьми велети выимати беза всякого опасенья, никого ни в чем не боясь, да то корчемное питье имати на кабак и велети то питье продавати на государя. А что у кого продажного питья и судов вымут и что на том питье и на судех возьмут денег, и Милюте то все велети писати в книги именно и те деньги присылати к государю к Москве с кабацкими деньгами вместе. А на тех людех, у ково то питье вымут, править пини31 в первый по два рубли, а на питухех по полуполтине на человеке, а у кого корчемное продажное питье вымут в другой ряд, и на тех людех заповеди имати вдвое, а у кого продажное питье вымут32 в третие, и у тех людей, опрочь дворян и детей боярских, дворы их и животы печатати своею печатью, а на дворян и на детей боярских и о тех людех, у кого дворы и животы запечатает, писати к государю к Москве и отписки велети отдавати в четверти дьяку Михаилу Смывалову, и государь тем людем велит указ учинить.

А кому будет лучитца х которому33 празднику или к родинам, или ко крестинам, или к имянинам, или к свадьбам, или к родительским памятем пива или браги пьяные сварить или мед поставить, и тем людем то питье являти ему, Милюте, а явки имати с пуда меду по алтыну, а с четверти пива по четыре деньги, а з браги пьяные по две деньги. А пити тем людем то докладное питье три дни, а больши трех дней того явленого питья держати не велеть. А будет у кого того явленого питья после урочных дней останетца, и голове Милюте то питье печатати к иным праздничным дням. А будет хто учнет то питье сверх урочных дней пить или сторонним людем продавати, и у тех людей то питье и суды по тому ж выимати и заповеди на них имати по государеву указу, а что на ком заповеди и на выимочном питье и на судех денег возьмет, и Милюте то все велеть писать в книги ж да те деньги и тем деньгам книги прислати к государю к Москве в Устюжску[ю]34 четверть. А для выимочного питья и для всяких дел и на ослушников имати ему у Максима Лихарева пушкарей и россылыпиков, и целовальников, сколько человек пригоже, а на Устюжну к Максиму о том от государя писано ж.

А будет он, Милюта, и целовальники, будучи на Устюжне у государева дела в таможне и на кабаке, перед прежними годы приберут, и государь за то пожалует, а будет не доберут, и государь тот недобор велит доправить на нем, Милюте, и на целовальниках, да ему ж от государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии быти в великой опале.

И Милюте однолично радеть и служба своя к государю показати, чтоб собрати больши прошлых годов. А только зберет больши прошлых годов, и ево государь пожалует, а только оплошитца или не учнет радеть и бражничать или корыстоватца, и государевым питьем и кабацкими запасы с кабака учнет он, Милюта, или целовальники с кем ссужатца, и по кабацкой цене давать, или в пошлинах кому учнет поступатца, и не учнет неявленово и корчемново продажново питья выимать и над целовальники смотреть и беречь, и ему, Милюте, от государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии быти в великой опале и в наказанье бес пощады.

А приехать бы Милюте на Устюжну Железопольскую за полтора месяца или, кончая, за месец для росписи и всякого ведома и разсмотренья в кабацком и в таможенном зборе. А целовальников, кому с ним быти у государева дела, велено выбрати всех до одново человека и ко кресту привести всех Максиму Лихареву до ево приезду из устюжан ис посадцких лутчих людей столько ж человек, сколько в нынешнем в 133-м году было с целовальником с Ывашком Фролихиным, чтоб за тем таможенной и кабацкой збор не стал.

А только он, Милюта, на Москве или в дороге учнет мешкать и приедет на Устюжну до сроку не за месец, и учинитца в его мотчанье государеву делу какая поруха, и ему за то быти от государя в наказанье ж. А которого числа Милюта на Устюжну Железопольскую приедет и за колько недель до сроку, и ему о том отписати к государю к Москве, а отписку велеть отдать в Устюжской четверти диаку Михаилу Смывалову.



1 Так в ркп.
2 В ркп.: п.
3 В ркп.: перемины.
4 В ркп.: имал.
5 В ркп.: давал.
6 В ркп.: таможенная.
7 В ркп.: то.
8 В ркп.: ходЪли.
9 В ркп.: искал.
10 В ркп.: велел.
11 В ркп.: велел.
12 В ркп.: продадано.
13 В ркп.: писал.
14 Вписано другими чернилами над строкой.
15 В ркп.: бражнича.
16 В ркп.: прошлы.
17 Обрез края листа, утрата текста.
18 В ркп.: великЪм.
19 В ркп.: дошевле.
20 В ркп.: прибыльние.
21 В ркп.: лишнине.
22 Вписано над строкой.
23 В ркп.: велел.
24 Вписано над строкой.
25 В ркп.: неделЪ.
26 «Или, в силах, две недели» вписано над строкой.
27 «В хлебных» написано дважды.
28 В ркп.: прЪжжих.
29 В ркп.: дворят.
30 Вписано над строкой.
31 Так в ркп.
32 В ркп.: выму.
33 «Ко» вписано над строкой.
34 Утрата текста, срез нижнего края листа.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2147

X