Глава 26. Овраг

Однажды ночью мы вдесятером пошли на разведку по дороге, пролегавшей по краю оврага, и сначала почувствовали, а потом и увидели дым от костров.

Двое уланов остались с лошадьми, а остальные поползли через густой кустарник к краю оврага. Свесившись, мы увидели людей, сидевших вокруг костров.

Мы собирались пройти по оврагу, но теперь стало ясно, что проскользнуть незамеченными не удастся. Следовало найти другой путь. Мы повернули назад, и тут мой ординарец Вацек, который сопровождал меня на протяжении всех этих многомесячных скитаний, потянул меня за рукав.

– Пан поручик, смотрите… женщины! – прошептал он.

Я опять подполз к краю оврага, остальные уланы последовали за мной. Сдерживая дыхание, мы посмотрели в указанном Вацеком направлении.

На дне оврага творилось что-то невообразимое. Создавалось впечатление, что мы смотрим на некую сцену через перевернутый театральный бинокль, сильно уменьшающий изображение. В разыгрываемом перед нами спектакле было задействовано огромное количество актеров. Я просто не нахожу слов, чтобы описать действо на дне оврага. Время от времени к нам вместе с дымом от костров медленно поднимались крики, мольбы о пощаде и проклятия.

Мы явно набрели на одну из банд, орудующих в этом районе. Мужчины были в форме. Стояли четыре палатки, и повсюду валялись шинели и заплечные мешки.

Люди стояли, сидели, лежали вокруг костров. Рядом с каждым мужчиной находились одна или две женщины. На первый взгляд мужчины походили друг на друга, может, из-за того, что все были одеты в форму, чего нельзя сказать о женщинах.

Мое внимание привлекло самое яркое пятно – огромный костер, над которым висел котел с кипящей пищей. Отсвет костра лежал на лицах сидящих вокруг него людей. С высоты сам овраг казался огромным котлом, заполненным маленькими человечками, которые двигались и суетились, как пузырьки на поверхности висящего над костром котла.

Наше внимание было приковано к женщинам. Мы не могли оторвать глаз от этого заколдованного красного круга, заполненного женскими телами. Свешиваясь с края оврага, мы с завистью и голодным блеском в глазах смотрели на женщин, стоящих, сидящих, лежащих у костра и в отдалении.

Не знаю, как, почему и откуда собрались сюда эти люди. Возможно, некоторые члены банды украли нескольких понравившихся женщин и притащили сюда, чтобы утолить сексуальный голод. Кто-то привел сюда женщин, польстившихся на украденное бандитами добро, и женщин легкого поведения. Кто-то, совершая набеги, выкрадывал женщин, как скот, и несчастные пленницы со связанными руками теперь лежали на земле… В ночной тиши, в отблесках костра мужчины удовлетворяли свой голод.

Нам были видны разорванные платья и белые ноги, отчаянно отбивающиеся от насильников. Мы слышали смех зрителей, наблюдающих за этой борьбой.

Мы видели двух женщин, дерущихся за фляжку с самогоном. Растрепанные волосы. Вздымающиеся груди. Они катались по земле, выдирая друг у друга фляжку, и до нас доносился смех мужчин, с азартом следящих за необычной дракой.

Мы видели, как мужчина распластал на земле женщину. Так ястреб вонзается острыми когтями в голубя и долбит острым клювом до тех пор, пока жизнь не покидает тело пойманной жертвы. Теплый воздух от костра доносил до нас стоны и пронзительные крики бьющейся в конвульсиях женщины.

Молодая девушка с развевающимися волосами, увертываясь, носилась между мужчинами, словно играя с ними в пятнашки. Вырываясь из рук очередного мужчины, девушка оставляла в его руках кусок платья. Наконец, оказавшись полураздетой, она, спотыкаясь, попыталась спрятаться в кустах. Мужчины догнали ее и пинками вытолкнули к костру. Они играли с ней как кошки с пойманной мышкой: тянули в разные стороны, грубо хватали руками, таскали по земле. В какой-то момент она вскочила на ноги и бросилась в костер. Мужчины вытащили ее и навалились всем скопом.

Один из уланов заерзал и выругался.

– Лежи тихо, пся крев, а то скатишься вниз, – прошептал лежащий рядом с ним улан.

Мы продолжали наблюдать. Мужчина катался по земле с двумя женщинами, которые, обхватив его за шею руками, судорожно дергали ногами в воздухе.

Рядом с костром танцевала невысокая толстая девушка в короткой белой рубашке, надетой на голое тело. Время от времени она, смеясь, задирала рубашку. Стоявшие и лежавшие вокруг мужчины радостным гоготом поддерживали танцорку, передавая по кругу огромную бутыль с самогоном.

Чуть в отдалении две девушки, одна с палкой в руке, а другая с саблей, стоя спина к спине, отбивались от мужчин, пытавшихся схватить их жадными руками. Девушкам удалось вырваться, и они поползли вверх по склону, прямо к нам.

– Господи! Господи! Помоги нам убежать! – кричали девушки, отчаянно карабкаясь по склону.

Уланы были уже готовы схватиться за винтовки, но мне пришлось осадить их, ведь я обязан был думать обо всех наших людях.

Мужчины догнали девушек и подтащили их к костру, а мы молча продолжали наблюдать за происходящим. Мы не знали, выставили они часовых или нет, патрулируют ли в округе дозоры и сколько их в целом.

Очевидно, что эти люди внизу, на дне оврага, стосковались во время войны по развлечениям, женщинам, богатству. Теперь они, нимало не смущаясь, мародерствовали, грабили и измывались над своей многострадальной страной, над любым ее жителем, который владел тем, что им хотелось бы иметь в своей собственности. Словно хитрые лисы, они захватывали, угоняли и покупали женщин и утаскивали в свое логово. В темноте холодной ночи, в голом лесу, под черным небом с яркими звездами совершался акт массового насилия.

Мы не могли оторваться от происходящего – картины почти нереальной, ощущая дрожь в каждой клеточке тела. Мы словно наблюдали сцены в аду, и этот ад завораживал и притягивал нас. Несколько уланов отползли от края, и я слышал зубовный скрежет и видел горящие от возбуждения глаза. Глаза голодных мужчин. Спустя несколько минут они опять подползли к краю. Мы не разговаривали: слова были ни к чему. Мы все думали об одном. Мы тоже изголодались по женщинам. И если бы одному из нас пришло в голову напасть на банду, то я не уверен, что мы не заняли бы места мужчин в овраге. Думаю, мы бы продолжили представление.

В два часа ночи победили омерзение и усталость. Мы решили, что стоит найти другой обходной путь, даже если придется сделать крюк в несколько лишних километров. Мы молча добрались до лошадей и поскакали в лагерь. Стоило мне закрыть глаза, как передо мной появлялось белое женское тело, соблазнительное и недосягаемое.

В пять утра мы прибыли в лагерь и доложили обстановку. Полк снялся с места и двинулся на запад. Вскоре мы подошли к броду, переправились через реку и вошли в лес.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4225