Кража индейки

В камеру мирового судьи города Одессы в начале 1870-х годов был представлен полицией человек с мешком, в котором находилась индейка с оторванной головой. Полиция обвинила доставленного в краже с поличным. Свидетели были налицо.

СУДЬЯ. Удалите свидетелей. (К обвиняемому.) Ваше звание, имя, отчество и фамилия?

ОБВИНЯЕМЫЙ. Государственный крестьянин Орловской губернии Иван Васильев Яковлев, 35 лет.

Ясность и бойкость, с которой обвиняемый произнес ответ, а главное — заявление о своем возрасте, о котором не спрашивали Яковлева, заставили судью обратить внимание на его личность. Это был человек худенький, небольшого роста, с жиденькой клинообразной бородкой; голова его была немного опущена, вследствие чего у него как бы образовался на спине небольшой горб. Сухие тонкие губы и маленькие черные глаза постоянно находились в движении. Одет он был в высшей степени неряшливо, говорил бойко и нараспев.

СУДЬЯ. Вас обвиняют в краже индейки.

ЯКОВЛЕВ (немного подняв голову и улыбаясь). Меня-то?

СУДЬЯ. Да, вас.

ЯКОВЛЕВ (осматривая камеру). Чего на свете не бывает.

СУДЬЯ. Признаете ли вы себя виновным в краже?

ЯКОВЛЕВ. Сохрани Пресвятая Богородица от такой напасти, в жизнь свою не видал за собой такого греха.

СУДЬЯ. Введите свидетельницу.

Входит пожилая еврейка. Судья предлагает ей рассказать все, что она знает.

СВИДЕТЕЛЬНИЦА. Сижу я у окна, наша квартира во флигеле против ворот, и вижу, как зашел на двор какой-то человек и, увидев, что близ сарайчика бродят индюки, бросил что-то им, а сам вошел в сарайчик и спрятался. Смотрю, одна индейка, растопырив крылья и упираясь, тянется к сарайчику. Меня диво взяло, что индюшка как будто не хочет идти в сарай, бьется, трепещет. А все-таки вошла в сарай. Я вышла во двор и разыскала дворника. С ним мы вошли в сарай и нашли там этого человека. Он уже успел оторвать голову индюшке и спрятать птицу в мешок.

СУДЬЯ. Как же он заманил индейку в сарай?

СВИДЕТЕЛЬНИЦА. Он сделал волосню, а на конце прицепил железный крючок из тонкой проволоки. На крючок прицепил боб, индюшка глотнула боб, а крючок и застрял в горле. Он и потащил ее за волосню.

СУДЬЯ (обвиняемому). Что вы имеете сказать в оправдание или защиту свою?

ЯКОВЛЕВ. Ни душой, ни телом не виноват. Шел я по улице, немного выпимши был. На двор захотел, увидел пустой сарайчик — зашел. На дворе ходила птица — известно, божье создание, птица ручная, голодная. Увидела человека — за ним. Вошла это она в сарай, я ее ногой — не идет. Я бросил камушек — она перепугалась и бросилась из сарая, да впопыхах попала не в дверь, а промеж двери и косяка коробки. Увидев, значит, что плохо, она рванулась, голова так и осталась меж дверей, а туловище упало наземь в сарай. Я подошел и думаю, ишь ведь грех какой, впервые пришлось видеть, чтоб, значит, птица сама себе голову оторвала. На это время подошла еврейка с каким-то человеком.

СУДЬЯ. Да, вы, верно, человек бывалый. Вы знакомы уже с правосудием?

ЯКОВЛЕВ (осматривая камеру). Бог миловал. Вот впервые пришлось видеть суд. За что нашему брату судиться? Никогда мы этих судов не видали.

Судья берет справки о судимости и просматривает их. Обвиняемый беззаботно ковыряет пальцем в носу.

СУДЬЯ. Вот вы говорили, что никогда не судились. В городе Брянске у мирового судьи вы не судились?

ЯКОВЛЕВ. В городе Брянске?

СУДЬЯ. Да, в городе Брянске. Иван Васильев Яковлев, 32 лет, государственный крестьянин.

ЯКОВЛЕВ. Ишь ведь какая оказия.

СУДЬЯ. И по приговору судьи вы выдержаны в тюрьме шесть месяцев.

ЯКОВЛЕВ. Поди, ведь грех какой.

СУДЬЯ. Так это вы?

ЯКОВЛЕВ. Как вам сказать, господин судья. Я человек честный, неправду сказать вам — Бог накажет. Доподлинно припомнить не могу, может, я судился, а может, и не судился. Может, сидел в тюрьме, а может, и нет. Если скажу вам, что сидел, а если, значит, выйдет неправда, меня и Бог за неправду накажет, и начальство по головке не погладит… Не помню.

СУДЬЯ. Вы в Брянске бывали?

ЯКОВЛЕВ. Как не бывать — бывал. Город хороший.

СУДЬЯ. У мирового судьи были на суде?

ЯКОВЛЕВ (ударяя себя в лоб). Помню, помню, такой из себя судья видный, с большой бородой, очень хороший человек, душа человек.

СУДЬЯ. Ну, так это вы судились?

ЯКОВЛЕВ. Может быть, я. Может, и не я.

СУДЬЯ (с удивлением). Э-э, да вы еще раз судились у мирового судьи в городе Белеве.

ЯКОВЛЕВ. Может быть.

СУДЬЯ. И выдержаны одиннадцать месяцев в тюрьме.

ЯКОВЛЕВ. Ишь ведь, напасть какая.

СУДЬЯ. Так это вы судились? Вы, значит, два раза уже сидели в тюрьме?

ЯКОВЛЕВ. Не хочу Бога гневить, неправды не скажу. Может, сидел, а может, и не сидел.

СУДЬЯ. Как, вы не помните: сидели ли или не сидели одиннадцать месяцев в тюрьме?

ЯКОВЛЕВ. Хорошенько не припомню.

Судья объявляет подсудимому постановление, что за двукратным его пребыванием в тюрьме за кражу по приговору судебных мест дело это он считает себе неподсудным.

ЯКОВЛЕВ. Я так и знал, что суд милостивый освободит меня. Правда всегда наружу всплывает, все как Бог. Значит, я свободен, господин судья?

СУДЬЯ. Нет, я возвращаю вас обратно в полицию. Она отправит вас к судебному следователю.

ЯКОВЛЕВ (крестясь). На все воля Божия, без Него и волос с головы человека не упадет.

Обвиняемый уходит с конвоем.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4148

X