№ 15. 1623 г. марта 30. — Грамота [из приказа Устюжской четверти] таможенному и кабацкому голове Устюжны Железопольской Ивану Григорьеву о ликвидации корчем и о взимании пошлин со сваренных для личного потребления пива, вина и браги
Список.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Устюжну Железопольскую таможенному и кабацкому голове Ивану Григорьеву.

Писал еси к нам, как был на Устюжне Карп Навалкин и которые были корчмы, и он те корчмы унимал и продажного корчемнаго питья, опричь нашего кабака, ни у ково не было, и безъявочно никакие люди пив не варили и не держали. А как Карп Навалкин с Устюжны сьехал, и ныне на Устюжне учали многие люди безъявочно вина курити и пива варити, и корчмы почали быти во многих местех. И того корчемного и продажного, и неявленного питья выимать без нашего указу не смеешь. И от того корчемного питья нашему кабацкому збору перед прошлым годом чинитца поруха великая, на кабакех питухи пьют мало. А в долг кабацкого пития посадцким и всяким людем давати не смеешь же. И нам бы о том велети тебе наш указ учинити. И по нашему указу писано от нас на Устюжну к губному старосте к Путилу Бирилеву, которые люди ныне на Устюжне на посаде и около Устюжны курят вино на продажу и держат корчмы, а иные пива варят и всякое питье держат безъявочно, и у тех людей то корчемное и неявленое питье и питухов велено выимать и заповеди имать, и наказанье чинить по нашему указу. А вперед велено о том заказ учинить крепкой, чтоб на посаде и в уезде никакие люди на продажу вина не курили и мимо нашего кабака никому на сторону не продавали.

И как к тебе ся наша грамота придет, а которые люди учнут продажное и неявленое питье держати, и ты б, свестясь з губным старостою с Путилом Бирилевым, у тех людей то продажное питье и винные суды, котлы и кубы, выимали да то корчемное питье имали на наш устюжской кабак, и то корчемное продажное питье продавал на нас. А на тех людех, у ково то питье вымут, имал пени по два рубли, а на питухех по полуполтине на человеке, да те деньги писал в книги именно. А у ково корчемное продажное питье вымут в другие, и на тех людех имал заповеди по пяти рублев, а на питухех по полтине на человеке. А у ково продажное питье вымет в третие, и на тех людех заповеди имали по десяти рублев, а на питухех по рублю, да тем же людем, у ково корчемное питье вымут в другие и в третие, чинили наказанье по нашему указу.

А кому будет лучитца х которому празнику и к родинам, и ко крестинам, и к свадьбам, и к родительским памятем пива или браги пьяные сварити или меду поставит, и тем людем то питье велено являти тебе, а явки с того питья имал по нашему указу с пуда меду по две деньги, а с чети пива и з браги пивные по две деньги же. А пити тем людем то докладное питье три дни, а больши трех ден того явленого пития держати не велели. А будет у ково тово явленого питья после урочных дней останетца, и то питье печатал к иным празником.

А будет учнет то питье сверх урочных дней пити или сторонним людем продавати, и то питье и суды выимали и заповеди1 на них имали. А что на ком заповеди и на выимочном питье и на судех денег возьмете, и вы б то все по тому ж писали в книги подлинно порознь да те деньги и тем деньгам книги прислали к нам к Москве с нашими с таможенными и с кабацкими деньгами вместе.

Да и к празником, и к родинам, и ко крестинам, и к свадьбам2, и к родительским памятям на урочные дни по тому ж безъявочно никому никакова питья держати не давали, опричь дворян и детей боярских, и приказных людей. А о том бы есте заказ учинили крепкой, чтоб в поместьях и в вотчинах, и на посаде по подворьям, и у дворьников, и у людей их продажново никакова питья украдом не было.

Да и явки по прежнему нашему указу мимо тебя на питье никому губному старосте давати не велено, чтоб от тово продажново питья нашему кабацкому збору порухи не было.

А однолично б еси того смотрил и берег накрепко, чтоб нихто никакое человек на продажу вина не курил и корчемного продажного питья не держал. А хто учнет держати, и ты б у тех людей то корчемное продажное и неявленое питье, свестясь з губным старостою с Путилом Бирилевым, выимал безо всякого опасенья, чей хто ни буди, не боясь никого, и во всем искали нам прибыли3, как бы нашей казне было прибыльнее, чтоб в таможенном и в кабацком зборе перед прошлыми годы учинити прибыль. А в долг бы еси кабацкого питья, будет кому верить не мочно, и некому4 без закладов и без поруки не давал, а давал бы еси в долг кабацкое питье тем людем, смотря по животом и по промыслом, чтоб мочно было кому верить и было б на ком за кабацкое питье напойные денги взяти. То есмя положили на тебе.

Подлинная государева грамота писана на Москве лета 7131-го марта в 30 день.




1 В ркп.: заподи.
2 В ркп.: свдьбам.
3 В ркп.: приприбыли.
4 Так в ркп.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2465

X