Предисловие
Всякий исторический источник многогранен и содержит сведения о самых различных сторонах породившей его минувшей реальности. Не являются в этом смысле исключением и документы, возникшие в процессе деятельности таможенных учреждений XV—XVII вв. Обращение товаров, а, следовательно, и их производство, ценообразование и в силу этого моменты денежного обращения, функционирование государственных служб и тем самым государственная политика, как внутренняя экономическая, так и внешнеполитическая, с той или иной степенью полноты нашли отражение в таких документах. Изучение указанных сторон жизни Русского государства без обязательного привлечения сведений, содержащихся в таможенных документах нормативных (уставных грамотах, наказах руководителям отдельных учреждений), распорядительных по частным вопросам, отчетных (отписках с мест и таможенных книгах), невозможно считать полноценным, почему данные источники и не выходят из поля зрения историков.

Однако таможенные документы используются крайне неравномерно. Можно отметить существование устойчивого интереса исследователей преимущественно к одному виду такой документации — таможенным книгам вне зависимости от конкретной их разновидности1. Эпизодически внимание специалистов привлекают уставные таможенные грамоты и еще реже — наказы таможенным головам. При этом можно наблюдать одну характерную особенность изучения названных видов исторических источников. Книги, представляющие собой итог деятельности таможенных чинов, обычно используются для определения ассортимента обращающихся на рынке товаров и направления грузопотоков, уяснения динамики колебания цен, вычисления суммарной стоимости товарооборота и объема торговых пошлин, пополняющих государственный бюджет. Уставные грамоты поставляют сведения о юридических основах деятельности таможенных учреждений, особенностях их функционирования в отдельных регионах страны, существовавших видах, размерах и способах исчисления пошлинных сборов. Наконец, наказы являются источником представлений о деятельности руководителей таможенных учреждений, их роли в системе государственного управления, взаимоотношениях таможенных голов с другими представителями государственной власти на местах. Однако предназначенные для долговременного использования уставные грамоты не отражают работу таможен с необходимой подробностью, а наказы, выдаваемые каждому новому голове, определяют круг его основных обязанностей и предоставляемых ему для их исполнения прав, но не могут рассказать о степени соответствия действий должностных лиц таким предписаниям, возникающих при этом проблемах и путях их разрешения. Таким образом, указанные три вида таможенной документации дают возможность судить о средствах, имеющихся в распоряжении таможенных служащих для осуществления их деятельности, и конечных результатах предпринимаемых усилий, но не позволяют более или менее подробно проследить их повседневную работу и тем самым понять причины достижения ими больших или меньших успехов.

Единственным источником, дающим возможность восполнить существенные пробелы, является текущая переписка таможенных голов с правительственными учреждениями — Посольским и Разрядным приказами и четвертями, представленная для раннего периода большей частью текстами грамот, направляемых в адрес голов. Счастливая для историка особенность русского делопроизводства того времени — изложение текста ранее полученного документа, на который пишется ответ, позволяет достаточно полно представить содержание этой переписки даже при условии утраты значительного числа исходящих от таможенных голов документов. Время после 1626 г. выгодно отличается лучшей сохранностью донесений с мест в составе дел архивов государственных учреждений той поры.

Восполнение комплекса исследуемых материалов за счет документов текущей переписки способствует преодолению изолированности указанных ранее трех видов источников и позволяет изучить деятельность таможенных учреждений возможно подробнее.

Неравномерность использования документов таможенных учреждений в исследованиях в немалой степени определяется, вероятно, и разной степенью доступности этих материалов для специалистов. Таможенные книги, сохранившиеся лишь от XVII—XVIII вв., но в значительном количестве2, в основной массе остаются неопубликованными3, а те, что изданы, редко представляют собой полный комплекс книг конкретной таможни4, что существенно снижает ценность предоставляемых ими сведений для исследования динамики процессов. Уставные грамоты, в значительной мере опубликованные, распылены по многочисленным изданиям, иной раз труднодоступным для исследователя, изданы без надлежащего описания их фондовой принадлежности, необходимых комментариев и не всегда точно в отношении воспроизведения текста5. То, что сказано о грамотах, во многом справедливо и для наказов руководителям таможенных служб. Что же касается текущей переписки учреждений, то она попадала на страницы изданий эпизодически и почти случайно, не составляя сколько-нибудь значительных по объему комплексов, отчего информативность опубликованных документов остается крайне низкой.

Сказанное заставляет видеть одну из насущнейших проблем в опубликовании всех упомянутых видов материалов таможенного делопроизводства в полном объеме. И если такая работа над таможенными книгами проводится рядом исследователей, то уставные грамоты, наказы и переписку предполагается опубликовать в рамках настоящего издания.

Естественно, что издание таможенной документации не может единовременно осуществляться в полном объеме в хронологических рамках XVI—XVIII вв. и для всего пространства России этого периода. В географическом отношении представляется целесообразным ограничиться на первых порах изданием документов Европейской части страны6. Сама же история развития таможенного дела кладет границы отдельных временных периодов, в соответствии с которыми должен быть разделен объем издаваемого материала. Для наиболее раннего времени такой гранью представляется таможенный устав 1653 г., существенно повлиявший как на систему взимания пошлин и образ действий таможенных учреждений, так и на сам состав таможенной документации, исключив из употребления уставные грамоты7. По этой причине первоначальной задачей и ставится опубликование документов, начиная от первой известной уставной грамоты 1497 г. и заканчивая кануном издания устава 1653 г.

Опубликование нормативных документов таможенных учреждений и отложившейся в процессе их функционирования переписки в полном объеме подразумевает определение принципов подхода к работе с отдельными частями наличного комплекса материалов. Документы древнейшего — до 1653 г. — периода делопроизводства этих учреждении отчетливо делятся на две хронологических группы, гранью между которыми стало печальное событие московской действительности 1626 г. — грандиозный пожар, уничтоживший львиную долю приказных бумаг. Эти хронологические группы обладают определенными специфическими чертами: если документы, возникшие после пожара, преимущественно сохранились в своем первозданном виде, то от предпожарной эпохи они дошли большей частью в копиях позднейшего времени. Пожалуй, нельзя назвать ни одного подлинного документа по истории таможенного дела до 1626 г., кроме новгородских таможенных книг первых десятилетий XVII в., вывезенных за границу и потому уцелевших в оригиналах. Все документы, остававшиеся на территории России и известные в настоящее время, вторичного происхождения, и прежде всего это относится к основным документам по таможенному управлению — уставным грамотам, наказам, текущей переписке высших финансовых учреждений, то есть именно предполагаемым к публикации в составе нового издания.

Строго говоря, документами, характеризующими историю таможенного делопроизводства и управления допожарного времени, являются не конкретные грамоты и наказы, а сборники их копий, составленные с целью восполнить утраты, понесенные архивами Москвы в результате стихийного бедствия. Сами грамоты и наказы в этом случае являются лишь включенными текстами некогда существовавших документов. Материалы же позднейшего периода представляет собой в значительной мере не просто подлинники, а их черновые варианты, позволяющие во всех подробностях исследовать историю создания отдельных документов.

Сказанное подводит к признанию необходимости различного подхода к проблеме публикации материалов, принадлежащих к каждой из двух хронологических групп.

Имеющиеся копийные книги, составленные на местах и присланные в приказ или составлявшиеся в приказе на основе присланных или отобранных на разборе после пожара дел, кажется предпочтительным публиковать в полном объеме как целостные документы без выделения отдельных составляющих их текстов. Документы же послепожарного времени, представляющие самостоятельные факты делопроизводства, имеет смысл публиковать в том виде, в каком они обретаются в настоящее время.

Исходя из этого, общий план работы предполагает рассредоточение материалов между отдельными томами следующим образом:

— первый том образуют книги копий таможенных материалов, составленные в нескольких городах по предписанию приказа Устюжской четверти для восполнения ее утраченного в результате пожара 1626 г. архива;

— второй том составят тексты всех известных уставных таможенных грамот, снабженные комментариями историко-юридического характера;

— в третьем томе предполагается собрать тексты всех известных наказов таможенным головам;

— четвертый том отводится изданию материалов переписки центральных и местных учреждений таможенной службы.

Исполнение предлагаемого плана, выдвигающего единственный принцип — полноты представленного в публикации материала, позволит дать в распоряжение исследователей ценнейший исходный материал для реконструкции процесса сложения и развития товарного и денежного рынка России XVI—XVII столетий в наиболее удобном для них виде.



1 Новейший историографический обзор использования таможенных книг XVII в. при изучении внутренней торговли России см.: Раздорский А.И. Торговля Курска в XVII в. (По материалам таможенных и оброчных книг города). СПб., 2001. С. 15—58.
2 Самые общие сведения о степени сохранности таможенных книг см.: Мерзон А.Ц. "Таможенные книги XVII века. М. 1957. С. 7—9.
3 Сведения о публикациях таможенных книг см.: Раздорский А.И. Торговля Курска в XVII в. С. 47-50, 746-747.

Отдельные публикации черновиков таможенных книг Москвы, Архангельска и Холмогор см.: Сакович С.И. Из истории торговли и промышленности России конца XVII века. М., 1956; Книги Московской большой таможни 1693—1694 гг. Новгородская, Астраханская, Малороссийская / Подг. С.И. Сакович. М., 1961; Брызгалов В.В. Транспортировка товаров западноевропейских купцов в верховские города в XVII в. // Русский Север и Западная Европа. М., 1999. С. 73—81; Таможенные книги города Великие Луки 1669—1676 гг. / Подг. к печати А.В. Юрасов. М., 1999. С. 157—208; Тимошина Л.А. Холмогорская таможенная книга 1658 г. // ОФР. Вып. 4. М., 2000. С. 221-236.

О значении черновых экземпляров таможенных книг для изучения истории таможенного дела см.: Базилевич К.В. К вопросу об изучении таможенных книг XVII в. (проблема критики источника) // Проблемы источниковедения. Вып. 2. М.; Л., 1936. С. 79—83; Мерзон А.Ц. 1) Таможенные книги XVII века. С. 22; 2) Устюжские таможенные книги XVII в. // Проблемы источниковедения. Вып. 6. М., 1958. С. 88—89.
4 Единственным, пожалуй, исключением является публикация комплекса книг Лук Великих (Тимошина Л.А. О публикации таможенных книг в 1999—2000 годах // ОФР. Вып. 5. М., 2001. С. 216).
5 Состав комплекса уставных грамот см.: Николаева А.Т. Отражение в уставных таможенных грамотах Московского государства XVI—XVII вв. процесса образования всероссийского рынка // ИЗ. Т. 31. М., 1950. С. 264—266; Тихонов Ю.А. Таможенная политика Русского государства с середины XVI в. до 60-х годов XVII в. // ИЗ. Т. 53. М., 1955. С. 261—262; Булгаков М. Б. 1) Новые сведения о таможенных уставных грамотах русских городов (XVI—XVII вв.) // II Всесоюзная конференция по историческому краеведению. Тезисы докладов и сообщений. Пенза, 1989. С. 21—22; 2) Угличская таможенная уставная грамота // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода. М., 1991. С. 36—37.
6 Особенности исторического развития и управления Сибирского региона диктуют необходимость отдельного издания документации его учреждений, в том числе и таможенных служб.
7 Устав 1653 г. не имеет до сего времени научного издания. Существующие публикации его (СГГД. Ч. 3. М., 1821. С. 357—364 № 106; ПСЗ. Т. 1.№ 107) не отвечают современным археографическим требованиям. Насущнейшей задачей является подготовка издания и этого памятника, остающегося и малоисследованным.

Вперёд>>  

Просмотров: 2509

X