Глава IV. Крестьянское хозяйство России в эпоху «раннего социализма». 30-е - начало 50-х годов XX века*
«Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй» (Вергилий о Полифеме)**

* В главе использован материал очерка В.Г. Растянникова «Власть и крестьянин в России. 30-е-начало 50-х годов XX столетия. (Очерк по политэкономии «раннего социализма»)», опубликованного всб.:Глерию Широкову: я хотел бы с тобой поговорить. [Отв. редакторы и составители: С.В. Сопленков, A.M. Петров.] / Институт востоковедения РАН. М.: Академия гуманитарных исследований, 2006. С. 224-249.
** Эпиграф к «Путешествию из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева в переводе В.К. Тредиаковского.

В переживаемую современной Россией историческую эпоху, определяемую кратко емкой формулой — «старое хозяйство разрушено, а новое еще только укладывается» — остро ощущается потребность в «сквозном» концептуальном осмыслении (точнее — переосмыслении) предшествующих экономических форм, утвердившихся в аграрном секторе страны в «социалистический» период ее бытия. Обломки этих форм, распавшихся в историческое одночасье, сильнейшим образом влияют на алгоритм становления новых форм хозяйства. А тем временем мертвое все еще продолжает цепко держать живое за горло, деформируя, помимо прочего, процесс сельскохозяйственного роста страны: экономические последствия краха «социалистических» форм хозяйства в аграрном секторе России приняли поистине чудовищные масштабы (напомню, меньше чем за десятилетие, считая от 1990 г., валовая продукция сельского хозяйства страны сократилась на две пятых1); что само по себе требует концептуальной, комплексной оценки экономических параметров и социальных качеств воспроизводственного процесса в коллективизированной агросфере России. Более того, в беспристрастной оценке точнее — переосмыслении), особенно после крушения «социализма», нуждается стадия исторического процесса, пройденная российской деревней в период ее коллективизационного бытия. Ведь большевистская власть, сотворившая в российской деревне «новый тип хозяйства, невиданный в истории человечества», всерьез рассматривала образование именно колхозной системы переломным рубежом в развитии общественно-экономического строя российского (советского) общества. Резолюция XVI съезда ВКП(б) (1930 г.) так объясняет суть дела: «Если конфискация земли у помещиков была первым шагом Октябрьской революции в деревне, то переход к колхозам является вторым и притом решающим шагом, который определяет важнейший этап в деле построения фундамента социалистического общества в СССР».2

Колхозная система на протяжении всего времени, отведенного ей Историей, была объектом мощного идеологического воздействия, неизбежно затронувшего в советский период истории российского общества и экономическую науку. Вспомним, например, постулат о якобы постепенно свершавшемся подъеме «кооперативно-колхозной собственности» (как «социалистической» собственности «низшего» порядка) до уровня «общенародной собственности» (как «социалистической» собственности «высшего», адекватно соответствовавшего сущности «социализма», порядка). А толчок экспансии этой популярной мифологемы дала директивная установка все того же XVI съезда большевиков (1930 г.), провозгласившего, что «колхозное движение может подниматься к высшей форме — к коммуне...»3. Потребность в преодолении представлений, рожденных коммунистическим мифотворчеством, о социальной сущности форм хозяйства аграрного сектора в период, названный «социалистическим», закономерно повышает значимость целостного концептуального подхода к их исследованию.

Ниже предпринимается попытка — охарактеризовать, в первом приближении, природу социально-экономических отношений между колхозами советского образца и противостоявшей им Властью, отношений, которые оказывали детерминантное влияние на формирование уникальной модели коллективной системы производства как целостного феномена. Временные рамки нашего анализа охватывают по преимуществу эпоху 30-х - начала 50-х годов, тот зловещий период в аграрной истории России, когда были заложены основы и осуществлена — до «последних винтиков» — институционализация колхозного строя в российской деревне.




1См.: Российский статистический ежегодник 2001. М., 2001. С. 644.
2КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть И. М., 1953. С. 598, 603.
3 Там же. С. 596.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3035