А. П. Преображенский. Выдающийся исторический памятник эпохи Петра Великого
Эпоха преобразований в России первой чегверти XVIII в. давно и прочно встала в ряд важнейших проблем отечественной и мировой исторической науки. Примечательно, что даже в тяжкие годы Великой Отечественной войны задача издания документов петровского времени выдвигалась как одна из первоочередных. Так, в резолюции историков-архивистов СССР 1-3 июня 1943 г. на ближайшие годы предусматривалось «создание документальных сборников по истории эпохи Петра I»1. Этот призыв не остался втуне. С 1946 г. была возобновлена публикация серии фундаментальных томов источников, относящихся к первой четверти XVIII в., - «Писем и бумаг императора Петра Великого»2. Предлагаемая читателю книга продолжает эту традицию и вместе с тем представляет собой не только выдающийся, но и самый главный памятник исторической мысли времен Петра I. Ничего подобного ранее не было.

Публикуемая «Гиетория Свейской войны» при всем своеобразии происхождения, состава и содержания сочетает в себе качества первоклассного источника и произведения общественной мысли эпохи в ее историческом воплощении. Такое сочетание для трудов по историографии далекого прошлого является вполне естественным и соответствующим образом оценивается современной наукой.

Петр I и его окружение правильно поняли необходимость существенных перемен в области экономики, внешней политики, военного дела, государственного управления и культуры. Были верно оценены складывавшиеся объективные исторические условия и использованы для укрепления государства. В острых, порой драматических конфликтах эпохи для Петра I не было секрета в том, что его деятельность вызывает самые различные оценки как внутри страны, так и за ее пределами. И дело было не только в личности самого царя и в отношении к ней. Идеи преобразований, созревавшие исподволь еще в предыдущее время, получили свое воплощение в результате его кипучей, целенаправленной деятельности. Борясь за них, Петр I одновременно отстаивал национальные интересы страны, как он их видел и понимал. Потому Петр всячески стремился, чтобы дела его правления были восприняты современниками и потомками как служение России во имя ее процветания. Начинавшийся век Просвещения, рост национального самосознания, сдвиги в отношениях общества, государства и отдельной личности, новые идеи рационалистического восприятия и объяснения окружающего мира - все это оказало воздействие на политику правительства, диктовало необходимость ее идейного обоснования.

Петр придавал большое значение обоснованию проводимой им внутренней и внешней политики, признавая за историческими знаниями значение одного из Могущественных средств формирования общественного сознания в стране.

К началу XVIII века в России уже сложились предпосылки Для решения поставленной задачи. На смену провиденциализму все уверенней приходил рационалистический подход к объяснению происходящих в обществе изменений. Этот взгляд нашел отражение как в общественных теориях, так и в области истории. Попытки научного подхода при создании исторических произведений были сделаны еще во 2-й половине XVII в. Первыми нелетописными историческими опытами стали «Синопсис» И.Гизеля, «Скифская история» А.Лызлова и некоторые другие произведения. Это были новые явления в развитии русской исторической мысли.

В период реформ первой четверти XVIII в. исторические знания получили новый стимул развития, их значение повысилось. Ростки нового в исторических трудах постепенно крепли. Петра не удовлетворяло изложение событий в летописном духе «по степеням и граням», т.е. по генеалогическому принципу. Он хотел иметь «Российского государства историю» и считал, что «в сем первее трудится надобно»3.

Труды А.И.Манкиева, Ф.П.Поликарпова и др. имели целью составить систематическую историю страны, подводившую читателя к пониманию необходимости преобразований. История должна была служить задачам современности. Однако по существу вопрос о написании российской истории, где бы раскрывался процесс развития России в широком, масштабном, прагматическом плане, оставался открытым.

Трудно сказать, какое направление приняла бы историческая мысль в России времен Петра I, если бы не разразилась Северная война. Однако ясно одно: война хотя и отвлекала от мирных дел (в том числе ученых), но не явилась непреодолимым препятствием в создании исторических трудов. Более того, можно утверждать обратное: война во многом подтолкнула Петра I к занятиям историей России, прежде всего, современной ему историей. Вместе с тем Петр не забывал деяний предков в их противостоянии внешним противникам: особое значение придавалось подвигам Александра Невского, культ которого приобрел особое значение и яркую политическую окраску в годы войны со Швецией4.

Северная война оказала огромное влияние на характер и направление общественной мысли эпохи, отозвалась и в области исторической науки. Складывающаяся в ходе войны обстановка требовала осмысления всех важных сторон жизни государства: политических, экономических и военных. В это время был подготовлен ряд произведений, освещающих отдельные этапы Северной войны и раскрывающих возникавшие проблемы. Это - труды Г.Гюйссена («Журнал государя Петра I»), П.Шафирова («Рассуждение о причинах Свейской войны»), Ф.Прокоповича («История Петра Великого»), Л.Н.Аларта («Историческое описание Северной войны»).

Большую роль играли публикации реляций и донесений с театра войны: Петр I, заботясь о систематическом освещении политических и военных событий, прибегал к публикации «плакатов», оповещающих об очередных победах, и «Ведомостей», издаваемых с 1703 г. Через эти каналы население информировалось о политике русского правительства. Конечно, и раньше были попытки доведения до жителей государства наиболее важных политических актов путем рассылки рукописных грамот в различные районы страны. Но размах и регулярность такого оповещения несоизмеримы с петровской эпохой. Поэтому прав был Н.А.Добролюбов, когда писал о времени Петра: «В первый раз русские увидели всенародное объявление событий военных и политических»5.

По заданию Петра I А.В.Макаровым и М.П.Аврамовым была подготовлена «Марсова книга», первая своеобразная публикация документов о войне, снабженная гравированными планами сражений. Она содержала тексты реляций и донесений о военных действиях русской армии. Придавая этому большое значение, Петр I частично сам редактировал книгу и проверял все планы. Первый раз «Марсова книга» была издана в 1713 г., но работа над ней не прекращалась до 1722 года. Эта книга рассматривалась как документальный сборник, призванный облегчить работу над «Гисторией Свейской войны», вобравшей в себя обширный комплекс исторических источников. Именно «Гистории Свейской войны» в планах Петра I отводилась роль того всеобъемлющего, обобщающего труда, который бы смог представить читателю необходимый материал для характеристики не только военно-политических событий Северной войны, но и других сторон жизни России той эпохи.

Задача написания такого труда была определена еще в ходе войны. В составлении «Гистории» принимали участие Б.П.Шереметев, А.И.Репнин и другие сподвижники Петра, участники Северной войны6.

Основную роль в подготовке «Гистории» играл Петр I. Он не только давал направление работе, но и сам писал и редактировал все написанное. Непосредственным исполнителем был кабинет-секретарь А.В.Макаров. О тщательности и скрупулезности подхода к освещению событий свидетельствует тот факт, что выявлено 5 редакций («чернений») памятника7.

Поражает широта постановки задач труда - это и история царствования Петра I, и история Северной войны, и история России во время войны со Швецией.

Для решения этих задач были привлечены богатейшие материалы. В частности, использованы договоры и трактаты. По замыслу Петра «все договоры и трактаты под особыми букштабами» должны были составить приложение к тексту «Гистории»8. Это указывает на особую роль, которую Петр отводил освещению международных отношений России. Данная сторона подготовки дипломатических материалов для «Гистории» весьма примечательна. Стремление к высокой точности передачи духа и буквы международных документов, связанных с интересами России, придает труду Петра и его соавторов особое значение. Здесь, без сомнения, учтен опыт предыдущих разнообразных дипломатических акций отечественных и зарубежных политических представителей, опыт нелегких, подчас драматических переговоров, споров, разногласий, недоразумений. В политических отношениях с другими государствами опираться только на прочно установленные факты, зафиксированные в международного характера документах, - эта цель составителей «Гистории» имела не только созвучное тому времени значение. Петр старался также осветить изменения во внешнеполитическом положении России в результате побед или поражений. Так, в «Гистории» указывается, что после Полтавской победы турецкий султан принял русского посла П.А.Толстого, «где ему при салтане отдана ратификация... в которой турки прежней мир подтвердили. И о короле швецком определено, чтоб ево отпустить из Бендера...»9. А английская королева своего посланника в России возвела в ранг чрезвычайного посла, который имел «публичную в Москве аудиенцию, и на той аудиенции по указу королевы своей государю прилагал он титул цесарской»10. Петр думал и о будущем России, о международном закреплении добытого в тяжкой и долгой борьбе. Таким образом, «Гистория» устремлена и в будущее.

В «Гистории» подробно раскрыты все изменения в организации армии и строительстве морского флота в ходе войны. Приводимые данные о численности и составе армии и флота достойны доверия. Они помогают также уяснить отношение Петра I к так называемым «заимствованиям» в этой области. Они имели место лишь в определенных пределах и не были простым копированием западных образцов. В «Гистории» отмечалось, что «прямое регулярное войско» формировалось на основе русской практики, что не только солдаты, но и офицеры во всех тех дивизиях «в то ж время из дворян набираны и учены, и тако удивительно сей корпус был, понеже как афицеры, так и салдаты, все двоелетние суть были рекруты»11.

Особенно интересны указания Петра о привлечении материалов по экономическим вопросам. Работая над текстом в 1722 г., он записал: «Вписать в Историю... что в сию войну зделано, каких когда разпорядков земских и воинских, обоих путей регламентов и духовных, также строения фортец, гаванов, флотов, карабельного и галерного, и манифактур всяких и строения в Питербурхе и на Котлине и в протчих местах»12. Спустя некоторое время Петр вновь пишет: «В Гистории чтоб писать, в которое время какие вещи для войны (и протчие художества) и по какой причине или принуждению зачаты, например, ружье»13

Но, конечно, главное место в «Гистории» занимает освещение военных действий и военного искусства русской армии и флота в сухопутных и морских сражениях. В работе разъясняются стратегические замыслы и планы коалиционной войны против Швеции.

В «Гистории» объективно проанализированы как победы, так и неудачи в ходе войны. В этом труде отсутствует «бесстыдное и глупое хвастовство», которое, как отметил признанный знаток военной истории Ф. Энгельс, было присуще военно-историческим работам, выходившим в Западной Европе в XVIII в.14

Известно, что Вольтер первоначально написал книгу о Карле XII, восславив этого полководца. Однако после получения материалов о деятельности Петра I Вольтер подготовил другую книгу, посвященную русскому военачальнику, отдав ему безусловное предпочтение перед разрекламированным на Западе Карлом. «Свет теперь в таком мнении, - писал он, - что Карл XII заслужил быть первым солдатом при Петре Великом. Один по себе не оставил ничего, кроме развалин; другой сделался всех дел основателем»15. Для этих слов были веские основания, прекрасно раскрытые в «Гистории». Характерно, что для «Гистории» тщательно собирались и иностранные источники, их данные сопоставлялись с отечественными известиями, получая объективную оценку.

Главное внимание в описаниях военных действий уделено способам ведения боевых операций. Тактический анализ включает численность войск, выбор позиции, боевой порядок и характеристику данного сражения. Привлекают внимание оценки Петром I наиболее важных событий войны. О значении взятия Нотебурга он отозвался так: «Тогда переимянована сия крепость... ибо сим ключом отгворилисъ ворота в неприятельскую землю»16. Овладение Ниеншанцем им рассматривается следующим образом: «...наипаче, что желаемая морская пристань получена»17

В оценке боя при Лесной подчеркнуто военное искусство русских войск. Петр указал, что победа была достигнута не числом, а умением. «Сия у нас победа может первая назватца, понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому ж еще гораздо меншим числом будучи пред неприятелем»18. Характеризуя Полтавское сражение, «Гистория» отмечает: «И тако милостию Всевышшаго совершенная виктория (которой подобной мало слыхано), с легким трудом и малою кровию против гордого неприятеля чрез его царского величества персоналной, храброй и мудрой привод и храбрость начанных и салдат одержана. Ибо его величество в том19 нужном случае за людей и Отечество, не щедя своей особы, поступал как доброму приводцу надлежит, где на оном шляпа пулею прострелена»20. Петр зачеркнул первоначальный текст, показав этим высокую скромность. Он везде подчеркивал храбрость и мужество рядовых и офицеров своей армии.

В целом Северная война освещена с военной, политической и экономической сторон. Ни одна из работ, написанных в первой четверти XVIII в., не была столь тесно связана с потребностями и запросами общественной жизни России. Создание этого труда было продиктовано, прежде всего, патриотизмом передовых русских деятелей начала XVIII века. «Гистория Свейской войны» составляет, несомненно, значительный этап в развитии исторической науки. Труд этот позволяет по-новому взглянуть на развитие русской общественной мысли (прежде всего, исторической мысли) в период правления Петра I. В «Гистории» принципиально иной, нежели в летописных повествованиях, предстает проблема отражения действительности, изображения причинно-следственных связей. Божественный промысел, предопределенность всего происходящего - эти необходимые элементы идей провиденциализма, религиозной идеологии почти не чувствуются в «Гистории», во всяком случае не определяют содержание памятника. Историческим фактам здесь дается объяснение, вытекающее из реального соотношения действующих сил и лиц, с учетом многообразных жизненных обстоятельств.

С необходимыми основаниями можно утверждать, что перед нами большое, многоплановое историческое произведение, имеющее все признаки научного, критического подхода к изображаемым фактам и явлениям. В основу «Гистории» положен огромный фонд разнообразных источников.

Иначе говоря, «Гистория Свейской войны» знаменует вступление исторической науки в России на более высокую ступень, утверждающую начало научного этапа ее развития. Настоящая публикация является по существу первым наиболее полным изданием ценнейшего произведения отечественной исторической мысли первой четверти XVIII столетия, выполненным на современном уровне археографии, источниковедения и текстологии. Работе предпосланы также специальные статьи составителя публикации Т.С.Майковой, посвященные этапам и обстоятельствам создания «Гистории» и принципам издания памятника. Следует сказать, что Татьяна Сергеевна Майкова (1918-1991) много лет отдала работе над сложнейшими архивными материалами, связанными с «Гисторией». Благодаря ее высококвалифицированному труду и любви к родной истории, к Петру и его свершениям Т.С.Майковой удалось создать произведение академического уровня, по своим показателям наиболее приближенного к архивным оригиналам. А это делает книгу незаменимым пособием для исследователей самого разного профиля. Думается, Т.С.Майковой удалось доказать, что Петр Великий, решая первостепенные государственные задачи, может именоваться также и историком21. Многообразие интересов государя вполне вписывается в систему энциклопедических знаний, присущих веку Просвещения.



11 См.: Советские архивы. 1978. № 3. С. 8.
212 том вышел из печати в 1975-1977 гг. В 1992 г. напечатан первый выпуск тома 13.
3Пекарский П.П. Введение в историю просвещения в России XVIII столетия. СПб., 1882. С. 317.
4См.: Преображенский А.А. «Веков связующая нить...»: преемственность военно-патриотических традиций русского народа (ХII-начало XIX вв.). М., 2002. С. 111-115, 119 и др.
5Добролюбов Н.А. Полн. собр. соч.: в 6 т. М„ 1934. Т. I. С. 228.
6К подбору материалов и составлению обширных справок привлекались Ф.Ю.Ромодановский, В.В.Долгорукий, Я.В.Брюс, А.Э.Девиер, М.М.Голицын, Ф.М.Апраксин, И.К.Кирилов и другие видные петровские деятели. В этой работе участвовала и канцелярия А.Д.Меншикова.
7Подробнее см. вступительные статьи Т.С.Майковой к этому изданию. После кончины составителя (1991) выходили новые работы по петровскому времени, их историографическое вторжение в тексты статей было бы неэтичным. Тем более, что к «Гистории Свейской войны» эта литература прямого отношения не имела. См. также: Бескровный Л.Г. Очерки военной историографии России. М„ 1962. С. 42-43 и др.
8См. ниже прим. к Л. 398 ПР (Последняя редакция).
9ПР. 1711. Л. 253об.
10ПР. 1710. Л. 252.
11ПР. 1698. Л. Зоб.; 1699. Л. 5об.
12Кн. 62. Л. 831.
13Кн. 60. Л. 86.
14Энгельс Ф. Армии Европы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. II. С. 437.
15Шмурло Е. Петр Великий в оценке современников и потомства. СПб., 1912. Вып. I. Прим. С. 81.
16ПР. 1702. Л. 66.
17ПР. 1703. Л. 77.
18ПР. 1708. Л. 185 и об.
19Написано Петром I вместо зачеркнутого: «случае свою храбрость, великодушие и воинское искуство, не опасаясь никакого страха своей особе, в вышнем градусе показал и притом».
20А*. Л. 205.
21Эта мысль была проведена Т.С.Майковой почти 30 лет назад в ее большой и содержательной работе (Майкова Т.С. Петр I и «Гистория Свейской войны» // Россия в период реформ Петра I. М., 1973. С. 103-132).

*А - условное обозначение кн. 2 «Гистории Свейской войны» (1-й редакции). - Примеч. ред.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5460

X