Кража салфетки

В 1866 году к решетке камеры одного из мировых судей Санкт-Петербурга подошел городовой, держа перед собой развернутую книгу.

ГОРОДОВОЙ. К вашему высокоблагородию рестанта привел! Надзиратель приказал, а за что — в бумаге прописано.

СУДЬЯ (прочитав запись в книге, которую подал городовой, обращается к арестанту). Вас, Розен, обвиняют в краже салфетки из трактира.

РОЗЕН. Никак нет-с… Я ничего не знаю.

СУДЬЯ. Я вам прочитаю отношение господина надзирателя, при котором вы посланы.

РОЗЕН. Будьте так добры… Но я не виноват.

СУДЬЯ (громко читает). «В трактир, называемый "Новый Китай", пришел неизвестный молодой человек, как впоследствии оказалось, царскосельский 2-й гильдии купец Розен, и потребовал себе пирог, ценою в 10 копеек серебром. Когда пирог был им съеден, то при уборке половым со стола не оказалось салфетки. Половой спросил Розена: не взял ли он ее по ошибке, вместо платка? Розен с ругательствами ответил: "Я разве вор? Я, что ли, украл? Да как ты смеешь мне это говорить! Я, знаешь, что с тобою сделаю? В тюрьме сгною…" Половой снова заметил ему, что часто случается, что господа в рассеянности, вместо платка, берут салфетку. Розен ответил новыми ругательствами. Половой дал знать о случившемся буфетчику, который попросил Розена посмотреть в карманах, не захватил ли он салфетки, за что и был гадкими словами выруган. Подозревая, что Розен украл салфетку, буфетчик послал за мною. По прибытии моем в трактир все вышеозначенное подтвердилось. При обыске Розена при трактирных служителях за левым голенищем его сапога была мною найдена скатанная в трубочку салфетка. При этом я отобрал у Розена портмоне с 10 рублями серебром. Как эти вещи, так и самого Розена, представляю на ваше распоряжение…» Что вы, господин Розен, на это скажете?

РОЗЕН. Я салфетки не воровал… Я не пом-мню… Разве, случайно.

СУДЬЯ. Подтверждаете ли вы все то, что написано в полицейском акте?

РОЗЕН (храбро). Делать нечего, подтверждаю-с.

СУДЬЯ. Следовательно, вы сознаетесь, что украли салфетку?

РОЗЕН (конфузясь). Нет-с, не воровал, не поним-маю…

СУДЬЯ. Согласитесь, что салфетка — вещь такая, что сама по себе заползти к вам за голенище не могла?

РОЗЕН. Разумеется, не мог-гла.

СУДЬЯ. Господин надзиратель вынул ее из-за голенища у вас, правда?

РОЗЕН. Да-с, вынул. А как она туда попала — не пом-мню.

СУДЬЯ. Чем вы занимаетесь?

РОЗЕН. Я подрядчик, по доверенности матери занимаюсь разными подрядами.

СУДЬЯ. Где ваша матушка живет?

РОЗЕН. На Боровской улице, в собственном доме.

СУДЬЯ. Что заставило вас, купца, и, как видно, человека со средствами, воровать салфетку, которая и стоит-то всего 20 копеек серебром?

РОЗЕН (растерявшись). Повторяю, я салфетки не воровал.

Судья приглашает свидетелей.

БУФЕТЧИК. Говорить, ваше высокоблагородие, нам нечего. Все, что написано господином надзирателем, верно. Да и сам господин Розен этого не отвергает.

СУДЬЯ. Что, он был пьян?..

РОЗЕН (перебивая судью). Я ничего не пью.

БУФЕТЧИК. Нет-с, он был тверез.

СУДЬЯ. Все то, что написано в полицейском акте, вы можете подтвердить под присягой?

БУФЕТЧИК Могу-с, отчего же…

СУДЬЯ (половым). А вы?

ПОЛОВЫЕ. Мы тоже можем, ваше высокоблагородие. Да тут и присягать-то нечего, дело чистое-с.

СУДЬЯ (Розену). Спрашиваю вас еще раз: вы украли или нет? Запирательство только увеличивает степень наказания.

РОЗЕН (бледный, растерявшись). Нет! Не воровал!

Судья пишет приговор, по которому Розен за кражу из трактира салфетки приговаривается к полуторамесячному тюремному заключению.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3994

X